Контент опубликован пользователем сайта

Про звезд

С Днем рождения, Патти Смит!

3
С Днем рождения, Патти Смит!

Легендарной рок-певице Патти Смит сегодня исполнилось 65 лет. Альбомы и книги стихов «крестной мамы панк-рока» вдохновили не одно поколение музыкантов. А чтобы понять, что вдохновляло саму Патти Смит, мы достали из архивов два интервью 70-х годов. Октябрь 1973 В первый раз Патти Смит беседовала с Interview осенью 1973 года. Она – начинающий поэт. Опубликован ее первый сборник стихов «Седьмое небо» (Seventh Heaven), а ее поэтические выступления становятся популярными среди нью-йоркской богемы. О карьере рок-музыканта она пока даже не думает. Откуда вы? Я родилась в Чикаго, жила на овечьей ферме в Теннесси, но потом мы перебрались в Южный Джерси, который очень отличается от Северного. Да, я простая девочка из Джерси. Тогда это было настоящее гетто. Я научилась отлично танцевать и набралась выражений, которые заставляли краснеть окружающих. И хотя мой отец был интеллектуалом, я хотела разговаривать, как мои одноклассники, поэтому специально не училась говорить грамотно. Cейчас, правда, сожалею, потому что иногда это мешает работе. image В вашей поэзии очень много религиозных образов. Мне как-то сказали, что я религиозный поэт, а я этого даже не осознавала. Но у меня действительно бывают видения, я пытаюсь общаться с духом Артюра Рембо. При этом у меня отсутствует религиозное смирение, я – бунтарь, проклятый поэт, по крайней мере, такой себя вижу. Отец учил нас не быть пешкой в руках Бога и постоянно поносил церковников. Бунтарский дух достался мне от него. А «духовность» от матери – она была настоящим религиозным фанатиком! А кем она была? Католичкой? Кем она только ни была… Меня же в первую очередь очаровывали ритуалы — в первую очередь католические церемонии богослужения. Я впервые оказалась в католической церкви только в 8 лет. Это было как попасть на прием к королеве, где блеск бриллиантов тебя ослепляет. Я по-прежнему продолжаю ходить на службы. В своих стихах вы смешиваете религию и поп-культуру. Например, Брайан Джонс или Эди Седжвик превращаются у вас в полубогов. Меня всегда интересовали харизматические личности. Я стала заниматься искусством не потому, что меня тянуло к творчеству. Просто я постоянно влюблялась в художников. Я приехала в Нью-Йорк, чтобы стать не художником, а любовницей художника. Я не рассматривала искусство как возможность самовыразиться. Это был мой способ приблизиться к героям сегодняшнего дня, потому что не могла вступить в контакт с Богом. И самым близкими, самыми доступными были боги-герои: Брайан Джонс, Эди Седжвик или Артюр Рембо. Их работы, голоса, лица были для меня как живые… image Теперь у меня нет героев, мне больше не нужны люди для поддержки. Герои умирают, их образ рано или поздно блекнет. Раньше я никогда не рассматривала себя как героя. Только в последний год, когда мои стихи обрели какую-то цельность, я могу, глядя в зеркало, преклоняться перед самой собой. Поэтов, чью поэзию я предпочту своей собственной, почти не осталось. До Нью-Йорка вы жили в Париже? Да, около полугода. По выходным я работала в кафе, в будни участвовала в выступлениях небольшого уличного цирка. Мы работали на туристическом месте. На мне было черное платье, и я выглядела как Эдит Пиаф. В Париже все позеры. Французы вообще лучшие актеры в мире. Нет, у них не обманчивая внешность, просто каждый из них тщательно выстраивает свой образ. Даже вернувшись в Штаты, я продолжала оставаться в своем образе – черный костюм, темные очки. Все время представляла себе, будто я героиня черно-белого фильма. Париж – город образов. Работать в нем было невозможно. А в Нью-Йорке? Я перебралась сюда, когда мне было 19. Меня выкинули из школы. Все думали, что я чудачка. А я всего лишь была романтиком. Здесь же никто на меня не пялился. Нью-Йорк показался мне огромным кафедральным собором – я могла здесь спрятаться. Это единственное место, которое меня приняло. И совсем другой город: в Париже ты мечтаешь, в Нью-Йорке – работаешь. В вашей поэзии очень часто встречается мотив преступления. В чем вы видите связь между поэзией (или искусством) и преступлением? Воровство… в этом сущность искусства. На своем представлении я краду у публики ее энергию и ее желание. Например, каждый раз на концерте The Rolling Stones я чувствую, как они опустошают меня изнутри. Главное, не быть плохим вором. Если люди делают плохое искусство, то они плохие воры, потому что тратят чужую энергию впустую. image Патти Смит и фотограф Роберт Мэплторп, 1970 Февраль 1976 Второй раз Interview побеседовал с Патти Смит в начале 1976 года, сразу после выхода ее дебютной пластинки «Horses», которая в одночасье превратила ее из андеграунд-поэта в рок-звезду. Вы рады своему успеху? Конечно! Но больше всего, по-видимому, радуется моя мама. Она как-то истерично позвонила мне и сообщила, что в Филадельфии мою песню одновременно поставили 3 радиостанции! У нее дома было только два радиоприемника, и она позвонила своей знакомой, чтобы третью станцию послушать по телефону. Ее безумный восторг так меня веселит. Мой папа, например, ненавидит рок-музыку. Он очень серьезный, любит Дюка Эллингтона и классику. Ценит изящество ума, а не сырую сексуальность рок-н-ролла. Всегда следит за своей речью, этакий Марк Твен сегодня. Много читает, цитирует страницами Библию наизусть. Почти 30 лет работает на одном и том же заводе и каждый день после работы неизменно проводит одинаково. Сначала он пытается угадать результаты скачек. Затем изучает свидетельства очевидцев НЛО. А потом открывает Библию и начинает выискивать в ней научные неточности и порнографию. Последнее – мое любимое. Сегодня рок-песни действуют на людей куда эффективнее, чем президентские речи. Что бы вы сделали, если бы проснулись завтра президентом США? В первую очередь распустила бы все религиозные организации. Собрала бы свой кабинет. Сделала бы Ленни Кея, моего гитариста, послом и отправила бы его устанавливать дипломатические отношения с Ямайкой. Обсудили бы с Бобом Марли возможность признать растафарианство официальной религией. Это ведь вовсе не радикальная религия. Травка и рок-н-ролл – ну разве это не замечательно? image Людям нужно во что-то верить. Я искала веру в религии, но, не найдя, что искала, переключилась на искусство и встретила Роберта (Роберт Мэплторп – фотограф, который был любовником Патти Смит – Interview). Я была тогда очень неуравновешенной, во мне кипела энергия, но саморазрушительная. Мне было 19, а он был настоящий хиппи с длинными вьющимися волосами, в потрепанной одежде, застенчивый и молчаливый. Это было лет 10 назад, когда мы встретились и влюбились друг в друга. Я много истерила, а он научил меня, как облекать эмоции в форму и как направлять энергию в работу. Сам он работал, не переставая. Он мог не спать всю ночь, потом пойти в художественную школу и проработать ещу одну ночь. И я стала жить так же: днем работала, потом возвращалась домой, ужинала и отдыхала, а потом рисовала до 4-х утра. Достигнув определенного уровня, я поняла, что изобразительное искусство стало мне неинтересно, и начала фотографировать. Меня вдохновил писатель Ален Роб-Грийе. Я прочитала его книгу «Мгновенные снимки», и мне понравилось то, как он в своих рассказах «кадрировал» вещи. Но от моих снимков у вас бы наверняка разболелась голова – фотографии получались посредственные. Я не знала, что делать. Но Роберту нравились короткие стихи, которые я писала на своих рисунках. К тому времени я накопила немного денег и решила отправиться в Париж изучать искусство. И окончательно в нем разочаровалась. Невозможно быть свободной, вечно таская с собой ворох бумаги. Но мне было очень сложно все бросить, я не знала, чем занять руки. Поэтому я уселась за печатную машинку и стала писать стихи. image А теперь вы пишете песни. Есть ли для вас разница между стихами и песнями? Сначала я их разделяла. Рок-н-рольные, более «ритмизированные», стихи я читала во время публичных выступлений, а публиковала более сложные вещи. Но теперь я ничего не разделяю. Собственно, рок я люблю именно за это – это цельный образ жизни, ты не можешь быть рок-музыкантом только четыре часа в сутки. Рок целиком определяет внутренний ритм твоей жизни. А люди на улице часто обращают на вас внимание? Постоянно. Мне нравится, потому что обычно желают удачи, а пожилые дамы кричат: «Уделай их всех, милочка!» Со мной такое впервые. Альбом выпустили, я уехала из города на три недели, потом возвращаюсь, а тут такая шумиха… Думаю, это не случайно. Ведь рок-н-ролл – это самая открытая форма искусства, которую создало наше поколение. image Журнал Interview Книга "Просто Дети" Патти Смит Мемуары Патти Смит о ее жизни с великим фотографом Робертом Мэпплторпом Можно не знать, кто такая Патти Смит. Можно не слушать ее спетых хрипло-надрывным голосом песен с альбома «Horses». Можно не читать ее возвышенных и одновременно невероятно наивных стихов. Можно не знать, что ее принято называть «крестной мамой панк-рока» (хотя, учитывая разносторонность ее интересов, вряд ли такое определение будет верно). Можно (хотя вряд ли) не знать, кто такие Дженис Джоплин, Джими Хендрикс, Уильям Берроуз, Аллен Гинзберг или Роберт Мэпплторп. Но даже если вам удалось сохранить такую удивительную целомудренность и все самые важные события культуры ХХ века прошли мимо вас, даже в этом случае вы не сможете закрыть почти 400-страничный том, не дочитав его до конца. Видимо, как раз за это в 2010 году «Просто дети» получили американскую Национальную книжную премию. За то, что история одной необычайно странной жизни рассказана так, как будто это жизнь самая обычная. Патти Смит начинает с нуля. Просто, отстраненно, как будто она уже умерла и все происходившее ее больше не касается, она описывает свое детство — как была «девочкой из команды Питера Пэна», которая не хотела взрослеть. Как женские округлости материнской фигуры вызывали в ней отвращение. Как была белой вороной в школе (потому что тощая дылда) и завоевывала место под солнцем только благодаря своему художественному дарованию. image Как все это тем не менее не помешало ей в 19 лет «залететь» с первого раза от юноши, который был ее к тому же моложе. С учебой в колледже пришлось завязать. До родов она жила у друзей (в те времена секс ассоциировался только с браком, и соседи устроили родителям Патти настоящую травлю), а потом отдала дочь в приемную семью. Как она переехала в Нью-Йорк из Нью-Джерси и как там случайно встретила Роберта Мэпплторпа, американского фотографа, которому суждено было стать не менее важной фигурой, чем Энди Уорхол. И как сначала Патти стала, по сути, его невенчанной женой, а потом, когда он утвердился в своих гомосексуальных пристрастиях, самым близким другом. С момента этой встречи в книге уже не один главный герой, а два — Патти и Роберт (имя Боб, которым он ей представился, она категорически отвергла). Как они живут по друзьям. Как находят дешевую съемную квартирку. Как едва сводят концы с концами. Как поддерживают друг друга (если один под наркотой — второй бдит, если один занимается творчеством — второй зарабатывает на жизнь). Как расходятся и сходятся снова и понимают, что они могут перестать быть любовниками, но не имеют права расставаться. Роберта не затмевают даже муж Патти Фред, гитарист MC5, и двое их общих детей. image Она не отходит от него, когда он умирает от СПИДа. «В лофте никого не было, кроме сиделки, да и она оставила нас наедине. Я подошла к кровати, взяла его за руку. Так мы оставались долгое время, не говоря друг другу ни слова. Внезапно он поднял глаза и спросил: — Патти, это ведь искусство нас сгубило? Я отвела взгляд: мне не очень-то хотелось об этом думать. — Не знаю, Роберт. Не знаю. Возможно, он был прав, но разве на такое жалуются? Только дурак будет сокрушаться из-за того, что искусство. Роберт умер 9 марта 1989 года». «Я обещала ему, что когда-нибудь напишу нашу историю», — признается Патти в книге. И сдерживает обещание. И заканчивает книгу его смертью. image

Оставьте свой голос:

166
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

olesyaSpodnebesya
olesyaSpodnebesya

Спасибо! Она настоящая рок-звезда, классный голос, очень она мне нравится... Интервью весьма интересные)

pioggia-secca
pioggia-secca

Она не только рок-звезда, она на самом деле разносторонне талантливый человек. И у неё огромный писательский талант)
Ура-ура Патти Смит!

ophelia
ophelia

читала ее книгу, очень интересно и при этом простым языком написана

Сейчас на главной

Дмитрий Хворостовский отменяет выступления из-за ухудшения здоровья
СМИ: Канье Уэст живет отдельно от Ким Кардашьян и детей
Драка за коляску: Ксения Собчак с Максимом Виторганом и мамой Людмилой Нарусовой на прогулке с сыном
Мода в моменте: Виктория Бекхэм присоединилась к флешмобу Mannequin Challenge
Шнур, Филипп Киркоров, Елка на церемонии вручения премий "Высшая лига"
Мила Кунис и Эштон Катчер сообщили имя новорожденного сына
Битва платьев: Светлана Бондарчук против Екатерины Мухиной
Регина Тодоренко выпустила сольный альбом Fire и клип на одноименную песню
Барак Обама и Ева Лонгория спели на ежегодной церемонии зажжения огней на рождественской елке
Минутка ретро: короткая любовь Фрэнка Синатры и Миа Фэрроу, или Почему актриса лишилась своих длинных волос
Риз Уизерспун и Николь Кидман в трейлере сериала "Большая маленькая ложь"
58-летняя Шэрон Стоун отдыхает с новым бойфрендом Лонни Купером на острове Сен-Барт
Косметичка бьюти-редактора Cosmopolitan Beauty: что выбирает Алиса Дробот
Итоги года от Instagram: Селена Гомес и Криштиану Роналду — авторы самых популярных фотографий
Кристина Орбакайте, Виктория Лопырева и другие отметили начало зимы на вечеринке
Дочь Ренаты Литвиновой и Константин Хабенский в фильме для благотворительного проекта Светланы Бондарчук: видео
Кристен Стюарт снялась в клипе The Rolling Stones на песню Ride 'Em On Down: встреча с зеброй и сексуальные танцы
Серое ей к лицу: беременная Натали Портман на премьере фильма "Джеки" в Вашингтоне