Опубликовано пользователем сайта

Вокруг света

Заметки о Нью-Йорке: дом с привидениями, Климт, Бродвей, пчелиный улей

53
Заметки о Нью-Йорке: дом с привидениями, Климт, Бродвей, пчелиный улей

Придумала себе сентиментальную традицию — едва завидев контуры Манхэттена, который вырастает вдали по мере того, как мы двигаемся по эстакаде Bruckner Expressway, я включаю хрипло-апокалиптическую «First We Take Manhattan». Космические вступительные аккорды и грозно-чувственный голос Леонарда Коэна удивительным образом настраивает меня на встречу с городом-парадоксом. Пока наша машина неуклюже дёргается в пробках, у нас есть возможность насчитать оттенки серого, их в Нью-Йорке не меньше 50. Промышленные, неухоженные, депрессивные лица зданий, прибитые ветром к бордюрам обрывки газет, покорёженные бумажные стаканы и другие ёмкости, накормившие голодных и спешащих, способны навести угрюмость на тех гостей, кто не знает характера города — чтобы проникнуться симпатией к этому неказистому великану нужно время… или чёткий план штурма. В силу дефицита первого, мы были оснащены вторым — за 3 дня нам надо было увидеть всех нудящих в телефон «ну, когда вы уже приедете» друзей и родственников, а промежутки заполнить пищей духовной с культурно-развлекательным привкусом.

Наша первая остановка стала тем самым камнем, убившем двух птичек (всего лишь английская идиома, не волнуйтесь, все пернатые в радиусе нашего присутствия целы и невредимы) — мы и к знакомым на завтрак пожаловали, и наконец-то посмотрели на дом-легенду. Дело в том, что из их окон открывается возмутительно-роскошный вид на здание Дакота, которое вы могли видеть в культовом «Ребёнке Розмари» Романа Полански или более позднем «Ванильном небе» Кэмерона Кроу.

Однако даже если бы эти фильмы не были сняты, дом Дакота вошёл бы в историю города как особенный. Его построили в 1880 году по заказу директора швейной компании Singer. Архитектурное бюро, разработавшее дизайн, также спроектировало отель Plaza и другие luxury-объекты. Дальше начиналось самое каверзное — отбор жильцов. Попасть в колледжи Ivy League или получить заветный Оскар легче, чем стать обладателем ключей в апартаментах в Дакоте. Товарищество жильцов только им известным образом решает — делать ли из того или иного человека соседа. В своё время отказ получили Мелани Гриффит и Антонио Бандерас, Шер, Мадонна, Билли Джоэль, Алекс Родригес и многие другие, кто к обломам не привык.

Меня, скорее, удивляет желание богатых и знаменитых жить в таком ЖК. От одних историй о привидениях и странных шорохах, которыми богата Дакота, мурашки по коже. Особую трагическую метку здание получило 8 декабря 1980 года, когда прямо на входе в него был застрелен Джон Леннон. Его вдова Йоко Оно до сих пор живёт в Дакоте и, если ей верить, видит привидение своего мужа, сидящее за пианино.

Однако смотреть на это величественное здание с высоты, из открытого окна дома напротив — удовольствие, свободное от суеверных помех. Густота впечатления усиливается многоплановостью открывающейся панорамы — за сизыми контурами крыш и готическими башенками расстилается зелёно-бордовый осенний бархат Центрального Парка, а ещё дальше, но от того не менее чётко, вырастает Upper East Side, словно город-утопия.

Продолжением такого вдохновляющего утра стал музей Metropolitan. Прагматически выверенный маршрут до него проходил через Центральный парк. Погода, стоит добавить, в те ранние ноябрьские дни, вопреки своему скудному плюсу, больше напоминала мне московские бесснежные минус 2. Спасибо горячему яблочному сидру, который разогревает нутро не хуже европейского глинтвейна.

Причина, по которой мне непременно надо было попасть в Метрополитан-музей, звалась Феликсом Валлоттоном.

Ещё в сентябре, находясь в Лондоне, я попала на выставку этого швейцарско-французского художника, которая проходила в Королевской Академии Художеств. Впервые о Валлоттоне (1865–1925) я узнала, когда случайно наткнулась на иллюстрацию с его картиной «Купание. Летний вечер». Меня тогда поразило оригинальное наложение одной техники на другую. Плоскость изображения напоминает стиль японской гравюры укиё-э, при этом фигуры на полотне имеют какую-то импрессионистскую бренность.

Либеральный вкус и отказ повиноваться устоявшимся тенденциям проявились у Валлоттона не сразу. Как и многие художники-бунтари, в начале своей карьеры он работал в рамках реализма и во многом пародировал скурпулёзность голландцев (картина «Красные перцы»). Однако со временем у него выработалась потребность иронизировать над окружающей его парижской действительностью и даже вступать в задиристый диалог с его коллегами по цеху. Например, его известное полотно «Белая женщина и чёрная женщина» — это ремейк «Олимпии» Мане.

Признание современников, между тем, Феликс Валлоттон получил, в первую очередь, за возрождение техники гравюр на дереве и за создание сатирических ксилографий, изображавших праздность и лицемерие парижского светского общества.

Выставка в Лондоне оставила после себя приятное послевкусие. Когда я узнала, что её следующая остановка будет в нью-йоркском Метрополитане и совпадёт с нашей поездкой, то сомнений в повторном посещении не было — очень хотелось познакомить мужа с творчеством этого художника. Какого же было моё удивление, когда я не смогла среди уже знакомых мне полотен найти то самое, с обнажёнными купальщицами, в котором так ярко обнаруживает себя талант Валлоттона не только как художника, но и гравёра. Операция по розыску «Купания» была провальной: смотрители выставки, наверное, запомнили странную посетительницу, которая тыкала им под нос фото незнакомой им картины. Судя по всему, цюрихский Кунстхаус не пожелал на столь долгий период отпускать на гастроли одну из своих главных драгоценностей. Однако был и приятный момент в Met — рядом вывесили два портрета Гертруды Стайн (1874–1946) кисти Валлоттона и Пикассо.

Она была покровительницей знаковых персон из мира литературы и искусства, хозяйкой парижского салона, в котором она приютила «потерянное поколение» (кстати, она и придумала этот термин).

Несмотря на первые числа ноября, холл на первом этаже музея уже вовсю напоминал о том, что подступающий год торопится явить нам свою нумерологическую симметрию. Рождественская ёлка, украшенная ангелами и херувимами, вырастает из неаполитанского барочного вертепа (креша), фигурки для которого с 1964 года стала передавать в дар музею художница и коллекционер Лоретта Хайнс Ховард.

Если все туристы рвутся к городской ёлке у Rockefeller Center, то настоящие нью-йоркцы больше ценят именно рождественскую инсталляцию в Met.

Наш план передвижения по городу “перебежками” набирал обороты. По соседству с Метрополитан-музеем, всего в 5 минутах ходьбы, находится галерея Neue, посещение которой я наметила себе в число «обязательных культурных флажков» после прочтения незабываемой книги «The Lady in Gold» авторства американской журналистки Энн-Мари О’Коннор.

Возможно, кто-то из вас смотрел одноименный фильм с Хелен Миррен и Райаном Рейнольдсом, создатели которого вдохновились именно этим увлекательным документальным произведением.

За обложкой с репродукцией одного из самых магнетических портретов 20-го века скрывается не просто история создания и дальнейшая судьба этой картины. В книге описана жизнь Вены начала 20-го века, изменившаяся навсегда после кошмарных событий, катализатором которых стал несостоявшийся художник (если бы в 1907 году приёмная комиссия в Венской Академии Художеств была благосклонней к классическим рисункам австрийца Адольфа, может быть, клапан ненависти удалось бы закрыть?!) Когда-то портрет «Женщина в золотом» украшал стены одной их самых богемных квартир Вены, принадлежавшей крупному сахарозаводчику Фердинанду и его супруге Адель Бауэр. Однако после Аншлюса «прекрасной эпохе» Вены, интеллектуальным и культурным цементом которой была еврейская элита, пришёл конец. Картины, фарфор, драгоценности потеряли своих владельцев и превратились в валюту, на которую эсэсовцы выторговывали себе повышение и пытались снискать расположение Фюрера.

Судьба портрета Адель Блох-Бауэр напоминает головокружительный исторический детектив. Было бы это полотно так широко известно, если бы в 1998 году в Калифорнии 80-летняя Мария Альтман (внучатая племянница Адель) и молодой юрист Рэндол Шёнберг (внук знаменитого австрийского композитора) начали спецоперацию по восстановлению исторической справедливости? Судебные разбирательства длились 8 лет. За это время вскрылись новые неприятные подробности роли Австрии в злодеяниях Гитлера, дети узнавали о работе своих дедов. В 2006 году по городу были расклеены плакаты Ciao Adele — Вена прощалась с австрийской Моной Лизой. Она покидала галерею Бельведера и отправлялась в Америку. Сын Эсте Лаудер и наследник её фонда, филантроп и предприниматель Рональд Лаудер выкупил, в рамках аукциона, у Марии Альтман картину за 135 миллионов долларов и передал в коллекцию своей галереи Neue. Там я её и увидела. К моему огорчению, фотографировать в пространстве этого музея строго-настрого запрещено. Это удлинило мой визит. Я 2 раза возвращалась в зал, где вывешены работы Климта, садилась на скамью и визуально запасалась золотым отблеском рассыпанных по платью Адель узоров. Если Пикассо вдохновлялся африканскими масками, от которых он позаимствовал глаза-прорези для многих своих работ, то Климт поклонялся византийской мозаике, покорившей его в Равенне. Наряд Адели с еле уловимыми контурами вплетается в паутину орнаментов-символов. Справедливости ради, не только этот портрет приковывает взгляды. В зале висят и другие, не менее прекрасные полотна, на которых также изображены женщины, которых Климт приглашал в свои мастерские, каждый раз давая новый повод для венских, жирных как сливки на одноимённом кофе, пересудов.

Другим утром мы решили прогуляться пешком до Публичной библиотеки. Шли от моего излюбленного нью-йоркского района Сохо вдоль Бродвея. И то ли солнце в тот день расщедрилось, то ли стремительно остывающий стаканчик отменного американо из Blue Bottle Coffee снял с моих глаз пелену, но я к собственному удивлению вдруг очаровалась этой улицей. Крутила головой, и мне нравились все здания. Так и хотелось ткнуть в них тех, кто вменяет Нью-Йорку в вину бетонные бестолковые заросли.

Бродвей стал везунчиком ещё в конце 19 века, тогда свои якоря здесь решили бросить самые расторопные компании и предприниматели-толстосумы. В тщеславных порывах перещеголять друг друга и показать клиентам свои серьёзные намерения они приглашали лучших архитекторов, по чьей указке на улице, приглянувшейся местной аристократии, вырастали банально красивые, и от того такие экзотические для сегодняшнего Нью-Йорка, здания.

В тот же самый день после экскурсии в Публичной библиотеке, откормленные архитектурными калорийными деликатесами, мы задумались о диетическом десерте. Взмах руки и вызов официанта нам заменил Uber — и вот мы стоим перед гигантским, переливающимся медным футуризмом ульем.

Присмотревшись, в нём также можно разглядеть сосновую шишку, шаверму, гранёный стакан или даже мусорную корзину, — на деле этот причудливый объект называется Vessel.

Инопланетное «судно» в качестве своей гавани выбрало площадку самого амбициозного за последние 70 лет девелоперского проекта Hudson Yards (жилая и офисная недвижимость + торговые центры премиум сегмента). Дизайн был разработан ультра-модным британским архитектором Томасом Хезервиком.

Правда, не все остались довольны результатом. Судите сами — если я вам скажу что эта причуда обошлась в 200 миллионов долларов, то вы тоже, как минимум, начнёте считать, сколько дыр можно было бы заштопать на нашей, постоянно нуждающейся планете. Вот вам парочка из недовольных возгласов, которые обычно сопровождаются вскинутыми в воздух, такими рациональными кулаками. Во-первых, объект тупо обделён функционалом. «Это лестница в никуда», — заметил один архитектурный критик. Во-вторых, это не очень чистоплотный проект с точки зрения социально-инвестиционной политики. В США есть особая программа, дающая «вид на жительство» иностранцам, вложившим в развитие сельской местности или неблагополучных городских зон. Заручившись поддержкой штата, акционеры Hudson Yards ловким движением рук присовокупили участок своего девелоперского проекта (на секундочку, находящегося в сытом West Side) к Гарлему, от одного названия которого в голове всплывают картинки с нищими районами. Вот про что надо было фильм снимать, Мартин Скорсезе!

Спорить с такими обличительными доводами, казалось бы, сложно. Но и не взойти на многоярусное, кружевное строение — лишить себя возможности очутиться в измерении какого-нибудь Ридли Скотта, Кристофера Нолана или Дени Вильнёва.

Стоишь на этих этажах, смотришь вокруг, видишь безучастные сверкающие высотки и начинаешь подозревать, что вот сейчас над твоей головой пронесётся самый настоящий летающий Uber!

Ну, не парадокс ли этот их Нью-Йорк?!

 

(Все фото  – мои) 

Предыдущие посты про NYC:

1

2

3

 

 

 

 

 

 

 

 

Оставьте свой голос:

1168
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Dino_i_Snupi
Dino_i_Snupi

Я мечтаю попасть в этот прекрасный город!

Все мои друзья и знакомые, кто там были, отзывались о Нью-Йорке исключительно в положительном ключе!

lastseason
lastseason

Как всегда - чудесный пост, плюс 7 , избранное и куча пометок для себя. Спасибо , автор!

wine_and_great
wine_and_great

Отличный пост! Спасибо большое.

Pfifff
Pfifff

Сразу в избранное!

Linki
Linki

Никогда там не была, а все знакомо.
Ох уж эти фильмы.

nycmom
nycmom

Linki, Так здорово читать про город со стороны. Я живу в Нй, и постепенно это «волшебство» исчезает за банальной рутиной. Вы пишете про Мет- живу в 5 минут пешком в аппер ист, но так и не дошла до этой выставки. Работаю в Рокефеллер центре, но забыла когда была на 5 авеню. Все же в этот город лучше приезжать туристом, чем жить. Как наверно и в Париж, и в любой другой. Тогда магия не пропадает. Пишу вот комментарий- потому что немного грустно стало:) Честно все думала сделать пост про работу в рокфеллер центре. Я работаю на шоу на которое каждый день приходят звезды- фото оттуда постоянно тут выкладывают. вдруг кому интересно закулисье:)

fialkafialka
fialkafialka

nycmom, ваш гражданский долг - как можно скорее написать свой пост про звёзд и вашу работу! Даже и не раздумываете, просто пишите!))

nycmom
nycmom

fialkafialka, хаха. спасибо! я не особо умею писать- просто каждый раз забавно видеть фото селебритис тут выходящих с нашего шоу. Я наверно просто фото выложу всякие забавные. у нас их много:)

LaTinta
LaTinta

nycmom, напишите просто личные впечатления, все равно будет очень интересно. А по поводу пропавшей магии совершенно согласна, но это, увы и ах, со всеми происходит

lubimaya_yusia
lubimaya_yusia

nycmom, вот это бриллиант у нас на сайте оказывается!!! вы что интересно очень, пишите, тем более с фото!

nycmom
nycmom

lubimaya_yusia, меня останавливает каждый раз то, что я не уверена в правах на фото и не хочется попасть в нехорошую ситуацию. каждый день наш фотограф фотографирует приходящих звезд и выкладывает на сервер. но... я не знаю имею ли я право выкладывать их тут- я подумаю как это лучше сделать. по поводу Чопры - она была в студии- проходила мимо меня- все что я отметила - крупная очень , яркая слишком и у нее ужасная шея-вся в кольцах :))) и адская снобка. лол.

olanv
olanv

nycmom, с сервера не выкладывайте, засудят. Просто напишите текстом факты разные и впечатления, этого будет более чем достаточно

lubimaya_yusia
lubimaya_yusia

nycmom,))) ой бальзам на сердце, мне она не нравится)))

Valfreyja
Valfreyja

nycmom, жду жду))) у вас очень интересная работа.

mar_adentro
mar_adentro

nycmom, очень вас понимаю, я всегда говорю, что люблю НЙ как гость, если бы мне вдруг пришлось там жить, то я, скорее всего, такие посты не писала бы ))
Я вам ещё от души советую (если интересуетесь искусством) зайти в галерею Neue не только ради Климат, но и выставки работ Кирхнера, она только до какого-то там января. Мы получили колоссальное удовольствие, я сразу заказала Taschen с его работами, в посте уже не стала про него ничего писать, и так попурри получилось.

maxxxima
maxxxima

mar_adentro, не согласна, с Лондоном у меня все наоборот. Каждый прожитый день, месяц и год - это больше магии, влюблённости, восторга и трепета.

mar_adentro
mar_adentro

maxxxima, ну вы, наверное, знаете по моим предыдущим постам, как я люблю Лондон! Я писала исключительно про НЙ. С трудом представляю себя живущей там. В Лондоне — другое дело. Могу визуализировать себя в этом городе и в быту, и в работе. Скоро в ваши края как раз. Спектакль с Джеймсом МакЭвойем — часть культурной программы )

maxxxima
maxxxima

mar_adentro, я думала, вы про мегаполисы вообще!

laranok_15
laranok_15

nycmom, Fallon или Seth Meyers?

maxxxima
maxxxima

nycmom, я живу и работаю в Лондоне далеко не первый голи и влюбляюсь в него с каждым годом больше и больше, готова писать ему оды и романы, но увы, не умею. Как и все трачу время на commute, работаю, но он только становится прекраснее и любимее. Магия не то, что не пропадает, наоборот, ее больше и больше.

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Как Татьяна Навка, Алла Пугачева, Светлана Лобода и другие звезды отметили День матери
Беременная Эмили Ратажковски наслаждается солнечной погодой в Лос-Анджелесе
Кейт Миддлтон записала серию видео: новые образы герцогини
Врача Диего Марадоны подозревают в причастности к его смерти
В сериале "Спасенные звонком" пошутили о пересадке почки Селены Гомес. Поклонники возмущены
Джордж Клуни признался, что они с Амаль не думали ни о браке, ни о детях
Джо Байден выбрал для работы в пресс-службе своей администрации исключительно женщин
Битва платьев: Лили Джеймс против Зары
С ретинолом, витамином С и гиалуроновой кислотой: 13 сывороток на все случаи жизни
Звездный Instagram: готовимся к зиме и согреваемся теплыми фото
Базовый гардероб, модный феминизм и Якутия: смотрим новые лукбуки
Умер Дэвид Проуз, сыгравший Дарта Вейдера в "Звездных войнах"
Другие супермодели: вспоминаем звезд подиума 90-х
Битва платьев: Келли Кларксон против Кейт Хадсон
Бег для похудения: 5 вещей, которые следует учесть перед началом
Винтаж из TikTok: как блогер перевоплотилась в Мэрилин Монро и покорила соцсеть для зумеров
Wanted: рождественская коллекция Diptyque, созданная вместе с художником Уго Гаттони
Не только Эшли Грэм: 5 успешных моделей plus-size, за которыми интересно следить