Опубликовано пользователем сайта

Вокруг света

Осень без вальса, зато в Бостоне: мои заметки путешественницы

48
Осень без вальса, зато в Бостоне: мои заметки путешественницы

Помню, как впервые попала в Бостон 10 лет назад. Это был короткий визит в Штаты, и, как мне кажется, именно эта стремительность подарила мне остроту восприятия и выгравировала важные насечки в памяти. С первого шага я уловила в городе что-то очень знакомое. Да, другой континент, но встреча с ним началась именно с чего-то очень понятного и словно уже виденного. Бостон напомнил мне Лондон. И хотя это сравнение с каждым моим последующим визитом набирало больше оснований, оно, конечно, очень субъективно. Отцы-основатели и вовсе нашли бы иронию в том, что их новую гавань вдруг сравнили с местом жительства ненасытного короля-узурпатора, свободу от которого они заработали ценой революции и войны. Бостон был главным участником и свидетелем вытеснения монархии республикой. И когда я слышу жалобы от поклонников многослойной истории старушки Европы, которым не хватает в Америке античной красоты и архитектурных прелестей, я направляю их именно в Бостон. Это город, в котором история свершилась в ускоренные сроки с грандиозными последствиями не только для рождающейся страны, но и для мира, уже давно достигшего половой зрелости.

Cоветуя людям, ценящим уют и консерватизм Европы, отправиться в Бостон, я руководствуюсь самыми благими намерениями и личным опытом (а ведь я ещё та любительница старых мощёных улиц). Начинать знакомство с Америкой, допустим, в Нью-Йорке — дело рискованное. Велик шанс, что город вам не только снесёт крышу, но и собьёт с ног. Мало кто с первого раза физически и психологически готов подчиниться стихии нью-йоркской толпы и шуму сирен скорой помощи или полицейских машин. Даже в этот визит я была несказанно рада, что в Нью-Йорке я оказалась только после того, как погостила на лоне природы Новой Англии и побывала в Бостоне. Я расскажу вам о том, что оставило самый яркий отпечаток в моей коллекции осенних впечатлений.

Остановиться было решено в Кэмбридже, который для моего натренированного московскими дистанциями водительского глазомера, больше похож на часть Бостона, а не на самостоятельный город. Тем не менее, граница между этими городами в штате Массачусетс ярко выражена рекой Чарльз. Именно её воды разрезают тысячи пар вёсел во время самого крупного в мире чемпионата по академической гребле «The Head of the Charles Regatta» в конце октября. Свою мировую известность городок Кэмбридж получил благодаря двум крупнейшим образовательным заведениям — Harvard и MIT. Экскурсии по ним мне проводит выпускник этих двух alma mater, а по совместительству и мой муж. Надо сказать, что октябрь, а именно его первая половина, — лучшее время для посещения Новой Англии. Здесь листва полыхает таким многообразием красного и жёлтого, что пушкинских багреца и золота явно недостаточно для воссоздания осенних пейзажей. К сожалению, приехав в конце октября, мы застали лишь остатки этих янтарных всполохов.

Впервые Гарвардский университет я увидела в школьном возрасте благодаря культовому фильму 70-х «История любви». Это было сильнейшее потрясение. Чужие, несоветские лица, стильная Джульетта-образная героиня, одетый в твид и кашемир симпатичный герой, пронзительная композиция “Where do I begin” и несравненная англосаксонская атмосфера студенческого кампуса.

Preppy стиль уже давно вынесен за пределы академических учреждений Лиги Плюща. Культура гардероба, намекающего на твоё особое социальное положение и материальный достаток твоих родителей, подчинена изменившимся за последние 20 лет правилам приёма и, как следствие, вытеснена демократичной тенденцией «не выпендриваться». При этом дух в Гарварде продолжает быть эксклюзивным. И дело — в его архитектуре.

В отличие от соседнего MIT или от МГУ, символом которого является Главное Здание, «истина» Гарварда (veritas — это официальный девиз университета) не заключена в каком-то одном магистральном здании, а рассортирована по разным корпусам. Другая особенность — это дворы, образованные стоящими по квадратному периметру жилыми (для студентов и профессуры), учебными и административными строениями. Harvard Yard может по праву считаться колыбелью Гарварда и его сердцем. Здесь находится самый первый корпус университета — старейший Massachusetts Hall (1721), в нём на двух верхних этажах живут студенты, а на нижних располагаются офисы президента и вице-президента университета.

На другой стороне двора установлен памятник в честь, как сейчас сказали бы, визионера и мецената Джона Гарварда (1607–1638). К сожалению, короткая жизнь не позволила ему стать свидетелем воплощения его замысла — открыть учебное заведение в районе Чарльзтауна, одного из первых поселений Нового Света. Сейчас его статуя пользуется популярностью у студентов — кто-то его ботинок на счастье потрёт, кто-то по-сыновьи заберётся к нему на мраморные колени, а какие-нибудь университетские бейсбольные болельщики и вовсе выкрасят его в цвет своей команды.

Территорию Гарварда отличает особая архитектурная эклектика. Даже краснокирпичность здесь многообразна. Добротный Sever Hall выполнен в романском стиле, это строение настраивает на учебный лад и высокие академические стандарты.

А вот приглянувшийся мне Lampoon выглядит игрушечно и ни к чему серьёзному не побуждает.

Облик этого причудливого здания, пародирующего фламандский стиль 16-го века, отражает его предназначение — здесь размещалась штаб-квартира юмористического и сатирического журнала Lampoon (впоследствии ставшего National Lampoon). Этот памфлет сформировал характер американского юмора и вырастил не одно поколение американских комиков и крупных литераторов. Джон Апдайк прошёл в нём путь от карикатуриста до редактора. Остряки, отточившие своё мастерство в Lampoon, писали потом сценарии к The SimpsonsSaturday Night Live и др. Один такой юморист дошутился до собственного шоу — Конан О’Брайен.

Важным архитектурным украшением Гарварда бесспорно является Memorial Hall — импозантное, краснокирпичное здание в высоковикторианском готическом стиле, строительство которого было завершено в 1878 году.

Здание было задумано как памятник 136 студентам Гарвардского университета, погибшим в Гражданской войне. За 3 года с окончания войны (1865) выпускники собрали серьёзную по тем временам сумму для начала строительства этого грандиозного ансамбля. Должна сказать, что культура меценатства в Бостоне и окрестностях имела беспрецедентное влияние на формирование государства и нации. Заметила такую особенность — если меня что-то поразило своим размахом, задумкой и культурной ценностью, знай, что осуществлено это было на деньги одного или нескольких филантропов. Ниже я обязательно расскажу о других примерах благотворительной деятельности, без которой жизнедеятельность Бостона была бы просто немыслима. Сейчас внутреннее пространство Memorial Hall играет активную роль в ежедневной жизни студентов. Зал Annenberg служит столовой для первокурсников, в которой, должно быть, они ощущают себя учениками Хогвартса.

Не обходится в Гарварде и без русского следа, точнее, звона. Представьте себе, что с 1930х годов по 2008 гг. по гарвардской округе каждое воскресенье и после знаменательных спортивных побед (например, над Йельским университетом) разлетался перезвон 17 русских колоколов из Данилова монастыря. Осенью 1930 они чудом спаслись от сталинской переплавки — их выкупил американский меценат Чарльз Крейн и подарил Гарвардскому университету. Специально под них в Lowell house (одном из 12 общежитий) была спроектирована башня. В 2008 они вернулись на свою родину, а взамен в Кэмбридж были отправлены копии.

Но сколь милым моему сердцу и волшебным не был бы Гарвард, пора двигаться в Бостон — 15 минут на машине (на метро, кстати, столько же), и мы уже в его центре.

Практически в любом понравившемся мне городе я нахожу себе улицу-талисман — это должна быть любовь с первых шагов. Как показывает моя многолетняя практика путешествий, я обязательно возвращаюсь на эту улицу или в этот район. И здесь важен не просто возврат, а очень чёткое запечатление в памяти самой себя. И получается, что, оказываясь в этом месте каждый новый раз, ты очень хорошо помнишь себя прошлую, включая свои собственные мысли, — такой вот парадокс чувства места. В Бостоне талисманом для меня является район Beacon Hill. Своё название этот холм получил благодаря маяку, который 3 века назад возвышался над бостонской бухтой.

Здешние улицы исторически считались вотчиной браминов, потомков первых англосаксонских колонистов, которые сформировали культурную и деловую элиту региона. По сей день жить в этом районе считается уделом если не наследников браминов, то людей с приличными банковскими счетами и громкими фамилиями. Улицы Бикон-хилла я люблю за спокойный нрав и анти-современный облик. Дома здесь плотно соприкасаются друг с другом — из-за этого они называются row houses.

В активном Бостоне этот район остаётся островком усадебного уединения. Мне легко представить, как хорошо здесь жилось писательнице Луизе Мэй Олкотт (автору американской классики — романа «Маленькие женщины», новая экранизация которого не за горами) или писателю Генри Джеймсу, который проживал на самой харáктерной улице района — Mount Vernon Street и здесь же закончивший роман «Дейзи Миллер». Но не только о высококультурном думаю я, когда забредаю в этот квартал. Без пищи обычной прогулка по большому городу теряет своё очарование. На Бикон-хилл стоит заглянуть хотя бы ради кафе-бистро Paramount, тесное и крайне популярное у местной публики заведение, в котором подают отличные завтраки и бранчи с американским характером. Правда заказываю я их всегда на испанском — за прилавком и на кухне, в соответствии с социально-трудовыми тенденциями последних 20 лет, трудятся латиноамериканцы. Альтернативным вариантом для перекуса может служить чудесная пекарня Tatte по соседству, расположившаяся в историческом здании 19-го века Charles Street Meeting House.

Наш дальнейший маршрут лежал до очаровательного места, с которым мы познакомились впервые, оно называется «Атенеум». Здесь необходимо сделать небольшую ремарку. В США нет другого города, который бы столь прочно зиждился на фундаментальной установке, внедряемой людям этой страны с детства, — не жди манны небесной, если ты не получил образования. Как красочно заметил один крупный деятель, смотрящий на вас со 100-долларовой купюры: «Если высыпать содержимое кошелька себе в голову, его уже никто у вас не отнимет.» С момента разрыва отношений с английским троном, руководство освободившихся колоний не просто обращало внимание своего народа на важность образования, но и активно вкладывало свои собственные ресурсы в науку, искусство и образование. В конце концов, не только же за демократические порывы Бостон прозвали «Афинами Америки»! Этот абзац можно было завершить приторной присказкой — добро пожаловать в американскую утопию — если бы не одно «но». Бостон — это город, по которому легко не только проследить историю США, но и выявить особую кастовую замкнутость. Заведение, о котором пойдёт речь, является наглядной тому иллюстрацией.

В древних Афинах Атенеумом называлась библиотека в храме богини мудрости Афины. Бостонский «Атенеум» задумывался как частный интеллектуальный клуб-библиотека, которым владеют акционеры-пайщики, причём пай передаётся по наследству. Здесь думам о былом и будущем предавались знатные Кэбботы, Адамсы, Лоджи, Эмерсоны и др. Члены этого элитарного сообщества очень скоро поняли, что коллекции книг и предметов искусства, которыми они сами пополняют сокровищницу «Атенеума» или которые получали в дар от благодетелей, превосходят вместимость созданного ими заведения. Музей изящных искусств (один из моих самых любимых культурных институтов в мире), грандиозная Бостонская библиотека и Музей науки родились, таким образом, из коллекций «Атенеума». Мы попали внутрь ранним утром. День выдался очень солнечным, и это подарило нам дополнительное удовольствие от посещения.

Благодаря огромным, высоким окнам, помещение купалось в естественном свете.

Несмотря на помпезность ренессансного классицизма, мраморные статуи и портреты в золотых рамах, в стенах «Атенеума» не ощущаешь себя придавленным грузом прошедших эпох и накопленных знаний. Даже старое кладбище, которое ясно просматривается из окна, не пугает.

Напротив, эти покосившиеся плиты вступают в тайный диалог с книгами, торжественно погребёнными под сводами арочных кессонных потолков.

По пути в комнату с красными креслами, словно созданную для съёмок фильма, я обратила внимание на портрет женщины. Если сложно пройти мимо её изображения, то представляю, как она приковывала взгляды своих современников. Это автопортрет Полли Тайер Старр, представительницы бостонской школы живописи, прожившей умопомрачительно долго (1904–2006).

Нам пора двигаться дальше. Тем более, что заключительный рассказ на сегодня тоже будет посвящён удивительной женщине, оставившей Бостону бесценный подарок. Мой совет людям, на коротко оказавшимся в этом городе, звучит примерно так. Вам следует сделать две вещи: попробовать вариации из местных даров Атлантического океана (густой суп clam chowder, сэндвич lobster roll и устрицы) и посетить музей Изабеллы Гарднер. (Хотя я всем желаю ещё пары часов в запасе, чтобы влюбиться в Музей изящных искусств.)

Изабелла Стюарт родилась в Нью-Йорке в 1840 году, в очень состоятельной аристократичной семье. Она училась в Париже, часто со своими родителями путешествовала по Италии. В Милане знакомство с коллекцией известного ценителя искусства Польди Пеццоли позволило ей понять, чему она хотела бы посвятить свою жизнь. Изабелла вышла замуж за брата своей близкой подруги, Джона Гарднера, который принадлежал к очень богатой бостонской семье. Молодая пара быстро стала центром светской и интеллектуальной жизни города. Изабелле нравилось своими повадками подрывать представления пуританского общества о женщине: она курила, пила пиво в мужской компании, ходила смотреть матчи по боксу и даже организовывала их у себя дома, одевалась весьма раскованно. Она обладала талантом не только притягивать в своё общество молодых мужчин, но и угадывать их таланты, опережая тем самым веяния времени и толпы. Она была первой, кто увидел в Джоне Сингере Сардженте задатки серьёзного художника (впоследствии ставшего одним из самых знаковых американских живописцев, своего рода американский Гейнсборо). Он нарисовал три портрета Изабеллы. Самый известный — тот, на котором обладательница неприлично тонкой талии стоит в полный рост в чёрном платье.

Эта работа наделала много шума в бостонском обществе — и вовсе не потому, что Изабелла использовала жемчужное ожерелье в качестве пояса, а из-за слишком глубокого декольте. Портрет пришлось запрятать в чуланы, однако стойкая Изабелла завещала выставить его после своей смерти.

При жизни она была окружена облаком сплетен и постоянно становилась героиней городских историй — то её обвиняли в шашнях с молодыми представителями богемы, то осуждали за покровительство геев. Как остроумная женщина, она не опровергала домыслов. “Не портите хорошую историю правдой,”– говорила она.

             (Джон Сингер Саржент “El Jaleo”, 1882)

Унаследованное от отца состояние в 2 миллиона долларов и внимательный глаз бессменного помощника и её представителя Бернарда Беренсона способствовали увеличению коллекции Изабеллы. Значит и дом требовался соответствующих размеров. В новый, отстроенный в начале 1900 годов, палаццо Изабелла Гарднер въехала вдовой — муж не увидел, как приобретённые ими полотна Тициана, Рафаэля, Рембрандта, Веласкеса, Мане и Дега обрели новый дом, который после смерти её хозяйки стал музеем.

Должна признаться откровенно, к этому месту я испытываю неоднозначные чувства. Великолепный патио, пожалуй, единственное пространство в этом доме, где мне хватает воздуха.

Другие этажи, отведённые под хранение картин, скульптур, предметов мебели, ковров, фарфора, манускриптов, давят на меня своей плотностью.

Выставляя экспонаты, Изабелла руководствовалась не хронологией или географией, а своими личными ассоциациями. Её жизнь не была сплошным праздником, в ней были свои горести и потери. Их единственный сын не прожил и двух лет. Находясь в доме-музее Изабеллы Гарднер, я поймала себя на мысли, что по устройству экспозиции он напомнил мне недавно прошедшую в Пушкинском музее, грандиозную выставку «Щукин: биография коллекций». Наш соотечественник, крупнейший меценат Сергей Щукин своими увлечением искусством, художественной интуицией, переживанием смерти детей и особой манерой тесной экспозиции полотен похож на Изабеллу.

История существования дома-музея Гарднер была омрачена в 1990 году, когда двое грабителей, переодетых в форму бостонских полицейских, похитили 5 полотен Дега, 2 Рембрандта и 1 Вермеера. Сумма ущерба оценивается в 500 млн долларов. Украденные произведения до сих пор не найдены. На их месте висят пустые рамы. Если у картин есть призраки, то они, скорее всего, есть в этом доме.

На такой макабрической ноте я заканчиваю мой рассказ о Бостоне. У него точно есть свои скелеты, а шкафы, в которых они прячутся, уж очень красивые.

Текст и фото – мои

 

 

 

 

 

 

Оставьте свой голос:

1322
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

leysan1009
leysan1009

Действительно, Бостон похож на английский городок, только более гламурный что ли :) спасибо за статью!

BlueVelvet13
BlueVelvet13

leysan1009, это и есть Новая Англия :)

scioparto
scioparto

leysan1009, из детектива роберта Харриса , запавшая в память цитата
«Новая Англия напоминала мне Старую, но только выросшую на стероидах: дороги здесь были шире, леса протяженнее, пространства более открытые. Тут даже небо казалось непривычно высоким и глянцевым.»

Spletniccca
Spletniccca

Спасибо за статью! Очень красивый город

Brunhilde
Brunhilde

Благодарю за великолепную экскурсию! Будто бы сама побывала и почувствовала.. великолепные фото! У вас прекрасный стиль изложения, лёгкий для восприятия, но каждое слово имеет свой вес и не случайно. Будто бы матрешка- открываешь- а там ещё и ещё. В общем, пишите пожалуйста больше, очень уж у вас здорово получается!

mar_adentro
mar_adentro

Brunhilde, спасибо за столь высокую оценку. Хотела рассказать как можно больше, но не отнимать при этом драгоценное время у читателя. Постоянно себя останавливала, а то бы неприличный лонгрид получился...

Brunhilde
Brunhilde

mar_adentro, буду однозначно ждать продолжения серии ваших рассказов. Надеюсь, это был один из первых и последует продолжение! Ещё раз благодарю вас за талант и потраченное время

Merypopins2004
Merypopins2004

Аж захотелось побывать.

fialkafialka
fialkafialka

Потрясающий рассказ! Очень хочу в Бостон, там снимали мой любимый сериал «Грань». Уютный город, не такой перенаселенный, как NY, с богатейшей историей и спокойной атмосферой (судя по всем фото и видео).

mar_adentro
mar_adentro

fialkafialka, спасибо! не слышала про сериал, почитаю потом. Вы про видео из сториз?

fialkafialka
fialkafialka

mar_adentro, я имела в виду те видео из Бостона, которые показывали в сериале Грань, профессор там вообще в самом Гарварде работает.

mar_adentro
mar_adentro

fialkafialka, вот я тугодум. Но вечер пятницы – и не такое позволительно )

Karo
Karo

Отрада для ума и эрудиции читать такие материалы. Замылился уж глаз от новостей от Пырпыревой и боХатой жизни девочки Даши

mar_adentro
mar_adentro

Karo, спасибо! когда я сомневалась — вывешивать здесь мою статью или нет, чаша весов склонилась под резоном вести борьбу против засилья всех этих обглоданных сплетен о профурсетках. Было время, когда в блогах несколького раз в день публиковался качественный материал, основанный на личном опыте и впечатлениях.

Almatynka
Almatynka

В закладки, потом не торопясь почитаю . Муж молодец, да и вы уверена ему под стать!

BlueVelvet13
BlueVelvet13

Автор миллион плюсов вам :)) морально и визуально отдохнула, одно удовольствие такое читать и рассматривать :)

dole4ka
dole4ka

Спасибо огромное за такой чудесный рассказ о Бостоне.Честно,даже захотелось увидеть всё своими глазами!

veduga
veduga

Прекрасный рассказ! Как всегда, огромное спасибо за Ваши заметки.

fialkafialka
fialkafialka

veduga, о, какие люди! Давно от Вас постов нет, особенно обожаю посты-обзоры про кино)
Как там, кстати, у Чена дела? С тех пор, как он ушёл из инста, я в неведении)) Случайно, не в курсе, над чем он сейчас работает?

veduga
veduga

fialkafialka, добрый день! Надеюсь, на нас не обидятся, что мы под чужим прекрасным постом о "нашей симпатии". На всякий случай, извиняюсь!

Чен 19 ноября официально развелся с Дженной. Снялся с Райаном Рейнольдсом в фильме "Свободный". Не знаю, что за роль, думаю, что маленькая. По-моему, он сейчас весь в любви, сниматься ему некогда.
Но, как продюсер, работает. Их "контора" заключила контракт недавно, получила финансирование, на производство 5 фильмов. Что за картины, пока не знаю. Вот такие новости.

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Алла Пугачева, Кристина Орбакайте, Федор Бондарчук и другие на премьере фильма "Тот самый концерт"

Алла Пугачева, Кристина Орбакайте, Федор Бондарчук и другие на премьере фильма "Тот самый концерт"

Светская жизнь 19449 65
Ким Кардашьян поделилась новыми снимками своих подросших сыновей

Ким Кардашьян поделилась новыми снимками своих подросших сыновей

Звездные дети 5453 18
Беременная Эшли Грэм снялась для обложки Vogue, рассказала о будущем ребенке и своих попытках похудеть

Беременная Эшли Грэм снялась для обложки Vogue, рассказала о будущем ребенке и своих попытках похудеть

Пресса 11628 34
Татьяна Геворкян, Дарья Михалкова, Павел Табаков и другие на шотландской вечеринке в центре Москвы

Татьяна Геворкян, Дарья Михалкова, Павел Табаков и другие на шотландской вечеринке в центре Москвы

Светская жизнь 9463 23
Модный дайджест: от домашней коллекции Ким Кардашьян до главного цвета 2020 года

Модный дайджест: от домашней коллекции Ким Кардашьян до главного цвета 2020 года

Новости моды 8315 5
Александр Петров, Ирина Старшенбаум, Олег Меньшиков в новом трейлере фильма "Вторжение"

Александр Петров, Ирина Старшенбаум, Олег Меньшиков в новом трейлере фильма "Вторжение"

Кино 7125 35
Бьюти-дайджест: от значков, оповещающих о месячных, до бритвы с подогревом

Бьюти-дайджест: от значков, оповещающих о месячных, до бритвы с подогревом

Новости красоты 3785 18
Итоги года — 2019: лучшие зарубежные сериалы
Звездный Instagram: отпуск с друзьями и любимыми, вечная романтика и новогоднее настроение
Агния Кузнецова впервые стала мамой
Мария Миногарова, Иван Ургант, Татьяна Лазарева и другие гости премии в области веб-индустрии
Принцесса Беатрис отменила вечеринку в честь помолвки из-за секс-скандала с ее отцом
В ожидании чуда: смотрим лукбуки первых новогодних капсул модных брендов
Мария Кожевникова с сыновьями, Стефания Маликова с братом, дети Филиппа Киркорова и другие гости новогодней елки Tatler
Модная битва: Кайя Гербер против Рози Хантингтон-Уайтли
Итоги года — 2019: новые пары
Wanted: линия декоративной косметики F@ck Make Up Standards, Mixit
Надежда Оболенцева, Андрей Малахов, Сати Спивакова и другие на 15-летии галереи RuArts
6 молодых танцовщиков балета в российских театрах, которых стоит увидеть
Зима в большом городе: Дженнифер Лопес и Алекс Родригес на прогулке в Нью-Йорке
Как визажистка Бобби Браун смогла построить бьюти-империю стоимостью миллионы долларов
В сети появился финальный трейлер восьмого сезона сериала "Родина"
Снежная королева! Кайли Дженнер вместе с дочерью Сторми катается на сноуборде
Битва платьев: Эмилия Кларк против Марины Руй Барбозы
СМИ: Леонардо ДиКаприо без Камилы Морроне проводит время на вечеринках с сестрами Хадид в Майами