Опубликовано пользователем сайта

Про кино

«Хрустальный»

103
«Хрустальный»

Психологический детектив «Хрустальный» — сериал, созданный на основе реальных событий «МТС Медиа» в сотрудничестве с продюсерской компанией «Среда». В картине затрагивают тему домашнего насилия и детских психологических травм.

Российский сериал «Хрустальный» вошёл в конкурс Нью-Йоркского кинофестиваля  — РТ на русском

9 июня на площадке «Старт Хаб» состоялась дискуссия о сериале. Организаторы — онлайн-кинотеатр KION совместно с проектом «Сноб» и порталом «Такие дела».

Сюжет «Хрустального» — история о том, как главный герой Сергей возвращается в родной город, чтобы найти орудующего там убийцу детей. Во время расследования ему придется встретиться со старательно забытыми собственными детскими психотравмами.

Хрустальный»: Никуда не уходит детство - обзор сериала - фотографии -  Кино-Театр.Ру

Создатели опасались, что тема детских психотравм настолько табуированная, что зрители не смогут ее воспринять. Однако в обществе созрела ситуация, когда об этом говорить хочется, отметила Наталья Исакова, креативный продюсер сериала.

Сериал «Хрустальный»

Сценарист и автор идеи сериала «Хрустальный» Олег Маловичко добавил, что удивлен, потому что сильно стигматизированный главный герой получил одобрительный отклик.

У нас каннибал? Зачем смотреть сериал «Хрустальный» | КиноРепортер

«Этот сериал надо было назвать «Брат-3», потому что впервые за десятилетие у нас появился герой времени. Два героя, два брата — изломанные, поломанные с детства, преданные и предающие, мучившие и мучающиеся сами»,

— заметила Елена Афанасьева, ведущая «Эха Москвы», директор креативного планирования Первого канала.

Кадры из сериала. Фото предоставлено KION

68% респондентов, которых били в детстве, оправдывают это и говорят, что их били заслуженно. Таков результат опроса  группы компаний «Михайлов и партнеры».

По мнению психолога центра «Насилию.нет» (внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агентаЕлены Голяковской, сериал «без киношной искусственности» показывает ситуацию насилия и его последующего переживания.

Брата за брата не в ответе: рецензия на сериал «Хрустальный»

«Я работала с подростками, обращающимися в центр. И помимо того, что им важно понять, что они не виноваты, им нужно, чтобы их выслушали, не перебивая, и выдержали ту историю, которую они рассказали», — отметила она.

«Это история, в которую могут попасть все», — добавила другой психолог «Насилию.нет» Юлия Юркевич.

Герои сериала «Хрустальный»:

Хрустальный». Сериал, который может шокировать российское общество | Я  люблю кино | Яндекс ДзенАнтон Васильев - Сергей Смирнов, Николай Шрайбер - Геннадий  Пронченко  

Сериал Хрустальный (2021) - отзывы, комментарии, актеры - Кино Mail.ruЕкатерина Олькина - Алена Пронченко, жена Геннадия

Карина Разумовская - актриса - фильмография - Хрустальный (2021) -  российские актрисы - Кино-Театр.РуКарина Разумовская - Ирина Владимировна Крупенникова, учительница химии, подруга детства Сергея

Дарья Екамасова (Darya Ekamasova) - актриса - фильмография - Хрустальный  (2021) - российские актрисы - Кино-Театр.РуДарья Екамасова - Катя Сказка

Дмитрий Куличков - актёр - фотографии - российские актёры - Кино-Театр.РуДмитрий Куличков - Барс

Сценарист Олег Маловичко о сериале «Хрустальный» и маньяках - Афиша DailyСценарист Олег Маловичко

«Хрустальный» — один из первых оригинальных сериалов нового онлайн-кинотеатра KION. По сюжету один из лучших «охотников на маньяков» в Москве приступает к расследованию похищений и убийств мальчиков в родном городе Хрустальном. Сценарий написал автор «Метода» Олег Маловичко. О саморазоблачении в своих текстах он рассказал в интервью «Афише Daily».

— Один известный режиссер, сделавший себе имя на историях про маньяков, сказал такую фразу: «Думаю, люди — извращенцы. На этом построена моя карьера». Чем вы можете объяснить популярность историй про серийных убийц?

— Я вынужден, наверное, присоединится к этому режиссеру. Всякий человек обладает некоторым количеством парафилий. У кого‑то они скрыты, одни их контролируют, а другие не могут. Поэтому рассказ про серийных убийц — это рассказ про всех нас. И сейчас скажу страшную вещь, но мы подключаемся к серийным убийцам, ведь это какая‑то подавленная часть нашей личности, которую мы победили, но знаем, что она продолжает в нас существовать. Поэтому очередным сигналом стоп для этой части личности становится просмотр таких лент: это тот случай, когда тебе страшно и неприятно, но ты не можешь при этом оторваться, что‑то трогает тебя в твоем подсознании.

Наверное, наш внутренний убийца в это время смотрит в зеркало.

— При этом все чаще в публичном поле начинается дискуссия, что любое интервью, документальный фильм, сериал или полный метр о маньяке — это романтизация его образа. Как вы относитесь к такой полемике?

— Не согласен с мнением, что фильмы о серийных убийцах повышают градус насилия в обществе. Мне кажется, динамика как раз обратная: это своего рода способ спустить пар и остановиться. Точно так же и компьютерные игры не провоцируют агрессию и стрельбу в школе. Мы все время пытаемся вынести какое‑то окончательное решение, можно снимать про маньяков или, наоборот, категорически нельзя. На мой взгляд, все зависит от каждого конкретного случая. Всегда дело в такте автора — его способности поговорить о случившемся тактично и сделать вывод, который далек от восхваления, который заставляет нас обратить внимание на это явление, сочувствовать и помогать не маньяку, а его жертвам.

Мы должны говорить обо всем открыто, но при этом проявлять такт. Если мы запретим фильмы о серийных убийцах, то они никуда не исчезнут. Из истории мы знаем, что самые страшные серийные убийцы действовали в обществе, где о них не упоминали. Нельзя замалчивать вообще ничего, ведь молчание работает на насильника.

— Про «Метод» вы говорили, что этот сериал задает вопрос, можем ли мы на зло отвечать злом или все-таки нужно отвечать прощением. Какой вопрос в таком случае задает сериал «Хрустальный»?

— Для меня это разные истории. Если в «Методе» мы больше смотрели на зло, которое несут в себе серийные убийцы, то в «Хрустальном» главным было исследовать героя и его травму. Все остальное, что происходит в сюжете, — это просто способ поднести зеркало к нему. Здесь мы смотрим на героя и пытаемся понять, как травмированное добро пытается выжить через зло, как оно пытается понять себя и восстановить.

© KION

— Город Хрустальный в сериале — это реальный прототип или собирательный образ провинциальных городков России?

— Я бы даже сказал, что этот город не столько собирательный, а, не побоюсь этого слова, архетипический. Есть такой тип умирающего моноресурсного города, живущего на дотации и утратившего смысл существования.

— В вашей биографии есть такой же город Хрустальный, и вы говорили, что хотели бы туда вернуться, но не ногами, а через рефлексию. Сценарий «Хрустального» стал такой рефлексией?

— Да, безусловно. Город, в котором я рос, до недавнего времени назывался Красный Луч, там началась война в 2014 году. И впервые идея этого сериала возникла, когда я прочитал новость о том, что власти Украины переименовали город. Теперь Красный Луч называется Хрустальный [на подконтрольной Украине территории]. Меня поразило несоответствие этого звенящего названия тому, что там происходило в этот момент, там ведь шла война. Война в Хрустальном — это само по себе оксюморон. Так родился образ сериала, который на самом деле рассказывает о детстве.

«Хрустальный» для меня история о том, что мы всегда на плечах тащим свое детство. Мы не всегда об этом думаем и вспоминаем, но на нас всегда давит этот столб. Мы не носим с собой свои двадцать и тридцать лет, но свои пять, восемь, десять или двенадцать лет носим всегда. И я попытался через этот сериал разобраться в том, что такое детство, как бы страшно это ни звучало для сериала, который в некоторых моментах уходит в хоррор.

— Еще одна ваша цитата: «Любой сценарий — это обнажение и эксгибиционизм». Так работает каждый сценарист или в начале своего пути авторы неохотно откровенничают в сценарии?

— Первые сценарии, наоборот, самые голые. Вам не надо приходить к психиатру и долго рассказывать о себе, достаточно дать свои первые сценарии. Не помню, кто это сказал, но меня поразила цитата: «Первые сценарии пишутся кровью, а дальше уже мастерством». Вначале сценарии самые откровенные, но это не значит, что они самые хорошие, потому что только потом появляется опыт и мудрость. Мой первый сценарий — это фильм «Домовой», и он с моей стороны был довольно искренним и автобиографичным. Центральный персонаж этой истории Антон Праченко… внезапно я подумал, что он в чем‑то родственник главного героя Сергея Пронченко из «Хрустального». Это примерно один психотип, и я только сейчас заметил их похожесть. Безусловно, я в очень высокой степени отождествляю себя и с первым, и со вторым.

В главной роли в сериале «Хрустальный» снялся Антон Васильев («Ученик», «Звоните ДиКаприо!», «Спутник»)

— Как бы вы описали этот психотип?

— Это рефлексирующие травмированные люди, которые постоянно пытаются заглянуть к себе внутрь и заигрывают со злом в себе. Они не понимают, хорошие они или плохие, но хотят быть хорошими. Постоянно что‑то себе пытаются доказать. Это люди подполья, которые то ли боятся сорваться, то ли, наоборот, хотят этого.

— И Праченко, и Пронченко топят свои проблемы в бутылке. Так поступают многие герои российского кино. Почему алкоголь — это первый же путь, который они выбирают?

— Вопрос не к России, алкоголизм — это общая беда. Я не готов отвечать за весь российский кинематограф, и в моем случае я давно завязал с выпивкой, но при этом у меня были проблемы с алкоголем. Наверное, в алкоголе есть то, чего нет в наркотиках, которые более требовательны к тебе. Это отдельная сущность, алкоголь в большей степени представляется тебе твоим союзником, его не окружает такая волна общественного порицания. Алкоголики не так стигматизированы в обществе, в какой‑то степени их недуг кажется даже неким романтическим флером, поэтому алкоголизм более социально приемлем и, наверное, кажется лучшим выходом из ситуации стресса.

Опять же, вспоминая примеры западного кино и разных травмированных персонажей, например, Раста Коула из «Настоящего детектива», именно алкоголь является реакцией номер один на травму, а не уход в работу или социальная замкнутость. Думаю, это интернациональная беда.

— Есть ли у кино и сериалов терапевтический эффект?

— Я не очень верю, что кино меняет людей — по ту или другую сторону экрана. Тяга измениться, заняться спортом, стать лучшим человеком, которую мы испытываем, выйдя из кинозала, продолжается в течение пары часов. Если терапевтический эффект и есть, то он кратковременный. Меня в куда большей степени меняют события личной жизни, чем моя работа.

Не думаю, что написание сценариев или просто кино меняют нас больше, чем любая другая работа. Думаю, что работа хирургом или авиадиспетчером меняет человека намного сильнее, чем кинодеятельность. В случае со сценариями, даже наоборот, я не исключал бы и негативного эффекта от самокопания и возгонки эмоций.

— Я читал ваш монолог на Esquire с заголовком «Я могу говорить» про психологию жертвы и насилие. После просмотра двух серий «Хрустального» у меня возник вопрос: эта работа для вас с максимальным самообнажением?

— Одна из, скажем так. Продолжая нашу предыдущую тему про эксгибиционизм в сценариях, безусловно, в «Хрустальном» максимальное количество событий и ситуаций, свидетелем, а иногда и участником которых я был. Здесь мне меньше всего хотелось сделать детектив и больше всего хотелось рассказать историю о том, как иногда выглядит жизнь в подобных городах. Поэтому мы больше концентрируемся на быте и человеческих историях, чем на отпечатках и поисках, кто и что сделал. Город Хрустальный существует не отдельно от героя, и он буквально говорит: «Я никуда не уезжал, уехать отсюда невозможно». Простым перемещением себя из Хрустального в Москву ты не решаешь своих проблем, и для героя поездка в Хрустальный — это принудительная проработка травмы.

— C 2013 года вышло семь проектов компании «Среда», в которых вы выступили автором сценария. С учетом обострившейся конкуренции за авторов в российском кино — есть ли у вас эксклюзивный договор со «Средой»?

— Я связан с ними эксклюзивом по сериалам и свободен писать полный метр. Но сейчас выстраивается работа таким образом, что работа со «Средой» поглощает практически все свободное время. Она требует полного включения уже на всех уровнях производства, и ты должен сам выбирать или одно, или другое. Сейчас я делаю выбор в пользу «Среды»: теперь, помимо написания сценариев, я займусь продюсированием сериалов, причем не только тех, для которых сам пишу сценарии. Буду заниматься некоторыми сериалами исключительно как продюсер, в том числе работать и со сторонними сценаристами.

— В разработке скольких проектов одновременно вы будете участвовать?

— Сейчас я участвую как главный сценарист в трех проектах и еще три-четыре веду как продюсер.

— О каких проектах, где вы работаете как продюсер и как сценарист, мы узнаем в ближайшие полгода?

— Сейчас можем говорить о нашем магистральном проекте под названием «Нулевой пациент», который мы делаем с «Кинопоиском». Это своеобразный жанровый кроссовер, который сочетает в себе и ретродраму, и медицинский триллер, и в какой‑то степени фильм-катастрофу. Мы пытаемся художественно осмыслить вспышки эпидемии ВИЧ в Элисте в 1988 году. Недавно выезжали в Элисту небольшой экспедицией, собирали материал, встречались с жертвами этой трагедии, и сейчас основные наши силы сосредоточены на этом проекте.

Также ждем премьеры некоторых историй, чтобы оценить возможность продолжения. Среди них «Пищ:)к», который выйдет на «Кинопоиск HD» уже 19 мая, и «Хрустальный».

Oдна из рецензий на сериал с кинопоиска от пользователя Dmitry-0065

Как мне показалось этот сериал не о маньяке, не о 'дырявом', но благородном следователе, не о сращивании мафии и властных структур, не о воспоминаниях, которые всегда с тобой.

Этот фильм о демонах, которые просто вжились в провинциальных маленьких городках современной России. В таких городках нет справедливости, нет перспектив, нет выхода. А есть одна простая философия ' не тронь говно, а то вонять будет', именно такой смысл у неоднократно повторенной фразы 'ты уедешь, а нам тут жить'. Такие городки просто культивируют грехи на навозе взаимной повязанности.

Сериал, нереалистичен в совокупности сюжетных линий в одном месте и в одно время, но очень точен по отдельности в каждом случае, и конечно, он на реальных событиях. Очень в этом смысле напоминает, как ни странно 'Ольгу' с отдельно взятой семьей, в которой оказались все семейные проблемы современной России. Так и тут, в отдельно взятом городке оказались все 'прелести'.

Сериал, на мой взгляд, поучителен, тем, что нужно что-то совершенно запредельное для такого вот милого городка, чтобы мысль о том, что говно не надо трогать, трансформировалась в мысль, о том что говно надо убирать, а не жить с ним. Для этого нужны вполне реальные Цапки, дело Ангарского маньяка, Чикатило в конце-концов. И режиссер выбрал самое верное - очень табуированную тему - педофилию с убийствами.

Только запредельный ужас и люди, которые готовы взять на себя роль разгребателей Авгиев конюшен, способны всколыхнуть болото современного равнодушия и запредельного беззакония. Спасибо за сериал.

Как вам сериал? Обсудим? 

Психологическая травма длинною в жизнь: О чем на самом деле сериал  «Хрустальный» от автора Олега Маловичко - Ведомости

Оставьте свой голос:

400
+

Комментарии Скрыть комментарии

Войдите, чтобы прокомментировать

JoannaS
JoannaS

Очень неплохой сериал, четко выстроенный сюжет, по крайней мере в первой половине фильма точно, продуманные герои, визуал, вот только концовку слили. Жаль, сериал мог получиться ещё более качественным

precisely
precisely

JoannaS, А мне наоборот показалось, что первая серия совсем Россия-2, а концовка отличная

alissaT
alissaT
Показать комментарий
OlgaHlebkova
OlgaHlebkova

JoannaS, Ничего качественного в этом сериале я не увидела.

oly
oly

Мне понравился, но маньяка угадала во второй серии.

Atmosphere
Atmosphere

oly, а я не угадала, думала на другого весь сериал

oly
oly

Atmosphere, даже интересно на кого?)

Atmosphere
Atmosphere

oly, СПОЙЛЕР!!!

На Барса

oly
oly

Atmosphere, мой муж тоже так считал)

Atmosphere
Atmosphere

oly, я рассуждала так, что он зажравшийся и о..евший от вседозволенности мог уже так начать развлекаться
Тем более у него был эпизод в подростковом возрасте с главным героем

alissaT
alissaT

Atmosphere, Барс слишком явный неадекват и садист, об этом все знали, поэтому он не мог быть маньяком. Маньяки тем и живут, что скрывают свою истинную сущность.

Atmosphere
Atmosphere

alissaT, я думала, что на него как раз не подумают, потому что он весь вроде на виду, наглый на поверхности, как раз у такого может ещё быть тайное нутро

tartuf006
tartuf006

Atmosphere, с Барсом, если честно смешно немного.
явный деградат и садист с малых ногтей, нате местный олигаршенок повязанный на губернаторе, в «умирающем городке»

его «красная комната» атас:))))
да, в самом конце, мужчины города открылись с новой стороны, персонажи имею ввиду

Dagmara
Dagmara

Чтение мыслей на сплетнике, я вчера первую серию посмотрела ПОЖАЛСТА НЕ СПОЙЛЕРИТЕ))) категорически не нравится актер в главной роли, надеюсь, это пройдет и я им проникнусь. Потому что отзывы действительно хорошие, а после трэшового Метода 2 хочется крепкого неплохого русского сериала на данную тему.

nify
nify

Dagmara, у актера в главной роли не нравится только голос (подпивасный какой-то) ии есть сильное подозрение, что из него пытались сделать эдакого рэйфа файнса по-нашему, т.к. вне образа сходство минимальное. как было в "Спящих", что из Рогожкиной сделали Тильду.
а так - оч сильно сыграл.

Atmosphere
Atmosphere

nify, а мне главный герой внешне Бредли Купера напоминал

Blackdahlia
Blackdahlia

Atmosphere, есть что-то общее

alissaT
alissaT

Atmosphere, Васильев гораздо симпатичнее Купера, по крайней мере на лицо.

Blackdahlia
Blackdahlia

Dagmara, так вы выйдите из поста, да и смотрите дальше, мы же вам не мешаем

precisely
precisely

Dagmara, вы его полюбите постепенно) проверено на себе))

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

В сеть слили адрес Монеточки. Теперь ей придется продать квартиру
"Новый уровень маразма": что пишут в сети про уголовное дело против Ивана Волкова — автора инсталляции в виде фекалий
Модная битва: Пенелопа Крус против Кристен Стюарт
Рианна и дочь Мадонны Лурдес Леон снялись в новой кампании бельевого бренда Savage x Fenty
В США хотят снять веб-сериал по "Гарри Поттеру" с трансгендерными и небинарными актерами
Forbes назвал самых высокооплачиваемых спортсменок 2021 года
Off-duty: дочь Хайди Клум Лени на прогулке в Лос-Анджелесе
Хабиб Нурмагомедов запускает сеть фастфуда
Жена рэпера Моргенштерна Дилара прокомментировала его романы до свадьбы
Кайл Маклахлен, Джефф Голдблюм и российский музыкант Олег Седанцов: как прошел мужской показ Prada в Милане
Битва обложек: Elle против Vogue
Звездный Instagram: как знаменитости провели первую рабочую неделю 2022 года
Off-duty: Кэмерон Диас с мужем Бенджи Мэдденом в Лос-Анджелесе
Принц Гарри планирует судиться с правительством Великобритании, чтобы вернуть охрану для себя и Меган Маркл
Вера Брежнева с сестрой отдыхает на Мальдивских островах
Талисман на год: украшения со смыслом в новой подборке лукбуков
Глава Союза женщин России Екатерина Лахова "пожалела" россиян, не вступивших в брак до 30 лет
Канье Уэста не позвали на день рождения дочери Чикаго — он сам вычислил, где проходит вечеринка