Опубликовано пользователем сайта

Что читаем

Лилианна Лунгина "Подстрочник". Цитаты

155
Лилианна Лунгина "Подстрочник". Цитаты

Всем известны "Карлсон, который живет на крыше", "Эмиль из Леннеберги" и "Пеппи Длинныйчулок", и все благодаря прекрасной переводчице Лилианне Лунгиной, подарившей миллионам детей любимых книжных друзей детства, вдохнувшей в героев Линдгрен тот восхитительный дух, что полюбился не одному поколению читателей. 


Недавно я прочитала "Подстрочник", книгу на основе документального фильма с Лиллианной Лунгиной. Это история жизни прекрасного человека, рассказанная откровенно, в зрелом возрасте, как исповедь и напоминание всем нам, о том что такое жизнь, и как важно прожить ее максимально свободными и честными.

Дорман О. Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в ...

Лилианна Лунгина провела детство в Германии, Палестине и Франции. В 1934 году вернулась с матерью в СССР к отцу. Выпускница школы № 204 им. Горького. Поступила в ИФЛИ, который во время её учёбы был переведён в МГУ и присоединён к филологическому факультету, затем окончила аспирантуру ИМЛИ им. М. Горького (1952). Преподавала французский и немецкий языки. Лунгина переводила с французского, немецкого, норвежского, датского и шведского языков. 

Показ многосерийного документального фильма «Подстрочник» | Афиша ...

Лилианна училась в немецких и французских начальных школах и в возрасте 13 лет перехала в СССР, не умея даже писать по-русски. В книге есть подробное описание ее детства в странах Европы и Палестине, о ее первых школьных годах, друзьях и становлении.

Олег Дорман. Подстрочник Жизнь Лилианны Лунгиной рассказанная ею в ...

 

Я приведу цитаты из книги-автобиографии "Подстрочник" Лилианны Лунгиной.

"С первым страданием, с первой болью пробуждается душа, я в этом уверена. В счастье она только купается, она не пробуждается, она себя не осознает до конца. А изведав страдание, потом живет и счастьем."

***

Сразу при пересечении границы Польши и СССР Лилианна видит такую картину:

"Это были люди, которые пытались уехать от голода, действительно умирающие с голоду люди. Я стояла в синем пальто с какими-то серебряными или золотыми пуговицами и каракулевым воротником, а передо мной – все черное, лохмотья. И я почувствовала такой ужас и такую свою неуместность…"

***

Здесь Лилианна пишет о том, как отец, по приезду в СССР повел ее на Красную Площадь, дабы познакомить с сердцем страны и вот ее впечатления:

"...но больше всего меня поразило другое: возле Лобного места была сделана огромная фигура, кукла Чемберлена, и эту куклу жгли все время, поджигали. А вокруг люди, взявшись за руки, плясали. Это произвело на девочку, приехавшую из Европы, впечатление какого-то варварства. У меня было чувство, что я в Африку попала."

***

ПРОСВЕТИТЕЛИ И ВЫКЛЮЧАТЕЛИ: ПРОТИВОРЕЧИЯ СОВЕТСКОЙ ШКОЛЫ | Историк

О новой советской школе:

"Что меня поразило: до какой степени все ребята думают одно и то же, до какой степени все интересуются одним и тем же. Меня поразил конформизм, единство, отсутствие индивидуальных черт у ребят. Вот в Париже все были разные. Может, потому что я дружила с более взрослыми. А здесь все были стрижены под одну гребенку. Коммунистический энтузиазм был неописуемый. Как-то казалось, что вот они поют, шагают на демонстрации, они все счастливы и едины, – а у меня почему-то какой-то другой взгляд. Мне все казалось, что я похожа на Кая из сказки “Снежная королева”: что мне осколок троллевского зеркала попал в глаз и я вижу то, что никто не видит, то есть вижу двойственность каждого положения, вижу вещи с другого бока, не как все – в едином цвете. И это меня очень заботило. Я думала, что во мне есть просто какой-то дефект взгляда на мир"

"Читаешь рассказ, книжку – все высказывают одно и то же мнение. Пишешь сочинение – дают план, нужно писать по этому плану. Я очень волновалась, как вступить в пионеры, как написать заявление. А оказалось, нечего волноваться. Есть формула. Я думала, надо что-то выразить – свое отношение, свои пожелания. Ничего подобного. Для всего имелись готовые формулы, текст заявления надо было просто списать с доски. И это как бы и облегчало жизнь, и соблазняло, и вызывало тем не менее чувство протеста. Что-то с первых же месяцев возникало во мне протестующее, что-то несгибаемое, что-то несогласное с этой системой, которая предлагалась для поведения пусть маленького человека, но все-таки человека. Я себя вполне уже к тому времени чувствовала человеком, личностью, и мне не нравилось, что все за меня решено, что мой путь предначертан. Я хотела себя этим увлечь – и не могла."

***

О семье школьной подруги

"И вот когда я первый раз попала к ним домой, то с изумлением — тут, конечно, надо сделать скидку на мою наивность и глупость — выяснила для себя, что, оказывается, не в каждой семье готовят обед. Я раньше этого не подозревала. Оказывается, есть семьи, где обед не готовят. Меня это поразило. Меня это так поразило, что я до сих пор помню. Там на обед пьют чай, хорошо, если есть сахар, хуже, если его нет, и едят хлеб — с солью, с постным маслом. Вот обед у Нины Поповой."

"...ходила лечить всех, всех прятала, всех кормила, хотела приголубить и обнять как можно больше людей. И такое отношение к жизни, конечно, произвело на меня сильное и формирующее впечатление, безусловно. Что прежде всего нужно помочь, а потом разбираться во всем остальном. Что нельзя отказывать никому, нужно доверять и помогать. Такая жизненная установка. Это очень хорошая установка для девочки в пятнадцать лет"

***

ПОДСТРОЧНИК. Лилианна Зиновьевна Лунгина. ПОЛНАЯ АВТОРСКАЯ ВЕРСИЯ ...

"Представляете себе, девочка в шестнадцать лет видит такую сцену, как знакомого человека запихивают в машину, не дают сказать слова… Обо всем этом, конечно, полезно напомнить тем, кто забыл, и рассказать тем, кто не знает. Мне хотелось бы передать это молодым… Чувство страха — это чувство, которое трудно себе вообразить, если ты его никогда не испытал, это что-то, что тебя никогда не оставит, если ты раз пережил, но которое себе трудно представить. Нужно в какой-то форме его пережить. Это, может быть, из самых сильных стрессовых состояний, когда ты не знаешь, что будет с тобой через минуту, через час, через день. И с этим чувством, мне-то казалось тогда, жило все городское население."

***

"Оказаться в кабинете Лубянки мог каждый в любой момент. Могли остановить на улице и втолкнуть в машину. Могли позвонить по телефону и приказать явиться тогда-то и туда-то. Повсюду в Москве - во всех больших гостиницах, в квартирах, даже в коммуналках - у КГБ имелись комнаты для этих тайных свиданий. Часто это был не арест, а допрос или предложение сотрудничать. Кто соглашался, должен был регулярно подавать доносы на знакомых, коллег, на друзей."

***

"В тридцать шестом – тридцать восьмом годах, в период самого страшного террора, повседневная жизнь странным образом улучшилась. После долгих голодных лет, после коллективизации и всего прочего, что довело народ до почти полного истощения, наступило как бы затишье. Отмашку дал сам Сталин. Он произнес знаменитую фразу: «Жить стало лучше, жить стало веселее». Ее хором повторяли все газеты. В тридцать пятом отменили карточки на питание. Потихоньку заполнялись прилавки. Появилась копченая рыба, икра, четыре или даже пять сортов сыра. Стали повсюду продавать апельсины, испанские. Открылись кафе. Например, «Коктейль-бар» на улице Горького. Там можно было выпить, сидя в полумраке на высоком табурете, – это считалось верхом роскоши. А в «Артистическом» напротив МХАТа можно было выпить чашечку кофе до или после спектакля и съесть омлет. Стали лучше одеваться. Женщины начали ходить в парикмахерские и делать маникюр – маникюрши были даже на заводах, – красили губы красной помадой, выщипывали брови. Раньше все одевались одинаково плохо, а теперь появилась некоторая возможность быть элегантными. Снова стали выходить журналы мод. Товарищу Жемчужиной, жене Молотова 9 , было поручено отвечать за производство духов, лосьонов и кремов. Сталин разрешил радости жизни. Узаконил любовь, семейное счастье (развестись было очень трудно), отцовский долг, позволил поэзию, допустил рассуждения о гуманизме, румяна и украшения. Вернулись танго и фокстрот, а Леонид Утесов создал советский джаз. У него была такая песенка, которая точно выражает дух нового времени: На аллеях центрального парка Майским утром растет резеда. Можно галстук носить очень яркий И быть в шахте героем труда."

***

подстрочник hashtag on Twitter

"На какой-то момент, хотя тебе 21 год, больше не хочется жить. Какое-то ощущение, что злодейство людское достигло такого накала, когда одни люди равнодушно смотрят на других вконец истерзанных под пыткой людей; кажется, что ты больше ни в чем участвовать не хочешь. Потом я привыкла. Я повторяю - ко всему привыкаешь. Но первый конвой - я его не забуду"

***

"Они в 24 часа выселяли народы. Мы плохие организаторы - плохие организаторы, а вот в такие минуты оказываемся гениальными организаторами. Мне рассказывали на Кавказе, как балкарцев выселяли. Всегда один и тот же сценарий: с наступлением ночи или на рассвете вооружённые солдаты окружали район, два часа на сборы, подгоняли нужное количество грузовиков, везли людей к запасным путям, где уже ждали вагоны для скота, - блестящая организация."

***

"Во время войны Алена была арестована, провела в лагере двенадцать лет и выжила среди урок только потому, что романы рассказывала. Они ее подкармливали и оберегали и не давали причинить ей никакого зла, потому что она была прекрасный устный рассказчик, а это там очень высоко ценилось."

***

"Мотина сестра Полька, которая была не в состоянии сдать в колхоз столько масла, молока и яиц, сколько от нее требовалось, приезжала два раза в год в Москву, чтобы их закупить и сдать в колхоз. А поскольку денег у нее не было, в магазин шла я, и мы вместе с ней выстаивали по нескольку очередей, чтобы закупить нужные двадцать кило масла, так как в одни руки отпускалось не больше двух килограммов. И вот с ведрами масла и яиц и с мешками проса она триумфально возвращалась в свой колхоз. Электрички были набиты тысячами таких женщин, навьюченных мешками и возвращавшихся к себе в деревню."

***

"Не было дома в этих русских, полутатарских, а главным образом татарских деревнях, не было ни одного дома, где бы кто-нибудь не сидел. Сидели за чушь, за бог весть что. За горсть унесенной пшеницы, за опоздание. Тогда ведь был декрет, что за десять минут опоздания на работу... Сидели потому, что была "разверстка", то есть план на район, сколько человек заключенных надо поставить каждый месяц. Мне хочется об этом сказать, чтоб люди, которые забыли, вспомнили, а кто не знает, молодые, узнали: был план на аресты. По районам. Вне всякой зависимости от того, кто что совершил. Поэтому любой мельчайший проступок годился. А сеть запретов была такая густая, что невозможно было где-то не наткнуться на нее. Каждый фактически соверщал противозаконные действия. Неизбежно, каждый. Поэтому они спокойно брали то количество людей, которое им надо было, и каждый месяц местный КГБ (НКВД) успешно выполнял свой план."

***

"Никто не понимал, где Сталин. Он молчал. Теперь известно, но мне всё же хочется рассказать молодым, которые могут не знать, что меньше, чем за два месяца до войны Сталин уничтожил остатки высшего военного командования. Одна моя подруга жила в Лефортово, рядом с тюрьмой. Это была самая страшная московская тюрьма, где содержали арестованных офицеров. Подруга рассказывала мне, уже после победы, что две ночи в начале мая сорок первого никто в этом районе не спал из-за неумолкаемой, непрерывной оружейной канонады. Это расстреливали тех, кто по большей части был посажен в 1937 году."

***

"В какой-то день распространился слух, что пленных немцев прогонят по Садовому кольцу, от Белорусского до площади трех вокзалов. [...] Кто-то опирался на самодельные костыли, у кого-то рука висела на перевязи, в грязных бинтах. Кто-то босиком. Почерневшие, исхудавшие до костей лица, впалые щеки, темные круги под глазами, тяжелые, ужасные взгляды. [...] И тут я увидела то, что поразило меня больше всего. Какие-то старушки, сухонькие бабки, похожие на черных мотыльков, подходили к колонне пленных и протягивали им куски хлеба. Вы представляете себе, как не хватало в войну хлеба, — то есть старухи отдавали долю от своего скудного, ничтожного пайка. Те отшатывались, не понимая, чего от них хотят. А старухи, крестясь, настаивали, чтобы они взяли. И еще какие-то женщины протягивали кружки с водой. Что при той ненависти, которая была к немцам, при том ужасе, который они творили [...] находились старушки и женщины, которые подносили пленным хлеб и воду, которые жалели их, — это поразило меня. Это впечатление, которое остается на всю жизнь."

***

Как Сталин отправил сборную СССР на ее первую Олимпиаду - Газета.Ru

"Ни одна идеологическая кампания никогда не ограничивалась решениями, принятыми наверху, то есть в ЦК. Она должна была немедленно получить поддержку снизу. Поэтому во всех газетах публиковались бесчисленные письма трудящихся, рабочих и колхозников, которые выражали удовлетворение тем, что партия под руководством мудрого Сталина взялась за метлу и наводит порядок. И что наконец выметет эти отбросы — с которыми, по счастью, авторы писем были незнакомы, — тормозящие наше движение к светлому будущему. Повсюду проходили собрания — на заводах, предприятиях, в Академии наук, в институтах, в Союзах художников и писателей: после доклада руководителя открытым голосованием принимали резолюцию. Всегда единогласно. Чтобы осмелиться при полном зале проголосовать против или хотя бы воздержаться, нужна была безумная смелость: мне никогда не приходилось такого видеть в сталинское время. Потом уже, в момент оттепели, стали находиться люди — можно пересчитать их по пальцам, — выступавшие против той или иной кампании. Все они дорого за это заплатили. Их исключали из партии, увольняли, вынуждали работать «литературными неграми», обрекали на нищету.

Нужно было возложить ответственность за уничтожение людей на все общество — чтобы никто не остался «чистым». Изобрел эту тактику Сталин, но его преемники прибегали к ней столь же успешно. Этот прием стал одним из главных принципов советской системы."

***

"Вообще мужество физическое - на войне, когда человек пересиливает страх перед пулями, или когда преодолевает боязнь и выходит на улицу, когда там орудуют бандиты, - не имеет ничего общего с мужеством интеллектуальным. И оказывается интеллектуальное мужество дается куда труднее, чем мужество физическое, чем преодоление страха за свою шкуру. Людям легче рискнуть жизнью, чем сказать себе, что весь пройденный путь ошибка, зачеркнуть свой путь, отказаться от того, чему ты служил всю жизнь. И я видела ряд примеров, когда у людей благородных, мужественных, не хватало какого-то величия души, чтобы сделать этот шаг."

***

Константин Станиславский - биография, личная жизнь, фото и ...

"Надо сказать, что Станиславский, невзирая на страх перед Сталиным, позвонил Мейерхольду в тот же вечер, как только закрыли его театр, и предложил работать во МХАТе. Тогда об этом отважном поступке говорила вполголоса вся Москва."

 

"Я поняла еще, что надо защищать какие-то вещи. Может быть, в тот момент заглох и страх, не знаю."

***

"Он никогда не появлялся на людях. Он был незрим, как бог. Иногда звонил по телефону среди ночи. В Москве много ходило слухов о его беседах с Пастернаком, Эренбургом, Станиславским. Актеров он приглашал выступать в Кремле. Но простые люди могли его увидеть только два раза в год: на мавзолее во время парадов первого мая или седьмого ноября. Трепет людской описать невозможно. Особенно у молодых. Просыпались в шесть утра в предвкушении счастья, потом часами ждали в колоннах… Нетерпение, веселье — играли на аккордеонах, пели, несли знамена и не могли поверить, что увидят Его так близко. Шли шеренгами. Когда наступала очередь пройти перед мавзолеем, темп ускорялся, охрана командовала: шире шаг, быстрее, проходите живее! И люди сворачивали шеи, чтобы как можно дольше видеть, чтобы запечатлеть в памяти драгоценный образ вождя и учителя.

Его боготворили. Люди кричали «Да здравствует Сталин!», когда их расстреливали, убежденные, что он не знает о том, что с ними происходит. Как потом, во время Отечественной войны, солдаты погибали с его именем на устах — это описали Эренбург, Гроссман, Паустовский.

Я его не видела никогда. Единственный раз, когда была возможность, я заболела. Вечером ребята, страшно возбужденные, пришли ко мне, чтобы рассказать. Очень жалели, что меня с ними не было. Я слушала и в очередной раз чувствовала себя чужой."

***

 "Сима и Элька работали с замечательными режиссерами. «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» поставил Элем Климов, эта вещь стала классикой детского кино. Через много лет они сделали с Климовым «Агонию», которая десять лет ждала выпуска на экран. Две картины с Роланом Быковым «Внимание, черепаха!» и «Телеграмма». «Жил певчий дрозд» с Отаром Иоселиани."

***

'Все большую значимость обретала другая, неофициальная культура. На площади Маяковского был установлен пьедестал, годами ждавший, когда на него поставят памятник. И вот часам к шести вечера к этому пьедесталу будущего памятника Маяковскому стекалась молодежь, чтобы послушать стихи Цветаевой и Пастернака, которые ребята читали по очереди, а главное — почитать свои собственные стихи и послушать, что пишут другие. Вскоре эти молодые поэты — Вадим Делоне, Леонид Губанов и многие другие, никогда не опубликовавшие ни строчки, — образовали своеобразную ассоциацию, которую они назвали СМОГ (Самое молодое общество гениев). В манифесте, который они бесстрашно читали на площади, они уже высказывали определенную политическую позицию, выступая против советского образа жизни, к примеру — против формализма и ограниченности комсомола, и требовали полной свободы слова и поведения. Толпа на площади Маяковского день ото дня росла, завязывались дискуссии. Каждый третий был гэбэшником, но все это тем не менее продлилось какое-то время. Потом начали разгонять толпу под тем предлогом, что такое скопление людей мешает уличному движению. Некоторых увозили на машинах, допрашивали, отпускали, потом иногда судили за тунеядство и высылали из Москвы. От СМОГа избавились без труда, но все же это семечко сумело прорасти."

 

***

"Ахматова извинилась, что принимает нас здесь, - в ее палате еще пятнадцать больных, причем некоторые непрерывно стонут. Тем не менее она продолжала писать стихи и статьи и заканчивала работу о Пушкине. Я, не удержавшись, спросила: "Как же вам удается работать в таких условиях?" Она ответила: "Детка (мне было за тридцать пять), работать можно в любых условиях".

***

В богатство и точность ее русского, конечно, “вложились” второй, третий, четвертый родные языки – немецкий, французский, шведский. Ведь и “Карлсона” Лунгина не просто перевела, а создала по-русски, придумав ему все эти “красивый, в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил” и прочее.

Файл:Лунгина, Лилианна Зиновьевна и Линдгрен, Астрид.jpg — Википедия

"И вот однажды, месяцев через пять, я принесла очередную порцию этих бессмысленных красивых книжек, и одна обложка сразу привлекла внимание, потому что на ней был нарисован летящий человечек с пропеллером на спине и написано: "Карлсон по такет", что значит "Карлсон на крыше". Я начала читать и буквально с первой же страницы увидела, что это не просто книжка, что это чудо какое-то, что это то, о чем можно лишь мечтать. Что это изумительная по интонации, по забавности, по простоте, по фантастичности выдуманного образа вещь. Я глубокой ночью позвонила Борьке, говорю: слушай, я нашла изумительную книжку. - Ты не ошибаешься? - Нет, говорю, ее не нужно рецензировать! Ты увидишь, это будет колоссальный успех!"

"Астрид Линдгрен – совершенно из своих книг. Она замечательная, она худая, высокая, очень веселая, очень живая и как-то очень непосредственно на все реагирующая. Когда я перый раз пригласила ее домой, Жене было три года. Она пришла к нам – Женя уже спал. Она немедленно его разбудила, посадила на ковер и начала с ним играть. Вот это Астрид Линдгрен. А когда мы ее проводили этим же вечером в гостиницу “Россия”, а там второй троллейбус делает круг, – она вышла из троллейбуса и начала танцевать. В час ночи. Прощаясь с нами. И настолько это было заразительно, что мы с Симой должны были ей ответить и тоже исполнили какие-то танцевальные па в пустом троллейбусе... Из письма Астрид Линдгрен - Лилианне Лунгиной: "300 000 экземпляров "Карлсона" - грандиозно, да? У вас там дети едят их, что ли, эти книжки?"."

***

"О Викторе Некрасове

Поведение свободного человека всегда было подозрительно в нашем мире. А Вика не только мыслил свободно. Он был свободен и в манере держаться, и в своих реакциях — во всем. Он был таким, какой есть, не играл никакой роли, говорил только то, что хотел сказать, делал то, что хотел. Мы ведь не могли позволить себе роскошь быть собой. Все-таки психологически все мы были рабами. Мы мирились с подневольным положением, со страхом, ложью. А он не мирился. За этим не было какой-то идеологии или политики — он просто в силу своей натуры не мог быть покорным. В этом мире, где с детского сада надо было учиться приспосабливаться, Вика был совершенно экзотическим растением."

***

Александр Твардовский – культовый поэт военного поколения

"Про Твардовского

Сила его личности, поразившая меня в тот вечер, в полной мере проявлялась в журнале, в его отношениях с редакторами. И таким же образом он пытался говорить и с авторами, которые там публиковались. Отношения Твардовского с ними всегда были очень сложными – будь то Некрасов, Войнович или позднее Солженицын. В противоположность Вике Некрасову, Твардовский отнюдь не был свободным человеком – наоборот. Его связывало не только то, что он был членом партии и правления Союза писателей, главным редактором самого спорного журнала. Твардовский вышел из крестьянской семьи. Отца его во время коллективизации раскулачили и сослали. И, с одной стороны, своеобразная крестьянская психология заставляла Александра Трифоновича почитать тех, кто стоял у власти, а с другой, он мучился, неся в себе это почтение, так как был человеком исключительно честным и ему претило поступать против совести. Он был как связанный великан. Он был зажат в тиски между своими чувствами и требованиями ЦК, который командовал литературной жизнью. Он завидовал тем, кто мог не идти на уступки."

***

Стыдно не быть великими: умер «последний шестидесятник» Евгений ...

"Про Евтушенко

Однажды Вика привел Евтушенко к нам обедать. И когда Евтушенко пришел, он произвел на нас с Симой удручающее впечатление. Он был одет как жар-птица. На нем был какой-то зеленый пиджак, рыжая рубашка, лиловый галстук бантиком почему-то. Невероятная пестрота, хотелось надеть темные очки. И держался он, ну… крайне бахвальствовал, все время говорил я то, я се, – влюбленный в себя, обожающий себя, довольный собою человек. И произвел комическое впечатление. Но он нас позвал на следующий вечер в какой-то технологический институт, где должен был читать стихи. И мы решили поехать. Хотя я говорила: может, не стоит? Нет, – все-таки ребята сказали, – поедем. И мы с Викой и Симой поехали. И это тоже на всю жизнь. Какие есть варианты в одной и той же личности. Это был совершенно другой человек. Он был строго одет, в темном коричневом костюме, он замечательно читал свои стихи и замечательно их отобрал. Сказать, что зал в этом институте был набит, – это ничего не сказать: там буквально висели на лампе, на потолке. И отклик… Это был настоящий народный трибун. Он вытащил на свет все политическое, все, что у него было, и произвел неизгладимое впечатление не только на этих ребят, но и на нас."

***

Андрей Сахаров: какое страшную бомбу создал советский академик ...

"Про Сахаровa

"Оставался Сахаров. Он был полон решимости сопротивляться и продолжал действовать, как ни в чем не бывало, несмотря на то что за ним и его семьей следили круглые сутки, прослушивали телефоны и угрозы со стороны КГБ становились все серьезнее. Он как будто не ведал страха. Он боялся только одного: не суметь точно выразить то, что он хотел сказать."

***

"Вообще не понимаю, почему должна говорить о себе. Но вот о себе как о некоем организме, который вобрал в себя, абсорбировал элементы внешней жизни, сложной, очень противоречивой жизни этого мира вокруг, — может быть, стоит попытаться. Ведь тогда получается опыт той, большой жизни, пропущенной через себя, то есть что-то объективное. И как объективное — может быть, что-то ценное.

***

"Мне вообще думается, что сейчас, к концу века, когда идет такой страшный разброд умов и когда наша страна тоже не совсем понятно куда катится, — есть ощущение, что она катится в какую-то бездну, все убыстряя темп, — может быть, действительно важно и ценно сохранить как можно больше осколков жизни, которую мы прожили, — двадцатого века и даже, через родителей, девятнадцатого. Может быть, чем больше людей будет свидетельствовать об этом опыте, тем больше удастся из него сохранить, и в конце концов получится сложить из этих осколков более-менее целостную картину какой-то все-таки гуманной жизни, жизни с человеческим лицом, как теперь любят говорить. И это что-то даст, как-нибудь поможет двадцать первому веку."

***

"Вообще, ущерб, который эти семьдесят лет нанесли человеку, гораздо страшнее катастрофы в экономике, экологии и национальных отношениях. Деформация психики, разрушение личности - вещи непоправимые."

***

"И как-то оказывается, что человек может пережить, скажем так, больше, чем он полагает. Больше, чем это кажется возможным. Запас жизнеспособности и прочности оказывается больше, чем ты предполагаешь".

***

"Жизнь безумна, но все-таки прекрасна. Она безумна, страшна, ужасна, но вместе с тем прекрасна, и я все-таки думаю, что хорошее в ней преобладает над плохим. Над страшным. Потому что главное в этой жизни - люди, и людей замечательных гораздо больше, чем предполагаешь. Значит, все-таки хорошее побеждает плохое. Надо внимательнее присматриваться к людям вокруг. Может быть, не сразу увидишь, что они замечательные, - надо дать себе труд разглядеть то, что несет в себе человек. И может быть, это есть тоже маленькая тропинка, ведущая к какой-то радости."

ПОДСТРОЧНИК. Прочитала, хочу поделиться | С КНИГОЙ ПО ЖИЗНИ ...

***

"... другие люди - самое важное в нашей жизни. По другим людям мы судим о жизни, о том, чем способен быть человек, какой может быть любовь, верность, храбрость и правда ли то, что пишут в книжках."

Обновлено 26/04/20 05:28:

Хочу добавить, что мне очень близко мироощущение Лилианны Лунгиной. Ее слова о людях, о мире, о жизни, находят отражение в моих мыслях. 
Я хотела написать этот пост, чтобы на примере выдающегося человека прошлого века, показать историю страны ее глазами, и поколебать необьяснимую мне ностальгию по СССР у некоторых современников. 

Оставьте свой голос:

921
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

simpopo
simpopo

Тоже недавно наконец-то прочитала, очень прониклась. Какой же она она глубокий и умный человек.

IrinaSmirnova
IrinaSmirnova

simpopo, спасибо Автору за этот пост.

Quinta
Quinta

Поколебать ностальгию?
Зачем вам это?

Bordzhia
Bordzhia

Quinta, не знаю зачем. В общем-то незачем. Но не хочу, чтобы 20-тилетние думали, что в СССР был рай.

Не было рая там.

ptashcechka
ptashcechka

Bordzhia, мне кажется 20 летним параллельно. Но неприятно будет тем, кто был счастлив в ссср

zucotuco
zucotuco

ptashcechka, Есть много людей среди молодых, которые идеализируют Сталина и бубнят, что "взял страну с сохой, а оставил с бомбой". А он нанес стране и генофонду невосполнимый урон, пустил в расход лучших и пустил в размножение отбросы. Такой ужас противоестественный отбор в нации.

Lizbeth
Lizbeth

zucotuco, клево как... Ваши бабушки, дедушки, или предки ваших друзей это все отбросы, а вы их потомки?? 70 лет страну поднимали сплошные отбросы по такой логике.

zucotuco
zucotuco

Lizbeth, Сколько было раскулачено работящих и зажиточных людей. Сколько всякого быдла, вроде Шариковых, всплыло и засело наверху. Сколько народу уехало из страны.
А сколько Сталин талантливых людей извел просто из завести. Тех же генералов, которые войну выиграли.
Все хорошее что было в стране после это не заслуга Сталина.

snark
snark
Показать комментарий
lara_krsk
lara_krsk

zucotuco, как вы глупы и по детски рассуждаете. откройте глаза ,какие шариковы? То что сделано Сталиным - это никогда никто не повторит. Да перегибы были и страшные, но то, что творится при сегодняшней власти - во сто крат хуже. от этого уже точно не оправится стране. Говорят, всё познается в сравнении. Но такие как вы даже в сравнении не поняли

vesta1st
vesta1st

Lizbeth, вот тоже такое впечатление от книги-человек всю жизнь прожил с прислугой, ничем кроме как невозможности поездить по Европе по дорогим отелям (по дешёвым кстати они катались и очень от этой экономии страдали) не была обременена. Впечатление от книги -прям ну такое...описывается цитатой "страшно далеки они от народа".

Fima
Fima

Lizbeth, вы мастер перекручивать. до отвратительности, простите.

Lizbeth
Lizbeth

Fima, да, нет, в данном случае я показываю всю гнусность высказываний их автору. Такие обычно делают отвратные обобщения, но как-то исключают из них себя и всех близких. А это глупо. Сказали про отребье, ну что ж, нечего сидеть с короной, представьте, что и про себя говорите. Сразу язык-то попридержится

Esmeralda_privetik
Esmeralda_privetik

Lizbeth, меня все время банят, но я читаю сплетник. Жду Ваши комментарии, а Вы так редко пишете:-( И знайте, чтобы не случилось, я согласна с каждым Вашим комментарием.

ptashcechka
ptashcechka

zucotuco, может мне не попадались такие, напротив вижу, что не знают уже ни кто такой Ленин ни кто такой Сталин, в лучшем случае просто слышали фамилии и все))

Rei
Rei

ptashcechka, молодёжь очень неоднородна. Всегда будет какой-то небольшой процент тех, кто любознателен и интересуется миром.

Fima
Fima

ptashcechka, такой феномен - они знают и будут траслировать дальше мифы, вложенные в уши. Самим разбираться лень, да и по фиг.

Quinta
Quinta

Bordzhia, вряд-ли у двадцатилетних есть ностальгия по тому, что было до их рождения.

lara_krsk
lara_krsk

Bordzhia, Нужно учитывать, что книга написана через призму когда реального, когда мнимого антисемитизма. Но он там красной нитью. Всё таки нужно учитывать, кем написана книга. Это играет огромную роль.
Это человек, который не записался добровольцем на фронт, а уехал спасать маму, а из всех событий страшной, переломной войны автор упоминает только приезд с фронта знакомого, который сказал, что «кажется на фронте начинается антисемитизм»?
Для кого то в СССР был рай. Для данной конкретной женщины нет. Все поняли почему. В любом случае, она всю жизнь приспосабливалась и особо не перетрудилась, молодец, это не каждому дано- не изменить себе, своему укладу и видению.

Bordzhia
Bordzhia

lara_krsk, я бы тоже поехала спасть маму, а не на фронт. Ничего здесь плохого в этом поступке не вижу.

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Пэрис Хилтон ждет первого ребенка
Историческая победа: российские гимнастки впервые выиграли золото в командном многоборье на Олимпиаде
Мистер и миссис: Джастин и Хейли Бибер в элегантных вечерних образах на вечеринке в Западном Голливуде
Пиппу Миддлтон засняли на прогулке с четырехмесячной дочерью
Анастасия Решетова рассказала об идеале мужчины и жизни после расставания с Тимати: "Пока не выселяют"
Юлия Пересильд поделилась первыми фото с подготовки к полету в космос
Мадонна опубликовала новые фото с бойфрендом Ахламаликом Уильямсом и детьми
Дочери Шарлотты и сын Миранды: в продолжении "Секса в большом городе" появятся подросшие дети главных героинь
Дочь принца Гарри и Меган Маркл наконец внесли в список престолонаследия
Три золота за час и протест немецких гимнасток: чем запомнился третий день Олимпиады в Токио
Россия впервые за 25 лет завоевала олимпийское золото в плавании
Битва платьев: Варвара Шмыкова против Кики Лейн
Лето на "Сплетнике": Дженнифер Лопес, Елена Летучая, Ким Кардашьян и другие делятся фото в бикини
Танцуют все: все, что нужно знать о системе тренировок "305 фитнес"
Парные треки и перепалка в сторис: что мы знаем о конфликте Егора Крида и его экс-возлюбленной Вали Карнавал
Экс-супруг погибшей Наи Риверы Райан Дорси почтил ее память в годовщину похорон и рассказал о воспитании их сына
Менеджер певицы МакSим прокомментировала сообщения СМИ о ее выходе из комы
Алеся Кафельникова рассекретила пол и имя ребенка и впервые рассказала о родах