Опубликовано пользователем сайта

Спорт и спортсмены

О подготовке Алексея Ягудина к Олимпиаде 2002 года

31
О подготовке Алексея Ягудина к Олимпиаде 2002 года

В своих постах и комментариях уже не раз я упоминала о том, что читала записки спортивного психолога Рудольфа Загайнова, о подготовке Алексея Ягудина к Олимпиаде 2002 года. Его откровения произвели на меня очень большое впечатление. Теперь каждый раз когда я вижу плачущего спортсмена/спортсменку на пъедестале, я сама не могу сдержать слез. Каждый раз в голову лезут мысли через ЧТО пришлось пройти спортсмену, и ЧЕМ пожертвовать ради этой победы. И каждый раз Сплетницы, просили меня рассказать о чем там было написано. В интернете мне удалось найти отрывки из дневников. Немного сократив их, выставляю на ваш суд.  

Первые победы

       Лицо спортсмена, пережившего страдание. Каждый день я вижу его, и мучительно сжимается сердце, и хочется встать ему навстречу, сказать самое нужное, найти то единственное слово, которое хоть немного, но успокоит его, вернёт в жизнь.  Олимпийская столовая. Вечером она заполняется, и никто не спешит расходиться. Вот в очередной раз раскрываются двери и входит команда, закончившая сегодня свое выступление. И видно всё. Лицо проигравшего свой главный старт... Словно остановившийся навсегда взгляд, в котором детская растерянность, непонимание и жалкая (так это выглядит сейчас) покорность. У женщин, плюс к этому ко всему, заплаканные, но тщательно вытертые от слез глаза.

        А вот победителей почему-то я не могу определить. И это новое ощущение удивляет меня самого. Нет в лице нового олимпийского чемпиона радости и счастья, торжества. А есть спокойная и безумная усталость, полное опустошение, примирение с миром и с собой. Слишком тяжело сейчас достаётся победа, слишком непривычные эмоции рождает она, а на простую человеческую радость нет сил, да и желания. Слишком важна она для человека и для всей его последующей жизни, и рождает потому не эмоции, а желание осознать, подумать, разобраться в себе, принять случившееся на личностном уровне, на уровне своей судьбы.  Так что ты даешь, Олимпиада? Конечно, потрясение от самой борьбы, от победы, воспоминаний, которых с лихвой хватит на всю оставшуюся жизнь. Но это же пережитое потрясение сотворило в моём внутреннем мире некую трансформацию, психоанализ которой я произвожу уже более полугода и пока не могу считать его завершённым. Что-то ушло "из меня" и стало просто неинтересно всё то, что описывает тот же, прочитываемый ранее от первой до последней строчки "Спорт-экспресс". Не более пяти минут выдерживаю любую спортивную телетрансляцию. Не могу и не хочу рассказывать даже близким - об Играх.  "И Лёша не тот", - ставлю я приговор первому прокату Алексея Ягудина (вчера, 26 октября, показали его катание в первом послеолимпийском году). Да, всё не то в его катании, а точнее - в нём, в лице, в глазах. И не в том дело, что он немного растолстел. Повторяю: дело в другом. Он, его катание оставляют равнодушным. Он пуст. А если и не пуст, то не может вынуть из себя то, что выплёскивалось раньше с первыми аккордами музыки.  Татьяна Анатольевна Тарасова видит эти непривычные оценки - 5,2 и 5,4 и улыбается, но улыбка даётся ей с трудом.  Я смотрю на дорогие мне лица и становится ясно, что ответа на этот вопрос, что же происходит с нами (спортсменом Алексеем Ягудиным, тренером Татьяной Тарасовой и психологом Загайновым), не найден. А от успешного его поиска зависит, быть может, вся дальнейшая жизнь как спортсмена, так и всей нашей группы.

Рудольф Загайнов

         Так что же отняла у сверхталантливого фигуриста Алексея Ягудина победная Олимпиада? И что предстоит водрузить на место в структуре его личности, чтобы оно - прежнее - вновь окрылило и вернуло в его катание всё то, что поднимало людей на ноги уже в середине "тарасовских" программ? И что должны сделать мы, взрослые друзья спортсмена, и что должен сделать он сам с собой, чтобы стать прежним - неотразимым и непобедимым? Путь к самому себе - так можно назвать то, что предстоит совершить Алексею Ягудину. И только сейчас я понял, как это тяжело, если вообще возможно.  В последние две недели до олимпийского старта происходило то, что можно назвать одним словом - "психоз". За завтраком Лёша говорит мне: "Это вся моя еда на сегодняшний день". Я молча соглашаюсь. Соглашаться во всём - самый правильный стиль поведения сейчас, когда уже ярким пламенем доминирует в его сознании, в каждом нерве и в каждой мышце тот самый олимпийский огонь, главный старт в жизни каждого настоящего спортсмена. К Солт-Лейк-Сити Лёша шёл семнадцать с половиной лет. И пожертвовано в этом долгом пути фактически всем, что есть в жизни обычного человека.  После тренировки мы идем к нашей гостинице, и Лёша говорит:

"Что за жизнь у меня, Рудольф Максимович? Голеностоп болит, колени болят, пах болит, плечо болит..."

 Я решаюсь прервать и, может быть, развеселить его и говорю: "Жопа болит".

 Но он (без улыбки) останавливается, спускает брюки и отвечает: "А жопа знаете, где болит?.. Вот здесь, кость". И тычет пальцем в это больное место.

 "Ну ничего, Лёшенька. - всегда говорю я в ответ на его очередную жалобу, - осталось всего десять тренировок". Что означает пять рабочих дней (по две тренировки в день) и два выходных, которые он требует от тренера уже три дня.

 "Я не отступлю, - говорю я Татьяне Анатольевне. - Поверьте, если спортсмен не выполнит то, что нами всеми намечено, не будет главного - уверенности. А на Олимпиаде добавится стресс самой Олимпиады и будут сорваны главные прыжки. Упадут все, кто не издевался над собой в работе".

 "Вы видите, папаша (моя кличка в группе), я слушаюсь. Хотя, вообще-то, я никого не слушаюсь".

 И мы облегченно смеемся, хотя даже простая улыбка с каждым днём даётся всё труднее.  И давно забыл об улыбке наш Лёша. Его похудевшее и потемневшее от усталости лицо вызывает жалость и сострадание. И невыносимо смотреть, как после проката своей произвольной программы (4 минуты 40 секунд) Лёша отъезжает к противоположному (подальше от нас) борту, наклоняется ко льду, и его тошнит, буквально выворачивая наизнанку.

 "Он умрёт, он умрёт", - причитает Татьяна Анатольевна. Я не отвечаю ей.

 Потом он подъезжает к нам, и я говорю: "Молодец, Лёшенька! Осталось восемь тренировок!"

 Жду их в раздевалке и слышу (дверь полуоткрыта) его крик: "Я так никогда не тренировался!"

 И что-то приглушённо отвечает ему Татьяна Анатольевна. "Валит на меня", - говорю я себе и добавляю: "И правильно делает".

 И вот он входит в раздевалку и без сил падает на скамейку.

 "Молодец! - снова говорю я, - это была настоящая работа!"

 Лёша лежит, его грудная клетка поднимается и опускается в такт дыханию, и он спрашивает меня: "И всё-таки, Рудольф Максимович, когда у меня будет выходной?"

 "А когда ты хочешь?" - мягко, убрав волю из своего голоса, спрашиваю я.

 "А когда лучше?" - спрашивает он, и как рад я это слышать, потому что спортсмен готов страдать и дальше, если это нужно. Он покапризничал со своим личным и любимым тренером, избавился от отрицательных эмоций (и спасибо за это Татьяне Анатольевне!), а сейчас вновь настроен на "конструктив" с теми, "кто для этого здесь", как говорит сам Леша.

 "Давай сделаем так: завтра - пятница, работаем с полной отдачей. Поверь, это надо! А в субботу и воскресенье будешь отдыхать. И полностью восстановишься!"

 Я наклоняюсь и целую его. И говорю: "Благодарю за работу".

 Итак, 48 часов отдыхаем друг от друга. И есть возможность посмотреть по сторонам. Многие готовятся к Олимпиаде здесь, в Калгари, и сталкиваешься с ними с утра до вечера: и в отеле, и на улице, и в залах. Всегда собранные и серьёзные китайцы, готовые (это угадывается в той воле, которой пропитаны их глаза) уже сегодня заявить всем остальным спортсменам мира: скоро мы разгромим вас всех!  Корейцы, совсем не похожие на своих соседей, всегда оживлённые, беспрерывно лопочущие что-то на понятном только им языке.  Румыны, венгры, поляки - на одно лицо, и не чувствуешь, глядя на них, что это олимпийцы, и забываешь о них сразу после встречи на одной из узких улиц Калгари.

       И наши... Вот где меня ожидал сюрприз. Я буквально впивался в лица тех, на чьих костюмах значилось слово "Россия", и ничего не понимал. Я видел совсем не то, что видел в те годы, когда бывал за рубежом с теми, на чьих костюмах на месте слова "Россия" сияло (я не преувеличиваю) слово "СССР". Да, той магии не было. И дело не только и не столько в буквах. Сейчас я видел других людей - понурых, не улыбающихся, будто потерявших уверенность. Что произошло с каждым конкретным человеком? Что отнято у него и что он потерял сам? И я ПОДХОЖУ к одному из наших спортсменов и спрашиваю: "А как атмосфера в команде?"  Он отвечает не сразу, оценивающе осматривает меня с ног до головы и затем говорит: "Ужасная".  Садится рядом со мной и обрушивает на меня всё накопившееся в его душе. И заканчивает монолог словами: "Я даже массаж делаю у немецкого массажиста. И нашему врачу ничего не говорю, лечусь сам".

 ... Семнадцать дней в Олимпийской деревне подтвердили мои опасения. Я не видел и следов оптимизма в лицах наших замечательных ребят и девушек. Но видел (и не раз) другое: уезжающих на поле боя в полном одиночестве. Никто не сопровождал их! Такого во времена советского спорта быть не могло по определению. Лешу практически не видел. Только утром, проходя мимо ресторана, краем глаза заметил его, беседующего с официантом. Он сделал вид, что не видит меня. И я сделал то же самое. Как договорились, отдыхаем друг от друга.  Всё записал о последнем рабочем дне и понял, что сидеть в номере нет сил. И поехал на лед. Поехал к Татьяне Анатольевне — с ней не соскучишься.

 - Что сейчас будешь делать? — спрашивает она танцора Арсения Маркова.

 — Поработаю у зеркала, — отвечает он.

 Она смотрит ему вслед и говорит:

 — Иди-иди, поработай над своим уродством.

 Мимо нас прошла на лед незнакомая фигуристка. Татьяна Анатольевна не обделяет и ее вниманием, говорит: «Сейчас пойдет, откатает своё нехитрое».

 Я просто отдыхаю, с удовольствием слушаю ее прибаутки, но смеяться нет сил: своей железной лапой держит нервы доминирующая мысль о нем! Что он? Где он? Как он? Как себя чувствует? Спал ли ночью? Как тянется для него это пустое время выходного дня?  И тренер, конечно, думает о том же. Татьяна Анатольевна подходит ко мне, кладет руки мне на плечи и спрашивает:

 - Ну, как он?

 — Отдыхает.

 - Пусть отдыхает, — после паузы говорит она. Садится рядом и шепчет:

 — Чуть не умерла ночью, — и показывает на сердце.

 — Почему не позвонили?

 В ответ она машет рукой.

 ... На лед вышла наша лучшая пара, и Татьяна Анатольевна резко встала и подошла к борту.

 Смотрю на танцоров, любуюсь ими и отдыхаю. Прекрасная музыка, всё остальное прекрасно. Красоту нарушают иногда крики Татьяны Анатольевны, но я давно адаптировался к ним, и моему отдыху от мужского одиночного катания ничто не способно помешать. Лишь бы там, лишь бы у него все было в порядке!

 ... Почему так не любят танцы и не считают их за спорт представители одиночного и парного катания? Хотя труд здесь не менее адский. Но нет, соглашаюсь я, того риска и того страха от тех сумасшедших прыжков, без которых побед в одиночном и парном катании не бывает. «Крутят жопами», — сказала мне вчера за обедом известная наша одиночница.

 Смотрю на лед, на родные лица команды и вижу сейчас (словно открылись глаза) совсем другое. На заплаканные глаза канадки Ша Линн я обратил внимание сразу.

Ше-Линн Бурн и ее экс-муж Николай Морозов

 — Что случилось? — спросил я тренера.

 — Отец объявился, позвонил вдруг... Впервые после  того, как бросил их. Пожелал успеха на Олимпиаде.

 Татьяна Анатольевна присела на скамейку и, не отрывая глаз от разминающихся танцоров, рассказывает:

 — Мой муж, Володя Крайнев, ведь тоже вырос без отца.

 И, как и Леша, никогда его не видел. И вот однажды, это было  на гастролях в Пятигорске, он увидел человека, исключительно похожего на него. И потом ему рассказали, что после концерта этот человек долго стоял у двери его уборной, но так и  не решился зайти.

Татьяна Тарасова и Владимир Крайнев

 А я смотрел еще на одну нашу пару и ругал себя последними словами. Вчера в машине я сидел рядом с французским танцором по имени Оливье, совсем молодым мальчиком, у которого все в жизни пока должно быть без трагедий. И потому свой вопрос я произнес смело: «Кто у тебя остался дома? Папа, мама?» Он замялся, а я подумал, что он плохо понял мой английский, и повторил вопрос. И услышал ответ: «Папа умер, а мама — хорошо!»

 Как будто меня ударили обухом по голове. Идиот! Надо же было давно спросить у Татьяны Анатольевны все об этой паре. И не имеет значения тот факт, что ты с ними как психолог не работаешь.

...Как красиво скользит по льду Ша Линн, прошедшая через тяжелое детство в многодетной семье, без отца... Везде, где бы мы ни были, я заметил это, она покупает подарки своим братьям и сестре.

 И как красив Оливье! Татьяна Анатольевна уверена, что через несколько лет ему как партнеру не будет равных. И в аэропортах он тоже, если есть время, сразу направляется в магазины сувениров.

 А я радуюсь, что не забыл, вылетая первый раз к Татьяне Анатольевне, захватить книгу Анатолия Владимировича Тарасова «Совершеннолетие», на обложке которой он написал: «Дорогому Рудольфу Загайнову!..» «Почерк узнаете?» — спросил я.

 Она склонилась над книгой, долго-долго молчала и затем тихо сказала: «Толя».

Татьяна и Анатолий Тарасовы

 Выходной, как же ты опасен! Вспоминается всё то, о чем лучше не вспоминать, что отягощает твое настроение и даже делает тебя слабее. Теперь я вспоминаю Лешу и говорю себе: «Трижды идиот!» Это было три дня назад. Он огрызался на каждое замечание тренера, в том числе и на деловые. Потом прервал тренировку и минут за двадцать до ее окончания покинул лед. Когда он проходил мимо меня, я сказал: «Не понял юмора». Но он ничего не ответил мне.

 Обычно, переодевшись, он заходил за мной, и мы вдвоем уезжали в отель, куда Татьяна Анатольевна возвращалась вместе с танцорами примерно через час.  Но сегодня я решил принять сторону тренера и, когда Леша подошел к нам и сказал: «Поехали», я ответил: «Нет, я поеду с ними». Ответил и сразу отвернулся, снова стал смотреть на лед. И вдруг услышал: «Заплакал». Это произнесла Татьяна Анатольевна.

 Я резко повернулся, но Леши уже не было. Мы с тренером стояли и молча смотрели друг на друга. Такой поникшей и растерянной я ее еще не видел.  И знаю: еще один стоп-кадр будет вечно стоять перед моими глазами и будет кровоточить эта новая рана в моей душе. Конечно, надо было поддержать и защитить (!) тренера. Но в то же время надо было учесть, что спортсмен сейчас, за считанные дни до Олимпиады, уже на пределе и требуется самое бережное отношение к его душевному состоянию, ослабленному, и многократно, ожиданием ее начала.

Оставьте свой голос:

429
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Alvilda
Alvilda

Спрашивается и зачем все это? Слава? Она коротка и быстротечна. Деньги? Не думаю, что это действительно великие деньги. Способ самореализации? Но ведь в замен ты отдаешь свою молодость, здоровье, личную жизнь! Слишком уж высокая цена. Мне думается, что не стоит олимпиада таких жертв! А сейчас - это даже не спорт! Это коммерческое шоу!

gav-gav
gav-gav

Alvilda, журналистка как-то спросила у Шараповой: "зачем вы это делаете?". она ответил: "я не могу иначе".
для спортсмена это не коммерческое шоу - это личный путь. а цена есть у всего и добровольное согласие платить или нет.

Alvilda
Alvilda

gav-gav, для спортсмена то понятно, что это вся его жизнь! Деньги у нас редко получает тот, кто пашет как вол!

kuziki_puziki_karapuziki
kuziki_puziki_karapuziki

Alvilda, мне кажется, что изначально это амбиции родителей, а потом, если человек талантлив, то тренера его сами затягивают. Да, и потом, если с детства профессионально занимаешься, то не бросать же на полпути и что кроме спорта они еще умеют?

Alvilda
Alvilda

kuziki_puziki_karapuziki, но ведь родители все знают, осознают вред для здоровья, какой это стресс для ребенка. И все равно почему-то отправляют туда своих деток. Я не могу это понять и осознать, наверное потому что сама ни когда не хотела заниматься каким-либо спортом в серьез.

Ellie_Lane
Ellie_Lane

Alvilda, мне кажется, надо увлекаться спортом, чтобы захотеть отдать туда своих детей и понимать, зачем оно все.

Alvilda
Alvilda

Ellie_Lane, у меня друг был в школе олимпийского резерва по лыжному спорту (с Устюговым, кстати вместе учились), так вот он говорит, что свою дочу никогда и ни за что не отдаст в профессиональнй спорт.

Vadiol
Vadiol

Alvilda, вот по этому вы и не понимаете, без обид. Меня тренер сам нашел на школьных соревнованиях в 5-ом классе, родителям было всё равно. Но какой же это кайф, выигрывать одни соревнования за другими, потому что ты лучше, потому что природные данные у тебя лучше, чем у других. Главное вовремя остановится, чтобы успеть заняться не только спортом, но и наполнением головы. А когда по две тренировки в день, многим не до этого

Alvilda
Alvilda

Vadiol, какие обиды. Я даже спорить не буду, кто не пробовал и не ощущал, тому не понять.

Aphina
Aphina

kuziki_puziki_karapuziki, если у ребенка нет ни желания серьезно тренироваться и полностью ограничиться спортом-сборами-диетами-офп, никакие амбиции родителей не помогут. Это просто невозможно без полного увлечения спортом со стороны ребенка на начальном этапе. А вот потом, когда приходят первые травмы, неудачи - работа тренеров и психологов и родителей. Но успех ребенка- это огромное увлечение ребенка и огромная работа родителей. А вот в дальнейшем успех состоявшегося спортсмена- это адская работа именно спортсмена, мне кажется. Сама знаю несколько девочек шестилетних из самбо-70, занимающихся худ гимнастикой - их расписание это жесть- 5-6 тренировок в неделю по пять часов. Но для них это не работа, не ад и не что-то ужасное, как кажется взрослым.

ezhik
ezhik

Alvilda, деньги большие, ведь олимпийский чемпион- это титул на всю жизнь. Это совершенно другие расценки если будешь потом заниматься тренерством, это рекламные контракты, это возможности для бизнеса, можно в политику пойти итд итп. Но дело не только в этом, спортсмены - это действительно уникальный тип характера. У меня братья в фигурном катании, и я сама 15 лет отдала этому виду спорта, это действительно ад, но я не знаю ни одного чемпиона который сказал бы потом что оно того не стоило

Greenasgrass
Greenasgrass

Alvilda, С другой стороны, а что стоит жертв? Любые достижения, будь это даже менеджмент (как искусство управления), требует жертв. А в жертву спокойной жизни, отсутствию рисков мы часто приносим амбиции и мечты.

gav-gav
gav-gav

как-то резко закончилось. а продолжение будет?

Kaisa
Kaisa

gav-gav, будет, я написала под заголовком что это первая часть. Всего на три части разбила - там очень много.

gav-gav
gav-gav

Kaisa, хорошо) интересный пост. спасибо)

Lapa
Lapa

Kaisa, скорее же! =) очень интересно!

olis888
olis888

как же он фантастично откатал ту олимпиаду, дух захватывает, и невооруженным глазом видно, что человек на пределе, но благо все обошлось, не представляю, что было бы с Ягудиным проиграй он тогда Плющенко.

Kaisa
Kaisa

olis888, прошло 13 лет, но для меня он до сих пор лучший одиночник. Чемпион.

rozancheg
rozancheg

Kaisa, и это была лучшая, несравненная программа. таких больше никто не делал и сейчас не делает.

Kaisa
Kaisa

rozancheg, пару лет назад смотрела чемпионат, по сложности и красоте исполнения, наполненности программы смыслом - те программы Ягудина 10 летней давности - во сто крат лучше. Но это только мое не очень профессиональное и очень предвзятое мнение))

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Битва платьев: Кара Делевинь против Биби Рексы
Плиометрика и йога: 7 правил тренировок Джессики Бил
Принц Гарри дал первое интервью после эссе Меган Маркл о выкидыше
Селена Гомес удостоилась звания "Человек года" по версии журнала People
Сергей Шнуров осудил Басту за концерт в Ледовом дворце в разгар пандемии, а тот ему ответил
Умерла актриса Нина Иванова, звезда фильма "Весна на Заречной улице"
Депутат Европарламента ушел в отставку после участия в антикарантинной гей-вечеринке. Он был противником гей-браков
СМИ: Селена Гомес встречается с баскетболистом Джимми Батлером
Topshop обанкротился: от мечты хипстеров до опалы и надежды на будущее
Уличный стиль знаменитости: Белла Хадид в косухе Harley Davidson и футболке с логотипом Playboy на прогулке в Нью-Йорке
Джимми Фэллон рассказал о младшем сыне Джастина Тимберлейка и Джессики Бил: "Он такой милый"
Битва платьев: Габриэль Юнион против Софии Вергары
В сети появился трейлер нового эпизода сериала "Эйфория" с Зендаей в главной роли
Аня Тейлор-Джой — звезда сериала "Ход королевы" и наших сердец: что мы о ней знаем
Колсон Бэйкер рассказал, что Меган Фокс помогла ему побороть наркотическую зависимость
Кейт Мосс снялась для Vogue спустя 28 лет после дебюта на страницах глянца
Джиджи Хадид поделилась новыми фото, сделанными незадолго до рождения дочери
Пока все дома: Мадонна поделилась редкими кадрами с шестью детьми и молодым бойфрендом