Контент опубликован пользователем сайта

Про звезд

Джерард БАТЛЕР...

13
Джерард БАТЛЕР...

когда-то (время назад...) я была влюблена в шотландца... очень... то есть, настолько очень, что просто даже и вспоминать страшно... поверьте мне, шотландцы - самые дикие и непредсказуемые любовники на свете!.. и такииииие сладкие.... (хотя после этого у меня был бразилец...) sorry... это я к тому, что, наткнулась на историю про популярного здесь Дж.Батлера... оцените... мужик, блин... отвечаю... они, scotsmans, такие, блин... запоминающиеся, одним словом... image Рыбинская Наталия Караван историй И снова понедельник. Холодное утро. Начало ноября. Двадцатипятилетний стажер крупнейшей адвокатской конторы Эдинбурга Джерард Батлер несется в элегантном стеклянном лифте на семнадцатый этаж. Бесспорно, лифт — это чудо конструкторской мысли. Символ моментального успеха, стремительного взлета туда, где обитают избранные счастливцы — крупные финансисты, владельцы корпораций и босс мистера Батлера — мистер Споук. У этой зубастой малопривлекательной акулы, страдающей к тому же одышкой и аллергией на куриные яйца, мечтают работать все выпускники юридических школ. Все, кроме Джерарда Батлера: он вовсе не рвался в железные объятия знаменитого адвоката. Два года назад он пришел сюда на собеседование слегка навеселе: накануне с парнями отмечали победу любимой футбольной команды и, как водится, перебрали. Помощница мистера Споука недовольно морщила носик: от этого нахального верзилы разило вином, но ее босс в тот день страдал легкой простудой и ничего не учуял. Молодой человек ему понравился. Выпускник университета в Глазго, президент студенческого общества права, солист рок-группы… image Красавчик, наконец. До него в этом кабинете сидели какие-то невзрачные прыщавые соискатели, а для успеха адвокату нужна… как ее… харизма. Да, Споук уже представил Батлера в суде: все присяжные, особенно одинокие дамы после тридцати пяти, падают на лопатки. Такому голубоглазому обаятельному мужчине хочется верить — сознательно, подсознательно, да как угодно. Мистер Споук чихнул и объявил, что берет в стажеры мистера Батлера. — Поздравляю, — кисло процедила помощница. — Ваша мечта, дорогой Джерард, стала реальностью. ...Что она смыслила в мечтах, тощая стервозная селедка в мешковатом костюме… Но она явно все понимала про реальность: про то, как делать карьеру, ублажать начальство, стравливать неугодных сотрудников и ловко парковаться на забитой автостоянке. А он ненавидит реальность. Она топчет, уничтожает, призывает смириться: «Вот твое место, Батлер. Вот твой стул, сиди тихо, не высовывайся. И забудь про мечты…» А он всегда мечтал быть актером. Чудесная, возвышенная мечта, которая однажды была вдребезги разбита его нелепой, идиотской жизнью… image А еще он, сколько себя помнит, всегда мечтал увидеть собственного отца. Эдвард Батлер исчез из поля зрения жены и детей, когда Джерри едва стукнуло два года. И, конечно, память младшего сына совсем не сохранила его облик… Другая на месте Маргарет Батлер распустила бы нюни, но статная белокожая шотландская девушка подхватила деток и помчалась в аэропорт: она не терпела Монреаль. Это была бредовая идея мужа — переехать из славного Глазго в канадский мегаполис, где якобы легко дышится и белки прыгают по веткам. Да пропади они пропадом, эти чертовы белки!.. С тремя малышами Маргарет обосновалась на своей родине — в городке Пейсли, что к юго-западу от Глазго, и энергично взялась за обустройство домика с двумя спальнями и смешным, довольно карикатурным на вид садом. Яблони цвели, гортензии распускались, два сына и дочка росли, словно на дрожжах. Твердая рука требовалась только младшему, Джерри. В двенадцать лет смышленый в общем-то малец вдруг сдуру ляпнул, что пойдет в актеры. В его суровой католической школе подобные заявления считались чем-то вроде богопротивной ереси — нормальные дети из рабочих районов мечтали о профессии столяра или в лучшем случае фармацевта, но Батлера оправдали: что с него взять, безотцовщина! Конечно, у Маргарет, женщины фигуристой и видной, со временем завелся второй муж, во всех отношениях достойный, но у Джерри язык не поворачивался называть его отцом. image Он горячо молил всех католических святых послать ему настоящего папу. Хоть одним глазочком бы на него поглядеть… Часто, засыпая, он представлял его в образе соседа, чудаковатого дедушки Тома, или Санта-Клауса, или того бесстрашного чувака из «Звездных войн». Джерри уже было шестнадцать, он вовсю женихался и бренчал на гитаре песни «Битлз», когда приснился тот удивительный сон. Будто он подходит к озеру, а на берегу спиной к нему сидит сутулый мужик в грязном рваном пиджаке. Отец... И чувство восторга, смешанного с ужасом, охватывает Джерри. Он просыпается в холодном поту, сердце дико бьется от одной только мысли о возможности этой долгожданной встречи. — Мама, как ты думаешь, я увижусь когда-нибудь со своим настоящим отцом? — спросил он в то утро Маргарет. Маргарет вздрогнула и едва не уронила венчик для теста. Обернулась на сына: бог мой, она и не заметила, как ее младшенький стал совсем взрослым. За все эти годы они и словечком не перекинулись насчет ее первого мужа — она старательно обходила эту неприятную тему, а парень, видно, страдает… — Конечно, сынок, обязательно увидишься. image Она и думать забыла о том разговоре — чего не брякнешь спросонок, но ровно через пять недель в городке Пейсли объявился Эдвард Батлер... Тот самый подлец, что бросил ее с тремя малолетками в чужой стране с прыгучими белками... Да, он жив, здоров и, представьте себе, спустя четырнадцать лет вспомнил об отцовском долге. Но старшие дети уже давно переехали в Глазго, и миссия предстать перед очами блудного папы была возложена на младшего — Джерри. image Дорогу в бар, где его ждал отец, Джерард Батлер запомнил на всю жизнь. Его детские муки, когда у всех соседских пацанов были папы, пусть никудышные, пьющие, крепко бьющие своих чад за плохие отметки, но все-таки реальные, из плоти и крови, ожили и тревогой всколыхнули душу. Дрожали ноги, в горле пересохло. Он минут двадцать не решался переступить порог бара, а потом набрал полную грудь воздуха и нырнул внутрь, как в холодную прорубь… Совсем не старый... И не страшный... Напротив — веселый, словоохотливый дядька. Одет хорошо: не рваный пиджак, а добротная куртка. Вот только руки немножко дрожат и глаза как у побитой собаки. Они выпили пива, и поддавший Эдвард впервые назвал его сыном. Боль, гнев, обида — все ушло, и накатило такое безграничное счастье, словно он, Джерри Батлер, шестнадцатилетний юнец, бреющий по утрам щеки, превратился в глупого несмышленого щенка, задорно лающего на прохожих. Он восторженно глядел на отца, а тот рассказывал удивительные вещи о своей жизни. В Монреале Эд живет в роскошном пентхаусе с окнами от пола до потолка. У него есть собственный магазин, в котором чернокожие девушки продают зонтики и шляпы. Да, нынче он на коне, его знает весь город, но Эд знавал и тяжелые времена… Лет семь назад бросил все и махнул в Африку, в Республику Того. Искал залежи золота, а нашел медь. Босиком плясал на земле, которая обещала принести кучу денег, но счастье было недолгим: предал партнер, лучший друг... Заграбастал прииски, подделав документы. С горя Эд загремел в больницу, едва не сдох от малярии. Вторая жена — француженка, между прочим, — примчалась спасать, но в аэропорту Ломе упала с трапа, сломала лодыжку. Ее на каталке привезли к нему в палату, и они хохотали трое суток: а что еще прикажете делать, когда жизнь ставит тебя раком? image После встречи с отцом потрясенный Джерри ворочался без сна целую ночь: он вдруг понял, что больше всего мечтает так же, как Эд, носиться по свету. Вот почему он постоянно чувствует себя чужим в городке Пейсли: он сын бродяги! И здесь ему тесно. Нечем дышать. Опротивели сады и огороды. Ему хочется соленого ветра, морских брызг, африканского солнца… Наутро Джерри даже полез на чердак за дорожной сумкой: вот бы наскоро покидать туда пару-тройку маек — и вперед, с отцом на автовокзал… Маргарет в два счета вернула сына в суровую реальность: «А школа, а экзамены, а университет? Ведь мы решили, что ты будешь учиться на юриста. А что касается твоего ненормального папаши, то выбрось из головы все, что он там тебе наплел. Мало того, что мне, бедной, жизнь едва не сгубил, так теперь и мальчику всю судьбу собирается поломать… Не бывать тому, не бывать!» И Джерри сник. Спрятал обратно свою сумку. Благополучно сдал вступительные экзамены в университет Глазго, прилежно ходил на лекции, выступал с докладами на заседаниях общества права. Но в глубине души теплилась надежда, что можно жить не так, а как-то иначе… Он уговаривал себя: потерпи, Джерри, еще годик-другой — закончишь этот гребаный университет, полетишь вместе с отцом в неведомые земли… А там, чем черт не шутит, может, и попробуешь стать актером… Наконец он дотянул до диплома — пару раз едва не сорвался, но, слава богу, спасала отдушина, его рок-группа, — и отец пригласил сына отметить это событие в морском круизе. Джерри ликовал: кажется, мечты начинают сбываться… image Восхитительной южной ночью, когда с палубы корабля открывался невероятной красоты вид на сверкающий огнями Сан-Хосе, Эд Батлер, невозмутимо потягивая любимое темное пивко, как бы между прочим сказал Джерри, что у него обнаружили рак и врачи не знают, сколько ему осталось жить — две недели или полгода... Бродяга Эд задержался на этом свете на целый месяц. Он умирал не в пентхаусе, которого у него, конечно, отродясь не бывало, а в обычной малогабаритной квартире в пригороде Монреаля. Терял сознание, приходил в себя, шутил, что там, на другом конце тоннеля, его ждет веселая голая девица. Минуты за две до конца он вдруг широко открыл глаза и так громко застонал, что Джерри не выдержал, бросился на медсестру с кулаками: «Спасите его, слышите, спасите…» Испуганная девушка пыталась отцепиться от парня: «Крепитесь, медицина здесь уже бессильна…» Тогда он выбежал из дома, едва не сорвав с петель входную дверь. До глубокой ночи просидел в парке: по веткам скакали глупые пугливые белки… Со смертью отца ушла призрачная надежда, что его жизнь может в корне измениться. Обратно в Шотландию Джерард полетел через Штаты, провел какое-то время в Лос-Анджелесе, пил с командой ирландских футболистов в аэропорту. Хотел взять билет до Глазго, но самолет почему-то приземлился в Эдинбурге. Впрочем, это его даже не удивило: какая, к черту, разница… В баре попросил разрешения позвонить матери в Пейсли. image — Мы все очень верим в тебя, сынок, — сказала каким-то странным тихим голосом Маргарет.— Тебе только надо найти хорошее место. Найти свое место… Это оказалось так просто! Первое же собеседование в конторе у мистера Споука увенчалось успехом. Но он получил работу, которая сделала его еще более несчастным. Встречи с клиентами, которым либо прижали хвост, или они сами хотят кого-то прижучить. Коллеги, чье поведение предсказуемо до скуки: то они овцы, забитые жизнью и проблемами в семье, то стервятники, охотящиеся на падаль. Третьего не дано. А еще эта бесконечная бумажная волокита, от которой хоть волком вой: брачные договоры, контракты, подписи, проценты, форс-мажоры… Нет, это не его место. Это чужая «компьютерная игра». И Джерри увяз в ней по самую макушку. Он бьется с железными монстрами и летучими тварями, мочит бандитов и головорезов, но никак не может перейти на следующий уровень. Будильник, лифт, мистер Споук... Иногда по вечерам в виде долгожданного бонуса — бар. За два года работы в адвокатской конторе Батлер крепко пристрастился к алкоголю. Он пил уже почти открыто, не опасаясь осуждения коллег. О, с каким удовольствием он глушил виски в пабах после своей проклятой работы… Здесь же иногда знакомился с женщинами: с некоторыми встречался пару-тройку раз, прочих забывал на следующее утро. Серьезные отношения его не интересовали. Когда у старшего брата родился первенец и Маргарет обезумела от счастья, Джерард искренне недоумевал: чему она так радуется? Зачем нужны дети? Чтобы влачить такую же жалкую жизнь, полную унизительных компромиссов, как у их родителей? Рождение нового человека не казалось ему чудом, а вот смерть… Пожалуй, это действительно милость господня. Единственный выход из тупика… image Он часто думал о смерти, и дата 24 ноября однажды совершенно случайно всплыла в его воспаленном сознании. А что, неплохо... Тринадцатого он отметит свой день рождения — двадцать шесть, бог мой, сколько можно ждать и, главное, зачем? Ну, еще дней десять поболтаться, довести до ума кое-какие дела и… прощайте, унылые шотландские пейзажи, дожди, автомобильные пробки… Джерард Батлер шел к собственной смерти прямой дорогой. Он даже решил КАК. Еще в университете почему-то пришло в голову, что это будет прыжок с крыши небоскреба. Он уже подыскивал высотное здание посимпатичнее, когда внезапно персональную программу несчастного геймера переписали, ввели новые числовые коды и нажали на кнопку «перезагрузка». Итак, это был очередной понедельник. Слякотный и гадкий. Лифт вознес стажера на семнадцатый этаж. Ступив в коридор, он нос к носу столкнулся с мистером Споуком. На этот раз босс не мучился насморком, а стонал от головной боли. И эта головная боль завершила цикл личных страданий Джерарда Батлера. Мистеру Споуку было очень плохо, и он хотел одного — на ком-нибудь отыграться. Убить, изрубить в мелкие кусочки. Первым подвернулся под руку мистер Батлер, который давно уже не нравился боссу: говорили, что он пьет. Возможно, мистер Споук потерпел бы еще дней десять, а то и до конца ноября, но голова так трещала, что он не мог медлить. И пригласил стажера в свой кабинет. — У вас есть все данные стать первоклассным адвокатом, Батлер, — спокойно, даже немного равнодушно начал Споук, распаковывая пачку с обезболивающими таблетками, — но я совершенно уверен в том, что вам это абсолютно не нужно. Так же, как и мне. image image От неожиданности Батлер оскорбился. Он хотел было возмущенно сказать, что считает за честь работать с такими великолепными профессионалами, как Споук и его команда. Что узнав о зачислении на должность стажера, он ощутил непередаваемую гамму чувств. О черт, как же он был потрясен тогда… Но вместо всего этого новый, перепрограммированный Батлер сказал следующее: — Вы совершенно правы, я ненавижу все, что имеет отношение к юриспруденции. И я благодарен богу, сэр, за то, что наконец могу сказать об этом вслух. С минуту оба ошеломленно смотрели друг на друга: матерый адвокат и ничтожный клерк. Зубастая акула и микроб, не стоящий и чиха своего босса. А затем Батлер гордо встал и вышел из кабинета. Гора? Нет, целый горный утес в мгновение свалился с его плеч. Тот самый сверхскоростной прозрачный лифт навсегда увозил экс-стажера из старой, отвратительной, насквозь фальшивой жизни в новую. А еще через два дня он легкой, пружинистой походкой шагал по улицам Лондона, предвкушая свой невероятный, грандиозный актерский успех. image Его первые благодарные зрители — несколько скучающих домохозяек и их капризные дети в магазине игрушек. Какой-то мальчик семи лет в красной вязаной шапке, поддавшись на уговоры Батлера, отправился к кассе, схватив довольно уродливого коричневого робота. Батлер едва удержался, чтобы не расцеловать малыша… Помимо роботов он рекламировал снеговиков с подогревом и уток, которые, если их хорошенько стукнуть, начинали крякать. Стоит ли говорить, что все это добро и на фиг никому не было нужно? Правда, ближе к Рождеству дела пошли лучше: дети зверели, и осатаневшие родители расхватывали все — и снеговиков, и уток. Батлер появлялся в магазине игрушек в том самом костюме, в котором обычно встречался с клиентами Споука. Но никогда раньше он не был так воодушевлен, красноречив и, видит бог, счастлив. Только одно немного беспокоило. Маргарет... image Узнав о диком, безумном со всех точек зрения поступке сына — он бросил престижную контору ради весьма туманной перспективы паясничать перед народом, — Маргарет Батлер испытала бурю гневных чувств. Сначала она хотела броситься на вокзал, чтобы на первом же поезде помчаться к негодяю и задать ему хорошенькую взбучку. Но внезапно ее скрутил радикулит, и взбешенная мамаша ограничилась письмом, в котором величала его законченным идиотом, достойным продолжением своего непутевого отца, не стоящим ее драгоценных материнских слез. Но, поразмыслив, все-таки приписала в конце, что все равно сына любит и, черт его возьми, она… в него верит. Батлер хранил это страстное, полное нецензурных высказываний послание матери долгие годы… Как и свою голубую майку с надписью «Калгари» на груди. Ее в свое время он привез из Канады и таскал вроде талисмана на все свои первые кастинги. Непонятно, что все-таки помогло пробиться Джерарду Батлеру: то ли линялая майка, случайно купленная с Эдом в супермаркете, то ли природная наглость. image Наверное, все-таки наглость. Это ж надо было оторвать от утреннего кофе самого Стивена Беркоффа! Режиссер-авангардист попивал эспрессо в кафе напротив своего дома, когда к нему подвалил взъерошенный молодой мужчина в видавшей виды синей майке и попросил разрешения почитать стихи. Вернее, не попросил — потребовал. Природная воспитанность не позволила Беркоффу послать наглеца, и он с вежливой миной выслушал пару-тройку сонетов Шекспира. И бог знает почему утвердил на роль в постановке «Кориолан». Свою вторую роль в пьесе «На игле» Батлер урвал лишь потому, что увязался за знакомым актером на кастинг. Ревнивый знакомец уговаривал его не ходить: мол, внешние данные у Батлера не те. Требуются актеры на роли конченых наркоманов, а Батлер в театре у Беркоффа отъел щеки и выглядит вполне здоровым парнем. На самом деле Джерри располнел, потому что завязал с алкоголем — он больше не глушил крепкий виски стаканами, а пил исключительно для тонуса, но на пробы упрямо пошел. И победил. ...Возможно, дело даже не в наглости. А в женщине. Наводку на Беркоффа и адрес кафе, в котором по утрам завтракал режиссер, ему дала Сью Джонс — молодой кастинг-директор, влюбившаяся в шотландского аборигена по самые уши. Сначала Сью его возненавидела. Батлер завалился к ней в офис и с порога потребовал подыскать ему ангажемент. Мол, с детства мечтает об актерской стезе, правда, до этого почему-то учился на адвоката и пел в рок-группе. Ха! Насмешил... image — Знаете, сколько таких, как вы, я вижу каждый день? — холодно поинтересовалась Сью. — И в отличие от вас у этих людей имеется актерское образование ил и хотя бы опыт работы в провинциальных театрах. А что умеете вы? — Все, мэм. Вам я готов продемонстрировать все, что умею. Что вы делаете сегодня после работы? Сью обалдела. Вот нахал… И в тот же вечер отправилась ужинать с обаятельным нахалом в соседнюю пиццерию. image Сью добровольно взвалила на себя обязанности его агента, хотя, видит бог, вовсе не должна была это делать. Но Батлеру ни в чем нельзя отказать. Энергия била из него ключом. Он очаровывал прямотой, дерзостью, шквалом мальчишеского обаяния. Первой роли в кино Батлер добился накануне собственного тридцатилетия. Он буквально уложил на обе лопатки режиссера фильма «Ее величество миссис Браун» Джона Маддена, заявив, что образцом для себя выбрал Шона Коннери. — Моя актерская школа — это мой жизненный опыт, — скромно заметил он. Актриса Джуди Денч, присутствовавшая при их разговоре, нежно ему улыбнулась. Обычно она ратовала за многочасовой актерский тренинг и неоднократно повторяла, что именно образование открывает двери к успеху, но с Джерри женщинам хотелось соглашаться во всем, даже если тот нес откровенный бред. Ведь он делал это так симпатично… Вот и Cью, она просто молилась на Джерри. Пелена спала с ее глаз спустя четыре года после того памятного ужина в пиццерии. По странному стечению обстоятельств это совпало с покупкой Джерри собственной квартиры в Лондоне. Выяснилось, что Сью как-то не вписывается в ее холостяцкий интерьер. Он не готов к отношениям... Что ты говоришь? Уже четыре года вместе? Не может быть… Ладно, может, и так, но это все равно ничего не меняет. Прости, малышка... И Сью Джонс, всхлипнув, ушла. А перед ее неблагодарным, бессердечным, но таким обаятельным протеже открывались новые, заокеанские перспективы. image Голливуд... Точка, в которой сходятся все актерские пути. Но Джерри малодушно соврал маме, что летит туда в надежде просто срубить деньжат: кредит за квартиру висит на шее тяжелым грузом. На самом деле, конечно, Батлер жаждал мировой славы. Но в Голливуде его особо не ждали. На одном из первых кастингов он подыгрывал самой Джулии Робертс. Оба пробовались в фильм «Улыбка Моны Лизы». Робертс, конечно, утвердили, а его... поблагодарили и обещали позвонить. Но на кастинге Джерри об этом еще не знал и вовсю старался всем угодить. В том числе и капризной мисс Робертс. — Привет, Билл, — улыбнулась звезда. — Привет, но я Джерри, — поправил ее Батлер. — А почему ты не хочешь быть Биллом? — обиделась Джулия. И целый час упорно звала Джерарда Биллом. Батлер кипятился, вертелся, как сосиска на раскаленной сковородке, но… молчал. Он в принципе уже был готов к тому, что со знаменитыми актрисами лучше не связываться. Этот урок ему преподала Энди Макдауэлл. Пару лет назад они снимались в «Спасти Харрисона», и дамочка помучила молодого актера. Его предупреждали, что с Энди надо осторожнее, характер не сахар, но чтобы вот так… Она не хамила, не дерзила и не закатывала сцен. Просто всем своим видом вежливо и элегантно демонстрировала, что он ничто. Пустое место. В Голливуде все роли, на которые поначалу нацеливался Батлер, одна за другой уплывали в чужие руки. Приезжему шотландцу снова и снова напоминали: его место вон там, на коврике у двери… Все же Батлер не тушевался — он уже проходил историю про навязанное ему чужое место. И Джерри опять ходил на собеседования, напялив свою счастливую голубую футболку. Но талисман почему-то не помогал, продюсеры все равно кривились: нет, только не этот шотландец. А его отвратительный акцент… Это же просто караул! Так же думал и глава «Warner Brothers» Алан Хорн, отказывавшийся утвердить на роль царя Леонида в фильм «300 спартанцев» Джерри Батлера. Честно говоря, этот проект с самого начала казался ему сомнительным — экранизация комикса. Режиссер Зак Снайдер — парень молодой и не в меру креативный, да еще и втюхивает Хорну какого-то Батлера… Надо брать звезду типа Брэда Питта, который любую роль вытянет. Телефонный звонок прервал мрачные размышления мистера Хорна. — Звонит какой-то сумасшедший, – устало сказала секретарша, – говорит, он… как его, спартанец. Конечно, на проводе висел мистер Батлер. И у него было ровно две минуты, чтобы уломать босса крупнейшей кинокомпании Голливуда. Джерри вежливо представился и очень просто, без всякого пафоса, попросил Алана дать ему эту роль… Сложно сказать, что в итоге повлияло на решение Хорна: обезоруживающая непосредственность шотландца или стальные мышцы, которые тот накачал в считанные недели до начала съемок, но именно Батлер стал царем Леонидом. Он и до этого понемногу снимался: «Аттила завоеватель», «Дорогой Фрэнки», «В ловушке времени», но «300 спартанцев» собрали оглушительную кассу в пятьсот миллионов долларов по всему миру… И на Джерри вмиг посыпались предложения: драмы, триллеры, романтические комедии... Ведь в Голливуде рейтинг любого актера прямо пропорционален сборам его кинокартин. Вообще строительство карьеры в Голливуде — это цепная реакция. Одна роль, словно бульдозер, тащит за собой следующую. Например, Гай Ричи случайно увидел «Призрак оперы», хотя принципиально коммерческую муть не смотрит, и предложил Батлеру роль в «Рок-н-ролльщикe». В первый же съемочный день Джерри подхватил грипп, и жена Гая, великая и ужасная Мадонна, спасала его от головной боли и кашля. Притащила целую кучу лекарств, термометр. Чудная тетка... На премьере «Рок-н-ролльщика» в Лос-Анджелесе Джерри сорвался. Вернее, все случилось после вечеринки в честь премьеры. Батлер набил морду репортеру: тот прямо лез под колеса его автомобиля. Газеты затеяли возню, но случай, как ни странно, сыграл на пользу актеру: публика решила, что Батлер ураган и в кино, и в жизни. И вообще ничто человеческое ему не чуждо. Джерри даже стали сравнивать с Мелом Гибсоном и Куртом Расселом — актерами, воплощающими любимый голливудский архетип — сильного, но чувствительного мужчины. Вот таков и наш Батлер: за горой мускулов прячется нежная, ранимая душа. На все свои громкие премьеры Джерри обычно приводит маму. Если та, конечно, соизволит выехать ради такого пустякового события из Пейсли… Другой на месте Батлера красовался бы рядом с какой-нибудь длинноногой подружкой, но у Джерри в Америке с любовью не заладилось… Преданная Сью растаяла в лондонских туманах, и теперь Джерри окружали расчетливые, хищные оторвы. Они и мать родную готовы заложить и перепродать. Не говоря уже о таком пустяке, как муж. Например, Шанна Моклер. Пристала к Батлеру самым бессовестным образом в ресторане «Shin». Ее благоверный, музыкант Тревис Баркер, в ту ночь угодил в госпиталь после крушения частного самолета, в котором, между прочим, погибли его четыре друга. Но Шанне плевать на страдания мужа: ей, видите ли, приглянулся Батлер. Любительское видео, на котором поддавшая блондинка обнимается с шотландцем в укромной нише дорогого ресторана, наделало немало шума. Батлер, если честно, потом даже переживал: он же не знал, что у нее есть муж… Поиски любви занесли Батлера на Адриатику. Лето 2004 года он провел в Италии, и местные таблоиды упивались его бурными любовными похождениями. Он обнимался и с Сузанной Петрони, и с Беатриче Луцци. Но итальянские актрисы ничем не отличались от американских: такие же ветреные пустышки. И разочарованный Батлер вернулся в Штаты несолоно хл:)вши. image Он медленно, но верно прописывался в Голливуде. Окончательно Джерри приняли за своего, когда он нанял персонального стилиста и записался на йогу к Дипаку Чопре. Просвещаться к гуру ходили все — от Голди Хоун до Деми Мур. Две недели Джерри медитировал, а после прослушал эксклюзивный курс «Идеальное здоровье» от Чопры. Здорово вставляет. Джерри вмиг осознал, что Лос-Анджелес — клоака, а свет ему дарят только родные шотландские горы… И эта критика в адрес главного киношного мегаполиса из его уст тоже прозвучала очень по-американски. Периодически, правда, в его новой американской жизни случаются досадные эксцессы. Помимо наглого репортера Джерри поколотил в Нью-Йорке собачку банкира Фреда: гавкучая тварь набросилась на улице на его мопсиху Лолиту. Но в целом он, вчерашний неудачник и невезучий стажер, всем доволен. Мысли о прыжке с небоскреба его больше не посещают. Вот только иногда ему не хватает… бродяги Эда. Порой так хочется снова оказаться в полутемном баре и ощутить волну глупой щенячьей любви. И той юношеской веры в мечту… image В эту пакостную минуту Джерри срочно набирает номер мамы. И железная Маргарет в два счета возвращает своего мальчика из мира грез на грешную землю... image

Оставьте свой голос:

370
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

chicagoan
chicagoan

"Scotsmans" - eto kak?
Tut kak-to bil post pro nashix "zvezd", kotorie v angliyskom ne osobo, no ix eto ne smuschaet...
Nu-nu.

via_prima
via_prima

автор вероятно хотела написать Scotsmen

era77
era77

текст не осилила, но посмотреть приятно лишний раз на красавца,эх...

sweetdream
sweetdream

Ах, какой он харизматичный и секси))))))

Solny6ko
Solny6ko

Все таки какой мущщинааааа! :) ахх

Nona
Nona

Текста много, но мужик красивый...

Barankina
Barankina

Извините, статью читать не стала, потому что (как я понимаю) она из каравана, а я его не того...:)
Но за фото спасибо! Кстати у гладко выбритого у него появляется некая привлекательная утончённость, ммм...

tatos-tatos
tatos-tatos

Есть мужики-романтики, мужики-козлы, мужики-мачо, мужики-бабники..................... .....etc..
А Батлер - ВСЕ ВМЕСТЕ! Я ПРУСЬ!

fish_ka
fish_ka

А есть мужик-Батлер)))))))))))))))

fish_ka
fish_ka

Лаура, вам большой жирный плюс)) Спасибо!!!

NeStandart
NeStandart

Ушла в себя.. читать))))
Кстати зря, в "Караване" встречаются интересные истории.. например про Мадонну читала..и еще про кого-то) и все.. но обе понравились.

missnoname
missnoname

не поленилась и прочитала. Замечательно, просто прекрасно написано! Прямо сказка.

zara2raza2
zara2raza2

люблю! целую! твоя навеки!

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Ксения Собчак, Наталья Ионова, Яна Рудковская: выбираем лучший образ церемонии "Женщина года-2016"
Мадонна, Рита Ора, Кеша и другие на церемонии Billboard Women in Music 2016
Анна Нетребко готовится к Рождеству с мужем Юсифом Эйвазовым, сыном и друзьями
Анджелина Джоли впервые появилась на публике после объявления о разводе с Брэдом Питтом
Битва платьев: Наталья Ионова против Даши Малыгиной
Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства
Новая провокация от журнала Love: Барбара Палвин vs Шэрон Стоун
Екатерина Климова, Екатерина Одинцова и другие на открытии бьюти-корнера
Расставания российских звезд в 2016 году: Светлана и Федор Бондарчук, Равшана Куркова и Илья Бачурин и другие
Божена Рынска, Марина Александрова, Юлия Пересильд и другие на театрализованной вечеринке
Вся в делах: Ксения Собчак приняла участие в медиафоруме
Екатерина Климова, Мария Бутырская и другие звезды с детьми на предновогодней вечеринке
Бьюти-гаджеты, на которые не жалко потратиться: от фотоэпилятора до аэрографа для макияжа