Опубликовано пользователем сайта

Про звезд

История побега Хельмута Ньютона из нацистской Германии

52
История побега Хельмута Ньютона из нацистской Германии

Пост сопровожден фотографиями Ньютона, неподходящими к рассказу Хельмута, но таковы работы признанного мастера.
 

Конец всему наступил 9 ноября 1938 года после «Хрустальной ночи». У нацистов была страсть к цветистым выражениям вроде «Ночи длинных ножей», «Бури и натиска» и так далее.

Во время ученичества у Ивы я посещал разные курсы по фотографии и кинопроизводству в центральной части города. Однажды во второй половине дня я сел в двухэтажный автобус, собираясь поехать на курсы.

Я сидел на крыше автобуса, пока мы проезжали по Курфюрстендамм. Когда автобус миновал Фазаненштрассе, я увидел большой пожар там, где находилась синагога, и услышал крики.

Я не видел, что происходит, но заметил отряды штурмовиков. Автобус ехал дальше по Курфюрстендамм, на правой стороне которой находился еврейский универсальный магазин F. V. Grünfeld – красивое здание из стекла и бетона в авангардном архитектурном стиле.

Магазин был разгромлен штурмовиками. По пути на лекцию я наблюдал все последствия «Хрустальной ночи».

Мать знала номер телефона курсов, которые я посещал, и позвонила туда после моего приезда. «Хельмут, не возвращайся домой. Твой отец уехал в командировку, а тебя ищут». Это был шифр, которым мы пользовались, чтобы сообщить, что человека забрали в концлагерь. Разумеется, после лекции мне все-таки пришлось вернуться домой. У меня в кармане осталась только мелочь для поездки на автобусе. Я не был готов отправиться в подполье без денег, поэтому вернулся на Фридрихсруэрштрассе. Мать была совершенно расстроена и испугана. Я взял самые необходимые вещи, она дала мне немного денег, и я тайком ушел из дома.

Евреев арестовывали по всему Берлину и увозили на допросы. На следующее утро гестаповцы снова пришли к нам домой, надеясь обнаружить меня. Я скрывался в течение двух недель. Днем было негде спрятаться, и лишь вечером я мог рассчитывать на укрытие. Приходилось быть крайне осторожным. Я старался не переходить улицу на красный свет, потому что любой полицейский мог остановить меня и спросить документы, которых у меня не было. Если еврея останавливали, когда он неправильно переходил улицу, его неизбежно отправляли в концлагерь. В дневное время я старался быть как можно незаметнее и не выделяться среди обычных прохожих.

Я часто ходил в кино, причем обязательно приходил к началу сеанса, когда показывали кинохронику, – если человек пренебрегал официальной кинохроникой и приходил к началу фильма, на него могли донести. Все новости были полны гитлеровской пропаганды. Я сидел в зале с бешено стучащим сердцем и слушал, как Гитлер рвет и мечет, призывая расправиться с евреями. Я никогда не опаздывал.

В Австрии и Германии до сих пор еще остались доносчики с нацистских времен. Недавно мы с ассистентом, не сумевшим найти место для стоянки автомобиля рядом с берлинским рестораном, остановились прямо на мостовой. Было десять часов вечера. Из подворотни вышел какой-то старик и стал записывать номер машины. «Что вы делаете, черт возьми?» – осведомился я. «Я должен сообщить о нарушении», – ответил он. Тогда я обратился к нему на берлинском диалекте и сказал: «Отвали, старый пердун, или позвони в полицию!» Стоило посмотреть, как он изменился в лице.

Первые две или три ночи я спал на диване в квартире у кузена Беннета и его жены Эльзы. Поскольку Беннет был «кандидатом в члены СС», это было довольно безопасное место, но Беннет сильно рисковал, укрывая еврейского родственника, поэтому вскоре я ушел. На улице я встречался с другими ребятами, находившимися в таком же положении. Мы обменивались информацией о том, где можно переночевать. Помню, однажды я отправился в Зелендорф и ночевал в большом погребе на вилле, принадлежавшей члену нацистской партии, где было полно таких же бедолаг. Жаль, что я не помню имени этого человека – он укрывал в своем погребе полтора десятка евреев. Естественно, дом члена нацистской партии не подвергался обыскам.

Не могло быть и речи о визите к богатому дядюшке Эдуарду; он побоялся бы принять меня, хотя почему-то считал себя неуязвимым. Он забыл о своем еврейском происхождении и якшался с нацистами, полагая, что они защитят его. Спустя долгое время после нашего отъезда из Германии я узнал от матери, что бедный дядюшка Эдуард окончил свои дни в концлагере. Во время войны, когда в Берлине выдалась особенно суровая зима, кто-то сказал ему, что он должен взять лопату и убрать снег с парадного крыльца своей виллы. Дядя возразил, что он никогда не будет работать лопатой, но наймет человека, который сделает это. О его словах доложили смотрителю еврейского квартала, после чего беднягу отправили в концлагерь, где он пропал навеки.

Мы совершали обходы, и я поддерживал связь с мамой, а через две недели ситуация немного разрядилась. На практике это означало, что нацисты взяли всех евреев, которых смогли арестовать. Причины ареста не имели ничего общего с политикой; на евреев просто устраивали облавы и отправляли их в Ораниенбург, концентрационный лагерь в окрестностях Берлина.

Мать снова начала действовать с энергией, которой никто от нее не ожидал. По каким-то таинственным каналам она узнала, что в штаб-квартире гестапо на Александерплац есть некий почтовый ящик, куда можно опустить письмо с надеждой освободить родственника или получить разрешение на выезд из страны. Она написала письмо, мы отправились на Александерплац и опустили его в нужный ящик. Спустя короткое время мы получили предписание явиться в штаб-квартиру гестапо.

Мы поднялись на пятый этаж. Везде стояла вооруженная охрана. Мы предъявили документы охраннику, и он приказал нам ждать у двери определенного кабинета. Вскоре оттуда прозвучало мое имя: «Хельмут Нойштадтер, еврей». Я вошел, а мама осталась ждать за дверью. В кабинете сидел гестаповец, он был в штатском, а не в мундире. Мне приказали встать перед столом. В углу находился стол, где за пишущей машинкой сидела секретарша.

Как только дверь закрылась, гестаповец принялся во всю глотку орать на меня, называя меня еврейской свиньей и другими оскорбительными кличками, которые были в моде в то время. Затем он прервал тираду и дал секретарше какое-то поручение.

Когда она вышла, его тон совершенно изменился. Он заговорил тихо и очень быстро. Он вручил мне бумаги, необходимые для освобождения отца, и подробно рассказал, где и как я должен получить паспорт. Мне лишь две недели назад исполнилось восемнадцать, после чего в Германии можно было получить официальное удостоверение личности. Он подчеркнул, как важно для меня побыстрее получить паспорт и сразу же после этого уехать из страны.

Минуту спустя в комнату вернулась секретарша, и гестаповский офицер возобновил поток ругательств. «Убирайся отсюда, еврейский ублюдок! – пожелал он мне на прощание. – Вон отсюда, свинья! ВОН ОТСЮДА!» Я ушел так быстро, как мог, но дело было сделано. Мы с мамой пошли в указанное место, и там мне выдали паспорт, действительный в течение года. На каждой странице стоял ярко-лиловый штемпель «J» («еврей»), но документ позволял мне покинуть Германию. Еще раз в жизни мне повезло: я наткнулся на двух порядочных немцев.

Когда я получил паспорт, мама купила мне железнодорожный билет до Триеста и билет второго класса на пароход «Граф Россо» до порта Тяньцзинь в Китае. Для этого она воспользовалась деньгами от продажи Fiat, спрятанными в стопке белья. Мой отъезд был назначен на 5 декабря – меньше чем через месяц после «Хрустальной ночи». Нацисты охотились за иностранной валютой, и меры таможенного контроля были очень строгими. Мне разрешалось вывезти не больше пяти долларов в пересчете на американские деньги, но я мог взять с собой любую одежду и вещи по своему усмотрению. Хотя евреев понуждали к выезду из страны, им приходилось еще и приплачивать за это. Каждый еврей, покидавший Германию, должен был заплатить выездной налог. Упаковав сумки и чемоданы, я составил полный список их содержимого: каждый костюм, каждая рубашка, каждая пара носков. Я взял с собой столько, сколько мог. У меня была пара фотокамер, включая Rolleicord и Kodak, и я надеялся с их помощью зарабатывать себе на хлеб с маслом в следующие несколько лет. Чиновники составили список и опечатали мой багаж. Потом они произвели оценку моих вещей по установленной процедуре. Эту сумму полагалось уплатить полностью нацистскому правительству, и здесь снова помогли деньги, вырученные от продажи машины.

Третьего декабря, за два дня до моего отъезда, домой вернулся отец – или, по крайней мере, тот человек, который был моим отцом. Я был потрясен, когда увидел его. Он сильно исхудал и как будто стал меньше ростом. Ему не нанесли никаких телесных повреждений, но нанесли непоправимый моральный ущерб.

Если днем и ночью ходить раздетым при температуре ниже нуля, на теле не остается следов физических травм. Отец так и не рассказал мне, что с ним произошло. Сразу же после его возвращения мама забронировала два места на корабле, отплывавшем в Южную Америку. Не могло быть и речи о том, что они смогут уехать со мной в Китай. У них не оставалось времени на распродажу оставшегося домашнего имущества, да и в любом случае мой отец едва мог путешествовать в таком состоянии.

Я дорожил этими последними днями, которые мы провели вместе, но мне было больно смотреть на отца. Утром 5 декабря 1938 года я приготовился к отъезду. Все мои пожитки были сложены у входной двери. Мы с отцом немного поговорили перед тем, как я вышел из дома. Он выглядел глубоким стариком. Отец сказал, что очень беспокоится за меня. Когда он обращался ко мне, то всегда называл меня «мой дорогой мальчик». Он очень любил меня, но не питал иллюзий по поводу того, что его сын Хельмут будет серьезным человеком. Таких, как я, в Германии раньше называли Windhund – борзой собакой. Отец прекрасно знал, что мне хочется только заниматься любовью с девушками, фотографировать и весело проводить время. Мне только что исполнилось восемнадцать, и такое поведение было естественным для человека моего возраста.

После прощания с домом родители отвезли меня на вокзал Зоо и проследили за тем, чтобы мой багаж погрузили в вагон. В поезде было полно евреев, уезжавших в Триест по той же причине, что и я. Устроившись в своем купе, я махал им что было сил, когда поезд тронулся от перрона.

Больше я никогда не видел своего отца.





Оставьте свой голос:

1079
+

Комментарии Скрыть комментарии

Войдите, чтобы прокомментировать

AliceinWonderland
AliceinWonderland

Было бы интересно почитать как он нашел себя, и что стало с родителями. Они встретились потом?

meghan_markle
meghan_markle

AliceinWonderland, к сожалению, нет.
У него ещё была жена, с которой он прожил 56 лет до самой его смерти. Недавно узнала.

sineglazaya
sineglazaya

meghan_markle, а родители уехали?

averi0607
averi0607

sineglazaya, да,родителям удалось уехать в Южную Америку,самого Хельмута потом депортировали в Австралию

meghan_markle
meghan_markle

sineglazaya, история умалчивает. Но родители были достаточно состоятельными и , если, жене удалось в самый репрессивный период « выкупить» мужа из концлагеря, думаю после его возвращения они, отправив сына в Сингапур, просто дожили свой век.
Хельмут всегда писал, что очень тоскует по своему дому и родителям, при этом уточнял, что он не любил страну, в которой родился

AliceinWonderland
AliceinWonderland

Всегда нравились его фото, но биографии его не знала

Bordzhia
Bordzhia

AliceinWonderland, у него очень интересная автобиография, я ещё не дочитала, пока на Шанхае.

Dezire
Dezire

Bordzhia, подскажите, как называется книга

Bordzhia
Bordzhia

Dezire, «Хельмут Ньютон. Автобиография»

Bordzhia
Bordzhia

Bordzhia, Шанхай отменился, высадился в Сингапуре. Читайте все - классная книга и жизнь у него.

Lolaalex
Lolaalex

Какой же ужас, читать очень страшно, но люди помогали и рисковали.

Heavydirtysoul
Heavydirtysoul

Lolaalex, интересно, что стало с хозяином виллы, укрываюшим евреев и чиновником. Фигуры не менее трагичные, чем преследуемые евреи...

ladylu
ladylu

Страшно, когда человека так преследуют. Ни за что, просто так. И он, как загнанная зверь, вынужден бежать, чтобы просто спасти жизнь.

russakko
russakko

Вот же интересно! Нормальные люди, иногда даже чиновники гестапо и члены нацисткой партии, всегда прорвутся сквозь асфальт, сквозь бетон, в каком бы атмосфере не жили и попытаются делать что то хорошее…

russakko
russakko

russakko, в какой бы атмосфере )


П.С. Когда ни будь и на сплетнике можно будет отредактировать комментарий!
Сегодня утром я оптимист.
Может 2 гуманных нациста в посте так подействовали…

Josephin_Peladan
Josephin_Peladan

russakko, комменты на Сплетнике редактировать можно - у Вас на это три минуты после отправки :)

russakko
russakko

Josephin_Peladan, Правда? Ой не знала))) спасибо ❤️ Бум знать))

JHo
JHo

russakko, скорее всего он с этого имел деньги. Вот и все.

Lucky_man
Lucky_man

russakko, бабушка рассказывала, что когда их детьми угнали с семьёй на работы в оккупированные территории, был немецкий солдатик, который их, голодных детей, угощал конфетами. Она его запомнила на всю жизнь, и ненависти к немцам никогда не испытывала.
Хорошие люди есть везде, но плохих, к сожалению, всегда больше.

russakko
russakko

Lucky_man, Вот! ❤️ Об этом и речь…

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Илья Варламов об эмиграции группы Little Big: "Еще один пример того, как русская культура бурлящим потоком покидает страну"

Илья Варламов об эмиграции группы Little Big: "Еще один пример того, как русская культура бурлящим потоком покидает страну"

Новости 23667 171
Адель вышла в свет с бойфрендом Ричем Полом

Адель вышла в свет с бойфрендом Ричем Полом

Звездные пары 15472 30
Дочь Мадонны Лурдес Леон снялась в рекламной кампании в стиле нулевых

Дочь Мадонны Лурдес Леон снялась в рекламной кампании в стиле нулевых

Новости моды 10619 58
Рэпера Ар Келли приговорили к 30 годам тюрьмы за педофилию и секс-торговлю несовершеннолетними

Рэпера Ар Келли приговорили к 30 годам тюрьмы за педофилию и секс-торговлю несовершеннолетними

Новости 16730 35
Кирилл Серебренников объявил о закрытии "Гоголь-центра". В сети прощаются с театром: "Это убийство"

Кирилл Серебренников объявил о закрытии "Гоголь-центра". В сети прощаются с театром: "Это убийство"

Новости 13762 132
Джулия Робертс и Джордж Клуни играют бывших супругов в фильме "Билет в рай": первый трейлер

Джулия Робертс и Джордж Клуни играют бывших супругов в фильме "Билет в рай": первый трейлер

Кино 22026 37
Меган Маркл будет бороться за права женщин в США вместе с фем-иконой Глорией Стайнем: "Мы должны оказать давление на Белый дом"

Меган Маркл будет бороться за права женщин в США вместе с фем-иконой Глорией Стайнем: "Мы должны оказать давление на Белый дом"

Монархии 14330 103
От белья до декора: 7 вещей для романтического ужина
Линдси Лохан вышла замуж в свой день рождения
Умер создатель мультфильмов "Чебурашка", "Аленький цветочек", "Снежная королева" Леонид Шварцман. Ему был 101 год
Рианна впервые после рождения ребенка появилась на публике
Ким Кардашьян снялась в рекламной кампании своего бренда SKIMS в стиле 80-х
Моргенштерн* отправил в Россию своего двойника. Он посетил ресторан рэпера, открывшийся под новым названием "Кайф и точка"
Виктория Бекхэм рассказала, как ее вынудили взвеситься в прямом эфире вскоре после родов
Представлен новый портрет княгини Монако Шарлен и князя Альбера II по случаю годовщины их свадьбы
Надежда Толоконникова* дала интервью The New York Times: о криптобизнесе, запрете абортов в США и Путине
Две женщины рассказали о харассменте и насилии со стороны Эзры Миллера
"Токсичная атмосфера и отвратительное поведение": на Рики Мартина подала в суд его бывший менеджер
История. Как натурщица Дина Верни стала музой французских художников и исполнительницей русских блатных песен
В сети обсуждают обложку нового альбома Бейонсе, на которой она позирует обнаженной на коне
Ирина Шихман о закрытии "Гоголь-центра": "Каждый день у меня забирают все то, чем я так гордилась"
Редкий выход: Аврил Лавин вместе с женихом посетила вечеринку в Нью-Йорке
Хореограф и худрук балета МАМТ Максим Севагин рассказал о "культуре отмены", "новой этике" и блэкфейсе в "Баядерке"
Даню Милохина сравнили с Юрием Шатуновым. Милохин ответил: "Мое мастерство посоперничает с Элтоном нашим Джоном"
Филипп Киркоров с размахом отпраздновал день рождения сына. Среди гостей были Татьяна Навка, Тимати, Яна Рудковская