Контент опубликован пользователем сайта

Про звезд

Потрясая устоями

26
Потрясая устоями

Одной из самых живучих лондонских легенд - декоратору, редактору британского "Татлера", открытому гею Ники Хэслему (Nicky Haslam) - исполнилось семьдесят. Он по-прежнему живее всех живых: новый имидж, новая любовь, новые заказы Королеву Ники приглашать на юбилей не стал. Намеревался пригласить - но раздумал. "В принципе я в некотором смысле должник Елизаветы. Самая крутая вечеринка в моей жизни - свадьба Дианы и принца Чарльза. И я должен ответить любезностью на любезность. Но как представлю себе всех этих парней в гражданском, с собаками и металлоискателями, такая тоска охватывает… А ей ведь наверняка охота потусоваться". "Тоска" и "обычный" - хуже этого для Ники Хэслема ничего нет. Продолжая тему королевской семьи, он с ужасом всматривается в будущее: "Принц Уильям совершит страшную ошибку, если женится на этой Миддлтон. Он обречет себя на вечную скуку". Хэслем и сам был бы не против предложить красавцу Уильяму руку и сердце, но не может: к очередному юбилею добродушная судьба преподнесла ему еще один подарок - начинающего режиссера, которого Хэслем обожает. Обожать - это не тоска, в обожании нет ничего обычного. Обожание, которым Ники заменяет много слов, в том числе и вышедшую из употребления "любовь", лучшее лекарство от депрессии. "Депрессия - это так тоскливо, так обычно. Я не могу себе ее позволить". Свою порцию депрессии Хэслем выхл:) в детстве. В возрасте семи лет наследник графа Бессборо и леди Дианы Понсонби, крестницы королевы Виктории, совершенно неожиданно упал с пони. И три года обездвиженный провел в кровати. Единственным его развлечением были входившие тогда в моду мюзиклы да размышления над тем, что подадут на ужин. "Думаю, примерно так чувствуют себя военнопленные". Но он вырвался из плена. Уже в Итоне, куда абсолютно закономерно определили выздоровевшего отпрыска благородной фамилии, стало ясно, что Ники не намерен превращать свою жизнь в серые будни. Два скутера - розовый и салатовый - и искусственный газон вместо пола в его студенческом жилище немедленно стали предметом бурного обсуждения. "Голубой", - раздался взволнованный шепоток. Ну а какой еще? "Мой первый опыт был с очаровательным юношей, приставленным ко мне родителями. В один прекрасный день учитель наклонился и поцеловал меня. До сих пор с трепетом вспоминаю этот поцелуй. Мы даже спали вместе, но секса не было. Правда-правда". С сексом у Хэслема и впрямь непонятки. Такого послужного списка, как у него, нет больше ни у одного современного Казановы, и тем не менее постаревший Ники утверждает, что его никогда не интересовал собственно секс. "Я даже больше того скажу: лучший способ разлюбить - это переспать с предметом своих чувств". К этому выводу Хэслем шел методом проб и ошибок. Многих проб. Ох, многих. Неслучайна ведь его слава главного звездного ухажера - хотя, конечно, не только ухажера. Ники было всего (или уже?) пятнадцать, когда мать взяла его с собой в Нью-Йорк. Там Хэслем познакомился с неким Реймондом, начинающим актером. Начинающий актер был не промах: потряс воображение юного Ники личным знакомством со скандальной актрисой Таллулой Банкхед (Tallulah Bankhead), крутившей роман одновременно с Марлоном Брандо и Гретой Гарбо. "Таллула медленно сняла темные очки, и показались невероятные зеленые глазищи… Душ-ш-шка!" - вспоминает Хэслем. Кроме душки было и тельце: Реймонд с готовностью отдал себя во власть юного британца. Всю обратную дорогу Хэслем проплакал. Его многочисленные любовные письма Реймонду остались без ответа. Ники впервые узнал тогда, что такое разбитое сердце. Ну а его мать впервые задумалась над тем, суждено ли ей нянчить внуков. Хэслем вообще любит всплакнуть - не уйти в депрессию, не психануть, а именно всплакнуть, растрогавшись какой-нибудь безделицей. Он может облиться слезами над книгой. Прослезиться на последних кадрах фильма. Он плакал, когда уронил часы в море. Когда Барак Обама выступал с речью о национальном вопросе, Хэслем просто рыдал. "Потоки слез трудно было остановить, - Ники до сих пор удивляется, когда кто-то не разделяет его эмоций, обижается даже. - Я раздал речь своим сотрудникам. Но им все по барабану. Лишь бы сидеть в "Фейсбуке". Удивительная сентиментальность для человека со столь бурным прошлым. Отрыдав по Реймонду, так и оставшемуся досадной точкой с запятой в обширной гей-биографии, Хэслем стал жестче. К моменту окончания Итона он был готов к любым испытаниям - в том числе и романтического толка. Они не заставили себя ждать. Экстравагантный владелец антикварной лавки Саймон Флит (Simon Fleet), познакомившийся с Ники прямо на улице, с энтузиазмом ввел нового друга в свой ближний круг. Круг был еще тот - великий (это, впрочем, выяснилось позже) хореограф Фредерик Аштон (Frederick Ashton), фотограф и художник, главный денди ХХ века Сесил Битон (Cecil Beaton), к тому времени уже прославившийся костюмами к "Моей прекрасной леди", и леди Диана Купер (Diana Cooper). Актриса-аристократка потрясла Хэслема тем, что допивала спиртное за остальными, могла поднять и съесть еду с пола - для юного поклонника это была прививка от пошлой звездности, прививка, действие которой Хэслем, ненавидящий условности, чувствует по сей день. Любовь к мюзиклам обернулась для Ники сексом с их автором. Уже после второго представления "Вестсайдской истории" Хэслем разделил ложе с сорокалетним сценаристом Артуром Лоренцем (Arthur Lorenz). "Очень красивым, на орлино-еврейский манер, - вспоминает Хэслем. - Клянусь, я и пальцем для этого не пошевелил". Да и незачем было шевелить: к красавцам и так все льнут, что уж тут. Сам Хэслем, однако, красавцем себя не считал: "Я почти ненавидел свою внешность и всю жизнь пытался что-нибудь сотворить". К счастью художника Майкла Уишарта (Michael Wishart), к тому времени со своим правильном лицом и атлетичным молодым телом Ники еще ничего не успел сделать. "Апофеоз юношеской красоты", "обладатель тайны, которая присуща только детям", "я бы скорее пожертвовал чистилищем, чем отдал его" - художник был явно настроен на вечную любовь. Драматург Жан Кокто и его возлюбленный Жан Маре (слово "бойфренд" тогда еще не было в ходу), живописцы Фрэнсис Бэкон (Francis Bacon), Кристиан Берар (Christian Berard) и Люсьен Фрейд (Lucian Freud), главный тогдашний специалист по обнаженке, радовались за своего друга: наконец и на его грустную улицу, позволим себе такую метафору, пришел праздник. Но Уишарту мало было радости от обладания юным телом будущего декоратора: он плотно сидел на наркотиках и алкоголе, и Хэслему стало невмоготу. В жизни Ники многое похоже на сказку, и ровно в тот момент, когда он с грустью подумал о тяжкой своей участи, на горизонте появился Дэвид Бейли (David Bailey) - молодой фотограф из Ист-Энда. "Мы были на разных полюсах общества, - вспоминает Бейли конец 1950-х. - Он - богач-аристократ, я - бедняк-пролетарий". Вскоре, однако, уже Хэслем выглядел в точности как предмет его обожания - такой же нечесаный-небритый, такой же самоуверенный и счастливый. "Главное, мы нравились сами себе. И не сомневались, что все остальные от нас тоже в восторге". "Фотоувеличение" Антониони, снимавшееся в квартире их общего друга, запечатлело то время с документальной точностью. В 1962 году Хэслем отправился вместе с Уишартом и Бейли в Нью-Йорк. В голове бродили смутные планы: то ли ночной клуб, то ли журнал, то ли еще что-нибудь. Закончилось все банально: в первый же вечер Хэслем познакомился с архитектором Филиппом Джонсоном (Philip Johnson); неделю спустя переехал в белую от пола до потолка квартиру нового любовника. Ночной клуб был забыт, и вместо работы в новом журнале талантливый авантюрист, пройдя собеседование у могущественного редакционного директора Conde Nast Александра Либермана (Alexander Liberman), получил должность в лучшем из старых - в Vogue. Тогда даже ассистенты отдела моды ходили в белых перчатках, редакторами были великосветские дамы, а тексты писала знаменитая (в будущем, в будущем) романистка Джоан Дидион (Joan Didion), которая - внимание! - всегда плакала по утрам. Хэслему нравилось работать в Vogue - но не нравилось в нем зарабатывать. Так что Джимми Дэвисон (Jimmy Davison), семье которого принадлежало пол-Арезоны, случился весьма кстати: в жизни Хэслема "некстати" было не так уж много - и ревность со стороны хореографа Джерома Робинса, с которым Ники тоже успел испытать чувства на прочность, была именно таким досадным недоразумением. Дэвисон умел ухаживать: в карман лучившегося признательностью Хэслема опускалась то дорогая зажигалка, то запонка с бриллиантами. Пара поселилась в доме в Ист-Сайде, их соседом снизу оказался молодой актер по имени Вуди Аллен (Woody Allen). Молодые, впрочем, не сидели на месте. В романтическое путешествие по Европе вместе с Дэвисоном и Ники отправились "мерседес", "ягуар" и четыре борзые. В парижском "Ритце" до сих пор помнят явление Хэслема: он стал первым в истории отеля человеком, которому разрешили осквернить священные покои джинсами. В 1966 году Хэслем с Дэвисоном затеяли, как сказали бы сейчас, дауншифтинг - перебрались на ранчо в Аризоне. Однако довольно быстро ковбойской идиллии пришел конец: потомок Ротшильдов Дэвисон увлекся нищим автостопщиком. Любовь зла. В один не слишком прекрасный вечер автостопщик принялся жечь личные вещи британского аристократа. Аристократ, опасаясь за свою жизнь, оседлал "Харлей-Дэвидсон" и взял курс на Голливуд. В тумане слез, разумеется. image С прежним Ники было покончено. Голливуд снабдил будущие воспоминания Хэслема парой интрижек, но было понятно, что пора возвращаться на родину. В Лондон Ники приехал ни с чем. Яичница с беконом на завтрак, обед и ужин. Никому нет дела до того, что это он открыл для Америки Энди Уорхола ("Где ты раскопал этого деревенского уродца?" - спрашивали у Ники американцы) и "Роллинг Стоунз", что он любил, страдал и работал в Vogue. Родители сообщают блудному сыну, что лишат его наследства. Хэслем чувствует, что удача изменяет ему. Но нет - она лишь отвернулась на время. Свое хобби - обживание новых квартир - Ники Хэслем решил превратить в профессию. Декораторы всего мира должны быть признательные ему за это решение: именно он открыл им двери к безбрежным счетам клиентов. "В те времена было не принято нанимать декоратора, - рассказывает Хэслем. - Считалось стыдным платить за это деньги и тем более - получать. Мои заказчики говорили: "Ники помог мне". Лишь немногие считали нужным платить за эту помощь. Актер Руперт Эверетт (Rupert Everett) и вовсе исчез из города на год, чтобы не платить за дорогущую кухню, придуманную Ники. Спустя много лет Эверетт решит потрясти Хэслема, приведя его на вечеринку транссексуалов. "Пусть, думаю, развлечется немного. Стоило нам войти, со всех сторон раздалось: "Привет, Ники! Привет! Как ты?" Фокус не удался. Постепенно Хэслем завоевывает право быть декоратором и получать за это деньги. Со многими из тех, кому Ники оформил дома, его до сих пор связывает нежная дружба - с Родом Стюартом, Ринго Старом, Брайаном Ферри. Вслед за рок-звездами потянулись настоящие богачи - рекламный магнат Чарльз Саатчи и фармацевтический Джеймс Голдсмит, ну а за ними и члены королевской семьи: интерьер от Хэслема захотела принцесса Кентская. А вот принцесса Маргарет интерьер Хэслему заказывать не стала. Слишком сильна была обида на то, что с ее мужем, фотографом лордом Сноудоном он успел "побывать" (скажем так) до нее. Для Хэслема наступают звездные времена. Он не пропускает ни одной вечеринки. И… начинает надоедать. "Ники, люди не хотят приглашать тебя на вечеринки, потому что знают, как сильно ты хочешь туда попасть", - говорит ему приятель. Хэслем обижается. Друзья - после того как он стал зарабатывать деньги, у него снова появились друзья - беспокоятся за милого Ники. К всеобщему изумлению Хэслем не появляется на обеде в честь Аштона, а ведь он так хотел туда. "Мы решили, что он покончил с собой. Бросились к нему, слышим вой собаки. Воображение рисует картину: труп хозяина и безутешный пес над ним". Хэслем в этот момент был у королевы, в Виндзоре. Узнав на следующий день, как переполошились друзья, плакал, опять плакал. Плакал он и когда узнал в 1988-м, что исключен из завещания отца: тот не хотел, чтобы его состояние перешло "бездельнику". Тогдашний бойфренд Хэслема однажды напился до белой горячки. "Видно, я плохо с ним обращался, и он пил из-за меня". Чтобы утешиться, Хэслем отправился в бар. Кто не отправляется в бар в таких ситуациях? Но только везунчику Ники провидение посылает за барную стойку - нет, не его любимую "Кровавую Мэри", а красавца Паоло Москино, из тех самых Москино, не сомневайтесь. Они провели вместе одиннадцать лет. В то время Ники окончательно формирует свои взгляды на любовь. Любишь - покупай одежду для любимого. Одежда, приобретенная Хэслемом, Паоло не понравилась. "Он кинул ее в шкаф и ни разу не надел", - вспоминает Хэслем. Но главная проблем, увы, была в другом: по мнению Паоло, Ники любил светскую жизнь больше, чем она того заслуживала. Больше, чем его, если называть вещи своими именами. "Я был знаком слишком со многими, и слишком многие были знакомы со мной". Москино, который был на двадцать лет моложе Хэслема, увлекся другим мужчиной. "Когда он ушел, я вспомнил совет Дианы Купер: всегда делай из любовницы мужа свою лучшую подругу. Так я и поступил с любовником Паоло - Филиппо". В итоге у обоих, и у Паоло и у Филиппо, теперь есть ключи от поместья Хэслема в Хэмпшире. "Если бы я этого не сделал, то никогда больше не увидел бы Паоло. Нельзя перестать любить по собственному желанию. Даже если с тобой скверно обошлись". На шестидесятилетие Хэслем преподнес себе новое лицо. Мик Джаггер, Джерри Холл, Ринго Старр, Ли Радзивилл, приглашенные на вечеринку, высоко оценили работу пластического хирурга и парикмахера, окрасившего волосы Ники в радикальный черный цвет. (Гости некоторых других раутов могли убедиться, что он выкрасил в тот же цвет и шерсть на лобке). Под стать был и наряд: вместо джентльмена в пошитом на заказ костюме с Сэвил-роу гостей встречал господин в черных кожаных штанах, байкерской куртке и ошейнике с шипами. Он не прощает обычное другим и себе быть обычным тоже не позволяет. "Вот вы называете меня главным трахальщиком британского света, да?" Да! "А знаете ли вы, что со многими теперь этого делать даже и не хочется? Саша Барон Коэн, например, - ну кто захочет с ним, а? Посмотрите рейтинг нынешних кумиров. На первом месте - полный осел Дэниел Крейг. На втором - кто-то, кого я даже не знаю. Ужасный Дэниел Дей-Льюис - номер три! А на пятое место пролез смехотворный Том Форд". Сам Хэслем - на четырнадцатом месте. "Неплохо, если учесть, что еще три года назад я возглавлял список хуже всего одевающихся знаменитостей". Его прямо корчит, когда кого-то называют "безусловным авторитетом". Далай-лама и Нельсон Мандела? "Пугающие жулики. Я бы предпочел общество северокорейского диктатора. Прикольнее". Тот злодей. Этот грубиян. А от этого вообще пахнет потом. Хуже всех, однако, Элтон Джон: "Он старый идиот. Весь смысл гейства - в том, чтобы не жениться! Неужели ему это непонятно?" Ну уж если он любит, то любит. Издатель Evening Standard Евгений Лебедев - "милый бородач". Наследница Пэрис Хилтон - "воплощенный рай на Земле". Еще кто-то - "красивейшее дитя". Хэслем настолько заядлый тусовщик, что некоторые бывают шокированы, узнав, что вообще-то он еще и работает. Сегодня он на балу у Эрнста Ганноверского, завтра - на ланче Diesel, потом - пляски до трех ночи в клубе Boujis. При этом он действительно трудится не покладая рук. Среди его клиентов - все больше русских миллиардеров. Ники нравится оформлять им особняки и виллы. Среди недавних заказов - дом в графстве Суррей, где держали под домашним арестом чилийского диктатора Пиночета. Сейчас поместье приобрел банкир Петр Авен. Там разместилось самое большое в мире частное собрание русского искусства. Бомбоубежище. И самый большой атриум в Европе. Один только камин обошелся в сто шестьдесят пять тысяч фунтов, подчеркивает британская печать. Рон Лаудер, наследник косметической империи, так отозвался об этой работе Хэслема: "Я никогда не видел дома прекраснее". Никаких орхидей, венецианских масок и фэн-шуй. Дизайн должен быть максимально практичным. Его записная книжка устроена так же: "лодки в Греции", "вертолет из Мандельё", "фуа-гра в Эдинбурге". Из практических соображений он вернулся к благородным сединам: "Задолбался подкрашивать корни". Он больше не одевается так, будто вот-вот намерен встать на четвереньки, вымаливая хорошую порку. Его гардероб - непрерывный спектакль. Сегодня он персонаж времен Второй мировой. Завтра - твидовый Шерлок Холмс. А через несколько часов - умопомрачительный джентльмен в строгом сером фланелевом костюме и с зачесанной назад седой гривой. Со взглядом победителя. Как писала Гертруда Стайн: "Чтобы стать счастливым, нужно просто отважиться на это". Он отважился - и у него нет повода жалеть об этом.

Оставьте свой голос:

-195
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

dina-dina
dina-dina

ахахах, ну сколько можно??? Автор, вы гей или би?

toyboy88
toyboy88
Показать комментарий
dina-dina
dina-dina

понятно....))) а у вас в семье все натуралы? а то мне не совсем понятна ваша тяга к голубизне. Хотя я ничего против не имею...

toyboy88
toyboy88
Показать комментарий
POMADA
POMADA

у Вас в голове какой-то буч... извините конечно, но такого открытого издевательства поискать нужно...

Yama
Yama

простите, а я чего-то не понимаю? седня день однополой любви? почему столько постов о геях и все минусуются??

dina-dina
dina-dina

Ну я лично ничего не минусовала, так что не мне отвечать. Но у автора явно проблемы с чувством меры.

Yama
Yama

я так понимаю, что автор недавно сильно впечатлился темой однополой любви и как подросток пытается выказать свой протест обществу, делать такое огромное кол-во постов, не смотря даже на то, что это никому здесь неинтересно... троллингом попахивает

Masha2009
Masha2009

Это что же за устои такие, которыми можно потрясать? =)

BlackBetty
BlackBetty

Мне сразу представилось нечто непристойное)))

toyboy88
toyboy88
Показать комментарий
Annushka_z
Annushka_z

Автор, шутка, рассказаная повторно, не смешна. А вы уже надоели, честное слово. Сначала мне было более-менее интересно, потом смешно. А сейчас... скучно (зевая)

toyboy88
toyboy88
Показать комментарий
Favola
Favola

Вы активно навязываете свое мнение

toyboy88
toyboy88
Показать комментарий
Favola
Favola

Крайний правый угол, пять букв "Выход", нажмите пожалуйста.

toyboy88
toyboy88
Показать комментарий
Annushka_z
Annushka_z

А я и не читала. Мне хватило прочесть только название. А зашла я сюда, чтоб вместе с вами позевать (прикрывая рот ладошкой)

Kristina_K
Kristina_K

Может хватит?? Вы решили обо всех геях нам написать? Сделали бы один пост, там перечислите всех по именам и все=))

estelle777
estelle777

Поддерживаю!

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

СМИ: Ким Кардашьян хочет развестись с Канье Уэстом и получить полную опеку над детьми
Леди Гага написала эссе о своем посттравматическом расстройстве и жизни после насилия
Екатерина Вилкова, Катя Добрякова и другие звезды на бьюти-вечеринке
Брэд Питт обвинил Анджелину Джоли в том, что она травмирует психику детей
Последние дни президентства: Барак и Мишель Обама дали совместное интервью
Итоги года от YouTube: караоке с Адель и другие самые популярные видеоролики
Физкультминутка: Шэрон Стоун делает зарядку в маникюрном салоне
Самый молодой премьер Ковент-Гардена Сергей Полунин: за что его полюбил Голливуд
Дональд Трамп стал Человеком года по версии журнала Time
Шик и блеск: новогодняя коллекция Bella Potemkina
Влюбленные в Лондоне: Софи Тернер и Джо Джонас на свидании
Опыт редакции и блогеров SPLETNIK.RU: патчи для области вокруг глаз
Елочка, гори: Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков уже готовы к празднованию Нового года
Любовное настроение: Меган Маркл носит ожерелье с инициалами принца Гарри
Люди в черном: Джада Пинкетт-Смит и Уиллоу Смит на показе Chanel Metiers d’Art
Хакеры опубликовали в Сети фото обнаженной звезды сериала "Игра престолов" Мэйси Уильямс
11-летний Круз Бекхэм дебютировал на радио со своим первым синглом
Мэрайя Кэри приехала на зажжение огней в Empire State Building с новым бойфрендом Брайаном Танакой