Контент опубликован пользователем сайта

Про звезд

История знаменитого матадора Испании Манолете

16
История знаменитого матадора Испании Манолете

 

26 августа 1947 года. Небольшой испанский город Линарес бурлит от необычайного возбуждения. Повод для людского наводнения был более чем существенный: завтра должен состояться исторический поединок между двумя выдающимися испанскими матадорами: непревзойденным 30-летним Манолете и 21-летним амбициозным выскочкой Домингином, заявлявшим, что он легко отберет у Манолете репутацию лучшего матадора Испании.

Девять тысяч зрителей вмещала линаресская арена, и все места были распроданы давным-давно за баснословные деньги; оставшиеся без билета предлагали астрономические суммы, чтобы попасть на дополнительные места, которые предполагала устроить администрация.

Популярность корриды в Испании сравнима разве что с популярностью в остальной Европе футбола. Впрочем, любой испанец возмутился бы подобному сравнению: коррида для них— даже не спорт, а искусство, ритуал, высокая трагедия. Матадор Манолете был в Испании богом, рыцарем без страха и упрека; каждый уважающий себя человек знал его имя. За восемь лет, что Манолете находился в звании «полного матадора», он убил 1200 быков, но всего лишь 14 из них происходили с фермы Миуро, где выращивали самых мощных и свирепых животных, которых специально готовят для корриды. Ходили слухи, что великий Манолете избегает быков Миуро и якобы даже боится их. Что ж, наступил час расставить точки над «i» и проверить, правда ли это. Так решил не кто иной, как выскочка — Луис Мигель Домингин. Молодой матадор позвонил на  мадридское радио и предложил вызвать Манолете на публичную дуэль, мол, я уверен, его время прошло, и пора уступить дорогу более достойному.

Вечером накануне поединка Манолете сидел в ресторанчике неподалеку от гостиницы «Сервантес», где он остановился. Как всегда, маэстро окружала восторженная толпа: друзья, приятели, прихл:)тели, поклонники и поклонницы, которые смотрели на героя издалека: окружение тореро обычно состоит из мужчин, женщин пускать не принято. Как всегда, у Манолете было печальное лицо с огромными грустными глазами, не умевшими смеяться. Внешне он напоминал Рыцаря печального образа из популярных книжек с картинками — был так же сух, худощав и аскетичен; несмотря на молодость, его лицо избороздили морщины, и тяжелые набрякшие веки свидетельствовали о том, что он или очень устал, или ведет крайне тяжелую жизнь. Маноло — как называли его друзья — едва отвечал на вопросы, просил постоянно подливать себе вина и очень много курил. Его менеджер Хосе Камара, средних лет мужчина, хмуривший брови и нервно щелкавший пальцами, посматривал на Маноло с тревогой и иногда показывал ему на часы, мол, пора… Ведь перед завтрашним поединком необходимо как следует выспаться, а у него последнее время со сном очень неважно: случается, Маноло не может целую ночь сомкнуть глаз и утром выглядит как призрак — смотреть на него страшно. Как выходить на бой в таком состоянии?

— Прекрати пить, Маноло! — наконец, не выдержав, рявкнул Камара, и его рука с толстыми пальцами почти остановила бокал тореро, направлявшийся ко рту.

— Брось, Хосе! Мне так легче, — улыбнулся Маноло и решительно опрокинул бокал.

 

Отправляться спать в гостиницу сегодня не хотелось. Будь его воля, он так и просидел бы, погрузившись в свои мысли, среди болтавших и шумевших вокруг людей. Одиночество пустого номера и перспектива бессонницы пугали. Маноло взглянул на часы: половина первого. Матадору перед боем предписано ложиться не позже полуночи, иначе тело и нервы будут плохо слушаться, его противники — быки — в этом смысле удивительные животные, они регистрируют малейшую несобранность и нападают в момент, когда ты не защищен.

Наконец Манолете поднялся, и те, кто видел матадора впервые, отметили его необычайную худобу, таким тонким и прозрачным мог бы быть скорее 13-летний мальчишка. Манолете в сопровождении Камары вышел на улицу, им в лицо пахнуло ароматом южной ночи. 

— Маэстро, автограф!

— Манолете, мы болеем за вас!

— Домингин завтра положит вас на обе лопатки! Берегитесь! — послышался чей-то задорный голос из глубины людского моря, окружившего Манолете, едва он оказался на улице.

— Сеньоры, дорогу! — зычно затрубил Камара. — Маэстро должен отдохнуть!

Кое-как, в сопровождении людского потока, добрались до гостиницы, и тут толпа начала быстро редеть, потому что на противоположной стороне улицы появился другой магнит — Луис Мигель Домингин. Улыбающийся юный красавчик ловко раздавал автографы, успевая подмигивать красоткам и даже посылать им воздушные поцелуи. «Только бы приехала Антонита», — тяжело вздохнув, подумал Манолете, глядя на это зрелище, и его вздох не ускользнул от внимательного Камары; тот, несомненно, тотчас понял, о чем подумал его подопечный, и даже оглянулся по сторонам — не увидел ли Манолете свою кралю?

Лучший номер лучшей гостиницы Линареса поражал старомодной роскошью: кровать под бархатным балдахином, старинные высокие кресла с позолоченными спинками. Попрощавшись с Камарой, Манолете привычным жестом вытащил из нагрудного кармана фотографию Антониты, всегда лежавшую у сердца, и бережно прислонил к хрустальному графину с водой. Антонита сияла улыбкой, на круглом лице обозначились ямочки, тяжелые каштановые волосы рассыпались по плечам, красивые стройные ножки в юбке до колена были выставлены напоказ.

— Антонита, я тебя жду! Мне надо, чтобы ты была здесь! Когда ты приедешь? — нервно повторял Манолете, вперив взгляд в фотографию.

Эти отчаянные призывы явно не достигли ушей Антониты, зато отлично слышал Камара, привычно застывший под дверью Маноло в ожидании, пока затихнут звуки и его подопечный наконец уляжется спать. В противном случае придется вмешаться, иначе завтра на арене у Маноло будет бледный вид. И так уже ему наступает на пятки этот шустрый наглец Домингин! Камара чует, что симпатии переменчивой публики уже начали склоняться в сторону смазливого мальчишки, а ведь всего полгода-год назад Манолете был королем испанских матадоров. И все эта змея Антония, которую Маноло призывает на свою голову! Насколько же он переменился с тех пор, как в его жизни появилась эта женщина! 

В эту ночь Манолете так и не сомкнул глаз, он мучительно ждал рассвета. Коррида была назначена на половину пятого вечера, поэтому он не слишком беспокоился — успеет еще отдохнуть перед боем. За этот выход в Линаресе он запросил астрономическую сумму — 300 тысяч песет — и получил ее. За последние три года Манолете сделался самым дорогим матадором в Испании, никто из его предшественников не получал больше. Он миллионер, у него денег куры не клюют. Манолете купил роскошный особняк в родной Кордове, у него «Испано-Сюиза», машина, которую он обожает. А также дорогая, совершенно не нужная ему одежда — когда же носить 120 фраков и костюмов, висящих в гардеробе? А еще бесчисленные перчатки, галстуки, рубашки, запонки? Все это составило бы счастье любого другого человека, а ему, выходит, ни к чему. Шитый золотом костюм матадора — единственная необходимая ему одежда. Тем более ни к чему собственный дом: он ведь постоянно кочует из одного города в другой, а бои расписаны по дням на два года вперед.

Не сумев заснуть и утром, Манолете быстро оделся и отправился в сторону Пласа де Торос — арены для корриды. Зайдя в маленькую капеллу у арены, он мысленно поблагодарил бога — здесь никого не было. С облегчением опустился на колени и начал молиться: «Святая Мадонна, прошу тебя, пусть меня пронесет и на этот раз. Пожалуйста, молю тебя всем сердцем…»

Никто не подозревал, какой страх испытывал Манолете всякий раз перед выходом на арену; и это при том, что он считался одним из самых хладнокровных матадоров своего времени. Его отчаянная, безумная смелость вошла в легенду: никто из его как предшественников, так и современников не умел стоять так прямо и спокойно до той самой последней секунды, когда рога разъяренного быка уже готовы проткнуть его тело. Внешне выглядело так, будто этому элегантному, аристократичному, никогда не улыбавшемуся матадору смерть казалась пустяком, не стоящим внимания. Но на самом деле всякий раз перед выходом на бой, сердце Манолете сжимал страх, и, выходя на арену, он был вынужден сначала убить свой страх, а потом уже — быка. Страх был главным чувством, владевшим Манолете постоянно. Он спал с ним, он терзал его во сне, был первой эмоцией после пробуждения. 

Кому-кому, а Маноло было отлично известно, чем кончается неудачный бой. Матадорами были его отец, дед, двоюродный дед... Правда, выдающимся мастером своего дела стал только двоюродный дед Хосе Родригес по прозвищу Пепете. Вот кто не ведал страха! Согласно семейному преданию Пепете мог сразиться с быком чуть ли не голыми руками, но кончилось это трагически: в 1899-м бык с фермы Миура насквозь проткнул его рогом. Родной дед Манолете предпочел вовремя отказаться от корриды и заняться куда более безопасной профессией — он разделывал бычьи туши; что же касается отца — Мануэля Манолете, то воспоминание о нем до сих пор причиняло Маноло боль.

…Вот он, тощий и бледный шестилетний мальчуган, ведет отца за руку по узеньким улицам шумной Кордовы. Бывший матадор, так и не добившийся настоящей славы, под конец жизни стал стремительно терять зрение; однажды он вышел на свою последнюю корриду в очках, и публика жестоко освистала его. Вскоре после этого он умер, оставив семью, где кроме Маноло росли еще четыре дочери, практически в нищете. Слава богу, никто не знает о том, что Маноло был типичным маменькиным сынком и чуть ли не до 10 лет держался за юбку донны Ангустиас.

 

Судьба его матери сложилась драматично: ее первый муж, погибший на корриде, был матадором; с быками сражался и рано умерший отец Маноло. Эта несчастная женщина молилась только о том, чтобы ее единственный сын не пошел по этой дороге. Все, что связано с быками и корридой, все фотографии и газетные вырезки донна Ангустиас тщательно прятала от глаз подраставшего сына. Слава мадонне, робкий и очень болезненный Маноло интересовался только книжками; мальчишки в Кордове играли в матадоров, но он даже не смотрел в их сторону. На радость матери, он любил сидеть дома, наблюдать, как вышивают или дурачатся сестры. Маноло исполнилось одиннадцать, когда в Кордову приехал знаменитый матадор Хуан Бельмонте, и парень совершенно случайно попал на корриду вместе с отцом своего школьного друга. Что в нем вдруг сработало? Гены? Зов крови? Но только после той корриды Маноло понял: он станет матадором, как все мужчины в его роду. Теперь ему казалось, что это был не выбор, а обреченность, иначе говоря — судьба.

— Нет! — выкрикнула мать, которую поразила упрямая интонация сына, когда он сообщил ей о своем решении. — Ты не будешь матадором! Через мой труп!

Маноло знал, что ему придется переступить через ее сопротивление, и мать почувствовала это. Случилось то, чего она боялась больше всего на свете. А в мальчика словно вселился другой человек, некоторые потом говорили, что это была душа великого матадора Пепете. Может, двоюродный дед Маноло тоже боялся и тоже преодолевал страх?

И начались тренировки. Оказалось, у Маноло врожденный дар управляться с быками. Поначалу он и другие претенденты в тореро упражнялись с механическим быком, лупя по нему деревянными мечами, потом поехали на ферму, где им предстояло впервые встретиться с молодыми бычками. Лучше всех показал себя Маноло, он словно родился со знанием того, как побороть быка. Его сразу заметили журналисты из столичной газеты ABC и написали, что у юного Манолете есть «стиль, вкус и сноровка». И дело пошло. К 17 годам Манолете уже стал новильеро и выходил на арену вместе с другими младшими тореро, чтобы разогреть и раздразнить быков перед началом настоящей смертельной корриды, когда в дело вступит матадор. В июле 1939 года 22-летний Маноло и сам удостоился статуса матадора, пройдя обряд посвящения и получив звание от знаменитого мастера Марсиаля Лаланда. Матадором имеет право называться только тот, кто убивает быков в заключительной части корриды. Когда нынешний тренер и менеджер Маноло — Хосе Камара впервые увидел 23-летнего Маноло, он был в ужасе от того, какие рискованные приемы у юного тореро: чтобы убить быка, он почти не пользуется мулетой — красной тряпкой на деревянной ручке, которой обычно отвлекают животное; позволяет быку подойти к себе слишком близко, почти не применяет более безопасные боковые удары шпагой. К 1944 году Манолете провел 92 корриды за шесть месяцев, выходя на смертельную схватку с быками через день, а иногда и каждый день. Ему присвоили почетный титул «матадора номер один», который в Испании присуждается за количество проведенных боев и соответственно убитых быков. Наблюдая, как стремительно карабкается вверх его подопечный, Камара быстро понял, что ему достался настоящий золотой телец. Больше никто в Испании не был в состоянии выходить на арену ежедневно в течение сезона — без выходных, нервных срывов и болезней. И это при том, что несколько раз Манолете получал травмы — на руках, ногах и лице у него остались шрамы как свидетельства того, что он все-таки человек и иногда допускает промахи, хотя испанцы и возвели его в статус божественного героя, сверхчеловека. Сам Франко вместе с первыми лицами государства нередко являлся на щекочущие нервы «спектакли» Манолете и аплодировал ему стоя, называя гордостью нации и символом настоящего испанца. Уже при жизни Манолете поставили не один памятник, его именем назвали ликер Anis Manolete, рынок запрудили куклы Манолете; если ему вдруг случалось идти по улице пешком, а не ехать на своей обожаемой «Испано-Сюизе», женщины кидали ему под ноги цветы, а он смущенно улыбался и сдержанно махал им рукой.

Камара откровенно «доил» подопечного, доходя до того, что включал в его расписание по две корриды за день в разных городах! По правде говоря, Камаре казалось, что этот парень ничего не имеет против: Маноло жил только ареной, только борьбой; никаких других интересов у него в жизни не было. Мать научила его бояться женщин, внушив сыну, что женщины и быки несовместимы: либо одно, либо другое. Так и шла жизнь — от одной смертельной схватки до другой, и все, что помнил Маноло, ложась ночью в постель в очередной гостинице очередного города, это сосущий страх перед выходом на арену и несказанное, эйфорическое облегчение, когда все заканчивалось и ему торжественно преподносили традиционные трофеи: уши и хвост побежденного животного. Если Маноло что-то и любил, так это хорошо поесть в дорогом ресторане после схватки, заказав много затейливых закусок и дичи, запивая все это вином и мысленно благодаря бога: еще бы, ведь всякий раз он праздновал свое чудесное спасение, то, что он снова выжил. Разумеется, щедро угощались все его помощники — его квадрилья, сам Камара, а также хозяева арены и устроители корриды, отцы города, политики, актеры, представители местной богемы, кто только сумел прорваться к богоподобному Манолете. В нем не было никакого высокомерия, никакой заносчивости, но он просто не знал, о чем разговаривать с обычными людьми, которые не рисковали каждый день жизнью. Они были словно существами с разных планет.

 
 

Манолете обожал фламенко; и поэтому чуть ли не единственной женщиной, которой удалось стать его близким другом, была Пастора Империо, выдающаяся танцовщица фламенко. Вот на кого Маноло готов был смотреть без устали, до самого утра, так что Камаре приходилось буквально силком вытаскивать его с представлений, чтобы отправить спать.

Пастора и привела в жизнь Маноло Антонию Брончало Лупесино, которую все знали под актерским псевдонимом — Лупе Сино, а Маноло будет ласково называть ее Антонитой.

 

Осенью 1944 года, зайдя после очередной корриды в знаменитый мадридский бар, где в основном отирались звезды, Маноло увидел девушку, чья яркая внешность поразила его, словно удар молнии: грива роскошных каштановых волос, кошачьи зеленые глаза, гибкая фигура, высокомерный взгляд и мелодичный голос. Пастора Империо представила их друг другу, но Маноло так волновался, что не мог даже выговорить, как его зовут, только пожирал ее своими огромными печальными глазами. С этих пор Камара утратил полную власть над Маноло и страшно бесновался по этому поводу. Вместо отдыха перед схваткой парень повадился бегать на свидания с этой «змеей», как Камара прозвал Антониту.

— Ты никогда не пробовал виски? — хохотала Антонита. — Ни разу не был в театре? Бедняжка! Первый матадор Испании оказался неандертальцем!

Она научила его целоваться, не отрываясь, по часу кряду, танцевать модный мамбо, вместе они выучили горячий пасодобль — танец, имитирующий корриду. Пожалуй, Антонита не встречала еще такого неутомимого парня!

В дымном, шумном баре Whip, который, к слову, Хемингуэй считал самым крутым баром Европы, к полуночи собиралась вся мадридская богема и лучшие исполнители фламенко во главе с Империо, и тогда Антонита с Маноло исполняли свой коронный номер — пасодобль под бешеные аплодисменты собравшихся. Для стеснительного Маноло при всех кружить и обнимать женщину было, пожалуй, не меньшим подвигом, чем орудовать шпагой перед мордой быка. В честь этой красивой пары исполняли серенады, им посвящали романсы; впервые Маноло осознал, что счастлив, и не просто счастлив — что он живой. До этого он, оказывается, вообще не знал, что такое жизнь.

— Ты был всего лишь исправной и блестящей машиной для корриды, — дразнила его Антонита, — а теперь ты очеловечиваешься.

Камара держался совершенно иного мнения. — Ты связался со шлюхой, и она погубит тебя! 

Оскорбительное слово «шлюха» в адрес Антониты эхом повторяло все окружение Камары, и Маноло устал доказывать, что это не так. Тем не менее «доброжелатели» Маноло постоянно подсовывали ему «проверенные сведения», что она якобы вышла замуж за какого-то военного во время гражданской войны и не развелась, путалась с другими матадорами — Доминго Ортегой и Антонио Маркесом. Опровергать эти слухи Антонита вовсе не собиралась, ей было плевать, что о ней говорили. Она считала себя свободной женщиной. Вопреки распространенным слухам, она была вовсе не испанкой, а мексиканкой из Гвадалахары, родившейся в очень бедной семье. Из семи сестер и двух братьев только Антонита сумела выбиться в люди и перебраться в Мадрид; она мечтала стать киноактрисой, и к моменту знакомства с Манолете — они были одногодками — 27-летняя Антонита уже начала сниматься, правда, лишь во второстепенных ролях. Ее считали талантливой, хотя пока не очень опытной актрисой. Роман с Манолете вскружил голову и ей; вдруг оказалось, что любовник готов платить шальные деньги за любую ее прихоть — наряды, драгоценности, дома, но только при одном условии — она постоянно должна находиться рядом с ним. Никогда не любивший Маноло привязался к Антоните так же накрепко и по-детски, как когда-то был привязан к матери, и не желал отпускать ее от себя ни на шаг. Поначалу она ходила на все его бои, но довольно скоро оказалось, что он больше не может обойтись без того, чтобы не видеть Антониту в первом ряду в самом дорогом секторе — «тень». (Сектор «солнце» — куда постоянно попадает слепящее солнце во время боя — на испанской арене для корриды является самым дешевым.) Если она опаздывала, Маноло начинал нервничать, оглядываться, сходить с ума, и точно так же сходил с ума наблюдавший все это Хосе Камара.

 

Менеджер Манолете прекрасно понимал, сколь опасно состояние влюбленного матадора. Но оторвать Маноло от «этой змеи» не было никакой возможности. Даже «тяжелая артиллерия» — мать Манолете донна Ангустиас — не смогла ничего поделать; она на дух не переносила Антониту, требовала, чтобы Маноло порвал с «этой шлюхой», но добилась только того, что сын стал навещать ее саму в Кордове все реже и реже. Нет, Маноло пока выступал все так же превосходно, но Камара осознавал, что срыв возможен, если матадор до утра пребывает в пьяном угаре ночных баров, а потом милуется со своей кралей до рассвета. Менеджер Манолете решился пойти на тайную сделку с теми устроителями корриды, с которыми сумел найти общий язык: теперь иногда быкам, с которыми боролся Манолете, подпиливали рога, чтобы в случае нападения животного смягчить удар. Кому будет хорошо, если Маноло погибнет? Все они тогда лишатся неплохих деньжат, которые на нем зарабатывают. Но, увы, если речь шла о публичном поединке с другими матадорами, как сейчас, в предстоящей борьбе с Домингином такие манипуляции с быками были невозможны: сторона противника тщательно и придирчиво осматривала животных, перед тем как выпустить их на арену.

Ничего этого Манолете не знал. В тот день, 27 августа, на который была назначена дуэль с Домингином, он вышел из капеллы около половины третьего пополудни и настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, что простоял на коленях около двух часов. …Антонита не приехала! Он сразу понял это, войдя в гостиницу. Может быть, ей все-таки удастся успеть к началу? Ведь она здесь неподалеку, в андалузской провинции, поехала повидаться со своим братом Эмилио, до Линареса оттуда можно добраться за пару часов. А вдруг она отправилась вовсе не к Эмилио, и все то, что о ней болтают, правда?  Стоит Антонии поговорить с другим мужчиной больше минуты, как ему уже мерещится бог знает что. Однажды Маноло в бешенстве схватил за грудки партнера Пасторы Империо, танцовщика Висенте Эскудеро, требуя, чтобы тот признался, что спит с Антонитой. Тогда Маноло едва привели в чувство, ему казалось, что он способен убить Эскудеро.

«Все будет хорошо, — твердил сам себе Манолете, наливая себе в номере ледяное шампанское. Привычка, к которой перед боем приучила его Антонита. Если выпить один бокал часа за полтора до выхода, то шампанское веселит, снимает отвратительный, неотвязный страх. Решено! Они с Антонитой осенью поженятся, и он покинет корриду; он правда больше не может; у него начало падать зрение, так же как у отца, но пока об этом знает только Камара. Если, не дай бог, пронюхают газетчики, его тут же затравят. Недаром тот самый двоюродный дед, легендарный матадор Пепете, любил повторять, что толпа куда более кровожадный зверь, чем любой самый свирепый бык. Манолете уже чувствует, что его приемы начинают ей приедаться, хочется чего-то посвежее и поострее. Впрочем, правда и то, что едва ли Маноло дозрел бы до этих мыслей, если бы Антонита не показала ему, что такое нормальная человеческая жизнь. 

Два сезона подряд, в 1945 и 1946 годах, они вместе с Антонитой провели в Латинской Америке. Она постоянно была рядом, и потому состязание с очень сильным мексиканским матадором Азурой прошло для него легко. Да, он попробовал там впервые кокаин, но быстро понял, что если регулярно употреблять его перед боем, наступает быстрое истощение. Слава богу, не успел подсесть на него по-настоящему, и Антонита — молодец — поддержала его в этом. 

Маноло был по-настоящему счастлив этой весной, когда они с Антонитой на целые две недели вырвались погостить к ее родным в Гвадалахару. Просто удивительно, насколько обычные люди не понимают своего счастья: он делал то, что они могут делать каждый день, — гонял с парнями в футбол, братья и сестры Антониты научили его играть в карты и домино.

Во время того блаженного отпуска Манолете торжественно пообещал Антоните, что бросает корриду, вот вернется в Мадрид, проведет семь боев по уже подписанному контракту — и баста. Денег им хватит еще на десять поколений внуков и правнуков! Ровно в тот момент, когда Манолете собирался объявить об этом решении Камаре, а потом журналистам, подоспел Домингин со своим предложением, от которого нельзя отказаться!

Как раскричалась Антонита, узнав, что он согласился участвовать в поединке с Домингином! У нее пылали щеки, она была просто вне себе:

— Из тебя сделали раба! Зачем тебе доказывать этому мальчишке, что ты лучший матадор?!

Напрасно он мямлил, что это дело чести, что он не может так просто теперь уйти, Домингин сочтет его трусом, и это перечеркнет всю его карьеру. Антонита ничего не хотела слышать. Не исключено, что сегодня она специально опаздывает или вообще не приедет, чтобы проучить его.

— Антонита, ты мне нужна! Где ты? — выкрикнул Манолете безмятежно улыбающейся фотографии.

При виде Манолете публика повскакивала с мест, взревела и стала бешено аплодировать. Впрочем, Манолете послышалось, что когда появился улыбающийся Луис Домингин, люди захлопали и засвистели еще восторженнее. Все участники корриды по традиции обошли арену и поприветствовали председателя сегодняшнего зрелища: им оказался мэр Линареса. Трубы возвестили о начале боев. Пока пикадор дразнил быка, Манолете, стоя у ограждения, украдкой бросал взгляды на первые ряды — не появилась ли Антонита. Нет, ее не было. Первые бои вел Домингин, и Маноло отметил, что он действует с быком ловко, красиво и по-цирковому акробатично, срывая овации эффектными пируэтами и посылаемыми толпе воздушными поцелуями. Неужели они купятся на эту дешевку? Опытный глаз Маноло тотчас заметил, что его молодой соперник только имитирует опасные выпады, на самом же деле в каждой позиции надежно защищен и не подпускает быка ближе чем на 30 сантиметров. Почему нет Антониты? Как она могла бросить его в такой момент?

Маноло был уже на арене один на один с быком в последней, самой опасной терции боев. По жребию ему выпал 600-килограммовый бык с фермы Миуро по кличке Ислеро. Несколько элегантных пассов, которые Маноло произвел мулетой, чтобы раззадорить быка, явно не произвели на публику должного впечатления. А ведь победа в поединке с Домингином достанется тому из них, кто сумеет раздразнить не быка, а публику, пощекотав ей нервы опасным зрелищем. Пока толпа явно готова вынести на руках Домингина —такую честь традиционно оказывают победителю. Нет, Манолете им докажет! Едва ли Манолете слышал, как ревела и рыдала публика, наблюдавшая за его действиями; он теперь видел испустившего дух быка. На трибунах для публики несколько секунд стояла гробовая тишина, потом начались вопли, рыдания и истерические выкрики, которые тотчас заглушили звуки труб.

Шоу должно продолжаться. На арену на коне выехал победитель, который теперь стал законным матадором номер один, — Луис Мигель Домингин...

В ближайшей больнице Линареса Манолете сделали операцию, пытаясь спасти поврежденные артерии. Он пришел в себя только к вечеру, и врачи никого к нему не пускали. Камара, члены квадрильи и еше множество людей стояли под дверьми его палаты и молились. Никто не заметил, как в коридор влетела обезумевшая темноволосая женщина. Камара поднял голову и узнал ее — это была Антония Брончало. Она с силой оттолкнула мужчин и попыталась войти, но Камара перегородил ей дорогу и, теряя остатки самообладания, заорал:

— Нет, сучка, нет! Это ты убила его!

Антония вся затряслась и кинулась с кулаками на Камару, сейчас она, как кошка, выцарапает ему глаза своими длинными ногтями. Тем не менее Камара убедил врачей не пускать Антонию к раненому Манолете под предлогом того, что это убьет его. На самом деле, как много лет спустя признался Камара, он боялся, что Маноло пожелает жениться на Антонии прямо в больнице, и она отхватит все его баснословные миллионы. В том, что Манолете умирает, не было никаких сомнений. Врачи сразу предупредили, что надежды нет.

— Мне дали уши и хвост? — слабым голосом проговорил Манолете,

— Дали, дали, Маноло, не волнуйся. Ты победил, — с трудом удерживась от слез, проговорил Камара.

— Позови Антониту... — попросил умирающий.

— Ее здесь нет, — солгал Камара и перекрестился.

На следующее утро, 29 августа 1947 года, Манолете не стало.

Антония кинулась на остывающее тело возлюбленного и пролежала на его груди пять часов, не обращая внимания на бесконечную вереницу входящих и выходящих людей. До конца жизни она будет винить себя в смерти Манолете: она действительно опоздала на корриду, потому что, как нарочно, машина, на которой она ехала с братом, по дороге сломалась!

Хоронили Манолете в его родном городе Кордове. За гробом выдающегося матадора шла вся Испания, включая Франко. Диктатор объявил трехдневный траур по всей Испании. Наследство Манолете, равнявшееся почти пяти миллионам долларов, разделили его мать и сестры.

Фирменные пассы Манолете с быком назвали его именем — манолетины, или пассы смерти. До сих пор в день смерти Манолете, 29-го августа, на всех Пласа де Торос Испании перед началом корриды современные тореро молча совершают по арене круг памяти.

Что касается Антонии Брончало, то некоторое время спустя после смерти Манолете она уехала в Мексику и вышла замуж за богатого адвоката, которого по иронии судьбы звали так же, как Маноло, — Мануэль Родригес! Впрочем, они быстро разошлись.. Антония Брончало скоропостижно скончалась от инсульта в 42 года, всего через 12 лет после гибели Манолете.

 

 

 

О жизни великого матадора снят великолепный одноимённый фильм "Манолете" в главной роли Эдриан Броуди и Пенелопа Крус)

Режиссер фильма Менно Меньес говорит, что картина – это своего рода история любовного треугольника: она любит его, он любит ее, но еще он любит танец со смертью. «Он встретил эту великолепную женщину, попытавшую разрушить его увлеченность этой игрой со смертью. Но невозможно было разделить его и важнейшую часть его жизни, его личности. Накал страстей делает эту историю любви трагической, но потрясающей». Меньес сказал, что заинтересовался судьбой матадора из-за странного отпечатка трагичности на лице, именно поэтому на его роль он пригласил Броуди: актер удивительно напоминает известного тореадора.

 

Оставьте свой голос:

409
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

xnoax
xnoax

Интересный пост.
Манолете смотрела, горячая парочка была

Narcisse_Noir
Narcisse_Noir

Интересный пост. От себя могу только добавить, что Броуди отлично справился с ролью. Фильм очень хороший.

Whatever1Like
Whatever1Like

Narcisse_Noir, фильм очень красиво снят) там где последний бой Маноло есть такая метафиричная сцена, где показывают его муки, его предчувствия чего то не доброго)) там он кружится с плащом, вокруг голуби, потом мгновение и голуби у него в руках а на щеке кровь))

Whatever1Like
Whatever1Like

Whatever1Like, метафОричная, конечно же!

Narcisse_Noir
Narcisse_Noir

Whatever1Like, cильная сцена.. а еще мне понравилось когда он в больнице истекая кровью звал ее Мамита, все думали что он зовет мать, но это ведь было их секретное имя о котором никто не знал...

Whatever1Like
Whatever1Like

Narcisse_Noir, да, точно! душераздирающе

Tealla
Tealla

Очень интересно! спасибо

Fuxia
Fuxia

фильм мне очень нравится. Эдриан просто 100% попадание. и Пенелопа шикарна, конечно. особенно последние минуты, когда он зовет ее, а ее не пускают. и судьба самого Манолете, конечно, достойна фильма.

KseniaB
KseniaB

Как и большинство, смотрела только фильм - он прекрасен!! Но коррида - это варварство!

IceIce
IceIce

Фильм мне понравился

Alice
Alice

фильм неоднозначный какой-то...что правда там была, а что придумали. Я так и не поняла.

eliza4
eliza4

фильм замечательный. а памятник на могиле-ой...я бы упала в обморок рядом,реально как мертвый лежит. ой-ой.

Barahlush
Barahlush

Спасибо за интересный пост. Не знала, что есть фильм. Когда смотрела на черно-белые фото, поймала себя на мысли, что есть схожесть с Броуди. Дочитала до конца и поняла, что не одна я это заметила)

izolda_laf
izolda_laf

Люблю такие посты, спасибо!

Смотрела "Манолете" Пенелопа Крус там была очень красивой, оказывается ее прототип еще краше, Эдриан очень похож на Манолете

loveingirlru
loveingirlru

Спасибо за пост. Интересно было прочесть. Фильм вышел очень хорошим, и Эдриан просто сто процентное попадание в роль.

Courtney_Love
Courtney_Love

Смерть тореадора на арене искупила все. Он так и остался величайшим. И почему у великих тореро такие необыкновенные лица? Когда были в музее, посвященной корриде, в Севилье, там был бюст выдающегося тореадора Бельмонте, и вот его профиль - это было нечто.

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Подражая маме: Мэрайя Кэри вышла на сцену со своими детьми
Белокурая малышка: отец Беллы Хадид опубликовал детское фото модели
Стиляги: Дженнифер Лопес поделилась новым фото детей
Третий этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: классика
Космос вокруг: Дженнифер Лоуренс и Крис Прэтт на фотоколле фильма "Пассажиры"
Ксения Собчак, Наталья Ионова, Яна Рудковская: выбираем лучший образ церемонии "Женщина года-2016"
Мадонна, Рита Ора, Кеша и другие на церемонии Billboard Women in Music 2016
Анна Нетребко готовится к Рождеству с мужем Юсифом Эйвазовым, сыном и друзьями
Анджелина Джоли впервые появилась на публике после объявления о разводе с Брэдом Питтом
Битва платьев: Наталья Ионова против Даши Малыгиной
Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства
Новая провокация от журнала Love: Барбара Палвин vs Шэрон Стоун
Екатерина Климова, Екатерина Одинцова и другие на открытии бьюти-корнера