Контент опубликован пользователем сайта

Про звезд

Московские клакёры и Большой театр

76
Московские клакёры и Большой театр

В толпе, собравшейся в Большом театре перед началом балета, не трудно обнаружить Романа Абрамова и его команду при условии, что вы знаете, кого искать. 

Они не выглядят как супруги нуворишей, облаченные в шаровары золотой парчи и носящие сумки-мешки из меха шиншиллы. Их лица не отображают сытое удовлетворение жен чиновников, получивших все, что им причиталось. И они не похожи на туристов в походных ботинках, восторженно глазеющих на потолки театрального фойе, разукрашенные яркими росписями под розовый мрамор. 

Люди господина Абрамова — это скромно выглядящие русские женщины средних лет в суконных пальто. Все их высказывания касаются работы. Они собираются на лестнице и с первыми шевелениями занавеса подобно пловчихам-синхронисткам разделяются на группы, чтобы затеряться в потоке людей, стремящихся занять свои места. (Вот тонкий момент: средних лет дамы, работающие на Абрамова, воплощают собирательный образ советской интеллигентной балетоманки со стажем»: люди, плохо разбирающиеся в балете, подсознательно будут копировать модель поведения того, кто выглядит в их глазах «знатоком». 

Скромный гардероб делает представительницу клаки похожей на среднестатистическую поклонницу классического балета, и в этом тоже есть особый расчет: «Принцип социального доказательства является наиболее действенным при наличии двух факторов. Одним из них является неуверенность. Когда люди сомневаются и ситуация представляется им неопределенной, они в большей степени склонны обращать внимание на действия других и считать эти действия правильными. 



Наблюдает за всем этим лично господин Абрамов, его умные темные глаза пристально «сканируют» фойе. Его работа — на основе тайных договоренностей с танцорами запускать запланированные аплодисменты и овации, используя для этого своих сообщников, рассеянных среди публики. Подобное сотрудничество — частично страсть к искусству, частично коммерция — может продолжаться долгие годы; иногда оно приводит к озлобленности, находящей выход в отвратительных актах мести. 

Клакёры (фр. «claqueur», от фр. «claque» — хлопок ладонью) — под этим названием были известны эти «профессиональные поклонники», когда-то распространенные во всех великих театрах мира; но к середине 20-го века эта практика почти что вымерла. 

Их выживание в московской театральной жизни, возможно, осталось бы никем не замеченным, если бы не нападение на художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина, случившееся 17 января 2013 года: ему в лицо плеснули кислотой. Филин перенес около 40 операций — хирурги смогли частично сохранить ему зрение. Позже в организации нападения был обвинен солист труппы Большого, танцор Павел Дмитриченко. 

Беспрецедентное по тщательности расследование, обрушившееся на Большой после скандального происшествия, попутно разоблачило некоторые из теневых неофициальных властных структур, управляющих жизнью театра. В России бывает трудно отличить настоящее от поддельного, тем более в украшенном позолотой зале. 

Эти крики «Браво!», что звучат после великолепного па-де-де, — означают ли они, что публика действительно наэлектризована восторгом? Или же это звуковое сопровождение очень элегантного театрального вымогательства, маскирующегося под покровительство? 

В главном зале Большого театра на весеннем показе «Лебединого озера» господин Абрамов, пребывающий в возрасте «поздних сороковых», находится полностью в своей стихии. Абрамов одет в потертые джинсы и кроссовки New Balance, щетина робко намекает на бороду; он выглядит слегка похожим на букмекера. Он практически не может отвлекаться на посторонние разговоры, потому что глубочайшим образом сосредоточен на управлении своими людьми, расположенными на «созвездии» стульев и кресел, не существующих на официальной схеме рассадки. 



Когда зрители устремились на антракт, немалое их количество не преминуло поздороваться с Абрамовым лично. Женщина в тунике арбузного цвета, очевидно, мать какого-то артиста, подошла к нему в коридоре, надеясь, видимо, заручиться поддержкой клаки на предстоящем выступлении. Абрамов был слишком занят, чтобы поговорить с ней, так что она просто стояла рядом, не скрывая своего беспокойства. 


Лицо Абрамова хорошо известно в театральном мире Москвы, что неудивительно: он заявляет, что посещает в год 300 представлений в Большом театре. Но специфика его работы — он называет ее «служением», совершаемым им из любви и фанатизма — загадочна;  единственное  интервью он дал в 2004 году. 

Когда спросили об Абрамове российского балетного критика и историка Павла Гершензона, лицо последнего просияло восторгом. 

«Как Рома попал в театр? Я не знаю», — сказал г-н Гершензон, бывший заместитель директора Мариинского театра в Санкт-Петербурге. «Я не знаю, кто он. Я не знаю, где он живет, — продолжил он изумленным тоном. — Еврей ли он?» 

«Я даже не знаю его фамилию», — добавил Гершензон. 

Абрамов описывает свою работу как хорошо кодифицированную сделку: клака предоставляет артистам гарантированные аплодисменты, а взамен он получает бесплатные билеты, выделяемые артистам, как правило, два на кресла в партере и от 4 до 6 контрамарок. Поскольку современный клакёр представляет сразу несколько артистов, задействованных в одном спектакле, г-н Абрамов зачастую может обеспечить до 28 мест в театре на каждый вечер — замечательный «улов» с учетом того, что билеты на «Лебединое озеро» с рук продают где-то по цене от $300 до $500. 

Некоторые инсайдеры из балетных кругов утверждают, что клакёры извлекают прибыль от перепродажи билетов и контрамарок. Г-н Абрамов категорически отрицает это, уверяя, что администрация Большого театра отслеживает бесплатные билеты, выдаваемые актерам, так что если перепродажа обнаружится, он немедленно будет раз и навсегда изгнан из театра. Он говорит, что мотивация клакёров является более простой: они — фанатики. 

Господин Абрамов и его коллеги наслаждаются близостью к «звездам» и служат свирепыми защитниками консервативной, классической традиции Большого театра. Чтобы попасть в театр, им требуются билеты. 

Клакёры: бескорыстные покровители молодых талантов или мстительные «домовые» Большого театра? 

Почему артисты нуждаются в клакёрах? Опытные исполнители стремятся получить от аплодисментов что-то очень конкретное, говорит Абрамов, например, лишние секунды, чтобы перевести дыхание между окончанием адажио и началом вариации. Молодые артисты боятся, что их исполнение будет встречено тишиной. Абрамов говорит, что он лично и его «заместители» в течение некоторого времени наблюдают за подающими надежды исполнителями, прежде чем выбрать тех, которых они считают наиболее перспективными и организовать с ними неформальную встречу. 



«Так происходит первый контакт, затем следующий и так далее, а затем они перерастают в нормальные рабочие отношения», — говорит он. Предложение — «Вы можете быть включены в нашу ситуацию», как он выразился — растягивается в длительный симбиоз. С течением времени в отношениях с артистами может накопиться обоюдное раздражение; клакеры часто предпочитают иметь дело с матерями молодых дарований. 

Абрамов, посещающий Большой театр с семнадцати лет, говорит об артистах с бросающимся в глаза отсутствием благоговения. 



«У артистов очень тонкие и нежные натуры, они имеют очень деликатную нервную систему, и, к сожалению, у всех у них дико раздутая самооценка», — слегка помрачнев, произносит он. С танцорами, продолжает он, есть дополнительная проблема: «В основном они все тупые». Он добавляет: «Им можно восемь раз сказать, что надо делать, а на девятый раз они все равно все шагнут в неправильную сторону». 

Выполняемое должным образом то, что делают Абрамов и его команда, выглядит своего рода наукой. Аплодисменты нескольких незаметных хорошо размещенных действующих лиц — уведомляющие о состоянии акустики зала, приводящие в состояние боевой готовности массовую психологию и предупреждающие о технических проблемах, с которыми исполнители сталкиваются на сцене — могут перекинуться на публику, как запальник зажигает газовую печь, побуждая неофитов признать, что они стали свидетелями чего-то виртуозного. 

«Зрители не доверяют себе, они доверяют кому-то другому», — говорит балетный критик Вадим Гаевский, примкнувший к клакёрам еще мальчиком в 1940-х годах. Он объясняет: «Если они слышат, что кто-то аплодирует очень агрессивно и интенсивно, зрители думают, что происходит нечто экстраординарное, чего они просто не понимают, но, как правило, считают, что не должны выглядеть дураками, поэтому присоединяются к аплодисментам». 

Это особенно актуально для Большого театра, который преобразился в условиях щедро подпитываемой высокими ценами на нефть экономики России. Театральные сиденья теперь заполнены людьми, которые могут позволить себе занять их, а не хорошо разбирающимися в искусстве балетоманами советской эпохи. Те зрители, что одобряют деятельность клакёров, говорят, что клака передает звуковую атмосферу, исчезающую вместе с поколением обычных людей, воспитанных в преклонении перед классическим балетом. 



Нет никакой тайны в том, что происходит, когда клакёры исчезают, говорит господин Абрамов. «Возьмите любую запись спектакля в Большом театре — вы услышите крики "Браво!", аплодисменты на каждый подъем занавеса и каждый выход актеров», — заявляет он. И добавляет: «Теперь сходите в Мариинский театр и убедитесь, что гробовая тишина сопровождает представление "Лебединого озера"». 


Танцоры редко публично признают существование клакёров. В интервью, взятых  у полудюжины нынешних и бывших танцоров Большого театра, много говорилось о том, что артисты рассматривали клаку как положительное влияние, энергетическую подпитку из зала, заполненного сонными туристами и скучающей номенклатурой. 

Многие исполнители помнят то острое ощущение, когда клака выбирает его подростком, определяет в нем одного из немногих избранных, кто сможет пройти весь путь до конца. Отвечая на вопрос о клакёрах в своем интервью, сам Сергей Филин сказал, что «вырос у них на руках». 

«Вы могли бы назвать этих людей "домовыми" Большого театра», — шутит он. 

Но сдержанность танцоров в разговорах о клаке проистекает также из чувства самосохранения: клакёры Большого известны как ранимые и мстительные субъекты, владеющие широким диапазоном изобретательных стратегий, позволяющих вмешаться в ход спектакля. Причиной обиды клакёров может послужить, например, выход артиста из давнишнего соглашения о предоставлении бесплатных билетов — такое происходит нередко, как только танцор набирается уверенности в своих силах и не чувствует больше необходимости в гарантированных аплодисментах.

Оставьте свой голос:

807
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

iwiku
iwiku

Очень-очень интересный пост, я не знала о такой вот фишечке БТ . И да, я согласна, что эта неплохая идея. Большинство зрителей не особо разбираются в балете, опере и аплодируют эффектным, но несложным вещам. А вот по-настоящему трудный элемент или пассаж остаются неоцененными.
А эти клакеры, походу истинные ценители и знают цену искусству исполнителей, так что .... пусть будут

Ternovnik
Ternovnik

Очень интересная сторона работы театра. Хотела поинтересоваться - цена билета? На официальном сайте разброс от 1,5 тысяч до примерно 20 тысяч. А в недавнем блоге тут в комментариях описывались цены от примерно 30 до 170 тысяч за билет. Это просто про премьеру шла речь? Не подскажите? Спасибо.

Lisik911
Lisik911

Ternovnik, билеты поступают в продажу за 3 месяца, каждую субботу после 17 их выбрасывают в онлайн продажу, всегда можно купить. Стоимость зависит от постановки, А так же где проходит на Новой сцене или исторической, так же есть время 12.00 или 19.00, на дневное время билеты дешевле намного. Партер на Исторической сцене билеты 10000-15000. Есть один момент 31 декабря щелкунчик- билеты не купить, или связи или перекупщики и их непомерные аппетиты. Но всегда по номинальной цене можно увидеть Щелкунчика на Рождество

RunningManiac
RunningManiac

Lisik911, пытались купить билеты на сайте большого на шелкунчика. Как только их выбросили в продажу, они начали исчезать с молниеносной скоростью. Вот выкинули 450 билетов на 31 декабря на вечер, ты вроде выбрал себе билеты, пытаешься их выкупить - и фиг вам! Сайт зависает и ты в пролете)) но на все январские праздники билеты можно было на щелкунчика купить без проблем, мы купили 3 билета в первый ряд на 6 января по 10 тыщ каждый. Электронные билеты, к слову, именные

RunningManiac
RunningManiac

RunningManiac, кстати в тот же день, когда мы приобрели билеты, на сайте перекупщиков те же места, но на 5 января, стоили 50 тыщ за билет! Вот это просто писец, конечно)))) я вот в жизни не пойду за такие деньги туда зная, что в принципе можно нормально купить билеты на сайте

Lisik911
Lisik911

RunningManiac, именные, но никто паспорт не просит ( из личного опыта), а вот если решите поменять в кассе на обычные, то будьте готовы предьявить паспорт и банковскую карту с которой оплачивали

Ternovnik
Ternovnik

Lisik911, спасибо за развернутый ответ.

nemodnaj
nemodnaj

iwiku, неужели не знали? Иногда прям явно апплодисменты и крики " браво" не соответствуют выступлению артиста. Можно, конечно, предположить, что это отдельные родственники. Но их бывает многовато.
И не поверю, что здесь вообще не замешана коммерциях. А букеты? А билеты?
Смешно читать, что этот Абрамов тратит своё время просто так, ничего с этого не имея.

nemodnaj
nemodnaj

nemodnaj, я так вообще считала, что артисты платят клакерам.
И не забуду одну картинку давности лет так 15, а то и больше( до реконструкции), как эти интеллигентные тетушки мели в свои сумки все, от бутылок воды до бутеров, на одном бесплатном концерте с фуршетом. Просто давились и толкались, забыв о высоком искусстве.

strega1933
strega1933

nemodnaj, Были на одной премьере (после реконструкции).Ушли в перерыве,так как ну вообще не понравилось.В гардеробе нас окружили эти тетки,спрашивали с каких мест уходим,потом началось ''А зачем Вы ей говорите,она ,типа, из другой компании ''.Пришлось на них рявкнуть.))

CLMH
CLMH

strega1933, ничего не поняла.

begemot100
begemot100

iwiku, Клакеры были всегда , помню юбилей Плисецкой , так один мужик спокойно сидевший в середине партера около прохода , при каждой паузе вскакивал со своего места , бежал к оркестровой яме и орал -Богиня ! потом спокойно шел обратно . забавно было это наблюдать .

ehalo-bolelo
ehalo-bolelo

сколько высокомерия, просто диву даешься
"Теперь сходите в Мариинский театр и убедитесь, что гробовая тишина сопровождает представление "Лебединого озера""
и слава богу. аплодисменты с криками во время спектакля это какое-то варварство.
кстати, балетные форумы, надо полагать, тоже засилье этих персонажей - там просто адЪ. я в свое время по наивности решила туда отправиться, поскольку тематического общения не хватала. ага-ага) как пришла, так и ушла)

Irissska2807
Irissska2807

ehalo-bolelo, прошу вас дать ссылку на такой форум, мне интересно

ehalo-bolelo
ehalo-bolelo

Irissska2807, http://forum.balletfriends.ru/
может, там сейчас потише стало, но была жесть, какие-то постоянные свары и обвинения друг друга и всех подряд. причем все такие милые и интеллигентные)))

Irissska2807
Irissska2807

ehalo-bolelo, спасибо!

Знаете, я думаю, что все, что касается увлечения чем-то до состояния фанатства заканчивается срачом в большинстве случаев, будь то кино, театр или спорт

karlotta
karlotta

ehalo-bolelo, на закрытии сезона Мариинки - Лебединое озеро - истошно раздавались крики Браво с 3го яруса. Причём в районе осветителей. Вот тебе и клакёры!

Sakura
Sakura

karlotta, гробовой тишины, в Мариинке, о которой пишет автор, нет.
Это такой же театр, как и все остальные . Со своей публикой, которая с восхищением хлопает или кричит Браво .

karlotta
karlotta

Sakura, кричал один и тот же мужчина. Не зритель.

Lisik911
Lisik911

karlotta, была в Большом, ложа бельэтажа, у нас места в первой ряду... первый антракт прошёл прекрасно, было одно свободное место кто- то не пришёл, во втором акте заняла место леди лет 50... о боже Ее вечное : "браво" и аплодисменты испортили весь вечер, так прекрасно начинавшийся((( такого злого мужа я не видела за все 10 лет брака, она сидела во втором ряду, прямо над ухом моего благоверного...

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Модная битва: Ксения Собчак против Ксении Князевой
Крис Прэтт в Москве: фотоколл и пресс-конференция с актером
Эволюция: Ирина Шейк
Красота в будуаре: Мэрайя Кэри на запуске своей косметической коллекции
Звездный Instagram: благотворительность и шоу Victoria`s Secret
Мэттью МакКонахи с женой Камиллой Алвес и детьми на премьере мультфильма "Путь к славе"
Крис Прэтт, Зоуи Салдана и маленький Грут в новом трейлере фильма "Стражи галактики 2"
Выбираем образ недели: 19.11. - 2.12.
Пять месяцев счастья: Сергей Безруков опубликовал новое фото дочки Маши
В полном составе: Риз Уизерспун с мужем Джимом Тотом и детьми на премьере мультфильма
Дженсен Эклс и Дэннил Харрис стали родителями близнецов
Шикарные формы: новые фотографии Кайли Дженнер в купальнике
Битва платьев: Дженьюари Джонс против Ксении Соловьевой
Рождественские коллекции макияжа: часть I
Мадонна сделала предложение Шону Пенну, оделась в костюм клоуна и раскритиковала Дональда Трампа
Второй этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: самая стильная пара
Иван Ургант, Влад Лисовец, Татьяна Геворкян и другие на открытии бутика
Новый сериал: Евгений Цыганов, Мария Андреева и другие в сериале "София"