Опубликовано пользователем сайта

Про звезд

Отрывок из книги Игоря Григорьева о 1990-х

261
Отрывок из книги Игоря Григорьева о 1990-х

Нарисовавшись однажды на пороге квартиры Ирины Понаровской, я предложил ей гастроли в Таганроге — городе, где, как вы понимаете, у меня было все схвачено. Понаровская в тот год спела «Рябиновые бусы» и была популярной.

В Таганрог мы приехали втроем — я, певица и фонограмма. Город был в ажитации и суматошливо хлопал дверьми. Нас провезли на лошадях в открытой карете по Ленинской, главной улице города, которую по этому случаю перекрыли, отворили подсобку ювелирного магазина «Самоцветы», где Ирина приобрела бриллиантовое колье по отпускной цене, закрыли на спецобслуживание главный ресторан города «Театральный» при Театре Чехова, где мы отобедали азовской белугой и донскими раками, а вечером не избалованным большими гастролерами горожанам распахнул двери Таганрогский дворец комбайностроителей, в котором мы дали два концерта.

Дворец дважды трещал от аншлага и ревел от счастья — в 17:00 и 19:00. За день я, как директор программы, официально по Закону о кооперации заработал одну тысячу рублей. То есть полугодовой оклад среднего советского человека. А несредних тогда и не было. Ни богатых, ни нищих. Так что, скажем так, в тот памятный вечер я получил на руки суточную зарплату 180 людей простых, обычных, соответствующих строю и законам страны, под которой вдруг треснула почва.

Мне понравился новый закон, мне нравилась Ирина. Ирину устраивал я. Мы вместе стали утюжить страну вдоль и поперек.

Схема была простой. В любом самом затрапезном городе — стоило ткнуть наугад в карту — простаивал без дела какой-нибудь дворец спорта. Я звонил директору, договаривался о концерте, выезжал за пару недель, чтобы расклеить афиши, потом мы с Ириной торжественно въезжали в город, давали два фонограммных концерта — в 17 и 19, я снимал кассу, отстегивал директору за аренду и еще чуть-чуть за содействие и понимание, укладывал пачки денег в чемодан, и мы переезжали к другому дворцу. После недельного тура я привозил в Москву два чемодана денег. И это не оборот речи. Это были два пластиковых «дипломата», набитых наличностью.

Из аэропорта мы ехали на улицу Новаторов в квартиру Ирины. Там я вываливал содержимое чемоданов на стол, забирал свои десять процентов, мы били по рукам и разбегались до следующего чеса. За неделю я мог заработать на трехкомнатную кооперативную квартиру где-нибудь в районе Юго-Западной, а Понаровская на три трешки на Кутузовском.

Я был студентом МГИМО, ездил на «Хонде Прелюдии», одевался у Зайцева, отоваривался в «Березке», пил бейлис в «Айриш Баре» на Калининском. Мне было 22. Я жил очень, очень неплохо.

Через год запахло жареным. В стране кончились деньги.

В одном интервью экономист Гайдар сказал, что концом Советского Союза следует считать не 1991 год с его путчем и пущей, а 1985-й, когда саудовский нефтяной министр Ямани отпустил добычу нефти в бассейне Аль-Гавар и обвалил цену на нее в шесть раз. Союз попыхтел на запасах еще пару лет и приостановился.

Валюта кончилась, покупать еду за границей стало не за что, а своей еды не было — заводы стояли истуканами, колхозы лежали пластом.

К 1989 году в магазинах кончились продукты. Ввели талоны на все съестное — на колбасу, сахар, соль, чай, масло, водку, муку. На все, чем утоляются жажда и голод.

Я помню, как в Москве одним днем закончился хлеб, и мы, мажоры-мгимошники, отобедав в ресторане «Баку» на Тверской, присоединились к митингу народного возмущения. Упершись в Манежную, шествие замешкалось, соображая, в какую сторону двигаться дальше — направо штурмовать Кутафью башню или налево брать Госплан.

— К могиле неизвестного салата, товарищи! — выкрикнул из толпы безымянный острослов, но его тут же зашикали голодные манифестанты.

По телевизору в популярной юмористической программе «Оба-на!» показали похороны еды — по Тверской шла шутейная траурная процессия и несла гроб с харчами.

Но дела в стране были нешутейными. Население в 280 миллионов голов накрывал голод.

Очереди, очереди, очереди. Казалось, в них стояли из принципа. Покупать все равно было нечего и не на что.

Страна, разгоняясь, лихо летела в тартарары, и никто не понимал, что с этим делать.

Утром 19 августа 1991 года меня разбудил стук кулака в дверь моей комнаты в общаге на Новочеремушкинской. Стучали так сильно, что я сдрейфил. Было семь утра.

— Кто там? — проскрипел я спросонья, выпрыгнул из кровати и спрятался за шкаф.

С таким стуком ко мне уже однажды приходили. После аферы с румынкой Пауницей Ионеску, которую я прокатил по сочинскому взморью, выдавая ее за американскую джазовую певицу Стеллу, черноморские коллеги-кооператоры приезжали в Москву меня бить.

— Это Альбина! Открывай давай! — проголосила из коридора комендантша общежития, с которой я дружил из бытовых соображений.

Я распахнул дверь. Передо мной стояла красная, как помидор, женщина. Было видно, что она знала что-то такое, чего не знал я.

— Чего спишь, дурак? Танки в городе. Война! — проревела комендантша и пошла по коридору стучать дальше.

— Какая нах*** война? — возмутился я и высунулся из двери. — У меня самолет на Америку.

— Телевизор включи. Самолет у него на Америку, — фыркнула Альбина и забарабанила в дверь соседа Коли.

К концу 1991 года страна, в которой я родился, окончательно исчезла с лица земли. На ее месте, известном ранее как «одна шестая суши», лежало прохудившееся и разорванное лоскутное одеяло. В некоторых местах оно горело, в некоторых — чадило.

Под одеялом пряталось великое множество беспризорных сокровищ — самотлорская нефть, уренгойский газ, печорский уголь, норильский никель, колымское золото, якутские алмазы, много лесов, полей, рек. И Курская магнитная аномалия. Все это лежало, стояло, росло, текло, булькало, сверкало, разливалось, переливалось и ждало новых хозяев. Хозяева не заставили себя долго ждать. Они появились как бы из ниоткуда, но это не так.

Пионеры бизнеса — вчерашние лаборанты экспериментальных НИИ, инженеры-технологи промышленных производств, варщики джинсов, торговцы медными браслетами, сбытчики поддельного коньяка Camus, держатели приватизационных ваучеров, распространители фальшивых авизовок, фарцовщики, валютчики, утюги, кидалы, ломалы и прочие обладатели живого и изворотливого ума, поднаторев на первых кооперативных опытах, уже сидели на ветках и, подобно капским грифам, не сводили глаз с истощенного и испускающего дух бизона. Чудище еще дышало, но грифы уже спрыгивали вниз, клевали тушу и бранились из-за лучших кусочков.

Это были «новые русские». Вскоре все деньги и материальные ценности «одной шестой суши» стали крутиться вокруг этого изумительного отребья.

Страну покрыла паучья сеть гангстерских картелей. Они комбинировали, прессовали, крышевали, отмывали, отжимали, убивали, тили-тили, трали-вали, и также отстреливали друг друга. Выжившие отправлялись дальше.

Брать власть.

Оставьте свой голос:

3144
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

oLavrov
oLavrov
Показать комментарий
qweewq
qweewq

Да вы что, девяностые годы это же святые, как утверждает Наина Ельцина, кто бы сомневался, с учётом того как обустроилась их семейка и сама Наина, непонятно за какие заслуги ныне за государственный счёт живёт как при коммунизме.

hit_me_baby_one_more_time
hit_me_baby_one_more_time

qweewq, У меня последнее время всё сильнее чувство 90х годов, мы к ним мчимся (назад в будущее) на полном ходу. Но если тогда мы были уверены/надеялись на лучшее будущее, сейчас только негативный мысли.

Tasha_Mia
Tasha_Mia

hit_me_baby_one_more_time,
мы уже там. На днях была в бюджетном обувном магазине. Нежно его люблю - там всегда тапочки и варежки покупаю. Так по громкоговорителю предлагалась новая услуга магазина - приобрести обувь в рассрочку. Мы в глубокой яме(

hit_me_baby_one_more_time
hit_me_baby_one_more_time

Tasha_Mia, Только в этот раз, к моего глубочайшему сожалению, боюсь страна новые 90-е не переживет.

Tasha_Mia
Tasha_Mia

hit_me_baby_one_more_time, да, ладно? А что с нами будет? Мы крепкие: народ!

Norma
Norma

hit_me_baby_one_more_time,

pink-pig
pink-pig

Tasha_Mia, да нет мы пока в 88 только без талонов и партсобраний

hit_me_baby_one_more_time
hit_me_baby_one_more_time

pink-pig, Точно! Это ещё только 88, вся жесть ещё впереди...

ladylu
ladylu

pink-pig, в 88 был жесткий дефицит всего. Так что мы, к счастью, не там. Все есть, только денег у людей очень мало.

pink-pig
pink-pig

ladylu, так а я о чем написала? Дефицит денег сейчас, какая разница чего дефицит? Экономика в стадии удушения и у криминальной части населения чешутся зубы уже 20й год - чем вам не 88?

Tasha_Mia
Tasha_Mia

pink-pig, как определили? По каким признакам?

pink-pig
pink-pig

Tasha_Mia, так я ж напейсала

pink-pig
pink-pig

Tasha_Mia, по каким признакам

Charley
Charley

Tasha_Mia, да чего уж там...в Кемеровской области есть продуктовые супермаркеты с рассрочкой

hit_me_baby_one_more_time
hit_me_baby_one_more_time

Charley, Серьёзно? Мать моя женщина, мы скоро будем страной третьего мира!

Itsmeagain
Itsmeagain

hit_me_baby_one_more_time, мы всегда ею были.

devon
devon

Charley, в москве где-то тоже видела, продуктовые((

Charley
Charley

devon, "прогресс" не стоит на месте...или все-таки регресс?

Anita0
Anita0

Tasha_Mia, такое может писать только тот, кто в 90-е вообще не жил...

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Тест: насколько хорошо вы помните фильм "Титаник"?
Джастин Теру рассказал о своих отношениях с бывшей женой Дженнифер Энистон
Сын Натальи Водяновой Лукас рассказал об отношениях с родителями, планах на будущее и работе в мире моды
Бывшие супруги Дмитрий Исхаков и Полина Гагарина провели вместе день ради дочери
Дженнифер Лопес и Алекс Родригес объявили о расставании: "Нам лучше остаться друзьями"
Лето на "Сплетнике": Ксения Собчак, Регина Тодоренко, Элизабет Херли и другие делятся новыми фото в бикини
Женщина, которая не только поет: за что еще мы любим Аллу Пугачеву
Парад плащей: три классных весенних образа на каждый день от Рози Хантингтон-Уайтли
Вышел первый тизер фильма "Декабрь" с Александром Петровым в роли Сергея Есенина
Яна Рудковская и Евгений Плющенко с сыном, Агата Муцениеце, Юлия Барановская на презентации олимпийской формы
Пиппа Миддлтон на прогулке с новорожденной дочерью в Лондоне
Новый краш: в TikTok сходят с ума по сексапильному двойнику Гарри Поттера
Шон Пенн с женой Лейлой Джордж на ужине в Малибу
Максим Галкин вместе с детьми поздравил Аллу Пугачеву с днем рождения: видео
Уличный стиль знаменитости: Ирина Шейк в сапогах с животным принтом на прогулке с дочерью в Нью-Йорке
Кейт Миддлтон и принц Уильям поделились новыми семейными снимками в память о принце Филиппе
Битва платьев: Кэти Перри против Ксении Собчак
Обида на родителей, брак с Харламовым и секс-скандал: что мы знаем о ярких главах из жизни Кристины Асмус