Контент опубликован пользователем сайта

Про звезд

Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский

20
Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский

Ирина и Максим - премьеры Американского балетного театра. Известны во всем мире они как выдающиеся артисты балета. А у Ирины с прошлого года началась новая волна известности, потому что она снялась в одной из главных ролей сериала «Flesh and Bone», сыграла роль украинской примы Киры Коваль.

Ирина Дворовенко родилась в Киеве 1973 г. в семье танцоров.

Она закончила Киевское хореографическое училище в 1990 году, и тогда же получила серебряную медаль на международном конкурсе балета в Джексоне (США). В том же году она стала солисткой Киевского театра оперы и балета. В 1991 г. Дворовенко получает бронзовую медаль на международном балетном конкурсе в Осаке, через год - золотую медаль на первом балетном конкурсе им. Дягилева в Москве и становится ведущей солисткой Национальной оперы Украины. 

В 1993 году Максим и Ирина сыграли свадьбу. В 1994 г. Ирина получает гран-при на первом балетном конкурсе им. Сергея Лифаря в Киеве, а уже в 1996 году стала членом корд:)ета Американского балетного театра (Нью-Йорк). Через год Ирина стала солисткой АБТ, и только 2000 году получила звание балерины АБТ.


Максим Белоцерковский родился тоже в Киеве, в 1972 году, но в семье инженеров. После окончания в 1990 году Киевского хореографического училища в 1990 году стал солистом Национальной оперы Болгарии, а через год стал солистом Киевского театра оперы и балета, потом ведущим солистом. В 1994 году стал членом корд:)ета Американского балетного театра (Нью-Йорк), потом становится солистом АБТ, и в 2000 году получает звание премьера АБТ.

 Дворовенко и Белоцерковский встретились в школе, поженились и теперь танцуют вместе. Они напоминают сказку о Золушке, только в этой сказке две Золушки. Следовательно, и судьба была вдвое сложной. 

Ирина и Максим вместе росли, потом вместе занимались в одном киевском хореографическом училище, а танцевать вместе начали в 1993 году в туре "Русские звезды", а потом вскоре поженились. Теперь они наиболее известные супруги на балетной сцене Америки. 

Максим о киевской жизни вспоминает вот как: "В балетной школе не было ни каких бойфрендов и подруг, там в первую очередь нужно было стать профессионалом на сцене. Ты должен был стать человеком. Ира и я жили недалеко друг друга, а поэтому ходили в школу вместе. Мы все время проводили в разных классах, встречались только в перерывах. Шутили, смеялись, общались и все. 
Потом, когда прошло некоторое время, мы поняли, что очень хорошо друг друга знаем. Я не думаю, что мы в 16-18 еще были детьми, которые только и думают о любви и сексе. Мы мечтали о своей карьере, жизни, и во всех наших мыслях был балет".

А это рассказ Ирины:

"Мы знали друг друга еще в училище, когда мне было десять лет, а ему одиннадцать. Встречались на переменках, иногда вместе ездили домой в метро. Позже, когда я стала готовиться к конкурсам, мне всегда хотелось, чтобы он был моим партнером. Хотелось репетировать с ним, находиться с ним рядом, всегда быть вместе. Ведь большую часть своего времени артисты балета проводят в репетиционном зале… Потому у меня с детства было желание найти себе партнера и для сцены, и для жизни. И первой симпатией всегда был Максим, но ни на один конкурс попасть с ним у меня не получалось …

Не было бы счастья, да несчастье помогло: отменили закон о том, что артистов балета не берут в армию. Это был 91-й год. И Максиму, чтобы не идти служить, пришлось уехать в Болгарию. Помогла ему в этом одноклассница, так что в Болгарии Максим работал и скрывался. Я потеряла с ним связь, но оставался телефон родителей. И когда я перетанцевала все партии в Киеве со всеми народными-перенародными партнерами, но своего — идеального партнера — так и не нашла, мне позвонил из Большого театра педагог Шамиль Ягудин. Он пригласил меня в группу Большого театра на гастроли в Америку и предложил выбрать себе партнера, которого я хочу. 

— Как же вы нашли Максима? 

— Его мама поехала в Болгарию. Приехав туда, обнаружила, что у Максима нет денег даже на трамвай, и они с чемоданами полтора часа шли от поезда до его жилья. То есть не только на такси денег не было, не было даже на трамвай! И мать сказала, что он должен вернуться домой. Когда Максим вернулся, я увидела, как он повзрослел. Я позвонила в Киевский театр и договорилась, что его возьмут на должность солиста. И как только он пришел, мы начали вместе готовить спектакли. 

Самый первый — "Жизель" — был для нас особенно трогательным и дорогим, потому что это история двух молодых людей… Особенно Жизель… влюбляется и по наивности полностью доверяется, а потом, когда Альберт ее обманывает, и все мечты рушатся, — ее сердце не выдерживает, и она погибает. Это была история зарождающейся любви. И мы с Максимом — тогда еще просто партнеры, друзья — начали усердно работать. 

Конечно же, у нас вначале было очень много сложностей. Но взрослые балетные артистки, видевшие нас, говорили: "Боже, они так друг на друга смотрят! С этой парочкой что-то будет".  

Поначалу мы безумно стеснялись друг друга. И никому в голову прийти не могло, что у нас никаких интимных отношений нет!  Ну, а когда все же стали близки, стали жить вместе, — где-то через год решили пожениться. О нас много писали, у нас была потрясающая пресса, был действительно прекрасный тур гастролей, и потому вскоре нас пригласили снова". 


В 1994 году Максим подписал контракт с Американским балетным театром. Ирина осталась без работы. Она говорит, что ей было тяжело, ведь приходилась выступать на любых представлениях. "Мне было нелегко, но я знала, чего хочу".

Ирине, наконец, удалось подписать контракт с АБТ, но ей не удавалось попасть в основной состав. Однажды был случай, но Ирина, к сожалению, получила травму, и пришлось отменить выступление. Но "звездное время" не обошло ее. В 1997 году Ирина вышла в дубле "Лебединого озера" вместо Аманди МакКерроу. Так Ирина в течение нескольких представлений выступала в роли Одетты-Одилии, а потом посыпались сумасшедшие отзывы. И уже с того времени Дворовенко и Белоцерковский работают вместе.

В 2005 году у пары родилась дочь Эмма Галина.

Интервью Максима и Ирины о том, как они делали карьеру в Америке:

Максим Белоцерковский: Как мы сделали карьеру? Об этом можно говорить часами, если вспомнить все, через что Ире и мне пришлось пройти. Десять лет жизни в Америке ушло на то, чтобы достичь уровня, на котором мы находимся, - ведущих солистов (principal dancers) ведущей труппы. Это совсем не так легко, как складывалось у Рудольфа Нуреева, Михаила Барышникова или Натальи Макаровой, когда они просто сбежали из СССР и сам факт бегства из-под железного занавеса автоматически обеспечил интерес к их таланту. А сейчас, когда кто-то приезжает, в Америке говорят: "О, еще один из России". Ты начинаешь на общих основаниях, с нуля. Хотя я убежден, что русская школа балета - одна из лучших в мире, в Штатах к ней существует немножко настороженное отношение: "Вы, может, и хорошие, но у нас есть свои традиции, и мы на том стоим".

Ирина Дворовенко: Я думаю, что, если б мы пробивались поодиночке, нам было бы труднее. А так мы - готовый дуэт классических исполнителей, это удобно для работодателя. Плюс характер и целеустремленность. Но трудность в том, что все способные американские танцовщики, которые по идее должны были блистать и быть номером "один", отодвинулись на вторые места, когда Рудольф, Миша и Наташа начали танцевать на Западе. Это до сих пор стоит у американского балета поперек горла.

М.Б.: Я попал в АВТ с приключениями. Приехал в Нью-Йорк по гостевой визе в 1994 году, летом. Никогда не видел эту лучшую в США труппу, никого в ней не знал, только слышал, что репетитором там работает Ирина Александровна Колпакова, бывшая прима-балерина Кировского (Мариинского) театра. Позвонил ей, представился, сказал, что хочу посмотреться в компании. В ответ слышу: "Сейчас лето, сезон закрыт, никого из руководства нет, босс за границей, не знаю, чем вам помочь. Приезжайте в другой раз". На что я ответил: "Ирина Александровна, вы забыли, что русские "в другой раз" в Америку не приезжают, им бы один разочек в страну попасть".

Ну нет так нет. Мне оставалось три дня до отъезда. Чтобы не терять форму, я стал заниматься в одной из частных балетных студий. В один из дней открывается дверь, и заходит директор АВТ Кевин Маккензи - тот самый "босс за границей". В этой студии занималась девочка, которую он подумывал взять в компанию. После класса Маккензи сам подошел ко мне и спросил, кто я, откуда. "Мистер Белоцерковский, вас устроит, если я сейчас же предложу вам контракт?" С этого дня началась моя работа в Америке. Первые два месяца я, премьер Киевской оперы, заслуженный артист Украины, числился в корд:)ете, потом меня перевели в солисты.

И.Д.: А я в то время получала звания и регалии: золотую медаль и приз Анны Павловой на Московском конкурсе имени Дягилева, были победы на конкурсах в Осаке, Киеве, в американском городе Джексоне, а до этого, в 14 лет, я выиграла Всесоюзный конкурс артистов балета. Мы с Максимом в Киеве перетанцевали весь классический репертуар, и, когда муж подписал контракт в США, я приехала к нему и пришла к Маккензи. Тот меня взял, но тоже на самый низкий, корд:)етный контракт: мол, в труппе нет денег. Мне пришлось ждать полтора года, прежде чем я стала солисткой, но с самого начала я занималась в классе ведущих танцовщиков и тем наводила на них страх: меня воспринимали как потенциальную конкурентку. Позже Маккензи откровенно мне сказал: "Ирина, я боюсь давать вам контракт балерины, пойдут разговоры, что слишком много русских в труппе переходят дорожку американцам". Числясь в корд:)ете, я с самого начала танцевала ведущие партии - на третий день моего пребывания в АВТ Маккензи звонит в панике: у нас срываются гастроли в Бразилии, заболела балерина, некому танцевать Гамзатти в "Баядерке". Пришлось срочно вводиться в спектакль. Потом было "Лебединое озеро" в Метрополитен-опере с Владимиром Малаховым, после чего газеты обо мне написали: "Новая звезда родилась". Тут уж Кевину пришлось дать мне контракт солистки, но не ведущей балерины - "принсипал дансер", а просто солистки (в АВТ существует три ступени - корд:)ет, солист и ведущий солист).

Мы с Максимом танцевали главные и вторые партии в семи балетах, критики писали о нас восторженно, все билеты в трехтысячный зал Метрополитен-оперы на наши балеты раскупались, но дело не сдвигалось с мертвой точки.

М.Б.: В 1999 году, когда, кажется, весь Нью-Йорк уже знал о нас и сочувствовал, Маккензи пригласил нас в кабинет и сказал: в этом году опять не получится повысить. Ира в слезах вылетела из комнаты. На следующий день у нас был "Дон Кихот". Мы от злости станцевали балет особенно хорошо, а когда вышли на поклоны, зрители, наши поклонники, встали и скандировали: "Контракты! Контракты!"

И.Д.: Разница в оплате между солистом и ведущим солистом весьма существенная. Солист начинает с полутора тысяч долларов в неделю ("грязными", на налоги вычитают 30%), "вилка" оплаты ведущих танцовщиков начинается с двух тысяч. (Правда, в Америке каждый артист имеет право на ежегодное повышение зарплаты на 6% - из-за инфляции.) Когда мы в 2000 году наконец получили контракт ведущих солистов, все понимали, что нас безумно долго передержали "внизу". И сразу дали высшую ставку "принсипал дансер" - четыре тысячи в неделю.

А это прошлогоднее интервью Ирины о жизни и об искусстве:

- Люди балета — они, конечно, всецело отданы своему искусству. Скажите, существует ли у Вас какая-то часть жизни, которая балету не принадлежит?  

- Знаете, с самого детства для нас балет стал судьбой. Я не выбирала себе профессию – балет мой образ жизни. Все годы я жила миром балета, его тяжёлой работой, его иллюзиями. Благодаря балету я прожила много жизней, потому что в каждой постановке я перевоплощаюсь в свою героиню, влюбляюсь вместе с ней, страдаю и радуюсь.

 -Что для Вас самое важное в вашем искусстве?

– Я люблю полное самовыражение! Я не люблю притворства, игры, я стараюсь уйти в роль с головой и жить в ней, а не играть.  И это самое важное.

Многие здесь, на западе, танцуют, как делают работу. Они выучили и исполняют. Это выглядит хорошо, но в сердце не западает. Я же отдаюсь роли на 200%, у меня каждый спектакль как последний – иначе я не могу.

- Насколько я знаю, Вы не так давно ушли из АВТ?

–  В прошлом году, после 18 замечательных лет, я оставила Американский балетный театр, но танцевать я не перестала. Мне подвернулась уникальная возможность участвовать в Encores! – шоу на Бродвее. Мы дали в Сити-центре семь спектаклей Encores! «Show On Your Toes». («На пуантах»)Почти 30 лет назад  великая Наталья Макарова получила за роль Веры Бароновой в «Show On YourToes» «Тони». Теперь, исполняя ту же роль, у меня появился мой первый опыт работы в качестве актрисы – первый раз я заговорила на сцене!

Спектакль удался. Мы получили потрясающие ревю критиков и отличную прессу, постановку приняли очень хорошо, билеты на все спектакли были распроданы!

Очень надеюсь, что «On Your Toes» будет продолжаться и станет постоянным на Бродвее.

Удивительно, но после этих семи спектаклей у меня появился Broadway bug – я заболела Бродвеем!

Самым удивительным для меня было то, что я первый раз услышала свой голос на сцене. Знаете, я всегда, когда танцую, сама с собой разговариваю и думаю, а тут первый раз нужно было произнести что-то вслух, и это оказалось потрясающе интересно – я заразилась этим. (смеется)

- Когда состоялась премьера этого спектакля?  

– В 2013. В том же году я прошла по кастингу на телешоу и получила ведущую роль в сериале «Flesh and Bone», – роль балерины. Снимать мы начали в 2014, в августе закончили и в 2015 восьмисерийный фильм выйдет на экраны.

Это драма о мире балета и его людях. В сериале заняты как известные актеры, так и танцоры. Пятнадцать лет Starz Network вынашивал этот проект, подыскивая на роли реальных актёров. Получилось здорово и, я надеюсь, что будет продолжение, следующий сезон. Это очень сильный сериал. Его автор Moira Walley-Beckett, сценарист знаменитого сериала «Breaking Bad», который в этом году получил Emmy как лучший сериал.

В сериале «Flesh and Bone» очень много линий, там показана личная жизнь каждого героя – от художественного руководителя театра до менеджера, простого секретаря и всех актёров. Я играю балерину с кокаиновой зависимостью. (смеется)

- Ваша героиня – американская или русская балерина

– Я Кира Ковал. Я как бы русская балерина в американской балетной компании, играю сильную личность. Интересно очень.

- Но автобиографичного там нет ничего?

– Нет, все роли написаны автором. Но роль для меня интересна тем, что моя героиня из мира балета. А балет — это не только движение, это, в первую очередь, актерская игра, раскрытие личности, это рассказ о жизни. Прожить жизнь героя для меня безумно важно. Когда я долго не выступаю, не работаю над новом образом, мне в жизни чего-то не хватает. Образуется какая-то пустота и это меня угнетает. Для меня театр, в первую очередь, способ самовыражения, причем не важно балет это, драматический или комедийный спектакль.

Ирина и Максим на премьере сериала

-  Вы работаете как педагог, как постановщик?

– Педагог и постановщик — это разные вещи. Педагог — это репетитор, когда ты готовишь с кем-то либо роль, либо партию какую-то, помогаешь выстроить и раскрыть образ, оттачиваешь его технику.  А постановщик, балетмейстер, хореограф, это когда ты ставишь спектакль, постановку, танец. У меня пока ещё этого не было, может быть, позже я созрею, но браться за то, в чём я не сильна, я не решаюсь.

А как педагог я работаю: у меня есть молодые ученицы, но также я работаю с опытными артистами балета, а это особенно ответственно и приятно.

-  Сейчас модно рассуждать о «мозгах и душе в балете».  Ваше мнение?

– Есть совершенные по красоте балерины, на которых можно смотреть как на произведение искусства, они и двигаются красиво, а души нет, и ничего с этим не поделаешь. Поэтому смотришь на них, как на пустую стенку. И зритель уходит равнодушный, и спектакль не оставляет никакого впечатления. Для меня это самое страшное.

Или, например, человек не так уж техничен, но у него есть в исполнении сердце и душа, и он понимает, что делает, в этом случаи я могу простить ему многое.

-  Когда смотришь спектакль со смешанным составом: наши и американцы, разница поражает?

– Да, очень! Для меня это сверх важно, когда танцовщик способен передать характер и настроение. Наверное, для этого надо особый дар иметь, и это немногим дано, но здесь к этому и не стремятся особо – техника есть и хорошо.

- Ваш муж, Максим Белоцерковский, также и Ваш партнер в балете, но, насколько я знаю,  у Вас есть и другие совместные проекты. Расскажите, пожалуйста, об этом. 

– Да, мы вместе танцуем. И, помимо этого, мы вместе проводим балетные образовательные курсы для детей в Нью-Йорке и в Panama City. В прошлом году проводили их в Baryshnikov Art Center, в этом году в Julliard в течении трех недель. Называются наши курсы Irina and Max Summer Intensive….. Кроме того, мы оба дизайнеры одежды для балета Irina&MaxbyBloch

- Это потрясающе – у Вас есть  чем выразить себя,  кроме танцев!

– Да, но всё равно танцевальное и актерское – то, что эмоционально важно для меня в первую очередь, это главное.

-  Ваша дочь, она идет по стопам родителей?

– Дочке уже почти 10 лет, она тоже занимается балетом и ходит во французскую школу, посещает «Broadway Here I Come», где она поёт, танцует и осваивает актерское мастерство.

-  Балет — это и ее судьба?

– Эмме девять с половиной лет, но она ещё не знает, балет судьба для нее или нет… Она очень способная и умная девочка. Она свободно говорит по-французски, по-английски, по-русски и второй год осваивает Mandarin. Русский у неё чистый, – у нас очень хорошая русская няня Анечка.

Пока мы даём Эмме возможность всё попробовать, а выбирать она будет потом. Она относится к балету пока несерьёзно, мне кажется, мы с Максимом были намного серьёзнее. Поэтому мы подождем еще полгода, до 10, а потом будем решать. Но я уверена, что сидячую работу она точно не выберет – она у нас очень темпераментная. (смеётся)

-  Скажите, что вы считаете главной чертой вашей личности?

– Это трудный вопрос, я даже не знаю, как на него ответить…

Мне кажется, я очень решительный, отважный и сильный человек, но в то же время и ранимый,  уязвимый…

Также про Ирину можно сделать вывод, что она любит водить с собой мужа на нью-йоркские недели моды и компенсировать свой невысокий рост очешуительными каблуками.

И вот немножечко фото этой симпатичной семьи.

 

И вот записи выступлений артистов.

А здесь Ирина танцует с другими партнерами.

Источник: ng.ру, elegantnewyork.ком

Оставьте свой голос:

571
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

gnomik
gnomik

как она хороша в Flesh&Bone...реальная прима

Olivka-oliva
Olivka-oliva

gnomik, Сериал мне очень нравится, но только не ирина, а главная героиня)

gnomik
gnomik

Olivka-oliva, сериал супер.так жаль,что прикрыли

Yama
Yama

Olivka-oliva, сериал классный, но некоторые моменты выглядели нелепо, например, когда сравнивали технику Ирины и главной героини в пользу последней, ведь Ирина танцует намного лучше и сложена эстетичнее.

girl_with_a_dog
girl_with_a_dog

Очень красивая женщина. Глянуть сериал, что ли.

Snowden
Snowden

girl_with_a_dog, посмотрите, он небольшой)

yokiyoki
yokiyoki

Ох, как она мне в сериале понравилась. Спасибо за пост! Интересно

azuljka
azuljka

Молодцы какие они оба, трудяги настоящие. Главное, чтобы не остыли друг к другу, когда танцевальная карьера подойдёт к концу.

irman
irman

уф,хоть на последних фото слегка видно,что ей 44.

anya-southeast
anya-southeast

"очешуительные каблуки")) ржу))

ShikolaD
ShikolaD

Очень красивая пара. Очень красивая история любви,жизни,восхождения к-успеху.

Barmaglot
Barmaglot

Какая красивая история! Ирина сыграла очень убедительно в сериале) как настоящая актриса.
Непонятно только, почему в статье первый раз ведущие солисты обозначены как principal dancers. Обычно это совершенно разные должности.

Snowden
Snowden

Barmaglot, principal dancer - это прима, премьер? В этой статье написано, что в АБТ три ступени - кордебалет, солист и ведущий солист, т.е. премьер. Ведущих солистов, как в российских театрах, там нет.

Barmaglot
Barmaglot

Snowden, да, principal-это прима/премьер. Эта высшая ступень везде( во Франции- этуаль). А ведущий солист, это ведущий. Когда говорят о высшей ступени балетной иерархии, то все равно премьер/прима. Ну вообщем, это не существенно. Просто в глаза бросилось, но тк статья не для профессионального издания, то это простительно) они и не такое напишут.

Lizbeth
Lizbeth

Snowden, всё так, в ABT есть principals, soloists и corps de ballet, т.е. премьеры/примы, солисты и кордебалет. Плюс ученики и приглашенные танцовщики.

Julia_Crown
Julia_Crown

Восхищаюсь такими людьми! Для которых искусство не является единственным способом зарабатывания денег. То, что она полностью вживается в образ, старается на 100%, говорит о ней, как о настоящем деятеле искусства.
Приятная пара, интеллигентные и утонченные.
Желаю им счастья, здоровья и успеха)

Trina78
Trina78

Как же она молодо выглядит)))

Varya
Varya

Сериал очень понравился. Автор, если вдруг вам интересно, напишите еще про Сашу Радецки:) он там тоже хорош:)

LaCantante
LaCantante

Varya, Можно и про главную героиню тоже, рыженькую. Интересно почитать про ее карьеру.

jennelle
jennelle

Какая она красивая и что характерно, со вкусом в одежде у нее все ок

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

"Леди Макбет": страсть и преступление в трейлере британской экранизации русской классики
Игорь Чапурин, Александр Терехов, Марина Юдашкина и другие на презентации дизайнерских елок
73-летний Мик Джаггер стал отцом в восьмой раз
Марат Башаров с бывшей и нынешней женой, Михаил Ефремов и другие на презентации сериала "Пьяная фирма"
"Спасатели Малибу:" Дуэйн Джонсон, Зафк Эфрон и другие в первом трейлере
Итоги года от "Яндекс": "Физрук", "Игра престолов" и другие самые запрашиваемые сериалы
Анджелина Джоли просит Брэда Питта помочь найти нового психотерапевта для их детей
Экс-жених Софии Вергары Ник Лоеб снова подал на нее в суд — от имени эмбрионов их детей
48-летняя Кайли Миноуг с 28-летним женихом Джошуа Сассом в лондонском ресторане
Конкурс на SPLETNIK.RU: кто идет на концерт группы "Моя Мишель"
Под мальчика: Холли Берри сделала короткую стрижку
Эмили Ратажковски в смелой съемке рождественского календаря Love
Тренд: Кендалл Дженнер, Кейт Мосс, Мирослава Дума и другие восстанавливают репутацию леопардового пальто
"Викинг": Данила Козловский, Светлана Ходченкова и Александра Бортич в финальном трейлере
Друзья опровергают слухи о разводе Ким Кардашьян и Канье Уэста
Светские все на открытии бутика Christian Louboutin: Айсель Трудел, Екатерина Мухина и другие
Предшественницы Мелании Трамп: Джеки Кеннеди, Мишель Обама и другие первые леди США
Дженнифер Энистон, Кэти Перри, Оливия Манн на премьере фильма "Новогодний корпоратив"