Опубликовано пользователем сайта

Что читаем

Обучение и образование дворян

113
Обучение и образование дворян

Часто в разговорах о России, которую мы потеряли, упоминается дворянство, как образованное и интеллектуальное общество, но так ли это было на самом деле?

В России помимо нескольких семей аристократии и столичных дворян, проживали тысячи провинциальных и мелкопоместных дворян. И далеко не все из них были образованы, а хорошо образованы единицы.

Если вы услышите от каких-либо очень пожилых людей, что их бабушки-дворянки знали по два иностранных языка, имели библиотеки и играли на музыкальных инструментах, сделайте простой расчет, посчитайте, когда они учились. И выяснится, что это – 90-е, много 80-е гг. ХIХ в., когда в России было около десятка университетов, около полутора десятков высших специальных учебных заведений, тысячи гимназий, прогимназий, и других учебных заведений, десятки тысяч профессиональных учителей, специально созданные программы и учебники и, самое главное, понятие о том, что надобно учить детей. Всего этого не существовало не только в ХVIII в., но и десятками лет позже, до середины ХIХ столетия, пока не рухнуло крепостное право и не выяснилось, что надобно учиться, просто чтобы прожить. 

А как в общем осуществлялось образование?

Вот сын помещика средней руки из Орловской губернии и уездного предводителя дворянства, Афанасий Фет. «Понятно, что при денежной стеснительности нечего было и думать о специальном для меня учителе. Положим, сама мать при помощи Елизаветы Николаевны выучила меня по складам читать по-немецки; но мама, сама понемногу выучившаяся говорить и писать по-русски (мать Фета была немка. – Л. Б .), хотя в правописании и твердости почерка превосходила большинство своих соседок (! – Л. Б. ), тем не менее не доверяла себе в деле обучения русской грамоте… Один из них (поваров, обучавшихся в Английском клубе. – Л. Б. ), Афанасий, превосходно ворковавший голубем, был выбран матерью быть первым моим учителем русской грамоты… Вероятно, под влиянием дяди Петра Неофитовича отец взял ко мне семинариста Петра Степановича, сына мценского соборного священника. О его влиянии на меня сказать ничего не могу, так как вскоре по водворении в доме этот скромный и, вероятно, хорошо учившийся юноша… получил хорошее место… С отъездом Петра Степановича я остался снова без учителя… С тем вместе я поступил на руки Филиппа Агафоновича (старика-крепостного. – Л. Б. )… Так как мне пошел уже десятый год, то отец, вероятно, убедился, что получаемых мне уроков было недостаточно, и снова нанял ко мне семинариста Василия Васильевича… Для возбуждения во мне соревнования в науках положено было учить вместе со мною сына приказчика Никифора Федорова Митьку. При тогдашнем детоубийственном способе обучения не могу не посочувствовать мысли посадить ко мне в класс Митьку… Между тем и Василий Васильевич… получил место сельского священника, и я снова пробыл некоторое время без учителя. Но вот однажды прибыл новый учитель… Андрей Карпович… Прибыл он из дома богатых графов Комаровских… Правда… система преподавания «отсюда и досюда» оставалась все та же, и проспрягав быть может безошибочно laudo, мы ни за что не сумели бы признать другого глагола первого спряжения. Протрещав с неимоверной быстротою: «Корон, Модон и Наварин» или «Свевы, Аланы, Вандалы с огнем и мечом проходили по Испании», – мы никакого не отдавали себе отчета, что это такие за предметы, которые память наша обязана удерживать… Мне было уже лет 14, когда около Нового года отец решительно объявил, что повезет меня и Любиньку в Петербург учиться… В непродолжительном времени Любиньку отвезли в Екатерининский институт, а по отношению ко мне Жуковский… положительно посоветовал везти меня в Дерпт, куда дал к профессору Моеру рекомендательное письмо».


Как видим, качество домашнего образования определялось материальными возможностями семейства и местом жительства.
Выходец из богатого и довольно знатного семейства, будущий военный министр Д. А. Милютин писал: «Находясь неотлучно при матери и слыша постоянно разговоры на французском языке, почти исключительно употреблявшемся тогда в русском обществе (Милютину бы следовало сказать – в высшем обществе. – Л. Б. ), я рано начал лепетать на этом языке. Даже азбуке французской выучился прежде русской. Сколько помню, уже в пятилетнем возрасте я читал довольно свободно французские детские книжки. Русской же грамоте первоначально обучал меня в Титове наш «конторщик», крепостной человек; он же давал первые уроки письма, а сельский наш священник – уроки веры. Когда мы с братом Николаем (будущий товарищ министра внутренних дел, затем наместник в Царстве Польском. – Л. Б. ) подросли настолько, что нельзя уже было оставлять нас на попечении матушки и няньки, дали нам гувернера – швейцарца m-r Валэ… Это был добрый старик, почти без образования, говоривший по-французски с обычным швейцарским акцентом… С ним ходили мы гулять и проводили большую часть дня; учились же с ним мало. Преимущественно продолжала обучать нас сама мать, посвящая ежедневно нашим урокам несколько часов своего утра; с нею читали мы французские книжки… переводили устно на русский, писали под диктовку, а позже читали вслух некоторые исторические и другие книги… В 1824 году, когда мне минуло 8 лет, отец счел необходимым уже более серьезно приняться за мое образование. Он приискал в Москве нового гувернера… Это был человек образованный, лет около тридцати, преимущественно сведущий в науках математических и естественных, но хорошо знавший и русский язык… Рядом с занятиями по математике и технике мы оба… начали учиться истории, всеобщей и русской… Наша жизнь в Москве после деревенского приволья казалась нам незавидной. Да и в действительности, она была крайне трудная: доходы с имения совсем прекратились; приходилось жить почти в долг. Между тем для детей необходимы были учителя и гувернеры. Поневоле надо было довольствоваться личностями низшего разбора и часто менять их. Поэтому учение наше шло плохо, без системы..»


Это были богатые и столичные семьи, а как обстояли дела у провинциальных дворян?

Вот что писал о просвещенности мелкого провинциального дворянства А. Д. Галахов. «Чтению обучал меня приходский священник, а письму – сама мать… О степени образования мордовских помещиков я должен умолчать, так как нельзя же говорить о том, чего, собственно, не имелось. Однако ж и в этом отношении отец мой заслуживал быть поставленным в графе исключений: он запасся хоть какою-нибудь библиотекой, которою мы, повыросши, пользовались как первым материалом для домашнего чтения. Он любил также выписывать из книг замечательные отрывки или прозаические и стихотворные сочинения, ходившие по рукам в рукописях… Подобные сборники любопытны как свидетельство того, чем интересовалось грамотное дворянство, проживавшее вдали от столиц. Другие помещики решительно ничего не читали, уступая в этом отношении даже своим женам, из которых иные хотя не обучались письму, но зато твердо знали церковную грамоту и охотно читали духовные книги…»

 Е. П. Янькова отмечала, что «все учение в наше время (конец XVIII в. – Л. Б. ) состояло в том, чтобы уметь читать да кое-как, с грехом пополам, подписывать свое имя каракулями». Примерно ту же картину изображает поэт Полонский: «Бабушка моя получила свое воспитание, надо полагать, в конце царствования Елизаветы, то есть выучилась только читать и писать, у нее были целые тетради записанных ее рукою народных загадок. Почерк был старинный, крупный и наполовину славянскими буквами… Бабушка, тетки, а может быть, и мать моя о физике не имели никакого понятия. Отец мой был тоже человек малообразованный. Дядя, конечно, был просвещеннее всех… Мать моя любила читать и читала все, что попадало ей под руку. Любила стихи и с раних, очень умная, общительная и ловкая дама, воспитывалась в богатом барском семействе, жившем на большую ногу, где и приобрела светское образование. Такое же образование захотела она сообщить детям; отец же их, честный и добрый человек, не знал ни одного иностранного языка»


Автор солидного исследования по истории русской женщины, Л. Н. Пушкарева, опирающаяся на широкий круг источников, в главе, посвященной образованию и воспитанию, указывает: «В провинции найти «хороших преподавателей и учебников было почти невозможно»… Частные уроки предлагались порой всякими проходимцами – и русскими, и иностранными. Потому-то «в начале текущего столетия… большая часть мелкопоместных дворян дальше Псалтыря и Часослова… не шла, а женщины, что называется, и аза в глаза не видали».

Князь И. М. Долгоруков писал о своей теще: «Мать жены моей была женщина еще не очень старая, лет за пятьдесят. Барыня умная от природы, но, не получив никакого воспитания, она погружена была в крайнее невежество до того, что не умела грамоте (сей недостаток оказывался и у многих старинных людей, кои в отдаленных годах провели отроческие свои возрасты) и не знала, как различать на часах меру времени… Она жила одна в своем именье, которое состояло из семнадцати душ…»

Писано это под 1787 г., то есть родилась теща Долгорукова примерно в 1727 г., в эпоху кринолинов, пудреных париков и куртуазности. Между прочим, Салтыковы были ей сродни, и даже наследник престола Павел Петрович с супругой знали ее и, «по дочери ее, были к ней милостивы»: дочь окончила Смольный, и даже с шифром – наградой. «Она лишена была удовольствия читать,  – писал Долгоруков в другом месте, – потому что грамоте не знала, и сие новое несчастие происходило от бедности и расположения умов ее века. Когда она родилась, тогда еще не делали себе стыда из того, чтобы не уметь ни читать, ни писать, напротив, думали еще, что девушка, не учась этому, спасается от многих желаний и воображений, расстраивающих наше спокойствие». 


Это суждение находит подтверждение и в «Записках» известного николаевского жандарма Э. И. Стогова: «Мать моя… была цивилизованной между подругами соседками, потому что умела писать. Обе бабушки мои были неграмотны. На вопрос мой отцу: «Как же это дворянки, помещицы, а не знали грамоте?» – А на что, братец, женщине грамота, ее дело угождать мужу, родить, кормить и нянчить детей да смотреть в доме за порядком и хозяйством, для этого грамота не нужна; женщине нужна грамота, чтобы писать любовные письма! Прежде девушка-грамотница не нашла бы себе жениха, все обегали бы ее, и ни я, ни отец мой не знали, что твоя мать грамотница, а то не быть бы ей моею женою». Не стоит полагать, что мать мемуариста, жена мелкопоместного можайского помещика, была и в самом деле грамотна: она только умела писать: «Мать моя как говорила, так и писала, она не могла различить букв «б» от «п», «г» от «к», «ж» от «ш».


Но и в первой половине XIX в. у большинства цитированных мемуаристов учителями были дворовые грамотеи, семинаристы, случайные иностранцы, матери или отцы, снова дворовые и снова семинаристы или приходские священники. А ведь писали эти воспоминания будущие поэты, писатели, крупные чиновники, профессора – интеллектуальная элита общества.
Дети тех провинциальных дворян, которые ничего не читали или даже плохо были обучены этому искусству, мемуаров нам не оставили, ибо яблоко падает недалеко от яблони. Так что Фонвизин, описывая Скотининых и Простаковых, ничего не придумал. Он только сделал их смешными. А. С. Пушкин и люди его круга – дворянская интеллектуальная элита, исключения, которых на целый уезд было однодва семейства. Да, собственно говоря, это и не провинциальное, а столичное дворянство, а его численность была ничтожна. Несколько десятков, много – сот человек на всю Россию, и, судя по их переписке и воспоминаниям, все знавшие друг друга. И мы их знаем только потому, что от них остался след. А от десятков тысяч других дворян не осталось ни клочка бумаги.

Русская литература существовала уже во второй половине XVIII в. А профессиональные литераторы, жившие на гонорары, появились лишь в 30-х гг. ХIХ в. И это только потому, что ранее тиражи книг были настолько ничтожны, что книгоиздатели не могли платить. Мизерность же тиражей связана с ничтожным кругом читателей. Богатые библиотеки были скорее исключением, чем правилом даже в «приличных» домах, но и их наличие отнюдь на значит, что книги из них читались. 

Части текста взяты из книги доктора исторических наук, профессора Леонида Беловинского «Жизнь русского обывателя. Изба и хоромы», которую всем рекомендую 

 

Оставьте свой голос:

1237
+

Комментарии Скрыть комментарии

Войдите, чтобы прокомментировать

nohaynadie
nohaynadie

Он по-французски совершенно
Мог изъясняться и писал;
Легко мазурку танцевал
И кланялся непринужденно;
Чего ж вам больше? Свет решил,
Что он умен и очень мил (с)

Чего ж вам больше?))

geisha
geisha

nohaynadie, прочла недавно роман Екатерины Юрьевой «Обрученные грозой» о любви на фоне войны 1812 года. Там общество уже вовсю читает, путешествует, дискутирует... Роман классный, кстати)

Margarita-85
Margarita-85

Да, мы много не узнаем о нравах и быте, потому что все кто не умел писать - не оставили ничего.
А как жаль крестьянство… что они чувствовали, чему радовались, от чего страдали - доподлинно не узнать.
Спасибо советской власти - теперь все грамотные! Кстати, Пушкин стал народным - именно при большевиках.

_stirlitz_
_stirlitz_

Margarita-85, вчера посмотрела "Броненосец Потемкин" и пошла читать о восстании.
началось из-за мяса с червями. причём это было нормальным явлением на флоте закупка дешёвого подпорченного мяса для рядового состава.
это к вопросу о грамотности и крестьянстве. образование поднимает достоинство человека, его осведомленность и разборчивость.
можно только представить в какой антигигиене существовали люди.

marianna8339
marianna8339

Margarita-85, Александр Энгельгардт Письма из деревни. Много ответов на ваши вопросы. Из первых рук и глаз)
Мне было очень интересно.

latna
latna

Margarita-85, мои предки были крестьяне, половина сгинула, прабабка прислуживала в купеческом доме Тамбовской губернии, в селе, и смогла дать высшее (аж) образование всем четырём детям, включая мою бабушку. И это подчеркивалось всегда - что всем, и что высшее. Причём муж, мой прадед, умер ещё в 1940. Какой там 19 век, о чем вы. В начале 1940 и до середины 50 отучиться женщине в советской глубинке в институте-это подвиг был.

Kirpichuly
Kirpichuly

latna, вы абсолютно правы, моя бабушка 1929 гр, только 5 классов закончила и это при советской власти, потому что родители сказали - "все, настя , хватит" и она пошла работать(( А вот ее дети, мой отец и тети - все с высшим образованием- для нее это была большая гордость

Hellf
Hellf

Margarita-85, а как же новгородские берестяные грамоты? там как раз обыватели писали. Потом, что ли, деградировали все?

Vera1981
Vera1981

Hellf, новгородская республика на Древней Руси это вообще отдельное явление особняком от остальной страны.

Hellf
Hellf

Vera1981, получается зачахла в общем потоке..

Zimaaa
Zimaaa

Hellf, Я была на экскурсии в Новгороде Великом, меня тоже этот вопрос интересовал. Но как-то ответа четкого так и не получила. В татаро-монгольское иго был откат назад сильный, потом Иван Грозный просто резню в Новгороде устроил, погибли в основном городские жители, они и были грамотны, не крестьянство. В Новгороде на памятнике тысячялетия России Грозного нет, хотя памятник 1862 года, в России монархия и цари как боги.

just1try
just1try

поразительно, чем вообще можно занять свою жизнь, не умея читать?
если ты не занят физическим трудом с утра до ночи, конечно.
личное общение с соседями вряд ли могло удовлетворить потребность в новой информации, сколько они там общались...
я бы с ума сошла!

Atmosphere
Atmosphere

just1try, меня тоже больше всего испугала ситуация тещи Долгорукова. 50 лет, дети выращены, работы нет, заботы нет, и занять себя нечем абсолютно
Неграмотные крестьянки хоть работали физически каждый день, со старостью за внуками приглядывали, а у тещи Долгорукова полная деградация

ksivalove
ksivalove

Atmosphere, рукоделье, музицирование - вот вам и занятия

Cat01
Cat01

ksivalove, сплетни, куда же без них

ksivalove
ksivalove

Cat01, в церкви зависали… зимой - осенью день короткий, свет нет, особо ничего не поделаешь все равно:)))
Детей куча - тоже занятие

Cat01
Cat01

ksivalove, да был досуг, но нам всё-таки повезло больше родиться в этом времени.))

Atmosphere
Atmosphere

ksivalove, она время на часах не умела определять, какое музицирование?)))

ksivalove
ksivalove

Atmosphere, на пианино бренчать можно и без часов научиться:))) я лет с 4 играла с бабушкой на пианино (ну всякую детскую белиберду) - далеко ещё не умея читать (да и по часам время определять:)))

_stirlitz_
_stirlitz_

ksivalove, не, в вопросе отношения грамотности есть смысл.
как занятия побренчать не хватит, нужна нотная грамотность. а это само по себе уже какой-то уровень, человек с нотной грамотой даже самостоятельно уже сможет разобраться и с часами, и с буковками.
так что думаю музыка вряд ли занимала её время.

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Любовь Толкалина призналась, что пережила насилие в детстве
Off-duty: Мадонна и ее бойфренд Ахламалик Уильямс на прогулке в Лос-Анджелесе
Instagram будет по-новому отображать ленту новостей и сторис: что изменится
У конфет M&M's обновились персонажи — они стали более инклюзивными: как отреагировали в сети
Полное собрание сочинений. Выставка "Виктор Цой. Путь героя" собрала по кусочкам всю его жизнь, но оставила равнодушной светскую Москву
Из "Дома Gucci" вырезали постельную сцену с участием Леди Гаги и Сальмы Хайек
Меган Фокс и Колсон Бэйкер отмечают помолвку в Италии на озере Комо
"Руки прочь от моей вагины": Гвинет Пэлтроу представила новую ароматическую свечу в защиту репродуктивных прав женщин
Netflix может создать вселенную по сериалу "Игра в кальмара"
Маленькие пациенты и собака-терапевт: как прошел визит Кейт Миддлтон и принца Уильяма в больницу в Ланкашире
Памела Андерсон подала на развод с пятым мужем через год после свадьбы
Битва купальников: Тина Кунаки против Ким Кардашьян
2 миллиона рублей за квадратный метр: кто купил самые дорогие квартиры в Москве в 2021 году
IT-лидеры предложили создать синтетические матки и избавить женщин от "бремени беременности"
Билл Гейтс предупредил о новых вирусах, которые будут опаснее коронавируса
Бритни Спирс снова публично обвинила сестру во лжи: "Надо было дать пощечину тебе и маме"
50 отпускных фото и видео звезд: отправляемся в кругосветное путешествие с Ким Кардашьян, Полиной Гагариной, Еленой Перминовой
Дочь норвежской принцессы Марты стала звездой TikTok