Интервью

"Все будет хорошо": журналист Татьяна Фельгенгауэр о жизни до и после покушения

  0
"Все будет хорошо": журналист Татьяна Фельгенгауэр о жизни до и после покушения

Татьяна Фельгенгауэр и Марианна Максимовская

Два месяца назад на журналистку Татьяну Фельгенгауэр было совершенно жестокое покушение в редакции радиостанции "Эхо Москвы". Она получила серьезные травмы шеи, была сделана сложная операция, до сих пор Татьяна находится под наблюдением врачей. Две недели назад Фельгенгауэр вернулась в эфир. По просьбе SPLETNIK.RU журналист Марианна Максимовская поговорила с Таней о жизни до и после нападения, шрамах в Instagram, отношении к профессии и речи Мэрил Стрип.

Таня, я тоже была поражена нападением на тебя и написала пост в Facebook, где назвала тебя героем. Имея в виду, как ты боролась за жизнь, отбивалась голыми руками и вообще проявила удивительное мужество. И тут ко мне в комментарии, как сейчас водится, пришли диванные критики со словами, что ты жертва, но не герой. То есть эти люди могли тебя пожалеть, но не могли признать твою стойкость в этой смертельно опасной ситуации. А ты сама считаешь себя героем или жертвой?

Я совершенно точно считаю себя героем, и это чувство внутреннего торжества мне очень помогает в целом справиться со всей ситуацией, и я думаю, что не каждый человек, которому режут горло в двух местах, у которого будет порез на лице, у которого будет разрезан палец, сможет спокойно себя вести, не паниковать, не падать в обморок, не истерить, зажимать раны и спокойно ждать скорую помощь. Это непросто, особенно когда все вокруг паникуют. Это страшно. Это больно. Это мучительно неизвестно, дождешься ты скорую или нет. Это тяжело, когда ты понимаешь, как ты теряешь силы. Ты истекаешь кровью и чувствуешь, что у тебя руки слабеют, и ты уже не можешь зажимать свои раны с двух сторон. Но надо оставаться спокойной, нужно сказать, какой у тебя код блокировки на телефоне, где ключи от квартиры, кому позвонить, кто адвокат, где мама. Вот это все надо как-то "пробулькать", сохраняя спокойствие.

Ты еще как-то говорила?

Да, но у меня была пробита гортань, поэтому я захлебывалась. Не знаю, но мне кажется, что это героический поступок. Это не так, что тебя слегка напугали, чуть-чуть поцарапали, и поэтому ты жертва. Нет.

Татьяна Фельгенгауэр и Марианна Максимовская
Татьяна Фельгенгауэр и Марианна Максимовская

Когда выяснилось, что нападавший вроде как псих, власти, как мне показалось, прямо выдохнули. Что не получается совсем прямой схемы: вот есть оппозиционный журналист, и его пытаются убить прямо в редакции "Эха Москвы" за политические убеждения и за его работу. Ты как определяешь причину нападения? Пыталась для себя это сформулировать?

Я хочу сразу поправить, что пока непонятно, псих это или не псих…

Я говорю про реакцию властей, когда появились первые подробности, и СМИ стали передавать его слова…

Власти проще сказать, что это какой-то псих, но мы не знаем, псих он или нет. Надо дождаться окончания расследования и экспертиз. По поводу причин, я первое время вообще не хотела об этом думать, потому как мне надо было как-то выздоравливать и тратить свои силы исключительно на физическое состояние. А сейчас, когда мне уже гораздо лучше, я, конечно, периодически начинаю задумываться… Я думаю, что здесь история такая: это нападение, безусловно, связано с моей работой. Просто если бы я была, не знаю… учительницей, кассиршей или бухгалтером, то этот человек вряд ли пришел меня убивать. Он пришел меня убивать, потому что я это я, потому что я — журналист, потому что я — Таня Фельгенгауэр, потому что он меня слушает, знает… Не знаю почему…

Дай я тебя тут перебью. А ты, кстати, считаешь себя именно оппозиционным журналистом?

Нет, я не считаю себя оппозиционным журналистом, я считаю себя журналистом. Я стремлюсь к объективности, как меня учили всегда. Журналист не может быть оппозиционным или не оппозиционным. Он может быть пропагандистом, тогда он не журналист. Либо он журналист, но тогда давайте без эпитетов. Я как-то росла в строгости, что называется, и очень трепетно отношусь к профессии. Для меня это очень важно, и я не оппозиционный журналист. Возвращаясь к причинам… Любая известность — это своего рода подстрекательство. Это своего рода провокация. Это могло произойти в любой стране, с любым другим известным человеком, и мне это кажется понятным. И я никаких других себе объяснений не ищу. Если вдруг что-то неожиданное мне скажет следователь, я об этом подумаю.

Но, смотри, человек же пришел убивать журналиста радиостанции, которую часто называют как раз оппозиционной. Было бы дело только в публичности, ему могло взбрести в голову убить какую-нибудь звезду шоу-бизнеса. Я за годы работы на телевидении видела много неадекватных людей. Кто-то звонил, кто-то ждал у редакции, кто-то за мной даже следил. Мой вывод: чтобы такой тип неадеквата, каким хочет показаться напавший на тебя человек, взялся за нож, тут нужен не просто щелчок в его голове. А атмосфера вокруг, которая сейчас более чем располагает для возбуждения людей. Ты не видишь связи между уровнем агрессии в обществе и нападением?

Не задумывалась об этом, не знаю, как ответить.

Татьяна Фельгенгауэр
Татьяна Фельгенгауэр

Ты сейчас ходишь с охраной. Наверное, я не выдам большую тайну, если скажу об этом в интервью. Это зачем? Боязнь возможного нового нападения или попытка себя психологически поддержать после всего пережитого?

Охрана у меня появилась, еще когда я была в больнице, и следователь попросил ее пока оставить. Я не могу рассказывать, почему и надолго ли, но мне первое время это было очень нужно чисто психологически.

Ты ощущала раньше агрессию? 

Пугали? Нет. Скорее, удивляли. Нам многое и в эфир приходит: оскорбления, агрессивные сообщения и даже угрозы. Но я никогда не относилась к ним серьезно. Я согласна с тем, что уровень агрессии заметно вырос, и меня это очень расстраивает. Но к комментариям на сайте я никогда не относилась серьезно, да и сейчас не отношусь, потому что и сейчас пишут.

Уже после всего, что произошло, пишут?

Огромное количество людей пишут: "жаль, что тебя не убили", "вот ты сволочь недорезанная", "еще найдется кто-нибудь, кто доделает работу до конца". Это интернет, детка! Я спокойно к этому отношусь. Ну такие люди. Я сомневаюсь, что кто-нибудь из них сможет сказать мне это в лицо.

Это интернет. Главное, чтобы по телевизору от ведущего больше не звучало "я убивал, дальше что" (цитата телеведущего Артема Шейнина в ток-шоу "Время покажет" на Первом канале. — Прим. ред.)

Ты можешь что-то с этим сделать? Я нет. Мы не можем изменить телевидение, которое у нас сейчас есть. Мы не можем изменить окружающую нас реальность. Варианта два — либо уезжать, либо оставаться и не заламывать в истерике руки: "какой ужас нас окружает". Либо мы здесь живем и принимаем все риски, всю агрессию и сосредотачиваемся на людях, которые рядом, которые не подведут, которых любишь. Либо уезжаем. Я не чувствую в себе силы закончить свои отношения с РФ. Здесь люди, которых я люблю, здесь дело, которым я болею, здесь много обязательств, которые для меня важны. Но я печалюсь от того, какими становятся многие люди.

А общественная реакция на покушение тебя удивила?

Меня удивило, что очень многие беспокоились, очень многие сказали и написали очень хорошие слова, пытались что-то сделать, чем-то помочь. Это очень меня поддержало и помогло. Я верю в искренность людей. Я почти не читала никакие тексты про себя и про это покушение, но прочитала два, и оба меня очень тронули. Один текст написал Олег Кашин, другой — Максим Кононенко. Это про диапазон тех, кто поддержал.

Татьяна Фельгенгауэр

Ты пыталась выяснять, что это за человек, который на тебя напал? Какая у него биография, круг общения?

Нет-нет. Я не хочу, мне это совершенно неинтересно. Я хочу, чтобы этот человек остался в прошлом, и я не хочу ничего о нем знать.

За ходом следствия следишь?

Нет, за ходом следствия я не слежу, насколько я могу этого не делать, потому что есть ряд документов, которые мне нужно подписывать. Специально я не интересуюсь. Я и на суд пойду только один раз.

Как раз хотела тебя спросить: на суд пойдешь или будешь как Сечин?

Это надо быть Сечиным =) Я уважаю российское правосудие, поэтому на суд я приду и дам показания, хотя мне это не очень приятно.

Ты обещала завести Instagram имени твоей шеи. Не завела, хотя я не исключаю, что многие этого ждали. Но ты активно публикуешь фото порезов и вообще не боишься делиться в паблике своими эмоциями. Почему ты выбрала такую открытость? Это такая психотерапия или твоя общественная позиция?

С одной стороны, это психотерапия, безусловно. С другой стороны, это способ показать, что это было серьезное покушение, а не легкая царапина. Многие так сначала сказали, мол, это фигня, что вы тут устроили из-за легкой царапины. Эти разговоры прекратились после того, как я повесила фотографию в костюме степлера. У меня были скобки в шее. Я часто шучу по поводу моей шеи. У меня это не натужно, что типа мне сегодня нужно три раза пошутить про шею, и мне станет легче. Это так не работает, просто оно как-то само из меня выскакивает. Видимо, это такой способ пережить ситуацию. Мне самой очень нравится, когда мои друзья что-то такое шутят. При этом, самый ненавистный мне подарок — это платок или шарф. Я не собираюсь закрывать свою шею. Ну да, у меня один довольно страшненький шрам, а один очень аккуратненький шрамик. Ничего страшного. Вчера я в первый раз вышла в эфир, в том числе у нас там транслируется видео. Среди толпы восторженных комментаторов, конечно, были и люди, которые меня не любят. И вот один из таких людей написал: "У вас из шеи торчит кусок шеи, это так всегда будет?". Он, очевидно, хотел меня как-то задеть, но мне кажется это ужасно смешным. Я чуть во время эфира не рассмеялась.

Да уж, изысканная формулировка. Кстати, ты будешь шлифовать и убирать потом шрамы?

Не знаю пока, эстетическая сторона дела меня волнует в меньшей степени. Мне нужно, чтобы у меня там вена зажила, чтобы не было проблем с голосом. А так что, люди со шрамами, что ли, не живут?

Оставим в покое твою шею. Что тебя привело в журналистику?

Лихие девяностые. Мой отчим Павел Фельгенгауэр в девяностые годы был настоящей звездой журналистики.

Добавлю, что он — военный эксперт с большой буквы, я тоже мучила его постоянно съемками для своих сюжетов.

Вот вы все дружно и привели меня в журналистику, потому что я в этом выросла, я видела эти журналистские тусовки, газета "Сегодня", "Независимая газета". Когда у тебя дома работает канал НТВ, ты знаешь всех ведущих, все передачи…

Сейчас ты скажешь, что выросла на наших программах =)

Да-да.

Татьяна Фельгенгауэр

Когда мне говорят такое на улицах, я начинаю покрываться сединой мгновенно.

Скажу честно, Марьяна, мне уже тоже так говорят.

Вот и почувствуй, каково это!

Я просто всегда знала, что хочу быть журналистом. Поэтому я в школе уже на "Эхо Москвы" попала. Хотя изначально хотела на "МУЗ-ТВ".

Довольно широкий диапазон — от "МУЗ-ТВ" до "Эха Москвы".  

Меня завораживало зосимовское MTV с Василием Стрельниковым, это было классно и искренне. Playboy под руководством Артемия Троицкого с потрясающими текстами и политическая тусовка — вот это все меня сформировало.

Давай сейчас прервем разговор о профессии. Хочу спросить про удививший меня факт твоей биографии. Я прочитала, что ты была замужем за лидером фанатского объединения "Фратрия". Это очень активное и довольно агрессивное объединение болельщиков. Твой образ девочки из интеллигентной семьи ну никак не вязался у меня со стереотипным образом жены лидера футбольных фанатов.

"Фратрия" не самое агрессивное объединение, это очень организованная группа болельщиков московского "Спартака". Они, скорее, хорошие парни.

Как все случилось: я болею за московский "Спартак", и у меня в институте, в МПГУ им. Ленина, была компания, где были ребята-болельщики. Как-то меня заинтересовала вся эта движуха, и вот познакомилась с Женей. Он чудесный, замечательный, заботливый, веселый человек. В итоге у нас все не очень получилось, мы в течение года развелись, но это отдельная история.

У меня личных споров по поводу политики и гражданской позиции никогда не было, мне повезло. Даже сейчас с нынешним бойфрендом я иногда в чем-то не схожусь, я могу ему аргументировать, в чем он не прав, но уважаю его право со мной не согласиться.

Татьяна Фельгенгауэр

Бойфренд не журналист?

Слава Богу — нет, я завязала.

Почему ты сама все еще в журналистике? Я сейчас максимально мягко попытаюсь сформулировать: журналистика сейчас находится в кризисе, столько людей ушли из профессии. Как бы ты описала сейчас свою миссию?

Я очень хочу, чтобы люди задумывались. Чтобы не было простых решений, чтобы они задавали вопросы, сомневались, спорили аргументированно, а не так, как сейчас это происходит. Мне кажется, это самое важное. А еще научить людей работать с информацией. Понимать, что такое фейк, что такое источник, как проверять.

И как ты чувствуешь, слышит тебя твоя аудитория?

Скорее, да.

В 14-м  году я называла в эфире воюющих на Донбассе людей "вооруженными сепаратистами", поскольку они с оружием в руках добивались отделения территории. Тогда комментаторы, с одной стороны,  возмущались как я смею называть этих прекрасных "повстанцев" сепаратистами, а с другой — почему я называю "террористов" всего лишь сепаратистами. Аудитория поляризовалась и хотела слышать только то, что согласовывалось с их картиной мира. Заниматься так называемой объективистской журналистикой в такие времена очень тяжело.

Эта полярность и сейчас есть. Вот говоришь про Навального. С одной стороны, к тебе прибегают: "Зачем вы рушите основы государства и рассказываете про этого госдеповского прихвостня?" А с другой стороны, прибегают сторонники Навального: "Да как вы смеете критиковать Навального, вы работаете на Кремль". Мы обычно смотрим на все эти комментарии так: значит нормально работаем, значит — взвешенная позиция.

А как ты ладишь с главредом "Эха" Венедиктовым? Ведь он, я сейчас тоже деликатно выражусь, достаточно авторитарен.

Хм, надеюсь, он не прочитает это интервью, и никто не кинет ему ссылку. С ним очень просто. Во-первых, его можно поймать в хорошем настроении, тут важно чувствовать. Второе: ему можно объяснить (но здесь опять же — смотри пункт первый), если он в хорошем настроении. В плохом объяснить ничего нельзя. Для этого есть пункт третий: соглашайся. Вот просто сразу говори "да". Сделай потом так, как ты считаешь нужным. А потом смотри пункт первый и дождись хорошего настроения. И или кайся, или говори: "Боже, вы все гениально придумали!".  Вот такая схема. Как-то 16 лет уживаемся.

Татьяна Фельгенгауэр и Алексей Венедиктов
Татьяна Фельгенгауэр и "картонный" Алексей Венедиктов

Скажи, что ты почувствовала, когда о тебе на журналисткой премии сказала Мэрил Стрип?

Это, конечно, вау! Она меня, конечно, покорила. Мне Зыгарь (журналист и писатель. — Прим. ред.) написал. Он сидел там, в зале, и прислал мне сообщение об этом. Я не поверила. И не верила до тех пор, пока не увидела это все своими глазами.

А как она по-актерски правильно произнесла твою фамилию!

Не хуже Дмитрия Пескова.

Не хочу никого обидеть, но, кажется, даже лучше.

Наверное =)

Есть такой известный феномен: чем человек известнее, тем к нему больше прислушиваются. Например, в конце девяностых мы, еще очень молодые журналисты НТВ, чувствовали себя крутыми профессионалами, ездили по горячим точкам, делали классные  программы. Но только после того, как начальство буквально заставило нас в 98 году поехать на "Форт Боярд" и игры нашей команды показали по телевизору, мы, что называется, проснулись знаменитыми. На улице брали автографы. И эта повысившаяся известность очень помогла нам в итоге в профессии — стало проще договариваться об интервью, проще добиваться эксклюзивов, выходить из каких-то сложных ситуаций в командировках. Твоя история — другая, драматическая. Ты выжила в нападении с возможным смертельным исходом и стала знаменитой в самом широком смысле слова. Ты чувствуешь, что вес твоего слова в профессии поменялся? Ты же только что как раз вернулась в эфир.

Тут во мне просыпается маленькая обиженная Танечка и говорит: "Я и до этого была известным журналистом!" Но, конечно, не сравнить с тем, что сейчас. Очевидно, что про меня узнало гораздо больше людей, в том числе и тех, кто принимает решение. Мое имя им теперь о чем-то говорит. Сюда же добавляем пресс-конференцию Путина, на которой мне тоже дали слово. Дали потому, что я пережила это покушение и пришла. По поводу веса своего слова я не могу пока сказать ничего. Но я думаю, что это скорее так. Могу сказать точно, что люди, которые раньше лишь издалека кивали, теперь хотят подойти, поздороваться и сказать: "Здорово, что ты жива". А про силу слова — не знаю. Я в себе сомневаюсь как любой нормальный человек. Самонадеянно выступать с табуретки, говорить, как людям жить, — не стану.

Говорят: все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Можешь сейчас так про себя сказать?

Я надеюсь, что именно так и будет. Пока в каких-то моментах я страшно уязвима. И это нормально, потому что постравматика — страшная штука. Мне кажется, что я справляюсь, и я бесконечно благодарна людям, которые рядом или на расстоянии каждый раз мне напоминают, что это героический поступок. Что надо идти вперед, что жизнь есть, она впереди и все будет хорошо.

Фото Instagram
теги
Нашли ошибку в тексте?Выделите ее и нажмите одновременноклавиши «Ctrl» и «Enter»

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Freakster
Freakster

Замечательное интервью! Спасибо.
И здоровья (много-премного) Татьяне!

qweewq
qweewq
Показать комментарий
svbgenivs
svbgenivs

qweewq, буду краткой: Дождь хуже.
не так давно они гыгыкали над импортозамещением шрифтов. детишки не знают, что советская школа шрифтов - одна из мощнейших и оказала влияние на шрифтовой дизайн по всему миру.

kosmos_detka
kosmos_detka
Показать комментарий
irinka13
irinka13

kosmos_detka, а чем неуместен был ее вопрос? того же Геремеева так и не смогли допросить, это факт. Сечину, на минуточку главному свидетелю по делу Улюкаева, позволено четыре раза проигнорировать повестку и ничего. Да, Владимир Владимирович конечно сказал про то, как надо укреплять судебную и правовую систему, но... это самая система давно уже очень избирательно работает. И это вопрос по существу.

kosmos_detka
kosmos_detka
Показать комментарий
irinka13
irinka13

kosmos_detka, я сейчас немного вас не поняла. Так она не спрашивала про украденный мешок картошки Васей Ивановым в городе Саратове. А перечислила более чем резонансные дела, о которых очевидно докладывается президенту. И разница в том, как эти дела ведутся. Отсюда и вопрос о системе.

kosmos_detka
kosmos_detka

irinka13, так вот по моему мнению, это был не должный вопрос на такую тему. Суть дискуссии о не профессионализме журналиста.

varvarik
varvarik
Показать комментарий
Chi-lady
Chi-lady

varvarik, суд непосредственно, т.е. в процессе заседания, исследует все представленные доказательства и заслушивает показания участников. В том числе, свидетелей по делу.

kaktus22
kaktus22

kosmos_detka, вопрос о *двух судебных системах" самый важный для страны.

kosmos_detka
kosmos_detka

kaktus22, ну не самый, но важный.... вот поэтому и должны его задавать профессионалы, что бы он не оказался проходным. Правильно задавать.

varvarik
varvarik

qweewq, для ведущих Эха вообще характерно самолюбование в эфире. От этого всегда остаётся неприятный осадок. Хочется слушать нормальные оппозиционные радиостанции, когда журналист не считает себя исключительной личностью и не ведёт повествование с позиции сомнительного интеллектуального превосходства.

Sofi8
Sofi8

То что с ней произошло - это очень страшно, и как она спокойно об этом рассказывает, конечно характеризует Татьяну, как человека мужественного. Здоровья ей.

Dududusya
Dududusya

Понравилось интервью, адекватный человек, ощущается конечно, как она напугана, но история просто жуткая, неудивительно. Хотя признаюсь, до - слыхом не слыхивала о такой журналистке. Но ее слова про то, что журналист не может быть пропагандистом внушают уважение.

Kuz
Kuz

Не поняла речи Стрип. Простите, но на нее напал шизофреник, которому казалось, что она с ним разговаривает, насилует его, а не кто-то, про кого она задавала неприятные вопросы или о ком вела расследование.
Жалко ее очень, она симпатичная женщина на фото, и такие шрамы( То, что собралась в тот момент - вообще герой, вот это правда.

maxqwerto
maxqwerto

Kuz, Стрип, видимо, говорит о том кто физически пострадал за свою профессию. О влиянии профессиональной деятельности на это покушение, говорится в начале интервью.

Kuz
Kuz

maxqwerto, Что значит "видимо", когда есть текст прямой речи ее? Она говорит дословно: «те, кто заплатил самую высокую цену за свои вопросы". Татьяна вполне может думать, что он ее пришел убивать за то, что она - журналист. Но он озвучил причины вполне явно. А теперь уже и сомнения появились, что он - псих, оказывается. Как бы я ни относилась сочувственно к Татьяне, но она могла быть актрисой, певицей, теннисисткой, кем угодно публичным, это покушение пока (по официальной версии) не связано с ее "вопросами", а Стрип натягивает сову на глобус, имхо.

glavred
glavred

Kuz, на Татьяну напали в редакции на ее рабочем месте, и это покушение напрямую связано с ее работой. А она работает журналистом. Ведёт эфиры. Мне не очень понятна ваша логика. Хорошо, что мы с вами знакомы лично, и я могу вас просто попросить объяснить ещё раз вашу точку зрения.

Kuz
Kuz

glavred, Да мне кажется, я уже ее объяснила. У этого человека (если его вообще считать человеком после такого поступка), насколько я понимаю, не было претензий к профессиональной деятельности Татьяны. Имхо, он нездоров и так же "переклинить" его ведь могло на любом публичном человеке. «Телепатические преследования», "склонение к сексу посредством телепатии" и прочее - не знаю, как это связано с ее профессией? Я могу быть не в теме, признаю, возможно, он уже передумал и сообщил, что ее расследования повлияли на его решение напасть, тогда приношу свои извинения. Но после его ареста психиатр-криминалист Виноградов писал, что подобные люди могут в голове создать связи с любой личностью. Ведь многих подобных "телепатов" с "секс-контактами" ловили в домах знаменитостей, было покушение на Рейгана ради привлечения внимания Джоди Фостер и т.д. Мерил Стрип уравнивает убийство Дафны Галиции за выведение на чистую воду коррупции в высших эшелонах власти Мальты и нападение... ну пока подозреваемого в психическом нездоровье, мотивировавшего свой поступок телепатическими связями. Мне кажется, это неправильно. И подвергнуться нападению, в общем-то, можно на рабочем месте по личным мотивам или на улице, в собственном подъезде - по профессиональным.
И опять-таки, подчеркну, что Татьяне я сочувствую, мотивы тут не важны, мне непонятна именно концепция Стрип, но что-то много непонятного все всплывает и всплывает о ней(

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Самое популярное на SPLETNIK.RU

Сейчас в блогах

WantedGirl

Для тех,кто соскучился по Арсюше Шарову

MorticiaAddams

Искусство чревовещания

_Lite__

Любимая женщина издателя Гусева

Неделя моды в Париже: Тина Кунаки и другие звезды на показе Mugler
Вашей коже все равно, какого вы пола: что такое гендерно-нейтральная косметика и кому она нужна
Маруся Фомина, Полина Аскери, Аврора и другие гости вечеринки в честь запуска аромата Giorgio Armani
Соблазнительная Тина Кунаки и стильный Венсан Кассель на показе Etam в Париже
Блондинка в стиле ретро: Анджелина Джоли на съемках нового фильма в Голливуде
NETLENKA: Земфира, "Мумий Тролль" и Игорь Николаев на спортивных вечеринках Ольги Слуцкер
Джуди Денч встала на защиту Кевина Спейси: "Сколько можно вырезать его из фильмов!"
Восточная царица: Анна Нетребко в роскошном наряде посетила открытие оперного сезона в Нью-Йорке
По-семейному: Эмма и Джулия Робертс сразились в маджонг
Знаменитого комика Билла Косби приговорили к тюремному заключению за изнасилование
Дональд и Мелания Трамп посетили Генеральную ассамблею ООН
Битва платьев: Кристи Тарлингтон против Кайи Гербер
Кэтрин Зета-Джонс трогательно поздравила Майкла Дугласа с днем рождения: видео
В сети сравнивают первые сольные выходы Кейт Миддлтон и Меган Маркл в статусе герцогинь
Эмбер Херд в простом и элегантном образе посетила обед в Нью-Йорке
Неделя моды в Париже: Кейт Мосс, Рози Хантингтон-Уайтли, Синди Кроуфорд и Кайя Гербер на показе Saint Laurent
Падма Лакшми рассказала об изнасиловании в 16 лет и объяснила, почему молчала раньше
Вышел финальный трейлер сиквела "Фантастических тварей" с Эдди Рэдмейном, Джудом Лоу и Джонни Деппом