Контент опубликован пользователем сайта

Вокруг света

Интервью Фарах Пахлеви или Иранская Революция из первых рук...

29
Интервью Фарах Пахлеви или Иранская Революция из первых рук...

50 лет назад ее свадьба стала одним из главных событий для прессы всего мира. Еще через 20 лет ее отъезд вместе с мужем из родной страны открыл новую страницу в истории Ближнего Востока, да и всего мира.

Вдова последнего шаха Ирана Мохаммада Резы Пехлеви, императрица Фарах Пехлеви, делит свою жизнь между Парижем и Вашингтоном, где живет ее старший сын и его семья.

Принц Реза все последние годы стремится объединить расколотую на фракции иранскую эмиграцию в единый фронт, противостоящий клерикальному режиму в Тегеране. Часть эмигрантов называет его "шахом", так как после смерти отца он, как наследник престола, принял на себя титул и обязанности главы дома Пехлеви.

Императрица (по-персидски "шахбану") поддерживает сына в его политической деятельности, однако предпочитает оставаться несколько в тени и нечасто дает интервью. Она сделала редкое исключение для Русской службы Би-би-си.                                                                                       

Накануне тридцатой годовщины исламской революции в Иране вдовствующая шахиня приняла меня в своей парижской резиденции, где все напоминает о ее муже, скончавшемся в 1980 году и похороненом в Египте. Мы беседовали как о событиях 30-летней давности, так и о будущем Ирана.

Ваше величество, 16 января 1979 года вы вместе с мужем покинули Иран, как тогда было официально объявлено, "на время". Чем вам больше всего запомнился тот день?

Императрица Фарах: Самое сильное и самое горькое воспоминание того дня - это слезы, которые стояли в глазах моего мужа в те последние минуты в аэропорту Тегерана. Помню, как один из офицеров свиты упал на колени и молил его не уезжать. Это был самый тяжелый момент всей моей жизни.

 
 

Би-би-си: Многие считают, что шах не должен был уезжать из Ирана, что именно его отъезд сделал возвращение в страну аятоллы Хомейни и исламскую революцию необратимыми.

И. Ф.: Я доверяла его политическому чутью. Он думал, что отъезд позволит стабилизировать и успокоить ситуацию. Мой муж считал, что монарх не имеет права сохранять трон ценой крови своего народа. Он уехал, приведя к присяге новое правительство премьер-министра Шахпура Бахтияра. Армия тоже оставалась лояльной правительству. Увы, ситуация драматически изменилась, и случилось то, что случилось.

Би-би-си: Что помешало вашему мужу уловить момент, когда народное недовольство стало подтачивать основы созданной им политической системы?

И.Ф.: Этому есть несколько причин. Экономическое развитие Ирана шло очень быстро. Однако в какой-то момент началась инфляция и правительство просто неспособно было оправдать все ожидания, которые люди, привыкшие к экономическому росту, возлагали на него. Кроме того, мой муж и я слишком много времени уделяли именно вопросам социально-экономического развития, и это привело к отставанию в политической сфере.

Следует признать, что участие людей в жизни страны было недостаточным. За пару лет до революции мой муж выдвинул идею создания единой проправительственной партии. Но когда начались проблемы, она оказалась к ним не готова. Зато наши политические противники были очень хорошо организованы.

Надпись на баннере: "У каждого гражданина есть право принимать участие в управлении его страны".

Правительство оказалось не готово к проблемам, которые нарастали, как снежный ком. Все тогда ошиблись: и мы, то есть те, кто управлял Ираном, и та часть оппозиции, которая думала, что Хомейни принесет стране свободу и демократию. Ну, и нельзя забывать, что внешнее вмешательство во внутренние дела Ирана тоже было.

Би-би-си: Вы имеете в виду СССР?

И.Ф.: Да. Советский Союз думал, что, если шах уйдет, то коммунисты из партии ТУДЕ, которые были на связи с Москвой, возьмут власть в Иране. Это был жестокий просчет. Хомейни использовал левых для свержения шаха и прихода к власти, а потом беспощадно с ними расправился. Тысячи убиты, многие смогли уехать в эмиграцию.

Хомейни вообще много чего обещал людям: "Газ - бесплатно, электричество - бесплатно, всем равные права, включая женщин". Его речи тогда распространялись в Иране на кассетах. Сегодня эти записи запрещены нынешним режимом.

        С шахом в Москве, во время визита в СССР. Красная площадь.

Би-би-си: А вы встречались с левыми оппозиционерами, коммунистами, которые когда-то боролись против шаха? Что они вам говорят?

И.Ф.: Да, я сама помню одного из лидеров коммунистов, который в 1976 году был участником заговора с целью убийства шаха. Он открыто говорит сегодня, что следовало искать другой путь, возможно, критиковать монарха за ошибки, но поддерживать то хорошее, что он делал. Впрочем, сегодня все эти наши различия нужно отбросить, забыть ради того, чтобы бороться за свободный и демократический Иран.

Би-би-си: Ваш сын старается объединить разрозненную иранскую оппозицию. Но значительная часть иранцев по-прежнему поддерживает исламский режим. Что заставляет его и вас думать, что оппозиция добьется успеха?

И.Ф. Я бы не говорила о значительных слоях населения. Поверьте, мы постоянно получаем информацию из Ирана, люди приезжают оттуда и рассказывают, что происходит на самом деле. Причем сразу видно - не для того, чтобы понравиться или польстить мне или моему сыну. В Иране, конечно, есть те, кто верит в систему - из религиозных соображений, или же потому, что именно при этом режиме они добились денег и власти.

Но для простых людей ситуация складывается очень плохо. Безработица, низкие заработки, отсутствие перспектив, иногда просто полуголодное существование - это повседневность для миллионов иранцев. А еще есть рост проституции, наркомании ...

По телевидению показывают демонстрации в поддержку режима, но все знают - это сотрудники государственных учреждений, которых автобусами свозят под телекамеры.

Люди боятся протестовать. Потому что за это их немедленно подвергают репрессиям. Но я знаю: недовольные есть и среди аятолл, и в армии, и даже в Корпусе стражей исламской революции. Спустя 30 лет многие из тех, кто активно участвовал в революции, разочаровалась в ней.

Би-би-си: Нынешнее руководство в Тегеране не особенно скрывает свои амбиции в ядерной сфере. Многие считают, что оно просто продолжает дело вашего мужа, который тоже развивал ядерную энергетику и стремился превратить Иран в региональную державу. Что вы на это скажете?

И.Ф.: Мой муж развивал ядерную энергетику, это правда. Но он никогда не стремился к обладанию ядерным оружием. Он подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, хотя мог просто купить технологию изготовления бомбы. Уверяю вас, при тех доходах, которые были у Ирана тогда, и той репутации, которой пользовалась иранская монархия, недостатка в продавцах не было бы! Но муж никогда об этом не помышлял.

Би-би-си: Какой должна быть политика международного сообщества в отношении Ирана? Одни считают, что нужно договариваться с Тегераном любой ценой, другие - что следует применить жесткие санкции или даже военную силу...

И.Ф.: Прежде всего, я надеюсь, что Иран не подвергнется вооруженному нападению. Это было бы ужасно и для иранского народа, и для региона в целом. Я очень рада избранию Барака Обамы президентом США. Это историческое событие, которое демонстрирует силу демократических принципов. Если президент Обама, другие мировые лидеры хотят, чтобы Иран был демократической и свободной страной, и могут добиться этого дипломатическим путем - я первая буду аплодировать этому.

Би-би-си: А вас не беспокоят высказывания Барака Обамы о готовности вести переговоры с иранским режимом без предварительных условий?

И.Ф.: Я не политик. Но президент Обама в своей инаугурационной речи говорил о свободе и правах человека. Если переговоры с Ахмадинежадом будут способствовать этому - пусть будут переговоры. Метод здесь не так важен, как важен результат.

Би-би-си: Вы все еще надеетесь, что ваш сын взойдет на шахский престол? Ваши критики говорят, что времена монархии для Ирана ушли навсегда.

И.Ф.: Многие иранцы сегодня вспоминают эпоху правления моего мужа с благодарностью. Немудрено. Как говорит мой сын, "при отце Иран хотел стать как Южная Корея, а сегодня превратился в Северную Корею". Главное, чтобы Иран стал свободной и демократической страной. Иранскому народу решать, какую форму будет иметь демократия - конституционной монархии или республики. Мой сын примет любое решение народа.

BBC (c) 2008

Все вроде кажется милым, но любая революция появляется не на пустом месте. Ну а теперь немного, о реальной истории:

Исламская революция,  — цепь событий в Иране, результатом которых стали эмиграция шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, упразднение монархии и установление новой администрации, которую возглавил аятолла Хомейни.

Собственно, датой начала революции в Иране принято считать 8 января 1978 года, когда первая крупная антиправительственная демонстрация в Куме была подавлена с необоснованной жестокостью. В течение всего 1978 года в различных городах Ирана представители исламского духовенства организовывали демонстрации, решительно разгонявшиеся шахской гвардией. К концу года революционеры перешли к тактике экономических стачек и забастовок, что полностью парализовало экономику. Будучи более не в силах удерживать власть в своих руках, шах передал власть премьер-министру из числа умеренных оппозиционеров и бежал из страны.

1 февраля 1979 года в Иран вернулся опальный аятолла Хомейни, который взял власть в свои руки. Было назначено новое переходное правительство. В марте был проведен референдум о новом политическом устройстве, и 1 апреля 1979 года Иран был объявлен первой Исламской республикой.

Исламская революция в Иране стала одним из ключевых событий XX века и имела огромное историческое значение для всего мира. Установление прочной исламской власти в богатом углеводородами Иране поставило под сомнение неформальное лидерство суннитской Саудовской Аравии в мусульманском мире.

Последний иранский шах, Мохаммед Реза Пехлеви, пришёл к власти в 1941 году после ввода в страну британских и советских войск и отречения от престола его отца Реза Пехлеви. Его правление Ираном было прервано в 1953 году в результате обострения противоречий с Народным Фронтом — коалицией политических организаций, представляющих интересы иранских предпринимателей и духовенства. Возглавлял его премьер-министр Мохаммад Моссадык, который национализировал находящиеся в частных (по большей части английских) руках нефтедобывающие компании. США и Великобритания в ответ на это объявили бойкот иранской нефти, а 19 августа 1953 года в результате спонсируемого западными странами переворота, к власти пришла коалиция прозападных сил, Мосаддык был силой отстранён от власти и арестован. Шах вернулся в Иран и содействовал возвращению нефтяной промышленности прежним владельцам.

                         Долой Шаха - Американскую марионетку!

В дальнейшем шах проводил радикальную вестернизацию Ирана. Во внешней политике он безусловно ориентировался на США. Так, шахский Иран был единственным исламским государством, поддерживающим дружеские отношения с Израилем. Шах поддерживал проамериканские режимы в Чаде, Сомали и Омане. Любая оппозиция монархии была запрещена и жестоко подавлялась спецслужбой САВАК, применявшей изощрённую жестокость. В её застенках сидели сотни тысяч иранцев. Поскольку многие активные сторонники Национального фронта Ирана были физически уничтожены или бежали из страны, единственной силой противостоящей шаху осталось духовенство, одним из ярких представителей которого был священник из Кума Рухолла Хомейни. Духовенство опиралось на самую бедную часть населения религиозных исламских общин, где авторитет шаха был минимальным.

Хомейни осуждал прозападную внешнюю и внутреннюю политику шаха. Вслед за его арестом 5 июня 1963 года по Ирану прошла серия демонстраций и акций протеста, в результате силового разгона которых погибло от 86 (по официальной информации) до 15 тысяч (по информации протестовавших) человек. Хомейни был помещён под домашний арест, но через 8 месяцев вновь вышел на свободу и продолжил антишахскую деятельность. В ноябре 1964 года Хомейни был арестован и выслан из страны.

В эмиграции Хомейни продолжил антишахскую деятельность. В своем главном труде, «Исламское государство» (перс. ولایت فقیه‎ — Велайят-е факих), он изложил основные принципы государственного устройства, которое потом будет названо исламской республикой. Книги и аудиокассеты с выступлениями имама контрабандой перебрасывались в Иран и распространялись среди населения, читались в мечетях.

Тем временем, политика Пехлеви практически не изменилась. В 1970-х произошёл целый ряд событий, усугубивших положение монархии.

Так, в 1971 году широко отмечалось 2500-летие персидской монархии в археологическом комплексе Персеполис. К специальному приёму, на который были приглашены исключительно зарубежные гости, власти заготовили более тонны осетровой икры. Особое раздражение среди населения вызвал тот факт, что в то же время в Систане, Белуджистане, и даже в Фарсе (месте проведения торжеств) была сильная засуха и угроза голода.

Нефтяной бум, последовавший за кризисом 1973 года, стал причиной небывалой инфляции. При этом в Иран были приглашены десятки тысяч иностранных специалистов, которые стали внедрять американское оборудование нефтедобычи.

Госаппарат был насквозь коррумпирован. В 1976 году шах решил заменить традиционный иранский календарь, теперь летоисчисление шло от восхождения Кира Великого на царский престол. Последней каплей стала противоречивая смерть сына Хомейни — Мустафы. Хотя официальной версией смерти был сердечный приступ, версия об убийстве была более распространённой.

В 1977 году под давлением администрации вновь избранного президента США Джимми Картера шах ослабил репрессии против критиков режима и освободил несколько сотен политических заключённых. В Иране начали на легальной либо полулегальной основе появляться группы политической оппозиции: конституционалисты, марксисты и исламисты. Легальная деятельность оппозиции позволила канализовать протестные настроения в иранском обществе, связанные с притеснением религии, внутриполитическим курсом на персидский национализм в сочетании с проамериканской внешней политикой, политикой «государственного капитализма» на фоне массовой бедности.

Основную массу активных оппозиционеров составляли духовенство и интеллигенция, пользовавшиеся доверием широких слоёв населения, особенно в регионах, населённых национальными меньшинствами (Курдистане, Лурестане и Иранском Азербайджане). В целом оппозиция группировалась вокруг идей наднационального «исламского социализма», которые в зависимости от конкретной политической партии трансформировались в ту или иную сторону с разной степенью радикализма.

Конституционалисты, костяк которых составлял Национальный фронт Ирана, выступали за создание конституционной монархии с демократическими парламентскими выборами.

Марксисты из-за плохой организации сдали свои позиции. Крупнейшей партией левого толка в Иране была «Партия народных масс Ирана», пользовавшаяся непосредственной поддержкой Советского Союза. Левые выступали за силовую смену власти и физическое устранение шаха. Они сыграли свою роль в победе революции, однако из-за антиклерикальной позиции в первый свободно избранный парламент не вошли.

Среди исламистов особенно выделялось Движение за свободный Иран, в рядах которого был первый премьер-министр послереволюционного Ирана Мехди Базарган. Участники движения выступали за смену власти без крови, в рамках закона.

Последователи Хомейни организовали Общество борющегося духовенства, куда вошли Муртаза Мутаххари, Мохаммад Бехешти и Али Акбар Хашеми Рафсанджани, которые после победы революции займут высокие государственные посты.

Начало революции

Непосредственным началом Исламской революции принято считать события января 1978 года в Куме (традиционно религиозном городе), когда демонстрация студентов против клеветнической статьи о Хомейни в государственной газете была расстреляна полицией. По официальным данным, в ходе усмирения беспорядков погибли 2 студента. По данным демонстрантов — 70 человек. По шиитской традиции, поминальные службы о погибшем идут 40 дней, и через 40 дней после разгона демонстрации в Куме, 18 февраля бунт вспыхнул в Тебризе (его подавление также привело к человеческим жертвам), затем всё повторялось: 29 марта и 10 мая и далее волнения возникали во всех крупных городах.

Шах, в надежде успокоить население, обещал провести свободные выборы в июне. Кроме того, Мохаммед Реза Пехлеви попытался предпринять срочные антиинфляционные меры, которые привели только к массовым увольнениям рабочих. Без персонала, в большинстве своём примкнувшего к демонстрантам, заводы начали простаивать. К ноябрю 1978 года экономика Ирана была окончательно подорвана массовыми стычками.

Реакция США

Не в силах предпринять что-либо ещё, шах обратился за помощью к США. Однако Президент США Картер не решился оказать военную поддержку режиму Пехлеви, поскольку даже в западной прессе шах подвергался жёсткой критике за репрессии против оппозиции и нарушения прав человека. В администрации американского президента произошёл раскол относительно того, стоит ли вводить в Иран войска. Советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский выступал за интервенцию, тогда как многие сотрудники Государственного департамента считали, что революцию уже невозможно предотвратить никакими средствами. Делегации американских государственных деятелей несколько раз в течение 19771978 годов встречались с шахом, однако никакой единой позиции за это время выработать не удалось.

Военное положение

После пожара в кинотеатре Рекс в Абадане 20 августа 1978 г., в результате которого погибло более 500 человек, в сентябре шах ввел в стране военное положение, предусматривавшее запрет на любые демонстрации. Несмотря на запрет, массовая акция протеста прошла в Тегеране. По информации протестующих в разгоне акции участвовала техника. Погибли 87 человек, в том числе 3 женщины.

События в Тегеране послужили началом всеобщей забастовки работников нефтяной промышленности. В октябре практически все нефтедобывающие предприятия, НПЗ, нефтеналивные порты остановились. Вслед за этим к концу года прекратили работу все предприятия тяжёлой промышленности, машиностроения, металлургии. 2 декабря в Тегеране прошла 2-миллионная демонстрация с требованием сместить шаха.

Бегство шаха

16 января 1979 года Мохаммед Реза Пехлеви вместе с шахбану бежали из Ирана по настоянию премьер-министра Шапура Бахтияра. Это событие вызвало ликование в среде протестующих. Толпы тегеранцев срывали со зданий барельефы, портреты и прочие символы последней иранской династии. Бахтияр распустил САВАК, освободил политических заключённых, а также велел армейскому начальству не препятствовать демонстрантам и пообещал в ближайшее время провести в Иране свободные выборы. Через некоторое время он связался с Хомейни и попросил его вернуться в Иран для помощи в составлении новой конституции.

 
Аятолла Хомейни спускается по трапу в аэропорту Мехрабад, утро 1 февраля 1979

1 февраля 1979 года аятолла Хомейни вернулся в Иран после 15-летней ссылки. В столичном аэропорту Мехрабад его встречали восторженные тегеранцы. На улицы города вышли миллионы людей с портретами аятоллы, кричащие «Шах ушёл, Имам пришёл!». В тот же день Хомейни отверг предложение Бахтияра о создании правительства «национального единства».

Что было дальше, мы все знаем, к власти пришли, народом же надо как то управлять? а страх и религия, всегда были распространенным способом контролирования толпы во все времена....

Документальный фильм о революции:

Главное что наверное можно отметить, так это слова Американского посла в Иране :"Шах пытался превратить восточный, традиционный, мусульманский Иранский народ, в подобию Западных клонов, и в этом был один из его главных просчетов".

 

Источник: bbc.ком

Обновлено 07/02/16 20:14:

Пост о Шахбану можно найти здесь:

http://www.spletnik.ru/blogs/vokrug_sveta/124561_farakh-pakhlevi-poslednyaya-shakhbanu-irana

 

Оставьте свой голос:

352
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

irman
irman

не верится,что иранцы терпят нынешний режим лишь благодаря репрессиям.Они ведь пережили санкции и сняты они были не смотря на то,что риторика Тегерана ни капли не изменилась.Видимо у кого то стальные яйца.

Lisle
Lisle

irman, при шахе было также фигово, только иностранные специалисты при шахе были вне местной юрисдикции.

perfectdayforbnanafissh
perfectdayforbnanafissh

В любом случае, монархия в таком виде, как была там, cease to exist так сказать) единственный случай, где я считаю, абсолютная власть действительно идет на пользу народу, так это ОАЭ. Хотя может еще где примеры есть. Но точно не в таком масштабе. irman,

cherrysmile
cherrysmile

perfectdayforbnanafissh, да и в ОАЭ оно все держится пока что только на потоке нефтяных денег, которых с лихвой хватает на все слои населения. А если поток прекратится, еще непонятно, куда повернутся настроения людей.

julia260290
julia260290

perfectdayforbnanafissh, в оаэ не все так уж идеально. вспомним о тех же правах женщин.

jujulie
jujulie

Иранская монархия один из первых режимов, на котором Штаты оттачивали своё мастерство. Чтобы потом работать практически оптом. Шах за что боролся, то и получил.

SNAT4
SNAT4

jujulie, да , тактика " онижедети " успешно работает ещё с тех пор . Майдан тому яркий пример .

Jcurrant
Jcurrant

jujulie, но надо отметить, что и СССР там тоже преследовал свои цели

Roya
Roya

В результате одна тирания сменилась другой.

jujulie
jujulie

Roya, только при другой развивающаяся наука, экономика в условиях жесточайшей изоляции.

Roya
Roya

jujulie, зато религиозная диктатура и женщины на уровне собак.

jujulie
jujulie
Показать комментарий
ksivalove
ksivalove

jujulie, то есть вы считаете, что превращение абсолютно светской страны, развивающей образование, культуру, интеграцию в мировой сообщество, в дремучее средневековье на 40 лет - это позитивное событие??
и главное, что в руках у религиозных фанатиков ядерное оружие

jujulie
jujulie

ksivalove, кто сказал, что они неадекватные фанатики? средневековые фанатики, которые развили науку, производство в изолированной стране без каких-либо западных технологий. Без нефтяных вливаний в бюджет. Не в пример другим соседям Катару и Саудовской Аравии. О которым западные обыватели судят только по их замечательной шейхе Мозе. Которая как витрина, а капнуть поглубже будет покруче Ирана.

ksivalove
ksivalove

jujulie, проблема в том, что если общество настолько радикально религиозно, то они в любой момент могут именно что "неадекватными фанатиками" стать! потому что у них нет никаких других общественных институтов, кроме религии

santamuerte
santamuerte

ksivalove, откуда такие выводы? Это государство одно из древнейших в мире, ислам пришел в Иран в VII веке н.э., ну как то до сего дня не стали они фанатиками. Разве все страны должны жить по образу и подобию западного христианского мира? Разве у них нет своей истории и своих традиций и своего опыта?

ksivalove
ksivalove

santamuerte, есть, я не спорю!
ядерная безопасность в мире, в принципе, очень хрупкая и держится исключительно на договоре. Поэтому, конечно, проще договариваться с теми, кто похож на тебя и разделяет твои ценности, правда? я не говорю, что у Ирана нет права двигаться по своему пути, безусловно, это их дело...я говорю о том, что мировому сообществу не без причин боязно то того, что у них есть ядерное оружие

miele
miele

ksivalove, а разве у Ирана есть ядерное оружие ?Оно у Пакистана есть.

ksivalove
ksivalove

Ну так с них сейчас санкции снимают в обмен на то, чтоб МАГАТЭ проверила все их ядерные объекты, что они все только в мирных целях используются. Но все же понимают, что если технология уже есть, то скорее всего и оружие уже есть. Проблема в том, чтобы все "ядерные" страны соблюдали договоренности по его неиспользованию miele,

miele
miele

ksivalove, не сняли бы, если бы МАГАТЭ не подтвердило ,что все объекты мирные .Гораздо опаснее Пакистан и вероятность ''грязных'' бомб.

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Рождественские коллекции макияжа: часть II
Подражая маме: Мэрайя Кэри вышла на сцену со своими детьми
Белокурая малышка: отец Беллы Хадид опубликовал детское фото модели
Стиляги: Дженнифер Лопес поделилась новым фото детей
Третий этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: классика
Космос вокруг: Дженнифер Лоуренс и Крис Прэтт на фотоколле фильма "Пассажиры"
Ксения Собчак, Наталья Ионова, Яна Рудковская: выбираем лучший образ церемонии "Женщина года-2016"
Мадонна, Рита Ора, Кеша и другие на церемонии Billboard Women in Music 2016
Анна Нетребко готовится к Рождеству с мужем Юсифом Эйвазовым, сыном и друзьями
Анджелина Джоли впервые появилась на публике после объявления о разводе с Брэдом Питтом
Битва платьев: Наталья Ионова против Даши Малыгиной
Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства
Новая провокация от журнала Love: Барбара Палвин vs Шэрон Стоун