Контент опубликован пользователем сайта

Про звезд

Война с пармезаном

472
Война с пармезаном

 

Елена, год назад, когда Россия только собиралась вводить продуктовое эмбарго, вы, кажется, вопреки здравому смыслу, решили открыть в Москве ресторан. Сейчас не жалеете об этом странном поступке?

Елена Чекалова: Я не жалею, потому что ресторан – это потрясающий фан. Да, это очень трудно, но и очень интересно. В ресторане ты сразу понимаешь себе цену: никто не захочет платить за то, что ему не нравится.

Я не про фан и не про самореализацию спрашиваю, как вы понимаете. Я спрашиваю про риски, которые вы взяли на себя, открывая ресторан в тревожное время…

Елена Чекалова: Да, мы потеряли существенно. До санкций люди из ресторанного бизнеса могли зарабатывать очень много. Сегодня хорошо, если есть 20 процентов. Максимум – 20 процентов. В России ресторанный бизнес привык к другим цифрам. У нас рестораторы раньше говорили, что не выйдут из комнаты, если речь не идет о 200 процентах прибыли.

Как кризис отразился на аппетите ваших клиентов?

Елена Чекалова: Существенно отразился. Несмотря на то что зал битком, несмотря на то что люди не перестали ходить в ресторан, средний чек упал. В декабре посетитель оставлял 2200 рублей. Сейчас 1700. Люди стали экономить на алкоголе. Но надо понимать, что сейчас мы не находимся в самой страшной стадии кризиса. У нас все впереди. Мы к нему подползаем.

В этом году стало очень популярным слово "импортозамещение". Говорилось, что кризис и продуктовая самоизоляция подтолкнут российское сельское хозяйство к росту, изобретательности. Говорилось, что наконец-то местные фермеры получат шанс полноценно выйти на рынок.

Елена Чекалова: Не выросло. Не вышли. Никто никого не подтолкнул. Зато существенно уменьшилось количество товаров. И цены улетели в космос. Еще в декабре я покупала в Воронеже рибай для стейков по 1400 рублей, а сейчас беру уже за 2200. Фермеры в Воронеже при этом разбогатели? Нет. У них просто повысилась цена на корм. И они вынуждены продавать дороже. Плюс предложений на рынке стало меньше. Понимаете, экономика – это вещь, которую нельзя уговорить. Ее нельзя подкупить. Экономику нельзя подстроить под политику. Она объективна. Экономика говорит нам: чем больше предложений, тем цены ниже. Чем меньше предложений, тем цены выше. Вот и все импортозамещение. Ведь наше государство ни за что не будет доплачивать мясокомбинату в Воронеже, чтобы он сдерживал цены на прежнем уровне. Поэтому Воронеж повышает цены. И все другие производители повышают следом: производители баклажанов, производители фруктов, производители всего.

Российское сельское хозяйство не расцвело?

Елена Чекалова: Для того чтобы оно расцвело, нужно было бы здорово поработать над логистикой, над реальной помощью фермеру. Я тут была в Тульской области. Познакомилась с фермером Володей. У него образцовая ферма с коровами и курами. Я удивилась, какая у него прекрасная ферма, и сделала ему комплимент. А он между делом мне отвечает, что собирается закрываться. Потому что в 180 километрах от Москвы государство его не может обеспечить элементарными условиями для развития: чтобы мыть вымя коровам, он должен кипятить воду на плитке, а газа нет. Государство с гордостью произносит слово "импортозамещение", но не развивает инфраструктуру для сельского хозяйства. Разделались с ножками Буша? Прекрасно. Но вот только что-то наших ножек больше не стало. Они просто стали дороже.

Леонид, как вы рефлексируете всю эту историю с запретом ввоза еды? Вы же еще тот гурман. Я вас как-то спросил, что вас способно заставить уехать из России? Вы то ли в шутку, то ли серьезно ответили, что эмигрировать вас может заставить только запрет ввоза в страну хорошего вина…

Леонид Парфенов: А чего тут рефлексировать? Это просто глупость. Мы объявили отечественную войну пармезану. Чушь. Среди всей прочей чуши, которая происходит (выборы, результат которых известен заранее, и так далее), эта чушь тоже логична. И она в общем даже не является самым большим идиотизмом среди этого всего. Она анекдотична. Так от каждой эпохи будет оставаться чего-то анекдотичное. Из предыдущей эпохи останется борьба с безродными космополитами. Было переименование кафе Nord в кафе "Север" на Невском проспекте. Теперь анекдот с пармезаном. Нынешний маразм запомнится вот этим анекдотом.

Елена, среди ваших коллег-рестораторов есть такие, кто из-за этой продуктовой самоизоляции просто-напросто прогорел?

Елена Чекалова: Полно. За этот год в одной Москве что-то около 900 ресторанов закрылось. Большое количество помещений сейчас освободилось. И, кстати, продовольственная самоизоляция ударила прежде всего по демократичным ресторанам. По итальянским заведениям, по пиццериям. Как они могут существовать без пармезанского сыра, без моцареллы? Никак. Кто-то завозит нелегально. Кто-то закрывается. А кто-то делает своими силами нечто похожее на итальянский сыр. Но нельзя пармезан сделать здесь, невозможно. Если мы говорим "российский пармезан", то за это вообще-то могут засудить итальянцы, такая формулировка дискредитирует продукт. Я пробовала все сорта так называемого российского пармезана. С этим нельзя готовить. Вот моцареллу научились копировать лучше.

Запрет на ввоз продуктов введен указом президента с очень тревожной формулировкой: "О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ". Как вы думаете, Елена, что именно из списка запрещенных продуктов угрожает нашей стране больше: мороженые моллюски или мясо крупного рогатого американского скота?

Елена Чекалова: Это казуистика. К безопасности это не имеет никакого отношения. Это не про безопасность. Это про комплексы. Вот вы нам санкции…

– …а мы тогда разбомбим Воронеж!

Елена Чекалова: Да. Так и получилось. Они, прежде всего, ударили по собственному Воронежу, а не по странам ЕС. Ведь за этот год мы – российские рестораторы – практически не подняли цены на еду, мы не можем себе позволить адекватно реагировать на инфляцию, на общую конъюнктуру, не можем поднять цены адекватно курсу доллара. Если мы это сделаем, рестораны будут пустыми. Продавцы одежды в России отреагировали на кризис по-другому, они подняли цены почти в два раза. И продажи упали во столько же раз моментально. Поэтому мы вынуждены терять, чтобы удержать хоть что-то. Это удар государства по собственному бизнесу. По собственному условному и реальному Воронежу, да.

Министр экономического развития Улюкаев, а вслед за ним и премьер Медведев заявили, что если Запад продлит санкционный режим (что уже случилось), то Россия автоматически продлит и продуктовое эмбарго…

Елена Чекалова: Да, только теперь список запрещенки, возможно, расширяется. В него может войти шоколад. Могут войти консервы.

Как вы думаете, сколько еще продлится вот этот обмен любезностями? Наши дети застанут нормальный пармезан в российских магазинах?

Елена Чекалова: Трудно сказать, что наши дети застанут. Но вот то, что у детей наших политиков все будет хорошо, – это точно. Себя-то они ни в чем не ограничивают. Ходят в "Глобус Гурме" и покупают себе все, что запрещают нам.

Жизнь стала дороже, продуктов меньше, но никаких серьезных волнений по этому поводу в стране не случилось. Наоборот. Согласно опросу ВЦИОМа от 22 августа 2014 года, 84 процента россиян поддерживают продовольственное эмбарго и считают, что оно принесет стране пользу.

Елена Чекалова: У нас специфический народ. Прежде он думает о родине, а уже потом о себе. Будто родина – это не люди, а кто-то и что-то другое. Нас целый век воспитывали таким образом, что думать о себе – это мещанство. Нам все годы советской власти говорилось, что нужно терпеть ради счастья будущих поколений. И до сих пор в людях это сидит. Люди не могут сказать: "Знаете что? Да пошли вы в жопу. Я хочу жить по-другому". Мы как-то забыли, что благополучие нормального и здорового государства складывается из благополучия каждого гражданина. Но вообще, мы сейчас говорим о продовольственной самоизоляции России, а есть же еще медицинская самоизоляция. И вот она куда страшнее для наших граждан.

Когда я был маленьким, папа привозил из Польши (в которую он по большому блату ездил в командировки) жвачки, маргарин и шоколадки. И мне с маленьким братом их по большим праздникам потом выдавали. Сейчас 2015 год, у меня у самого маленький ребенок. И я недавно из Латвии привез чемодан пармезана. Как-то закольцовывается…

Елена Чекалова: И мы с Леней возим в чемоданах сыр домой. История России любит кольцевую композицию, да.

Леонид Парфенов: Возим-возим. Последний раз привез шесть килограммов пармезана. Без него нельзя сделать нормальную пасту. Без пармезана нет пиццы. Пармезан является незаменимой приправой. Пармезан после нагревания не тянется. В промышленных количествах не навозишься, но для личного потребления можно.

Елена, и все-таки должна же быть хоть какая-то выгода вам от этих продуктовых санкций? Вы же позиционируете себя как ресторатор, который интерпретирует свои впечатления от заморской кухни с помощью русских продуктов.

Елена Чекалова: Какая-то выгода есть, да. В частности, эмбарго заставило меня относиться к отечественному продукту как к творческому материалу. Например, раньше мне никогда в голову не приходило что-либо делать из черноморских рапанов. Вообще-то это мусор, чем больше ты их выловишь, тем чище будет море. Но что делать, если нет других моллюсков? Мы сегодня делаем три разных блюда из рапанов. Восхитительные, надо отметить, блюда. Мы придумали, как их здорово можно приготовить. Эмбарго лично меня заставило под лупой разглядывать то, что есть под рукой. Но деньги мы потеряли. И, что совсем раздражает, нам государство дало понять, что мы никто, оно сказало прямым текстом: будете есть то, что мы скажем, а не то, что вы хотите.

Россия запретила ввоз рыбы, овощей, мяса, орехов, молочных продуктов, фруктов из ЕС, США, Австралии и Норвегии. Что из этого вы, как гурман, оплакиваете больше всего?

Елена Чекалова: Тяжелее всего было расставаться с нормальными морепродуктами. У нас есть свой Дальний Восток. Но опять подводит логистика. Из Парижа ближе и дешевле везти, чем с Камчатки. В итоге цена на средненький российский гребешок такая же, как на самый лучший французский. Вот и все. 

А почему это российский гребешок средненький, а французский хороший?

Елена Чекалова: Изначально отечественный гребешок не средненький, в море он такой же хороший, как и французский. Но приезжает в Москву он уже средненьким, потому что у нас просто нет технологии замораживания морепродуктов. Морского гада нужно правильно заморозить в тот самый момент, в который его поймали. Тогда он сохранит вкус. У нас гребешок сначала поймают, потом отвезут на берег, потом заморозят, потом перевезут в Москву, потом заново заморозят. И на тарелку вам положат безвкусную дрянь. Французы так со своими гребешками не поступают. Качественную заморозку морепродуктов в России могут обеспечить очень ограниченное количество компаний. Рестораторы за ними охотятся.

Какие у вас планы? Вы собираетесь развивать ресторанный бизнес в России? Или, может быть, где-то еще?

Елена Чекалова: Я бы хотела что-то еще сделать. Но своих денег на открытие нового ресторана у меня нет. Будут инвестиции – сделаю. Я могу придумать ресторан, даже в ситуации эмбарго. Но конъюнктура для ресторанного бизнеса не очень хорошая. Мягко говоря. Многие крупные инвесторы, которые много лет занимаются ресторанами в России, сейчас меняют направление: они открывают рестораны в Германии, в Англии, в Гонконге, но не в Москве. Увы.

Текст svoboda.орг

Фотографии Елены Чекаловой. Фейсбук

Оставьте свой голос:

1321
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

tatuana
tatuana
Показать комментарий
Olivka-oliva
Olivka-oliva

tatuana, Мне показалось, что они больше жалеют об ограничении свободы выбора.

Kvinta
Kvinta
Показать комментарий
poncheg-
poncheg-

Kvinta, а вы думаете, что Россию просто так зачмырили всем евросоюзом и ко?) бедные мы, несчастные..))

Kvinta
Kvinta
Показать комментарий
poncheg-
poncheg-

Kvinta, а до этого что было? что произошло? какую ошибку совершила Россия, за что ее позволили скопом зачмырить? (подвожу к главной логической точке, с которой все началось, не просто же так на бедную Россиюшку все набросились)

Kvinta
Kvinta
Показать комментарий
poncheg-
poncheg-

Kvinta, в интересах тех людей, которые ходят в Глобус Гурме, вы хотите сказать.
У вас во всем виноваты Штаты априори, какой тут диалог может быть...

Kvinta
Kvinta
Показать комментарий
djemmillyana
djemmillyana
Показать комментарий
Kvinta
Kvinta
Показать комментарий
avosurt
avosurt

poncheg-, собрались как-то немолодые ребята на саммите и обсудили - кто как экономику будет поднимать и чем они друг-другу в этом вопросе могут помочь)

poncheg-
poncheg-

Kvinta, подсказка: на "аннексия" начинается...

Kvinta
Kvinta

poncheg-, ну да, если России вернуть свое - то "аннексия", а если американцам и их союзникам, причем даже не вернуть свое, а хапнуть чужое, то "восстановление исторической справедливости".
Современным Миром правят двойные стандарты, знаем, прямо сейчас проходим: у нас в Одессе 48 людей живьем сжечь - так ничего, тихонько в тряпочку молчат, хотя до сих пор никто не наказан за этот ужас, в Киеве пристрелили оппозиционного Бузину - тоже норм, а как в Москве застрелили никому не мешавшего Немцова - сразу ор на весь Мир.

helga1
helga1

Kvinta, "вернуть свое"))) юмор у вас. так каждый вор и грабитель может сказать: "я не украл. а вернул свое".

SNAT4
SNAT4

poncheg-, почитайте про панамский конфликт )))
И скажите , Вам это ничего не напоминает ?
Ну кроме последствий , разумеется -Америка против себя санкции вводить не может , разумеется ))

Powodzenia
Powodzenia
Показать комментарий
Nasstique
Nasstique

Olivka-oliva, Сколько уже было сказано про санкции, сколько мозолей на языках натерли из-за никому ненужного пармезана и хамона (которые как были, так и есть в магазинах), но у этой медали, как оказалось, есть сторона гораздо хуже. Наткнулась тут на статью о том, что из аптек уже давно и в геометрической прогрессии исчезают лекарства первой потребительской корзины (а именно - препараты, входящие в список ЖНВЛП). Посерфила интернет глубже и стало как-то не по себе. Потому как если о продуктовых санкциях орут все, кому не лень, то о вещах, которые гораздо важнее гребаных устриц и картошки из Египта, в СМИ как-то странно умалчивают. В частности, один из источников вещает "официально санкции не распространяются на лекарственные препараты, но, к примеру, Германия в одностороннем порядке прекратила поставки ряда лекарств без объяснения причин".
Есть подозрение, что эффект снежного кома таки возымеет свое действие и в ближайшем времени рупор СМИ таки пробьет, когда ситуация будет уже более чем очевидна, но факт остается фактом. Куда теперь деваться больным и пенсионерам, кому необходимые лекарства не просто не на что, а тупо негде купить? Вот это подлость, низость и удар исподтишка в прямом смысле.
Зато Крым наш, говорите...

karay
karay
Показать комментарий
Chica-sol
Chica-sol

karay, поэтому мы решили дать им этот повод ровно в тот момент, когда СОВЕРШЕННО не готовы к этой ситуации и не занимались развитием собственной промышленности, какие мы умные, а?))) Кстати, раз мы совершенно к ней не готовы, значит ее не прогнозировали? Значит нет никакой войны, которая идет давно(с)? Вы считаете себя умнее чуваков из Кремля?))

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Сыну Ким Кардашьян Сейнту исполнился один год: поздравления с днем рождения от звездных родственников
Фанаты Леди Гаги после ее выступления заговорили о том, что певица сделала пластическую операцию
Приемная дочь Мадонны завоевала четыре медали на соревнованиях по спортивной гимнастике
Рената Литвинова в Лондоне: встреча с Диной Корзун, новая шляпка и другие приключения
Во всей красе: обнаженный Том Харди в новогоднем номере Esquire
Instagram недели: американец и его кот творят странные вещи
Конкурс на SPLETNIK.RU: выиграйте билеты на концерт группы "Моя Мишель"
СМИ: Анастасия Стоцкая ждет второго ребенка
Любовь по-французски: Марион Котийяр и Гийом Кане в Париже
Кендалл Дженнер в видеоролике журнала Love помогает скрасить ожидание праздника
Сиенна Миллер, Вин Дизель и другие гости Юрия и Юлии Мильнер на вручении научной премии
Готовимся к главной ночи года вместе с "Эконика": новогодняя коллекция обуви и аксессуаров
Учимся держать ракетку: Алла Пугачева опубликовала забавное видео с дочерью Лизой
Что у вас в бардачке: Инна Маликова о своей машине
Змея-искусительница: Кайли Дженнер в объективе Терри Ричардсона
Кристина Орбакайте, Валерия Гай Германика и другие на бьюти-девичнике
Дженнифер Энистон на шоу Saturday Night Live: "Пора забыть о сериале "Друзья!"
Том Круз и Рассел Кроу пытаются остановить пробудившееся зло в первом трейлере блокбастера "Мумия"