Опубликовано пользователем сайта

Про звезд

Критический анализ Leaving Neverland: часть 4 + бонус (18+)

195
Критический анализ Leaving Neverland: часть 4 + бонус (18+)

Весенняя картинка для разгрузки вашего мозга перед лонгридом.

Добрый вечер. Сегодня пост получился длинным. Спасибо всем, кто ещё читает и делает это с открытым сердцем и не затуманенным медиа-кумаром сознанием. Как всегда, пожалуйста, не продолжайте чтение, если тема сексуального насилия вызывает у вас острый дискомфорт. Обращайтесь за помощью к близким и специалистам.

Утверждение 4. Джексон «обхаживал» семьи, чтобы иметь возможность растлевать их сыновей

Иллюзия «параллельности» историй в фильме в основном создаётся с помощью особенно заметной темы «груминга». Картина манипулятивным образом вырывает каждый добрый и щедрый жест и каждый подарок Джексона из контекста, пытаясь превратить их в нечто зловещее. А всё потому, что ни один из героев не смог предоставить никаких инкриминирующих доказательств.
Вместо них нам рассказывают о «любовных письмах» Джеймсу и «любовных факсах» Уэйду, в действительности являющихся абсолютно невинными записками, которые никак не демонстрируют романтический или сексуальный интерес к детям. (Вы можете ознакомиться с факсами, прилагаемыми к судебным документам Робсона, здесь. Джексон называл мать Уэйда, Джой Робсон, «Джоуи». Little One — его прозвище для самого Уэйда, «Шантель» — сестра Уэйда, Шанталь. А вот письмо Джеймсу. Заметьте, что оно начинается со слов «Спасибо за твоё письмо», так что оно не было непрошеным.)
Рецензия на Yahoo включила сцену о факсах Уэйду в список «пяти самых шокирующих моментов» фильма. Контекст этой сцены намекает зрителям, что им следует быть встревоженными. Джой Робсон говорит: «Гостиная была обложена факсами». У аудитории складывается впечатление, что комната была заполнена факсами, потому что Джексон был настолько помешан на Уэйде. Однако совершенно другая картина возникает, когда мы читаем ту же историю в показаниях Джой Робсон, данных в 2016 году под присягой. Факсов в гостиной было так много, потому что после нескольких недель неумения обращаться с аппаратом факсимильной связи Джексон наконец научился это делать.

«Поначалу факсы приходили от Нормы, потому что Майкл не знал, как их присылать. <…> Факс-аппарат стоял в его спальне, и я помню наш разговор о том, что он не умел им пользоваться. Я сказала: «Он же стоит в твоей спальне, почему ты им не пользуешься?» — «Ну, он просто для принятия факсов. А если мне нужно отправить факс, я зову Норму». Так что их отправляла Норма. А потом она научила его это делать после первых нескольких недель. И тогда он начал их присылать. <…> Я помню, как он радовался, когда научился это делать. Мы приходили домой, и комната оказывалась набитой факсами». (Перевожу то, что считаю нужным, чтобы пост не был слишком длинным.)
За кадром осталось и то, что у Джексона была привычка постоянно отправлять людям подобные письма и вдохновляющие записки. Так же, как всё время говорить или писать всем «Я тебя люблю». Случаи Робсонов и Сейфчаков были далеко не уникальными.
Фильм постоянно манипулирует зрителями таким образом. Долгие телефонные разговоры между Джексоном и этими семьями, особенно их сыновьями, представлены как возмутительные. (Заметьте, как мы уже говорили выше, Джой Робсон единственный раз прервала общение с Джексоном, когда он НЕ позвонил Уэйду во время своего тура Dangerous. В своих нынешних показаниях Джой характеризует то поведение Джексона как эмоциональное насилие. Так что его положение в любом случае незавидное. Его звонки Уэйду характеризуются как «груминг», а их отсутствие — как «эмоциональное насилие».)
Режиссёр пренебрегает полной картиной привычек Джексона, о которых ему могли бы поведать многие, если бы он был заинтересован в объективном освещении событий, а не в однобоком повествовании. Джексон часто говорил по телефону с большим количеством людей. И не только с детьми, но и со взрослыми. Многие люди могли бы рассказать об этом и опровергнуть представление этих звонков как «груминга».
Серия телефонных разговоров, известная как «Записи Гленды» и размещённая на YouTube, даёт представление о том, какими были долгие беседы с Джексоном по телефону.


В этих записях он часами общается с женщиной по имени Гленда на скучные будничные темы, иногда — с её мужем и детьми, но преимущественно с ней. По словам её сына Дэмьена Стайна в документальном фильме 2005 года, его отец тайно записывал звонки, поскольку ревновал жену к Джексону — так много они говорили. Но это была просто дружба. Дэмьен утверждает, что в этих отношениях Джексону нужна была семейная атмосфера. Из всей семьи более всего он был привязан к матери, и разговаривал с ней часами: «Ему был нужен кто-то, кому он мог довериться. <…> Мой папа ждал маму в кровати, чтобы она легла в постель, но она не приходила. Она обстоятельно беседовала с Майклом по телефону в поздние часы».
Есть и другие примеры тайно зафиксированных разговоров Джексона с разными людьми. Эта беседа Майкла с больным СПИДом Райаном Уайтом была записана его матерью без уведомления Джексона. Райану было семнадцать.


Все добрые жесты и подарки Джексона теперь исковерканы ради мифа Рида и этих семей о «груминге». Намеренно отсутствует упоминание того, что Джексон был щедр со всеми, а не только с детьми и их родителями. Есть бесчисленные доказательства его широкой натуры, причём уходящие корнями в его детство, так что их не списать на «груминг». В вышедшей в 1990 году книге мать Джексона писала, что одной из «проблем» с сыном была его выходившая за допустимые пределы щедрость. Он брал украшения матери и дарил их учителям. Его отец также упоминал, что даже в детстве Майкл тратил все карманные деньги на то, чтобы купить сладости для других детей. Очень многие люди могли бы подтвердить, что он был щедр со всеми.
Попытки двух семей извратить доброту Майкла и назвать её «грумингом» хорошо представлены в данных в 2016 году под присягой показаниях Джой Робсон. Её спросили о последнем разговоре с Джексоном.


«Он звонил мне по праздникам, так что в последний раз мы говорили в День матери, скорее всего. Хотя я не уверена. <…> Рождество, Пасха, День матери, День благодарения. Всё это было частью груминга, чтобы я думала, будто я его друг. <…> Я не помню наш последний разговор. За месяц до смерти он прислал сообщение, оно где-то здесь в документах, в котором передавал привет. (Дословно: передавал любовь.) Это был наш с ним последний контакт».
Все дети Джой к тому моменту выросли, так для чего Джексон якобы «обхаживал» её? Реальность такова, что Джексон часто совершал подобные звонки вежливости и проявлял доброту к людям. Джинни Уайт, мать Райана Уайта, упоминала о звонке Джексона в День матери спустя долгое время после смерти её сына. Зачем Джексон «обхаживал» её?


Акцент на «груминге» также нелеп в контексте истории Робсонов. Согласно Джой Робсон, переехав в США, они были предоставлены сами себе. Джексон фактически не принимал участия в их жизнях, и ей было необходимо самой продвигать карьеру Уэйда. Получается, что Джексон хотел основательно «приручить» семью посредством звонков и факсов, пока они жили в Австралии, но когда они оказались в США с девятилетним Уэйдом, он почему-то забросил эти начинания. Очевидно, что несколько раз его поведение достаточно сильно их разозлило: когда он не взял Уэйда в тур; когда не позвонил ему во время этого тура; когда им приходилось побегать, чтобы Уэйд попал в один кадр с ним; когда он не помог карьере Уэйда в той мере, в какой им хотелось бы, и так далее. Звучит как довольно провальный «груминг».

Утверждение 5. Пострадавшие в детстве от сексуального насилия люди зачастую говорят об этом только много лет спустя

Распространённый аргумент в пользу Робсона и Сейфчака. Зачастую жертвы могут чувствовать смятение и потребность защищать растлителей. Это абсолютная правда. Мы это не опровергаем.
Однако вовсе не зачастую
жертвы дают убедительные показания в защиту насильников под присягой — будучи взрослыми. Они также весьма редко повсюду и по доброй воле превозносят преступников на протяжении многих лет, называя их «одной из главных причин для веры в чистую доброту человечества», чтобы затем развернуться на сто восемьдесят градусов, не получив желаемую работу и оставшись с разрушенной карьерой.
Но давайте изучим этот аргумент в контексте показаний Робсона и Сейфчака, особенно учитывая утверждение самого Дэна Рида о том, что фильм прекрасно объясняет, почему эти двое мужчин не выдвинули обвинения раньше: потому что они были влюблены в гипотетического насильника.
Проблема в том, что представленная в фильме версия об их психологическом состоянии — лишь одна из нескольких, зафиксированных в судебных документах, и она противоречит оставленным за скобками.
В случае Сейфчака история настолько противоречива, что когда читаешь его иск, сложно понять, какими психологическими причинами он объясняет своё молчание. Как мы видели выше, в одном фрагменте своего иска он утверждает, что не понимал, что Джексон совершал по отношению к нему сексуальные преступления, пока не стал отцом в 2010 году и пока не увидел телеинтервью Робсона в 2013 году. Тем не менее, далее в иске Сейфчак заявляет, что в 2005 году рассказал своей матери о том, что Джексон растлевал его и был «плохим человеком». В опровержение «любовного» ракурса в иске Сейфчака идёт речь о том, что Джексон прибегал к угрозам и запугиванию: «Я знал, что он мог поспособствовать тому, чтобы моя жизнь была кончена, если бы произошедшее вскрылось».
Заметьте, когда им это выгодно, оба рисуют Джексона своего рода изворотливым и грозным мафиозным боссом, который управлял «самой изощрённой организацией в истории, содействовавшей растлению детей и поставлявшей жертв» и который мог уничтожить их жизни, и вместе с тем представляют его как человека с психикой ребёнка.
Робсон также часто противоречит сам себе, описывая своё психологическое состояние в период отрицания гипотетического насилия. Согласно показаниям Джой Робсон, ей он объяснил своё молчание связанным с произошедшим стыдом.

«И он сказал, что всё дело в стыде. По мере взросления он всё больше проявлялся, и ему было стыдно говорить об этом. <…> Думаю, поэтому он не хотел вновь давать показания. Потому что если бы он сказал правду, ему было бы стыдно. — То есть он так объяснил вам причину, по которой не дал показаний, став взрослым? — Да. — А что было до его показаний на уголовном суде? — Он сказал мне, что по той же причине не хотел свидетельствовать в суде. Потому что если бы он сказал правду, ему было бы стыдно». (Честно говоря, тяжело переводить её бессвязный лепет, привела его в порядок как могла.)
Как мы видели выше, Робсон также использует этот аргумент в своих показаниях в суде по наследственным делам: он испытывал стыд относительно гипотетического насилия, поскольку «с нетерпением ожидал сексуального контакта с Джексоном».
Однако в ходе разбирательства в гражданском суде Робсон рассказывал другую историю. В этой версии в 2005 году он просто не понимал, что якобы произошедшее насилие было чем-то неправильным и привело к проблемам. У него не было никакого чёткого видения этой ситуации до 2012 года. Любые ощущения вины, стыда или тревоги, по его словам, были связаны с повседневными ситуациями, а не с гипотетическим насилием. Хотя теперь он и пытается связать их воедино, факт в том, что многие люди испытывают то же самое вне зависимости от того, пострадали они от насилия или нет. Он особым образом подчёркивает, что до мая 2012 года ещё не осознавал якобы произошедшего растления и поэтому не испытывал вины или стыда.



«Когда вы давали показания на рассмотрении уголовного дела в 2005 году, вы испытывали стыд в связи с произошедшим между вами и Майклом? — Нет. Не испытывал, у меня не было, как я говорил, никакого видения случившегося. Я не забыл об этом, но и не думал. Я просто не позволял себе об этом думать. Да, я знаю, и, возможно, уже где-то говорил об этом, и это могло быть истолковано превратно, теперь я знаю, после обнародования в 2012 году и начала процесса переосмысления и понимания, теперь я знаю, что тогда имел дело со стыдом, но тогда я этого не знал. Тогда я этого не понимал. — Вы когда-нибудь беспокоились о разглашении факта насилия в связи с тем, что все могут посчитать вас неправым, отвратительным или геем? — Я не знал этого. Я не знал этого ни в какой, ни в один из моментов до мая 2012 года. Тогда, в мае 2012 года, я начал понимать, что многие мои симптомы страха и тревоги в социальных ситуациях, почти в любой ситуации, относились к этим своего рода несознательным, бессознательным стыду и вине. Но я никогда не понимал до мая 2012 года, что я это испытывал».
То, что история Робсона меняется в зависимости от аудитории, прекрасно демонстрируется в посте, который он опубликовал в своём блоге в июле 2018 года. В нём он поучает своих читателей относительно ошибочных определений маскулинности и объясняет, что страх быть названным геем сыграл свою роль в его молчании.

«То, что я смог говорить об этом и, следовательно, начать процесс исцеления после перенесённого в детстве сексуального насилия лишь двадцать два года спустя, также связано с моими укоренившимися представлениями о том, что такое «быть мужчиной». «Мужчина всегда должен быть сильным». Это способствует часто подразумеваемому убеждению о том, что мальчик или мужчина не может или не должен быть жертвой, особенно сексуальной; а если он ею является, его запишут в слабаки. Что сыграло дополнительную роль в моём молчании, так это отвратительная гомофобия, зачастую ассоциируемая с понятием «быть мужчиной». Ещё не будучи способным осознать, что был жертвой, я нёс в себе глубокий стыд, а значит, огромный страх быть разоблачённым как участник того, что я ошибочно называл гомосексуальными актами. Это были, конечно, не гомосексуальные акты, а акты сексуального растления ребёнка».
Однако, как вы видели, во время дачи показаний под присягой в 2016 году Уэйда отдельно спросили, не был ли страх казаться геем фактором в его молчании, и Уэйд это отрицал.
Робсон и Сейфчак знают, на какие кнопки нажимать в зависимости от того, к кому они обращаются. Они тщательно подготовили себя и свои иски и трудились целый год, прежде чем их подать. (Боюсь представить, насколько более бредовыми они были бы, если бы над ними не «трудились» год…) У них есть адвокаты, поднаторевшие в прецедентных делах и знающие, какие подходы могут сработать в суде. По собственному признанию, они также изучали литературу, касающуюся растления детей. Разумеется, для истинных жертв такая литература может быть источником помощи и успокоения. Клеветники, однако, могут использовать её, чтобы собрать материал для конструирования своих историй и перенять общеизвестные детали и обоснования, чтобы лучше сойти за «жертв».
Это определённо объяснило бы многие противоречия в их показаниях: по отдельности часть их элементов логична (некоторые жертвы испытывают стыд, некоторые думают, что это любовь, некоторых запугали и так далее), но если соединить всё сказанное воедино, образуется очень непоследовательное повествование.

Также, хотя многие жертвы действительно молчат о пережитом насилии, а порой и защищают насильников, это не объясняет множественные ложные показания, данные Робсоном и Сейфчаком в ходе судебных разбирательств.
Хотя они и утверждают, что предъявляют свои обвинения публично ради других жертв, а не ради денег, их обращение с гипотетическими жертвами не соответствует этим словам. Во время дачи показаний Уэйда спросили, не связывался ли он с Гэвином Арвизо, мальчиком в эпицентре суда 2005 года. Его ответ: «Нет, такого я не помню». То есть несмотря на заявление о том, что его иск был подан не ради денег, а во имя своего рода защиты остальных «жертв» Джексона, Робсон ни разу не потрудился поговорить с мальчиком, в деле которого он помешал свершиться правосудию, если верить его нынешним россказням о ложных показаниях на том суде.
Адвокаты Робсона и Сейфчака «протянули руку» Джордану Чандлеру, выступившему с обвинениями против Джексона в 1993 году, правда, не в том смысле, в каком это могли бы сделать «братья по несчастью». Их «сочувствие» заключалось в намерении допросить Джордана, несмотря на его очевидное сопротивление. Он сбежал, как сбегает всегда, когда приходит время вновь дать показания, и отказался от вызова в суд. Поскольку адвокаты не могли его разыскать, они попытались допросить его сестру и невесту, которые ходатайствовали о нежелании быть частью дела Уэйда. Вместо того, чтобы уважать явное желание Чандлеров остаться в стороне, команда юристов агрессивно преследовала их, подавая встречные ходатайства в попытках принудить их к даче показаний. Они даже бахвалились таблоидам тем, что намеревались разыскать Джордана, где бы он от них ни прятался.

Утверждение 6. Бретт Барнс и Маколей Калкин были жертвами

Фильм даёт понять, что Бретт Барнс и Маколей Калкин «заменили» Робсона и Сейфчака в качестве жертв Джексона. Хотя Рид включил в картину предупреждение о том, что оба мужчины опровергают растление со стороны Джексона, в интервью он продолжает намекать, что они были жертвами. Он знает, что обязан это делать, ведь если их не растлевали, то на обвинения Робсона и Сейфчака ложится тень, учитывая, что Барнс и Калкин провели с Джексоном больше времени, чем они. В своих показаниях Джой Робсон заявила, что Джексон предпочитал проводить время с ними, нежели с Уэйдом.
И Барнс, и Калкин решительно отрицают любое сексуальное насилие со стороны Джексона. Когда обвинения Робсона увидели свет в 2013 году, в профиле Барнса на Twitter появились следующая запись:



«Хотелось бы, чтобы люди осознали, что в их последние мгновения на этой Земле все деньги мира не принесут утешения. Моя чистая совесть принесёт».
Реакция Барнса на новости о Leaving Neverland:



«То есть народ теперь добывает факты из художественного фильма? Интересно, как им документалка про великое вторжение инопланетян в 1996 году. Кажется, она называлась «День независимости».
«Нам не просто приходится справляться с этим враньём, нам также приходится иметь дело с людьми, увековечивающими это враньё. То, что они не могут провести хотя бы небольшое исследование, чтобы удостовериться, что это ложь, только усугубляет дело».
Калкин также защитил Джексона в недавнем интервью в одном из подкастов.

 

Рид также нечестен и/или поверхностен касательно ряда других вещей. Он упоминает показания Бланки Франсии, бывшей горничной Джексона, заявлявшей, что видела его и Уэйда, совместно принимающих душ. Однако он «забывает» упомянуть, что эту историю оплатило телевизионное шоу Hard Copy, а в 1994 году Франсия под присягой свидетельствовала, что видела и слышала Джексона в душе только в одиночестве. То же самое можно сказать о других бывших сотрудниках Джексона, обозначенных как поддерживавшие обвинение свидетели, например, о чете Квиндой, возникшей с историями о якобы увиденном сексуальном насилии только тогда, когда таблоиды платили за них на фоне обвинений 1993 года. До раздуваемой на их фоне истерии в медиа они отзывались о Джексоне исключительно положительно.
Рид ссылается на заключённое с Чандлером в 1993 году соглашение как на доказательство вины, но не проливает свет на обстоятельства, из-за которых Джексон вынужден был подписать это соглашение, вне зависимости от своей вины или невиновности.
Он также повторяет старую басню о том, что описание Джорданом Чандлером гениталий Джексона якобы совпало с их фотографиями, хотя судя по судебным документам, это почти наверняка неправда.

 

Циничные ремарки о Фонде Наследия Джексона, его семье, друзьях и других защитниках

Вместо того чтобы ответить на обоснованную критику его работы и проведённого в данном случае исследования, Рид отыгрался с помощью циничных нападок на Фонд Наследия Джексона и его семью.
«При каждом воспроизведении песни звякает кассовый аппарат. Меня не удивляет, что они защищают свой актив», — заявил он в интервью.
Это проявление не только цинизма, но и двуличия. Не будем забывать, что Рид точно так же защищает свой актив. Согласно вступлению к его интервью LA Times, он принял решение снять документальный фильм об обвинениях против Джексона, поскольку «искал оглушительное расследование, культовую американскую историю, способную завладеть вниманием аудитории в глобальных масштабах». Обвинения Робсона и Сейфчака — билет для Рида в мировую известность в качестве документалиста. Ничто из прежде им созданного не получало такого внимания и не имело такой рекламной кампании. Так что у него столько же обоснованной заинтересованности в Робсоне и Сейфчаке, сколько у Фонда Наследия — в Джексоне. Это объясняет откровенно однобокий и поверхностный подход Рида. Разоблачение Робсона и Сейфчака как не заслуживающих доверия людей поставило бы его грандиозный проект под угрозу, так что он даже не предоставил себе возможности копнуть глубже. Как он сказал в интервью, всё его исследование заключалось в разговорах с теми, кто обеспечил бы ему нужный взгляд на ситуацию — например, с государственными обвинителями по делу 2005 года.
Рид также сравнил защитников и фанатов Джексона с последователями культа Дэвида Кореша, пытаясь дискредитировать всё ими сказанное (хотя аргумент нужно оценивать на основании его ценности, а не того, от кого он исходит). Однако эти защитники зачастую ссылаются на судебные документы и показания, многие из них образованы и хорошо ориентируются в обвинениях Робсона и Сейфчака, поскольку следили за ними в реальном времени на протяжении более пяти лет. Чего нельзя сказать о популярных медиа, ныне выступающих в качестве чирлидеров фильма Рида, бездумно выкрикивающих эмоциональные эпитеты и повторяющих громкие слова о том, что картина «убедительная», «мощная», «опустошительная»; о том, что этот субъективный фильм почему-то «не оставляет сомнений» в том, что Джексон был «хищником» и «извращенцем»; о том, что эти мужчины поступили «храбро», рассказав свои истории, ответить на которые обвиняемый уже не может. При этом от медиа не приходится ждать цитат из юридических документов или рассуждений о деталях дела, кроме тех, что им скормили в фильме.
Кажется, и сам Рид не знает о многих аспектах и спорных сторонах этого дела. А если знает, тогда он намеренно не включил их в фильм.

Послесловие

Leaving Neverland посвящён двум людям, постоянно меняющим свои истории. Их объяснения того, почему они «лгали» все эти годы, отрицая якобы произошедшее растление, представлены несколькими противоречащими друг другу версиями. Перед нами не один, а двое взрослых мужчин, утверждающих, что пока им не исполнилось 29 лет (в случае в Робсона) и 35 лет (в случае Сейфчака), они просто не знали или не осознавали, что описанные в фильме отвратительные сексуальные акты являлись сексуальным насилием и что секс между взрослым и ребёнком — это зло. Оба, будучи гетеросексуалами, заявляют, что были «влюблены» в гипотетического насильника все эти годы, отрицая факт растления. Процесс осознания травмы для обоих проходил одинаково и был связан с их сыновьями. Их обоих представляют одни адвокаты.
Нет никаких доказательств того, что Робсон и Сейфчак лгали столько лет, отрицая сексуальное насилие со стороны Джексона, при этом есть многочисленные доказательства их лжи в ходе текущего разбирательства. Их обвинения в растлении несовершеннолетних сопряжены с исками против компаний Джексона, в которых они требуют крупной денежной компенсации.
Почему мы должны легко отбросить в сторону все поводы для сомнений в этом деле, прекратить мыслить критически и просто им верить? Потому что им предоставили колоссальную платформу в виде пристрастного и манипулирующего сознанием зрителей фильма, поддерживаемого необъятной кампанией в медиа? Потому что их рассказы порнографические и шокирующие? Потому что дух времени таков, что мы обязаны верить всем, кто заявляет о пережитом сексуальном насилии, а Робсон и Сейфчак обратили это в свою пользу?
Презумпция невиновности до тех пор, пока не найдены доказательства вины — важная опора нынешнего общества, на сохранении которой мы должны настаивать. В противном случае нам проще вернуться к охоте на ведьм и линчующим толпам. Эти двое мужчин ничего не доказали. Они лишь предъявляют субъективные обвинения, когда Джексона здесь уже нет, чтобы защитить себя, принять участие в очной ставке и посмотреть в глаза своих обвинителей. Обвинителей, менявших свои показания на фоне денежных претензий и обладающих подмоченной репутацией.

Бонус от переводчика. Коротко и доходчиво о внесудебном урегулировании 1994 года

Майкл Джексон и семейство Чандлеров достигли внесудебного соглашения в январе 1994 года, чтобы прийти к разрешению гражданского иска и начать уголовный процесс, то есть чтобы сохранить право на справедливое рассмотрение дела в уголовном суде. Нельзя урегулировать уголовное дело. Так что перестаньте использовать некорректный аргумент под названием «Майкл Джексон купил себе выход из тюрьмы». Отправить преступника в тюрьму может уголовный суд, а не гражданский, который заканчивается денежным возмещением ущерба. С самого начала именно Чандлеры жаждали соглашения, а не Майкл Джексон. Люди быстро задаются вопросом, почему невиновный человек подписал такой документ, но почему-то не спрашивают себя, почему родители предполагаемой жертвы заботились о деньгах, а не о правосудии. В книге под названием «Всё, что блестит» Чандлеры признают, что не были заинтересованы в уголовном деле даже отдалённо и, напротив, приходили в ужас от того, что уголовный процесс мог начаться раньше гражданского.



«Ты имеешь в виду, что если они предъявят обвинения, уголовный процесс автоматически начнётся раньше нашего? — Да. — Господи Боже. — Точно! Нам это не нужно».
Чандлеры требовали от Джексона двадцать миллионов долларов, которые он платить отказался. В какой-то момент они согласились исчезнуть за один миллион — мелочь для Майкла. Он не удовлетворил ни одно из их денежных требований. В августе 1993 года у Джексона была отличная возможность не позволить сделать обвинения публичными. Если бы он тогда заплатил Чандлерам двадцать миллионов, они не предъявили бы свои обвинения, что, опять же, сами и признали в своей книге.



«Если бы Майкл заплатил двадцать миллионов, которые от него требовали, в августе, а не в январе, то провёл бы следующие десять лет как самый известный артист в мире, а не как наиболее печально известный в мире растлитель детей». То, что медиа и народ называют «платой за молчание», могло бы быть таковым, если бы Майкл заплатил эти двадцать миллионов тогда, когда Чандлеры были готовы быть заткнутыми таким образом. То, что Майкл отказался платить им даже миллион, несмотря на угрозы Ивэна Чандлера уничтожить его, просто кричит о том, что он невиновен. Смешно даже предполагать, что гражданское соглашение могло быть «платой за молчание», когда о нём знал весь мир, включая таблоиды, к тому же обвинения уже были озвучены публично.
Именно Майкл Джексон и команда его юристов без устали пытались добиться того, чтобы уголовный суд состоялся раньше гражданского, и направляли ходатайства, которые были отклонены судьёй Дэвидом Ротмэном. Закон Калифорнии позволял начать гражданское разбирательство раньше уголовного. Не были удовлетворены четыре ходатайства, и не получилось отложить гражданский суд до уголовного, на котором Майкл давал бы показания и очистил бы своё имя. Его право на справедливый суд было нарушено. На его месте любой подписал бы этот документ. Конституционные права Джексона нарушались на каждом шагу. Медиа и власти были полностью настроены против него и поддерживали Чандлеров. Так что его якобы могущество — нелогичный аргумент.
В конечном счёте он был вынужден подписать внесудебное урегулирование гражданского иска за 15 миллионов 331 тысячу 250 долларов, чтобы перейти к уголовному процессу. В соглашении даже не было ни слова о растлении детей; в нём также указывалось, что Майкл Джексон невиновен, и что эта бумага не должна рассматриваться как признание вины.


Уголовное расследование продолжилось. Сразу после подписания урегулирования прокурор округа Джил Гарсетти сказал, что у Чандлеров есть все права на дачу показаний в суде, и что данный документ никак не влияет на возможность свершения правосудия. Адвокат Чандлеров Ларри Фельдман также подчеркнул, что урегулирование никак не связано с молчанием, и даже отметил, что его клиенты очень довольны результатом. В ходе уголовного процесса состоялось два суда присяжных. После месяцев расследования, нескольких обысков, включая досмотр Джексона с полным раздеванием, внезапных рейдов, опросов детей и свидетелей, не нашлось даже кусочка доказательства, достаточного, чтобы хотя бы что-то предъявить Джексону. Дважды присяжные выносили такой вердикт. У гособвинения не было никаких улик. Чандлеры могли забрать свои деньги и свидетельствовать против Джексона в уголовном процессе, как сделали бы любые родители жертвы. Но только не они. Они заработали денег и отказались от сотрудничества с властями.
Очень часто дезинформированные люди говорят, что урегулирование было подписано, потому что описание Джорданом гениталий Майкла якобы совпало с их фотографией. Нет, не совпало, а адвокат Фельдман ходатайствовал о запрете на их использование на суде и о том, чтобы семье «пострадавшего» отдали копии фото, а затем провели повторный досмотр Джексона. Очень удобно, не правда ли?

По Чандлерам и тому урегулированию, а также по их поведению в связи с судом в 00-х очень много информации, но предельно допустимое количество знаков уже почти набрано, так что пока прерываюсь. Спасибо всем дочитавшим до конца. Facts don’t lie. People do.

Обновлено 21/03/19 18:30:

В видео с Маколеем речь о Майкле заходит в районе 01:10:39.


Выкладывать ли ещё переводы по теме? Так сказать, бить диванных психологов и юристов фактажом. :)

  • Для участия в опросе нужно зарегистрироваться
Оставьте свой голос:

591
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Quickly
Quickly

But I'll be loving you, that's what I want to do
I'll be loving you, that's what I want to do
Hello, midnight lover, you're the one I adore
And I'll be thinking of you 'til the stars are no more
If it's cloudy or blue, I'll stay here with you

Break214
Break214

Quickly, и к чему это? Текст вполне себе открыт для интерпретаций в любую сторону.

Mona_Lisa
Mona_Lisa

уважаемый автор, ну что ж вы так некрасиво поступаете приводя доводы и факты? очень некрасиво с вашей стороны не верить словам двух взрослых мужиков, которые проживя полжизни наконец то осознали что их подвергали насилию.

soyxenia
soyxenia

Mona_Lisa, это не я, это всё гуголь транслэйт!

Mona_Lisa
Mona_Lisa

soyxenia, я ошибаюсь или уже подан иск на создателей фильма?

soyxenia
soyxenia

Mona_Lisa, йеп. Причём Фонд хочет открытого арбитража.

Break214
Break214

Mona_Lisa, сейчас вам напомнят, что, ваапщета, они подали на канал, патамушта он ни имел права портить рипутацию Майкла!

kmmm
kmmm

Mona_Lisa, там даже фанаты из Франции подали в суд на обвиненителей Джексона

stasa14
stasa14

Спасибо за труд. Согласна со словами Барнса.

March2019
March2019

Автор, спасибо за пост! По поводу всего того, что сейчас происходит на фоне этого фильма хорошо высказался Денис Юрьев на kanobu ru:
Как бы кто не грешил на то, что футбол, баскетбол, хоккей, или фигурное катание - основные мировые развлечения для всех стран мира, это будет правдой лишь отчасти. Главный вид спорта, за которым неустанно следят миллионы глаз, отточенный до автоматизма, и выведенный в статус национальной идеи - втаптывание в грязь кумиров одного, а то и нескольких поколений. Жадным до хлеба и зрелищ массам нравится следить за прижизненным сгоранием того, кто пять минут назад был для них примером для подражания, эталоном, героем времени. Недалекие обыватели в такие моменты начинают испытывать какое-то природное, катарсичное, сродни сексуальному оргазму наслаждение, от того что взмывший высоко вверх бывший кумир разбивается о землю реальности, превращаясь в такую же безжизненную и бесполезную коровью лепешку, как и они сами. Еще лучше - посмертное закидывание камнями звезды, которая не в силах противостоять этому натиску ведомой маршем Ортега -и- Гасетта толпы её бывших почитателей"

Mona_Lisa
Mona_Lisa

к сожалению люди легко поддаются манипуляциям, взять к примеру истерию на сплетнике, "теперь я верю", " а кто то сомневался?". локально это не критично, а глобально очень страшно. думаю кукловоды отмониторили, сделали выводы, и обязательно продолжат эксперименты с манипулициями сознания людей.

nanaka
nanaka

Mona_Lisa, Нами все время манипулируют. Далеко не все люди умеют мыслить, анализируя увиденное или услышаное. Проследить причинно-следственную связь, зачастую... мешают эмоции, а чаще - лень. Ведь кричать в толпе: Ату его, ату.... просто и безопасно.

teamo
teamo

Mona_Lisa, это инстинктивно. Мы верим жертвам, особенно если жертвами выступают дети. в истории с джексоном, в общем -то всему можно найти объяснение, кроме одного, зачем он спал с детьми. Реально, я не могу найти причину, которая не тащила бы все остальное за собой, и не объясняла бы его пристрастия. Хочется ее найти, и дальше слушать его песни без ужасных ассоциаций. Пока не могу.

BonnieTraut
BonnieTraut

Спасибо за пост!
С интересом читаю всё, что нахожу по поводу этого дела, пытаясь при этом оставаться максимально нейтральной и объективной , и вот понимаю, что если воспринимать все эмоционально, то легко поддаться тому, чем тебя намеренно пичкают СМИ и вполне реально увидеть в Джексоне монстра. Но стоит с холодным умом все изучать, как сразу как-то множество озвученных в фильме якобы фактов просто разваливаются на глазах и всё это начинает просто дурно пахнуть. У меня однозначного мнения нет пока, но вот и всё цирковое шоу во главе с Опрой и лживыми телевизионщиками доверия не вызывает вообще

Akmeolog
Akmeolog
Показать комментарий
soyxenia
soyxenia

Akmeolog, если бы вы потрудились дочитать пост до конца, вы поняли бы, почему используется такая формулировка. Потому что поведение адвоката Чандлеров об этом красноречиво говорило. Ведь если бы описания и фото совпадали, он воспользовался бы этим во благо своих подзащитных. Однако он ходатайствовал о том, чтобы фото гениталий не использовались во время процесса, чтобы их копии были переданы истцам и чтобы был проведён повторный досмотр Майкла. Поскольку у нас на руках нет фото гениталий Майкла, о том, совпадало описание Джордана или нет, мы можем судить только по поведению адвоката. Кстати, факт того, что описание и фото не совпадали, не отрицает даже автор наверняка понравившегося вам опуса Дэн Рид. Но когда его спросили об этом на пресс-конференции, он сказал, что это технические детали. Это во-первых. Во-вторых, сканы документов частично включены в пост. Сочувствую вашим проблемам со зрением. В полном объёме со всеми документами по всем обвинениям против Джексона, начиная с 1993 года, можно ознакомиться на сайтах, посвящённых этой теме. По понятным причинам я не стала размещать здесь многостраничные сканы.

Akmeolog
Akmeolog

soyxenia, конечно, «по понятным причинам». Тем же, по которым вы избегаете анализировать массу документальных свидетельств, подтверждающих позицию обвинения.
На этом фоне патетическое сожаление моему зрению не выглядит странно))
Фанатизм в высшей степени проявления.

BonnieTraut
BonnieTraut

Akmeolog, вы точно читали посты?) в них как раз таки есть доказательства : реальные факты, даты, расшифровки разговоров, детали, которые или разрушают или ставят под сомнения озвученные аргументы. В то время как со стороны обвинения очень часто встречается аппеляция к эмоциям ничем не подкрепленная

soyxenia
soyxenia

BonnieTraut, и это при том, что в моих переводах представлена лишь 0,1% находящихся в открытом доступе документов. Если люди хотят мыслить логически, а не оголтело линчевать, у них для этого есть масса возможностей. Но гораздо проще гаркнуть «ВИНОВЕН!», заодно смакуя воображаемые грязные детали и называя гипотетических жертв «возлюбленными», как здесь принято.

new_home
new_home
Показать комментарий
Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

СМИ: "Мисс Москва — 2015" Оксана Воеводина развелась с бывшим королем Малайзии
Мадонну обвинили в расизме из-за снимков ее детей с арбузом
Сара Хайленд обручилась со своим возлюбленным Уэллсом Адамсом
Бейонсе представила клип на саундтрек к фильму "Король Лев", в котором сняла свою дочь Блю Айви
Ума Турман отметила день рождения своих дочерей
Мама на спорте: Ирина Шейк на прогулке с дочерью Леей
Битва платьев: Ольга Сутулова против Маши Федоровой
Норвежская принцесса Марта Луиза и ее бойфренд-шаман встретились с Гвинет Пэлтроу
Граймс снялась в рекламной кампании Adidas
Яна Рудковская с сыном, Маша Федорова, Аня Чиповская и другие гости на премьере фильма "Король Лев" в Москве
Наиля Аскер-заде, Паулина Андреева, Екатерина Вилкова, Аглая Тарасова и другие номинанты ТЭФИ-2019
Кайли Дженнер о своей жизни у всех на виду: "Это ненормально"
Камбэк Юлии Бордовских: шумный юбилей, встреча со светской Москвой и дальнейшие планы
Новая любовь: Майкл Шин встречается со шведской актрисой Анной Лундберг
Лето на "Сплетнике": Николь Шерзингер, Пелагея, Настя Ивлеева и другие делятся отпускными фото
Объявлены номинанты "Эмми-2019": сериал "Игра престолов" взял рекордные 32 номинации
Меган Маркл, Дональд Трамп и другие в списке самых влиятельных людей в интернете по версии Time
6 классных бьюти-гаджетов для укладки в домашних условиях