Опубликовано пользователем сайта

Спорт и спортсмены

Интервью Венеры Зариповой израильскому журналисту

22
Интервью Венеры Зариповой израильскому журналисту


Венера Зарипова: "Винер говорила, что когда я умру, мои кости надо отдать ученым"
АВТОР: ИГОРЬ ЛИТВАК, журналист 9 израильского канала ТВ.
Поначалу планировал сделать интервью со знаменитой советской художественной гимнасткой Венерой Зариповой в один присест. Но случилась самая главная сенсация Олимпиады в Токио: не столько победа Линой Ашрам, сколько поражение сестер Авериных. И Венера Зарипова просто и доступно пояснила, что именно произошло. Так доступно, что цитаты из эксклюзивного интервью 9 каналу были растиражированы СМИ по всему миру.


С этого и началась вторая часть беседы

 Время нынче сложное, фраза "Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется" воспринимается не совсем так, как изначально хотел поэт. После нашей беседы о турнире гимнасток в Токио вам ни с какой стороны не "прилетело"?

— Много вопросов было, ко мне обращались и с той, как вы говорите, и с другой стороны.

— Собеседников больше интересовала техническая сторона вопроса, моменты чисто спортивные или скандальный оттенок?

— И то, и другое. Были те, кто злорадствовал. Были те, кого интересовала исключительно спортивная суть произошедшего. Хочу еще раз пояснить: то, что произошло на олимпийском турнире, — сложная и многогранная ситуация. Думаю, она так и останется не до конца понятой со всех сторон. Тут много нюансов, в том числе и тот, что принято называть человеческим фактором. У нас такой вид спорта, он необъективный. Потому и версий всегда много. То говорят, что россиянок, как говорится, "убрали", то — что таким образом кто-то хотел столкнуть лбами Россию и Израиль.

 

— Вот это новость для меня! Вы о чем?

— В Израиле жила долгое время мама Ирины Винер Зоя Зиновьевна. И Ирина Александровна последние примерно пять лет часто прилетала в Израиль, проводила тут сборы российской сборной. Месяцами она тут была. И естественно, от ее глаза не могли ускользнуть ни Линой Ашрам, ни израильская команда. Ирина Александровна всегда подходила к израильским коллегами, если видела какие-то, по ее мнению, ошибки, советовала. Авторитет-то огромный у нее.

— Тогда вот вам еще одна версия, появившаяся сразу после победы Ашрам в Токио. Даже не версия, а ряд постов комментаторов, которые утверждали, что-де Винер чуть ли не главным спонсором сборной Израиля выступает…

— Тут более глубокие корни. Когда я тренировала в Израиле в девяностых годах прошлого века, то спрашивала совета у Ирины Винер. Тогда я тренировала Айелет Зусман (тренер Линой Ашрам — И. Л.). Айелет до сих пор использует в тренерской практике те упражнения, которые давала ей я. Так интересно: у Айелет, как и у Линой, не было выдающихся природных способностей, у них не было того, что принято называть школой. Она брала выразительностью, напором, бешеными эмоциями. Айелет воплотила себя в Линой, по сути.

— Вы меня сильно удивили: тренировки Винер вместе с израильской сборной. Это нормальная практика в художественной гимнастике, когда идут совместные, по сути, тренировки пусть не с главным, но серьезным соперником? В футболе современном, например, тренировки часто проводятся в условиях такой секретности, что шахты с ядерными боеголовками позавидуют…

— Когда гимнастки видят в работе конкуренток, вживую, они стараются довести до блеска свои умения, превзойти конкурентку, пусть даже в малом. Это важный психологический фактор. Дуб растет среди дубов. Мое мнение: Ирина Александровна Винер сделала очень много как для израильской художественной гимнастики, так и для сборной Израиля. И отблеск золотой медали Линой Ашрам по праву ложится на Ирину Александровну.

— С кем-то согласовывали появление Винер и ее девочек в зале, где работала сборная Израиля? Или она пришла сама, потому что она Винер?

— Разумеется, Винер согласовывала часы тренировок с Федерацией художественной гимнастики Израиля. Всегда пунктуально и вовремя оплачивала аренду зала, гостиницу, проживание команды.

— Израиль — дорогое место для сборов, обычно в такие места не едут…

— Мама Ирины Александровны жила тут. А сборы россиянки проводили в Холоне и Эйлате.

— Девочки-израильтянки, наверное, смотрели на Винер как на божество…

— Впитали много. Очень много. Я связываю сумасшедший прогресс сборной Израиля с Ириной Александровной. Кроме того, в начале девяностых, когда художественная гимнастика у нас в стране только начинала развиваться, я часто обращалась к Винер за советами. Она помогала нам проводить сборы в России. Мы там были частыми и желанными гостями.

— Давайте немного сменим тему. Венера — не совсем обычное имя для девочки, родившейся в Киргизии, нет?

— Я была пятым ребенком в семье, последышем. У нас с сестрами и братьями разница в возрасте небольшая, полтора-два года, один за другим. Мама не работала, папа уехал работать на рудники урановые в Учкудук, в Узбекистан, чтобы содержать семью. Папа как-то неожиданно приехал, спрашивает: "Где мама?" А мама была в депрессии, хотела избавиться от ребенка, от меня. И папа сказал: "Нина, я тебе обещаю, что вытянем ребенка, давай оставим его". Он буквально силой вытащил маму из депрессии. Получается, что еще в материнской утробе я ухватилась за жизнь обеими руками.

— Депрессия была предродовая или связана с общей ситуацией в семье?

— С общей. Маленькие дети, большой сад, коровы, куры, скот, постоянная работа и хлопоты. Мама была занята хозяйством и детьми круглые сутки, без выходных. Тяжело было. И пятый ребенок пугал маму.

— Но почему Венера?

— Богиня любви. Папа меня всегда звал наскребышком.

— Вам, кажется, судьба заранее предначертала славу и известность. Имя космическое, место проживания, о котором знал весь СССР. Город Учкудук, прославленный в песне группой "Ялла".

— Когда-то в Узбекистане провели опрос на телевидении: с кем больше ассоциируется город Учкудук, с группой "Ялла" или с гимнасткой Зариповой?

— И?

— Я победила с большим преимуществом.

— Эти слова знала вся огромная страна: "В горячей пустыне не видно следа, скажи, караванщик, когда же вода? Учкудук — три колодца, защити, защити нас от солнца, ты в пустыне — спасительный круг, Учкудук". Что, действительно, пустыня — и вдруг целый город?

— Во времена СССР там, в пустыне, нашли урановые залежи. Тем, кто ехал туда работать, платили огромные по тем временам деньги. Или работали те, кто был насильно отправлен сюда. Так и появился город в пустыне.

— В Израиле тоже есть пустыня. А что-то напоминающее вам Учкудук есть?

— Да, район Мертвого моря. Полное ощущение, словно подъезжаешь к Учкудуку.

— У вашего места рождения есть и другая известность, не из лучших в мире. Ошская область Киргизии, Ош — синоним сложных и сложнейших национальных отношений в бывшем СССР. Вы в детстве чувствовали напряженность эту?

— Нет, не было такого. Но я недолго жила в Ошской области. Когда мне было года полтора, семья переехала в Учкудук. Жили в огромном бараке, на тридцать — тридцать пять семей. Комнаты отгораживались занавесью. Все слышали друг друга, все крики, плач.

— "На тридцать восемь комнаток всего одна уборная", как пел Владимир Высоцкий…

— Верно, только уборная была на улице. Если ночью приспичит по нужде, надо было будить взрослых: во дворе были шакалы, лисы.

— Разговаривал как-то тренером по плаванию в Израиле. В свое время тот был игроком молодежной сборной СССР по водному полу, играл в команде высшей лиги. Так вот, жаловался: пахать детки израильские не приучены, а прикрикнешь на них — посыплются жалобы от родителей. Вы продукт советской спортивной школы, где глас тренера — это глас божий. Пришлось переступить через себя, работая тренером в Израиле?

— Когда я приехала в Израиль в девяностом году, стала тренировать сборную Петах-Тиквы. Это была базовая команды сборной страны, фактически сама сборная. Пришла на первую тренировку, увидела девочек этих. Почти все с лишним весом, тренировка всего три часа в день. Я показывала движения, хореографию, махи, прыжки. Они просто сели на полу и смотрели широко раскрытыми глазами. Знаете, какое первое выражение ивритское я выучила?

— Ихие беседер ("Все будет нормально")?

— Таасу камони ("Повторяйте за мной"). Для меня все увиденное стало шоком. На второй неделе занятий я сказала, что начинаем подготовку к чемпионату Израиля, тренировки будут более насыщенными и продолжительными. Кое-кто после этого бросил занятия. Родители стали возмущаться: "Она что из себя корчит, пусть она даже и чемпионка мира, думает, что может устраивать тут железный забор и страну железного занавеса?" А потом мы выходим на чемпионат и берем по всем дисциплинам первое и второе места.

— Как долго вам пришлось перелопачивать израильский менталитет в художественной гимнастике? И перелопачивали ли?

— Да, конечно. И разговорами, и личным примером, и родителей убеждала. Говорила девочкам: "Вы хотите остаться на сотом месте или войти в число лучших?" Вода точит камень. Где мы были в девяностом году — и где сегодня.

— Когда начали тренировать, кто превалировал: "русские" или "местные"?

— Практически все "местные".

— Как брали "языковой барьер"? Александр Уваров для преодоления писал на маленьких листочках команды вратаря на иврите, клеил на холодильник и учил. А вы?

— Я общалась на языке жестов. Показывала все движения, они повторяли. Задавала им ритмику на английском: "энд ван, энд ту".

— Тот же Уваров уже год спустя после приезда в Израиль привел в изумление защитников сборной СССР, когда подсказывал им "смола, ямина". Когда вы стали думать на иврите?

— Лет через десять после приезда в страну.

— Сейчас, понимаю, никакой проблемы с этим нет, с языком?

— Совершенно.

— У вас же не было привычного всем в СССР детства, верно?

— В четыре года я начала заниматься балетом. В шесть — спортивной гимнастикой. Другой гимнастики в Учкудуке не было, да и выбора у меня, по сути, тоже не было: старшая сестра занималась, ну и я следом. Плюс те виды, что культивировались в городе. Легкая атлетика, баскетбол. Параллельно занималась в музыкальной школе. А потом в город приехала Ольга Васильевна Толубаева с супругом: он поднимал легкую атлетику, она ставила на крыло художественную гимнастику. Меня пригласили заниматься и легкой атлетикой, и гимнастикой. Я в восемь лет бежала шестьдесят метров за шесть целых и девять десятых секунды, "ножницами" брала сто восемьдесят сантиметров в высоту.

— Хоть раз в жизни жалели об этом, что не было детства нормального?

— Да. Жалела об этом, когда попала в сборную Узбекистана. Вставала в пять часов утра, чтобы успеть к первой тренировке. Ехала три остановки, трамвай и метро. В принципе, я и в Учкудуке вставала в пять утра, первая тренировка начиналась в шесть утра, затем школа, после школы с трех часов до восьми — вторая тренировка. Только трамвая не было и метро. Сторож спортивного комплекса в Ташкенте, где шли тренировки, всегда меня приветствовал словами "первая пташечка".

— Умение тяжело работать — общесемейное качество?

— Для меня родители всегда были примером в этом. Мне было больно смотреть, как они всю жизнь тяжело работали. Всегда хотела помочь им. Чтобы увидели в жизни еще что-то кроме тяжелой работы.

— Успели распробовать счастье на вкус ваши родители?

— Да. Когда я получила от центрального комитета Коммунистической партии Узбекистана трехкомнатную квартиру в Ташкенте. Это был первый такой подарок спортсмену от ЦК. Я к тому времени получила возможность помогать семье: талоны на питание, возможность приобретать дефицитные товары, зарплату как член сборной СССР.

Я стала выигрывать все подряд почти сразу, как начала заниматься у Толубаевой. Данные у меня были, что называется, от бога.

— Что такого выдающегося было в вашей антропометрии?

— Прыжки. У меня было три прыжка в шпагат. Когда вылетала, особенно в упражнении с булавами, на прыжок в шпагат, лечу и думаю: когда приземлюсь? Оп, приземлилась. Снова лечу. Я вылетала сантиметров сто за площадку, а это шестнадцать метров.

— Это природное или наработанное?

— Природное. Это как в балете прыгают, прыжок называется "птичий баланс". Ирина Александровна называла это "птичью костью". Она говорила, что когда я уйду в другой мир, надо свои кости завещать для исследований.

— В одном из интервью Ирина Винер назвала вас "самым большим нераскрывшимся талантом", который она тренировала.

— Согласна с Винер.

— Как вы попали к Винер? Она ведь столичная, а вы из Учкудука.

— Весной семьдесят восьмого года Ольга Васильевна сказала, что выходит в декретный отпуск. Три года будет отсутствовать, а это было гибельно для меня как гимнастки. И она настоятельно посоветовала мне ехать в Ташкент, к Винер.

— Это уже была та Винер, известная и знаменитая?

— Нет, тогда она была только старшим тренером сборной Узбекистана. И ей надо было доказывать свое право на место под солнцем. И ей, и мне. Мы тренировались в таких условиях, что, расскажи современным гимнасткам, не поверили бы. В зал приходили и откачивали воду после дождя. Помню, исполняла прыжок, треснул пол бетонный, и нога так и застряла в трещине — открытый перелом кости.

— В Ташкенте вы были "белой вороной" — в том смысле, что никто о вас ничего не знал?

— Нет, Винер слышала обо мне от Ольги Васильевны, та рекомендовала обратить на меня пристальное внимание. И Винер постоянно говорила: "Давай ко мне эту девочку".

— Как вас родители отпустили? Девочке 12 лет, Ташкент, другой мир, совсем одна.

— Они, видимо, поняли, что это тот самый шанс, который раз в жизни выпадает человеку.

— Вы же первенец у Ирины Винер, первая ее ученица, добившаяся серьезных успехов?

— Да. У нее были до меня девочки, выигрывавшие чемпионат республики, но так и не сумевшие перейти на более солидный уровень.

— Когда Винер почувствовала, что у нее в руках нечто, из чего можно вылепить успех?

— Сразу почувствовала. С первого дня. Мы приехали в тренировочный зал, и она сразу все поняла. Но она и до этого заочно ценила меня. В ташкентском спортинтернате не было художественной гимнастики, только спортивная. Ирина Александровна до ЦК добралась, чтобы мне специально выделили койку в общежитии.

 Зарипова и Винер

— Про жесткий и сильный характер Ирины Винер давно ходят легенды. Психологически были моменты, когда вы ее ненавидели?

— У меня не раз были моменты, когда хотела бросить гимнастику. Хотела, но не могла.

— Родители?

— Нет, скорее, чувство долга перед республикой, перед Винер. На меня, образно говоря, сделали ставку. В 1979 году я уже попала в сборную СССР. А это был самый, что называется, Олимп. Только-только закончила карьеру великая Галима Шугурова. Примой была Ира Дерюгина, в расцвете сил Лена Томас. А тут непонятно кто приехал, ноги — две спички. Но тут же стали гноить, гнобить.

— Почему?

— А потому, что сразу смекнули: если эта тринадцатилетняя уже в сборной, то надо менять что-то в системе подготовки, а кому нравятся изменения? Уже сейчас, с годами, поняла, что мне судьба предначертала ломать системы. Я поломала систему подготовки художественной гимнастики в Узбекистане, потом в сборной СССР, потом в Израиле. Иногда я думаю, что папа не зря дал мне имя Венеры: что-то космическое в этом есть.

— До вас в столь юном возрасте кто-то входил в состав сборной СССР?

— Нет, никто. Начиная с восьмидесятого года ко мне стали подходить и предлагать перебраться в Москву. И ЦСКА, и "Динамо". Сулили очень большую зарплату. К тому времени "сборники" в "художке" получали от ста двадцати до ста восьмидесяти рублей. Мне предлагали зарплату в разы больше, четыреста пятьдесят рублей. Квартиру неподалеку от Красной площади. Говорили: будешь в Москве, считай, что тебе обеспечены победы на чемпионате мира и Европы.

— Ирина Винер знала о таких предложениях?

— Несколько раз она сама слышала это.

— И что вы?

— А я говорила всегда одно и то же: "Или с Винер, или вообще ни с кем".

— Были последствия?

— Были. Началась травля, причем умная, профессиональная. С шести утра и почти до часу ночи почти каждый день меня дрессировали в зале. Перед чемпионатами мира заставляли каждый день делать новые упражнения, не позволяя доводить до автоматизма старые. Ирина Александровна тогда не была "хозяйкой Медной горы" и всего Новогорска (город, где находится центр олимпийской подготовки гимнастов — И. Л.). Она стояла за забором, в двух шубах, не имея возможности вмешиваться в тренировочный процесс.

— Вас что, сознательно "убивали"?

— Сознательно. Чтобы подвигнуть меня уйти от Винер, в Москву.

— Это вы такая стойкая, потому что в Узбекистане особенно ценилась верность?

— Да. Но еще я понимала (хотя что там могла понимать маленькая девочка) всю сложность положения Ирины Винер. Понимала, что если предам и уйду, нанесу удар не только по ней, но и по всей ее семье.

— По "пятой графе" Ирину Винер "душили"?

— Внешне, может, и нет, но за кулисами говорили не раз: "Эта жидовка". Еще про Винер говорили, что она не тренер по гимнастике, а тренер циркачей. Что ее гимнастки — обезьяны, только скакать и прыгать умеют. Что у Зариповой нет базы, "школы", а поди же ты, на Спартакиаду народов СССР замахивается.

— Каков был график обычного дня члена сборной СССР по художественной гимнастике?

— С утра зарядка. Пили водичку витаминизированную. Хореография полтора-два часа. Затем работа в зале. В перерыве давали половинку яйца с красной икрой. Давали не всем, мне почему-то часто не предлагали. На мне ставили эксперименты. Наталья Кузьмина, сейчас известный судья, важный человек в техническом комитете международной федерации художественной гимнастики, на мне защитила кандидатскую диссертацию. Зарипова была единственной "сборницей", которая должна была сделать десять чистых прогонов в четырех видах. И каждый день Наталья Ивановна ставила плюсики. На восьмом прогоне потеря снаряда – заново. На десятом потеря – заново. Ломали меня основательно. А я не ломалась, стойкий оловянный солдатик. Бывало, после тренировок приходила в комнату и начинала истерить. Внутри все клокотало.

— Как спасались?

— Брала учебник алгебры, физики, химии и переключалась.

— Вас, должно быть, всю жизнь преследует чувство голода?

— Нет. Вернее, уже нет.

— Но во время карьеры спортивной есть, наверно, хотели всегда?

— Это был ужас. Когда мы уезжали со сборов в Новогорске на турнир, я дико хотела пить. Пить нам не разрешали. Пять стаканов воды или чая, и утром на весах хоть вешайся: лишних полтора килограмма. Сколько помню, на тренировках в жарком зале всегда надевала два спортивных костюма. И ни глотка воды. Это же было просто преступлением. С потом выходили необходимые организму вещества, мышцы зажимались, забивались. Вес же, взвешивание, превратилось в кошмар. Отработала до седьмого поту тренировку, встаешь на весы, а там лишних двести граммов, пятьдесят граммов. Бегом в сауну, скидывать лишку, да в костюмах.

— Помогало?

— В том-то и кошмар, что нет, уже ничего не сходило, сходить нечему было. Я в спорте прошла семь кругов ада, поверьте. Два перелома позвоночника. К шестнадцати годам пять переломов остистых отростков, к восемнадцати годам – еще три.

— Детей в художественную гимнастику не отдали, верно?

— Нет, дочь занималась в Израиле. Несколько раз выигрывала национальное первенство. У нее, к слову, выразительность и эмоции на ковре от меня.

— Дочь, читал, назвали Ирой?

— Хотела. В честь Ирины Александровны. Но потом поняла, что надо назвать на буку "з". В честь первой буквы имени отца. Выбрала Зоар, "Книга судеб".

— В пятнадцать лет вы стали серебряным призером чемпионата СССР. Знаменитая Ирина Дерюгина стала только третьей. Ирина Дерюгина была примадонной советской художественной гимнастики. Дважды овеянная славой — как гимнастка и как жена самого знаменитого на тот момент советского спортсмена, футболиста Олега Блохина. Она вас взглядом на пьедестале не пригвоздила?

— Я еще добавлю драматургии: тот чемпионат проводился в Киеве, вотчине семьи Дерюгиных. По составу, по количеству топовых участниц то первенство сопоставимо с сегодняшними чемпионатами мира. После финала каждого из видов идет сбор всех судей, совещание. Закрытое. И там решали, кого на какое место ставить. Даля Куткайте была четвертой, стала пятой. Потом зашел спор: Зарипова — второе или третье место? И тут у Винер не выдержали нервы, что называется, снесло голову. Она ворвалась на совещание и сказала крылатую фразу: "Если Зарипову засудят, дальше будем говорить в центральном комитете Коммунистической партии. Если Украина — это житница, Ташкент — это хлопок". И вышла, хлопнув дверью.  Думаю, что эта речь сыграла значительную роль при подведении итогов соревнования.

— Как Дерюгина?

— Можно понять как. Дерюгина — мировая звезда, а тут какая-то девчушка из Узбекистана, "обезьяна".

— По окончании карьеры с Дерюгиными пересекались?

— Когда Альбина Николаевна, ее мама, знаменитый тренер по художественной гимнастике, приезжала в Израиль, мы всегда общались. С Ирой, когда встречаемся на турнирах, здороваемся, перекидываемся парой слов. С днем рождения друг друга поздравляем.

— Вас готовили на Олимпиаду восемьдесят четвертого года в Лос-Анджелесе. Там состоялся дебют художественной гимнастики на Олимпийских играх. Но сборная СССР участия в той Олимпиаде не приняла, это был ответ на бойкот московской Олимпиады. На Играх победила канадка Фанг, которая, принимай участие сборная СССР, могла бы претендовать разве что на попадание в пятерку. Я помню свою реакцию, когда диктор в программе "Время" зачитал текст об отказе сборной СССР участвовать в Играх: шок. Какова была ваша реакция?

— Крах, ужас, кошмар. Вот как говорят: "Земля разверзлась" — только в буквальном смысле. До сих пор, когда говорю о том дне, мурашки по коже бегают. Крушение надежд, смысла жизни на тот момент. Хотя понимали, что, скорее всего, на Игры Союз не поедет, это "ответка" за восьмидесятый год.

— Плакали?

— Не то слово. Неделю приходила в себя. Стать первой в истории олимпийской чемпионкой по художественной гимнастике — да такой шанс одному из миллиарда предоставляется, и тут вот это. После всего пережитого, после стольких унижений и оскорблений, после этих страшных травм… Когда я приехала с первым переломом остистого отростка в отделение спортивной, балетной и цирковой травмы Центрального института травматологии и ортопедии к легендарному профессору Зое Мироновой, все за спиной показывали на меня пальцем: "Вторая Мухина" (в 1980 году в Минске во время подготовки к летним Олимпийским играм спортивная гимнастка Елена Мухина получила тяжелейшую травму позвоночника, до смерти в 2006-м Елена Мухина году была прикована к инвалидному креслу – И. Л.). Девочке 16 лет, меня вытягивали в ЦИТО, я отказалась категорически от операции. На меня для противовеса навешали грузов едва не ли не в мой вес.

— В восемьдесят восьмом вы закончили карьеру действующей спортсменки, а уже через два года оказались в Израиле. Почему Израиль? Это понятно, когда сюда ехали футболисты, но художественная гимнастка?

— В восемьдесят восьмом году меня провожали из спорта, на турнире в Харькове. И там выступала сборная Израиля. Они видели мои показательные, с мячом и шарфом, в узбекском костюме. После этого они ко мне подошли и говорят: "Венера, а нет ли возможности вам приехать в Израиль, посмотреть, подсказать?". А у меня всю жизнь была мечта, не могла ее реализовать раньше: увидеть Иерусалим. И тут такой шанс. Согласилась, приехала. Договорились на пару месяцев, на время сборов.  Посмотреть, порекомендовать что-то, составить комплекс упражнений. Вот так, судьба: ехала на месяц-два, оказалось – на всю оставшуюся жизнь. По контракту я должна была работать с израильтянками до "Игр доброй воли" в США. Я получила очень привлекательное с материальной точки зрения приглашение от организаторов игр выступить на показательных выступлениях. И вообще, планы были наполеоновские: открыть свою школу гимнастики в Германии, может быть в США, России. Уже будучи в Израиле, отдала свой паспорт, чтобы мне сделали визу в США.  Каждый раз мне говорили, все в порядке, не волнуйся, работай спокойно. Вот уже августа на носу – ничего. Пошла в посольство США, а мне там: "Ты кто такая, как тебя зовут?". Начинаю тут понимать, что меня, мягко говоря, обманули. Меня это сильно напрягло, но пути господни неисповедимы, вот видите, мы с вами разговариваем в 2021 году, в Израиле.

— Не жалеете, что Израиль, а не Европа, США?

— Уже нет.

— Уже?

— Да, тогда, в девяностом, я долгое время почти каждый день звонила Ирине Александровне, наговаривала на круглые суммы.  С одним рефреном: я вернусь, я вернусь, они меня обманули. И услышала в ответ: "Ты что, думаешь, тебя тут кто-то ждет? Да ничего подобного, все тебя боятся. А если ты приедешь, если думаешь, что я возьму тебя на работу, то забудь об этом. Нет. Я тебя увижу на одной стороне улицы, перейду на другую сторону. И знать не знаю, и видеть не желаю. Уехала туда? Вот и поднимай там гимнастику". Что я и сделала.

— Верите, что отвернулась бы, перешла на другую сторону?

— С одной стороны, она меня как бы заводила, мотивировала. С другой стороны — прекрасно понимаю, что представляла собой определенную профессиональную угрозу. Когда закончила карьеру и обратилась в Москве в одну организацию, в другую, по поводу трудоустройства тренером, практически всегда получала такой ответ:"Венерочка, все хорошо, но лучше тебе набрать малышей и начинать карьеру с низов". С годами поняла, что меня просто боялись, как конкурентку, саму прошедшую от и до все этапы в художественной гимнастике, знающую, как и что делать и говорить. Тогда я этих мотивов не понимала, честно говоря.

— Легендарный врач сборной Израиля по футболу Марк Росновский рассказывал мне, что когда он впервые пришел на местный стадион, уже после репатриации, был поражен невысоким уровнем и самого футбола, и организации. Каковы ваши первые впечатления от израильской художественной гимнастики?

— Ужасные. Катастрофа. Не могла слова подобрать. Уровень кружка.  Не было школы, предметной подготовки. Что такое хореография, не знали. Что такое "работать посередине", четкая предметная разминка — не знали. Прыжки, акробатика — темный лес был.

— То есть начинали с нуля по факту?

— Да.

— Ну то, что вам и советовали в Москве: бери деток и учи. Так понимаю, что если скажу "Зарипова стояла у истоков израильской художественной гимнастики", не сильно погрешу против истины, верно?

— Чистейшая правда.

— А вас как "праматерь" израильской "художки" признают в этом статусе, в этом качестве?

— За кулисами — конечно, признают. Я помню, как Ира Вигдорчик подошла ко мне. Сказала, что у нее есть кассеты с моими выступлениями, попросила приехать, посмотреть на ее девочек, подсказать что. Я ей отказала, так как на тот момент была сильно огорчена отношением, не имевшим ничего общего с теми обещаниями, что были даны в Харькове израильтянами. Ира не отставала, предлагала жить у нее, только посмотреть, подсказать. И тогда мне позвонили из федерации, сказали, что в Израиль приехала тренер Наташа Асмолова. Попросили с ней встретиться. Встретились, поговорили. Я сказала Наташе, что отдаю ей сборную Петах-Тиквы. А это сто — сто пятьдесят гимнасток! Практически сборная Израиля готовая. До сих пор приезжаю на турниры в Петах-Тикву, руководство клуба постоянно в шутку говорит: "Ну вот видишь, какое богатство ты сама отдала!" Да, отдала: это были эмоции от той обиды, что обманули, что предали.

— Сейчас все в Израиле говорят о Линой Ашрам, Айелет Зусман, Ире Вигдорчик. И ни слова о Венера Зариповой. Не обидно?

— Нет, видимо, судьба такая. Как я была проводником для Ирины Винер, для ее становления как "железной леди" мировой художественной гимнастики, не предала ее ни при каких обстоятельствах, так и для Израиля, для художественной гимнастики стала таким же проводником. Поэтому нет, не обидно, я сама знаю цену того, что сделала. Например, с 2012 года в Израиле проводится международный турнир Venera Cup. Я первой в мире стала организовывать турниры по художественной гимнастике в режиме онлайн.

— Всякое видел в спорте, но это же не шахматы и шашки, где можно играть по переписке. Как это — в режиме онлайн?

— В феврале 2020 года, еще тогда не закрыли границы, я сказала на турнире Гран-при Ирине Александровне, это был первый турнир во дворце ее имени: "Скоро, чувствую, закроют границы, надо готовиться к этому, готовиться менять формат соревнований". К слову, об интернет-формате я задумалась еще до начала пандемии. Много семей не могут себе позволить участие детей в турнирах: питание, проживание, взносы, перелеты. А тут — решение: никуда не надо лететь, платить втридорога за проживание, тренировки и еду. Ирина Александровна не восприняла мои слова всерьез. Потом на турнире в Катовице в Польше (он проходит под моим патронажем) я говорю коллегам: "Девочки, границы скоро закроют, надо думать, как будем жить дальше". Предложила им на свой день рождения в апреле провести первый в истории турнир в "Зуме". Никто ничего не понял тогда. И тогда я начала сама, уже в том же апреле провела первые "зум-тренировки". В мае провела первый в истории турнир в таком формате (в августе состоится вот уже двадцать второе по счету подобное соревнование). Потом идею подхватили, в Новогорске Лена провела турнир такой, Синицына. Ирина Винер провела турнир международный. Были шероховатости. Например, сборная Узбекистана никак не могли попасть в кадр "Зума", чтобы можно было верно оценить потом выступление. Все учились новому формату. Сейчас мы проводим турниру и по "Зуму", и на моем канале в "Ютьюбе". Используем и новейшие технологии, чтобы судьи могли ставить оценки в режиме онлайн. 

— Давайте снова о самом злободневном. В победе Ашрам в Токио большая доля Вигдорчик: что скажете о таком тезисе? Я о кассетном скандале, разозлившем Линой.

— Думаю, что такой тезис имеет право на существование. Такой скандал случается не впервые. Перед прошлой Олимпиадой было примерно то же самое. По такому же сценарию, близнецы.

— Случайность, совпадение?

— Скажу так: это пусть и негативная, но тоже реклама сборной по художественной гимнастике.

— Когда я выдвигал версию о сознательном вбросе скандальном, исходил из мировой тренерской практики: и Анатолий Тарасов, и Алекс Фергюсон и многие другие часто сознательно создавали скандальную ситуацию, желая вывести своих парней из зоны комфорта. Злость — это же допинг своеобразный, нет?

— Разумеется, спортивная злость помогает гимнастке. Ты готов порвать всех на мелкие кусочки. Я была такая, когда слышала накануне турнира: "Зарипова? А, обезьяна". Выходила после этого и рвала всех.

— Вигдорчик — это такая израильская Ирина Винер в смысле жесткости?

— Да.

— А можно ли быть другой какой-то в израильской художественной гимнастике и добиться при этом успеха?

— Сложный вопрос. Когда я пришла к девочкам из сборной перед отъездом в Токио, они были морально и психологически опустошены. Они плакали, они по пустякам устраивали ссоры друг с другом. Обстановка был взрывоопасной, обычное слово могло вызвать конфликт. Я подходила к некоторым, говорила: "Солнышко, успокойся, все хорошо". "Вы принцессы, — говорила, — встаньте и почувствуйте себя принцессами. Расправьте руки как крылья, вы лебеди". Кнут и пряник — не нами придумано и не на нас закончится. Но девчонок надо уметь хвалить, надо уметь быть им мамой.

— Винер умеет быть мамой?

— Сложный вопрос. В определенных случаях да, умеет. Сама знаю это, некоторое время я жила у нее, когда была в спортинтернате.

— А Вигдорчик?

— Меньше, чем Винер. 

— А вы какой тренер? Не видел вас в тренерской работе, но, готовясь к интервью, изучил матчасть и пришел к выводу, что Зарипова — это не Винер и не Вигдорчик…

— Понимаете, я тренирую с учетом собственного пути. Я ведь знаю как свои пять физиологию и психологию художественной гимнастки. Я на собственном теле изучила анатомию. Мне важна не только работа ученицы на тренировках. Мне важно все: что она ест, как она отдыхает, что у нее на душе, что у нее в семье. Я — училка в том понимании, в старом. Для меня очень важно здоровье девочек. Если я вижу, что у кого-то травма, учту это. Иногда сама лечу травмы, есть у меня от природы такое умение. Как-то Антон, семилетний сын Ирины Александровны, сильно затемпературил, двухстороннее воспаление легких. "Скорая" не ехала, я говорю: "Сейчас я его вылечу". Сбрасываю ему температуру до 35,4 градуса. Тетя Зоя, мама Ирины Александровны, она же врач была по профессии, стала кричать, что я убила ее внука. Тут я поднимаю Антону температуру до 35,8. Потом он спал полтора дня, встал как ни в чем ни бывало, здоров и румян. И даже не помнил, что было воспаление. Возвращаясь к методе тренерской: уверена и знаю, что к достижению высоких результатов можно прийти не только через ежовые рукавицы и драконовские методы…

— Но вы же не можете не понимать, что без драконовщины в спорте ничего не добьешься.

— Возможно. Я считаю, что возможно. Надо дозировать жесткость и мягкость. Кнут и пряник, но в разумных дозах и то, и другое. Ну вот мое кредо: раз в неделю надо давать девчонкам выходной, заставлять их выходить на улицу в обеденный перерыв. Это дети, их нельзя все время держать в состоянии стресса. Говорю же, сама через все это прошла. Есть разные подходы, конечно. Без имен, скажу только, что речь идет о тренере, о котором мы уже говорили в нашей с вами беседе, и тренер этот работает в Израиле. Была у меня ученица, потом она в силу возраста и успехов перешла к этому специалисту. Так вот, девочка рассказала мне, что как-то она с подругой не сделала точно того, что сказал тренер, и в качестве наказания их "подвесили" в спортивном зале на полчаса.

— Кошмар…

— Если бы девчонки упали, то могли бы побиться до инвалидности.

— Винер и Вигдорчик высокого уровня гимнастками были?

— Нет. Ирина Александровна выигрывала чемпионат Узбекистана. Ира Вигдорчик тоже звезд с неба не хватала. Нет.

— Хочешь стать большим тренером? Убей в себе игрока — это классическое выражение в футболе. Вот я понимаю, почему гениальный Марадона не стал даже просто хорошим тренером: он просто не мог понять, как это игрок не делал на поле то или иное, ведь Марадона на своем примере знал, что это так просто. А как в "художке", надо ли убивать в себе спортсменку?

— Ни в коем случае. Наоборот. Все те уроки, что выучила, будучи спортсменкой, тот опыт я передаю ученицам. И — снова с высоты прожитых лет — мне важнее не победы, не титулы, но здоровье моих девчонок. Мне важнее всего не чемпионство, не строка в резюме, а чтобы девочка была не со сколиозом или с искривлением позвоночника. Чтобы мышцы были развиты гармонично. Когда на соревнованиях вижу девочек, уже перекошенных на один бок, мне не по себе становится.

Оставьте свой голос:

694
+

Комментарии Скрыть комментарии

Войдите, чтобы прокомментировать

_stirlitz_
_stirlitz_

пардон, оборвалось, видно слишком большой текст, сейчас сделаю вторую часть

Perikkola
Perikkola

_stirlitz_, Спасибо, очень интересно. Молодец Венера, нравится как она относится к здоровью девочек. Просто эталонный тренер как по мне.

Shu-shu
Shu-shu

_stirlitz_, спасибо, автор! Интересно очень!

_stirlitz_
_stirlitz_

Shu-shu, принесла сразу, как сама прочитала)
интересно как переплетена история. советские спортивные достижения и сегодняшнее достижение Израиля.
рада что понравилось.

Chuma
Chuma
Показать комментарий
averi0607
averi0607

Chuma, это было не в этом интервью.В этом была ссылка на предыдущее,с объяснениями по поводу новой системы оценок.

Chuma
Chuma
Показать комментарий
averi0607
averi0607

Chuma,сейчас проверила,в словах от автора,в шапке к статье,и была эта ссылка,в самом интервью не было подробно о новой системе оценок.

averi0607
averi0607

Chuma, — Венера, с места в карьер: Линой Ашрам не была фаворитом, а художественная гимнастика – что там скрывать – очень субъективный с точки зрения судейства вид спорта...

— Это спорт, тут всякое может быть. Знаю, что Ирина Александровна (Винер-Усманова) постоянно говорила сестрам Авериным: "Ашрам – очень опасная соперница". Тут вот в чем дело. Можно счесть справедливыми утверждения некоторых экспертов, считающих, что у Ашрам нет настоящей школы художественной гимнастики, она не такая растянутая, гибкая. Но сегодняшняя художественная гимнастика – это совершенно новая художественная гимнастика. Она ближе к акробатике. В гимнастике с 2016 года ввели иные системы оценки выступлений. Если раньше особо ценилась грация, изящество, то сегодня упор делается на сложность исполнения. Тренер Ашрам Айлет Зусман чутко уловила изменения и сознательно готовила подопечную под новые правила, под сложность исполнения. Программа Ашрам – невероятно сложная с точки зрения прыжковой техники. Плюс вдохновение, которое явно испытала в Токио израильская гимнастка.

— В России утверждают, что никогда не может стать олимпийской чемпионкой та, что роняет предмет. Ашрам уронила ленту…

— И тут сыграли введенные в 2016 году правила. С учетом оценки сложности выступления падение ленты, что допустила Линой, снижает оценку на 0.7–1.00 бал. Раньше, по прежним правилам, падение автоматически выбивало человека из гонки за медали. Нынче не так, новые правила заточены под как можно более высокий уровень конкурентности.

— Венера, подавляющее большинство наших читателей не понимают, по каким критериям сегодня оценивают выступления. Внесите ясность…

— Сейчас правила в гимнастике очень четко распределены. Мы в свое время были воспитаны на чистой художественной гимнастике: хореография, "школа", чистые стопы, колени, руки, база работы с предметом, все красиво, стройно. После введения новой системы оценок слишком многое стало зависить от так называемого D3-D4: это риски и мастерство.

s_o_e
s_o_e

averi0607, не совсем понятно: Но сегодняшняя художественная гимнастика – это совершенно новая художественная гимнастика. Она ближе к акробатике. В гимнастике с 2016 года ввели иные системы оценки выступлений" – получается, что до сестер Авериных эту информацию не донесли? Ашрам делала упор на акробатику, а наши продолжали грациозно тянуть носочки.Тренер Ашрам уловила изменения и сознательно готовила подопечную под новые правила. Тогда почему российский тренер не уловил изменения в х.г.? Странное объяснение или это намек на то, что россиянок подставили с программой.

LLL2000
LLL2000

s_o_e, а какая у Ашрам акробатика? Все четыре выступления под одну кальку: поворот вокруг оси в шпагате 4 раза, потом 4 прыжка в шпагате на 360, топтание на месте враскоряку - изображение танца, даже концовка в 3 выступлениях из четырех абсолютно одинаковая. И музыка везде почти однотипная - быстрый темп. Называется "меняй себе предметы и ни о чем ни думай".

averi0607
averi0607

Ранее писали,что в разработке новых правил активно участвовала и российская сторона.
Больше сказать ничего не могу,не эксперт,так сказать,но мне ситуация очень напоминает фигурное катание,где красоту и грацию заменили на прыжки,которые решают все.

averi0607
averi0607

Chuma, В выступлении стали оценивать в основном акробатику. Это сплав, после которого художественная гимнастика со своей школой отошла на второй план. Многое стало оцениваться по рискам.

Раньше потеря стоила дорого, но сейчас ее можно отыграть и выиграть, если на D3 у тебя больше, чем у остальных. Действующие правила D3 написаны будто под Линой Ашрам. Даже с потерей ленты она это все восполнила на D3 и D4.

Чисто психологически Линой Ашрам было легче. После потери снаряда она собралась, вышла и сделала остальные три вида стабильно и без потерь, что сыграло в конечном счете немаловажную роль.

_stirlitz_
_stirlitz_

Chuma, это другое интервью, там объясняется в предисловии. с тем, я думаю, все уже знакомы

averi0607
averi0607

Прочитала сегодня,мне очень понравилось в свете последних бесконечных обсуждений этой темы:

Откуда взялось столько специалистов по художественной гимнастике? Нормальные же вирусологи были. ))

В Германии ещё любят говорить о бундесТренерах и вирусологах ))

Chuma
Chuma

averi0607, Да подождите, скоро начнутся соревнования по фигурному катанию, вот где специалистов хоть отбавляй

averi0607
averi0607

Chuma, это да )

Paris-Paris
Paris-Paris

Сквозным потоком идёт неочевидное восхваление себя:как спортсменки,как тренера, как человека.
И Винер,и Вигдарчик-спортсменки так себе, а я вот такая «золотая-заслуженная», ни разу не предавшая, а меня и Израиль обманул и на другую сторону улицы Винер грозились переходить.А ещё я такая мимими,больше всего забочусь о здоровье девочек-спортсменок…ну да, ну да, конечно, большой спорт-это всегда про здоровье, верим.
Было бы странно, если бы человек, который приехал тренировать сборную Израиля практически с нуля и имеет определённые обиды, что его не взяли тренером в Москве, являясь проф.гимнасткой «не объяснил» популярно, что конечно, судейство на Олимпиаде было справедливым и золото за Израилем по праву.
И все такие, конечно, так и есть, всё ок, это же ученица Винер говорит….
Ну такое

Esmeralda_XVV
Esmeralda_XVV

Суховатое интервью.
Неблагодарное занятие - тренер. Благородное, но не благодарное. Точно. Как дети: вырастают и «я все сам/сама»:-)
Ничего, и у них будут супер талантливые ученики.

aiven
aiven

Спасибо за пост. Она действительно летала. Прыжки были обалденные по тем временам, ей не хватало площадки.

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Любовь Толкалина призналась, что пережила насилие в детстве
Off-duty: Мадонна и ее бойфренд Ахламалик Уильямс на прогулке в Лос-Анджелесе
Instagram будет по-новому отображать ленту новостей и сторис: что изменится
У конфет M&M's обновились персонажи — они стали более инклюзивными: как отреагировали в сети
Полное собрание сочинений. Выставка "Виктор Цой. Путь героя" собрала по кусочкам всю его жизнь, но оставила равнодушной светскую Москву
Из "Дома Gucci" вырезали постельную сцену с участием Леди Гаги и Сальмы Хайек
Меган Фокс и Колсон Бэйкер отмечают помолвку в Италии на озере Комо
"Руки прочь от моей вагины": Гвинет Пэлтроу представила новую ароматическую свечу в защиту репродуктивных прав женщин
Netflix может создать вселенную по сериалу "Игра в кальмара"
Маленькие пациенты и собака-терапевт: как прошел визит Кейт Миддлтон и принца Уильяма в больницу в Ланкашире
Памела Андерсон подала на развод с пятым мужем через год после свадьбы
Битва купальников: Тина Кунаки против Ким Кардашьян
2 миллиона рублей за квадратный метр: кто купил самые дорогие квартиры в Москве в 2021 году
IT-лидеры предложили создать синтетические матки и избавить женщин от "бремени беременности"
Билл Гейтс предупредил о новых вирусах, которые будут опаснее коронавируса
Бритни Спирс снова публично обвинила сестру во лжи: "Надо было дать пощечину тебе и маме"
50 отпускных фото и видео звезд: отправляемся в кругосветное путешествие с Ким Кардашьян, Полиной Гагариной, Еленой Перминовой
Дочь норвежской принцессы Марты стала звездой TikTok