Контент опубликован пользователем сайта

Про кино

Игра престолов

9
Игра престолов

Тирион Ланнистер:

К чему богатство, если ты можешь рассмешить женщину.

То, что есть, легко спутать с тем, что должно быть. Особенно если первое вам выгодно.

— У Станиса больше пехоты, больше кораблей, больше лошадей... А что есть у нас?
— Ваш ум, которым вы всё время хвастаете.
— К сожалению, убивать с его помощью я пока не умею.
— Это хорошо, иначе я остался бы без работы.

Долг каждого мужчины — надраться на собственной свадьбе.

— Вы хотите трахнуть девку Старков. Просто не хотите этого признать.
— Я плачу тебе не за подлые мысли в моей голове. Подлые мысли уже там, и компания им не нужна.
— Вы платите мне за убийство тех, кто вам мешает. За подлые мысли я денег не беру.

Правитель, убивающий преданных ему, никак не внушает преданность.

Убийство и политика — это не всегда одно и то же.

— Бесспорно, брат мой тщеславный, — откликнулся Тирион Ланистер. —Отец — просто олицетворение жадности, а сестра Серси ночью и днем жаждет власти. Но сам я невинный, как ягнёнок. Хотите мекну?

— Сильные всегда угнетают слабых, ведь именно так сильными и становятся.
— Возможно. А возможно, мы настолько к этому привыкли, что не видим других путей.

Тост. За славных отпрысков дома Ланнистеров: карлика, калеку и матерь безумца.

Ум заостряется от книг, словно меч.

— Тирион из дома Ланнистеров, королева-регент обвиняет вас в убийстве короля. Вы убили короля Джоффри?
— Нет.
— А ваша жена леди Санса?
— Мне это неизвестно.
— Как же, по-вашему, он умер?
— Подавился пирогом с голубями...
— Значит, вы обвиняете пекарей?
— Да хоть голубей, только меня оставьте в покое!

— Я желаю... признаться.
— Ты желаешь признаться?
— Я спас вас. Я спас этот город и ваши ничтожные жизни. Нужно было позволить Станнису убить вас всех.
— Тирион! Ты желаешь признаться?
— Да, отец. Я виновен. Виновен. Ты же это хотел услышать?
— Ты признаешься, что отравил короля?
— Нет, в этом я не виновен. На мне есть более чудовищная вина. Я виновен в том, что я карлик.
— Тебя судят не за то, что ты карлик.
— О, наоборот. Меня судят за это всю мою жизнь.
— Тебе нечего сказать в свою защиту?
— Только одно, я этого не делал. Я не убивал Джоффри, но мне жаль, что я этого не сделал. Видеть, как умирает ваш злобный бастард, мне было приятнее, чем ласки тысячи лживых шлюх. Жаль, что я не то чудовище, которым вы меня считаете. Жаль, что у меня нет яда для всех вас. Я бы с радостью отдал жизнь, чтобы посмотреть, как вы корчитесь.
— Отведите заключенного в камеру.
— Я не собираюсь умирать за убийство Джоффри. Я знаю, что здесь правосудия мне не дождаться, так что пусть боги решают мою судьбу. Я требую суда поединком!

— Ты больше не имеешь права ее мучить.
— Я могу мучить кого угодно. Запомни это, маленькое чудовище.
— О, чудовище! Может, тебе тогда стоит быть повежливее? Чудовища опасны, а короли нынче мрут как мухи.

— У вас будут две женщины и собственное королевство.
— Две женщины, презирающие меня, и целое королевство, согласное с ними.

— Я слышал, вы многим обязаны этому юноше.
— Только моей жизнью. Так что, боюсь, не очень уж и многим.

— Ты умный человек, но ты и вполовину не так умён, как думаешь.
— И при этом всё равно умнее тебя.

— Таргариены строили город, чтобы выдержать осаду — или бежать в случае необходимости.
— Я не сбегу. Звучит странно, но я — капитан этого корабля. И если он пойдёт ко дну, то и я — тоже.
— Рад это слышать. Хотя наверняка многие капитаны говорят то же самое, пока их корабль на плаву.

Я не задеваю вашу честь, лорд Янос. Я отрицаю её наличие.

Суд поединком: чтобы признать человека виновным или невиновным в глазах Богов, двое других рубят друг друга на куски. Это многое говорит о Богах.

— Мы рады, что ты не умер.
— Я тоже, дорогая. Смерть скучна, особенно сейчас, когда в мире столько всего происходит.

— Слухи о твоей смерти были безосновательны.
— Прости, что разочаровал.

— Как бы ты хотел умереть, Тирион, сын Тайвина?
— В собственной постели? Лет в восемьдесят? С вином внутри и девичьем ртом на члене?

Владыка Света хочет, чтобы врагов сжигали, Утонувший Бог— чтобы их топили. Почему все боги такие жестокие скоты? Где Бог титек и вина?

Надев на пса корону, на цепь его уже не посадишь.

— За Эйегона. Удачливый был малый, нечего сказать. Две сестры, две жены, три больших дракона — чего еще желать человеку?

— Твой брат не сдался бы в плен так легко.
— Мы с Джейме кое в чем отличаемся. Он храбрый, а я симпатичный.

Пусть я коротышка, но не боюсь смотреть врагам в лицо.

— Это Тирион, из дома Ланнистеров. Он убил твоего отца. Он убил десницу короля.
— О! И его я тоже убил? Трудился не покладая рук.

Я вечное разочарование для моего отца, но смирился с этим.

Если уж быть калекой, то лучше богатым.

С вином в желудке и жизнь краше.

Я — пьяный и похотливый. Я — бог титек и вина. Пожалуй, я возведу себе алтарь.

Смерть подводит окончательный итог, в то время как жизнь полна возможностей.

— Вы — Тирион Ланнистер, брат королевы?
— Мое высочайшее достижение.

Все карлики — бастарды в глазах отцов.

Позволь дать тебе совет, бастард. Никогда не забывай, кто ты — ведь другие не забудут. Носи это как броню, и тогда они не смогут тебя ранить.

Серсея Ланнистер:

Слишком часто порочные богачи недостижимы для правосудия.

— Я говорю им, что особенных не бывает, и они считают меня особенным за мои слова.
— Возможно, они правы.
— Было бы удобно верить в это, не так ли?

— Отложите перо, дорогая. Мы обе знаем, что вы ничего не пишете.
— О, да. Острая на язычок Королева Шипов.
— И слабая на передок королева Серсея.

Как можно быть настолько поглощённым раздумьями о семье, но не замечать, что в этой семье творится?

Какой прок от власти, если ты не можешь защитить дорогих тебе людей?

Надеюсь, однажды ты полюбишь кого-то. Полюбишь так сильно, что, закрыв глаза, ты будешь видеть её лицо. Я желаю тебе этого. Я хочу, чтобы ты узнал, какого это — любить всем сердцем. Прежде чем я заберу её у тебя…

— Ты умный человек, но ты и вполовину не так умён, как думаешь.
— И при этом всё равно умнее тебя.

— Может, за Пейтом послать? Мне твоя воля не указ. Ты мой сын.
— Я еще и король. Маргери говорит, что короля все должны слушаться. Я хочу, чтобы завтра оседлали моего белого скакуна и чтобы сир Лорас поучил меня атаке с копьем. Еще хочу котенка и не хочу есть свеклу, — король, завершив свою речь, скрестил руки на груди.

Дурочка. Слезы — не единственное оружие женщины. Между ног у тебя есть другое, и неплохо бы научиться пользоваться им. Мужчины-то орудуют своими мечами вовсю — мечами обоего рода.

Чем больше людей ты любишь, тем ты слабее.

Это и значит править. Лежать на постели из сорняков и вырывать их один за другим, прежде чем они задушат тебя во сне.

– Когда мы с Джейме были маленькими, мы были так похожи. Даже отец не мог нас различить. Я не могла понять, почему с нами обращались по-разному? Джейме учили сражаться на мечах, с копьем, с булавой. А меня учили улыбаться, петь и очаровывать. Он был наследником утеса Кастерли, а меня продали какому-то чужаку словно лошадь, чтобы он ездил на мне, когда захочет.
– Вы были королевой Роберта...
– А ты будешь королевой Джофри! Наслаждайся.

Женщинам нет равных в жестокости, когда дело касается их товарок.

В игре престолов побеждают или погибают. Третьего не дано.

Ради детей мы иногда идем на крайности.

Нелюбимая жена — лучший друг виноторговца.

Любой, кто не из нашей семьи — наш враг.

— У тебя есть дети. Много счастья они тебе принесли?
— Не очень. Но если бы не мои дети, я бы давно бросилась из башни Красного замка.

Хороший король понимает, когда копить силы, а когда сокрушать врагов.

Пока Эйрис Таргариен сидел на Железном Троне, твой отец был мятежником и изменником. Когда ты займешь трон, правдой станут твои слова.

Тайвин Ланнистер:

Люди любят винить демонов, когда их великие планы рушатся.

Мудрый король понимает, что он знает, а чего не знает.

Достойный человек сделает все возможное для укрепления своей семьи.

Дом, для которого прежде всего семья, всегда победит тех, кто потакает прихотям и капризам сыновей и дочерей.

Избавляясь от одного врага, мы наживаем ещё двоих.

— Это моя последняя война... выиграю ли я её или проиграю.
— А вам раньше приходилось проигрывать войны?
— Думаешь, я стал бы тем, кто я есть, если бы проигрывал войны?

Он рискнёт чем угодно и когда угодно, потому что слишком мало знает, чтобы бояться.

Знаешь, что такое наследие? Это то, что ты передаёшь своим детям и детям своих детей. Это то, что от тебя останется, когда ты умрёшь.

Если у солдат отсутствует дисциплина, вина лежит на их командире.

Мы все умрем и будем гнить в земле. Но наше имя будет жить. Оно останется в веках. Не твоя честь и твоя слава, а честь семьи.

Льва не должно интересовать мнение овец.

Джейме Ланнистер:

— Прежним тебе не быть.
— Нет. Но если я всё равно останусь лучшим, то это не так важно.

А про Ренли — это не сплетни. О его наклонностях знал весь двор. Жаль, что трон сделан не из членов, он бы оттуда не слезал.

— Будет больно.
— Я буду кричать.
— Будет очень больно.
— Я буду кричать громко.

Храбро сражаться за проигравших достойно восхищения, но сражаться за победителей гораздо более выгодно.

— Вы не рыцарь! Вы нарушили все свои клятвы.
— Клятв так много. Только и делаешь, что клянёшься. Защищай короля, слушайся короля, слушайся отца, защищай невинных, охраняй слабых. А если твой отец презирает короля? А если король убивает невинных? Слишком много обязательств. Что ни делай, какую-нибудь клятву да нарушишь.

Ты сам говорил мне, отец, что слезы у мужчины — признак слабости. Поэтому не жди, что я стану плакать по тебе.

На моей броне нет царапин не потому, что я никогда не дрался, а потому, что я никогда не давал ударить себя.

Люди всегда требуют правды, но она редко приходится им по вкусу.

— Если ваши боги настоящие и справедливые, почему тогда мир полон несправедливости?
— Из-за таких людей, как вы.
— Таких, как я, нет, я один такой.

Странное чувство: изрубить кого-то в первый раз, и обнаружить, что мы просто мешки, набитые мясом, кровью и костьями.

Десницы много работают и слишком рано умирают.

Роберт Баратеон:

— Мы превосходим их числом.
— Какое число больше? Пять или один?
— Пять.
— Пять *показывает раскрытую ладонь*
Один *показывает кулак* Единая армия, настоящая, под единым началом, с единой целью. После смерти Безумного Короля у нас нет цели. Теперь у нас куча армий, у каждого кто готов платить. И у всех разные цели. Твой отец хочет владеть миром. Недд Старк хочет сбежать и спрятать голову в снег..

— Значит это мы объединяем страну все семнадцать лет? Ты не устаешь?
— Каждый день.
— И сколько мы протянем на одной ненависти?
— Ну семнадцать лет мы протянули.

— Не будь я королем, ты бы мне сейчас врезал.
— Теперь ты носишь корону, и я уже не могу тебе врезать.

— Ты запятнаешь свою честь.
— Честь?! Я правлю Семью Королевствами. Один король — семь королевств! Думаешь, честь сохраняет мир? Нет, это страх. Страх и кровь.

— Лорд Эддард Старк, я желаю назначить тебя Десницей короля.
— Я не достоин такой чести.
— Я не оказываю тебе честь. Я хочу, чтобы ты правил государством, пока вино, еда и шлюхи загоняют меня в могилу.

Джоффри Баратеон:

— Я — король. Я накажу тебя.
— Обычно «Я — король» заявляют те, кто королем не являются.

Все умные женщины делают то, что им велено.

Эддард Старк:

Вы росли среди актеров. Вы учились лицедейству и отлично постигли это ремесло. Но я вырос среди воинов. И уже давно научился принимать смерть.

— В войнах побеждает золото, а не солдаты.
— Почему же королем стал Роберт, а не Тайвин Ланнистер?

— Вы просто солдат, да? Получаете приказ и выполняете? Думаю, в этом есть смысл. Ваш старший брат был лидером, а вас учили подчиняться.
— Меня также учили убивать моих врагов, ваша милость.

Тот, кто выносит приговор, сам заносит меч.

— А завтра я буду ловить кошек.
— Кошек? Сирио велел?
— Фехтовальщик должен учиться у кошек. Они тихие, как тени, и легкие, как перья. Чтобы их ловить, нужна ловкость.
— В этом он прав.

— Послушай. Ты же из Старков Винтерфельских. Ты знаешь наш девиз...
— Зима близко.
— Ты родилась долгим летом и не знала ничего другого, но зима и правда близко. А зимой мы должны защищать друг друга, беречь друг друга...

Безумец видит то, во что верит.

С дочерьми тяжелее, чем на войне.

— Как он мог так растолстеть?
— Он прекращает есть только для того, чтобы выпить.

Я не участвую в турнирах, чтобы противники не знали, чего от меня можно ожидать.

Робб Старк:

— Три победы — это ещё не выигранная война.
— Но это лучше, чем три поражения.

Если бы каждый отвечал за действия всех дальних родственников, сир Алтон, то в живых бы никого не осталось.

— Сегодня я послал на смерть две тысячи человек.
— Барды сложат песни об их жертве.
— Да. Но мертвые не услышат их.

Кейтилин Старк:

— У меня нет выбора.
— Мужчины всегда говорят так, когда их зовет честь. Говорят своей семье. И даже себе. Но у тебя есть выбор, и ты его сделал.

— Видеть такое в десять лет... слишком рано.
— Он не вечно будет ребёнком. А зима близко.

Все мы в конце концов станем песнями — если посчастливится.

Санса Старк:

Учтивость — доспехи дамы.

— Если мне грозит смерть, пусть я умру, пока от меня еще что-то осталось. 

 Я должна быть столь же сильной, как моя леди-мать. 

-Скажи мне правду, ты хочешь разорвать это помолвку?
-Я верна королю Джоффри . Это моя единственная любовь..

Арья Старк

— Красный бог — единственный истинный бог. Ты видела его силу. Когда он приказывает, мы подчиняемся.
— Для меня он не истинный бог.
— Нет? Кто же тогда твой бог?
— Смерть.

– Пёс пытался меня продать, но был ранен в поединке. Он умолял меня убить его, но я отказалась. И оставила его в горах умирать. Мне хотелось, чтобы он страдал. Я его ненавидела. Ненавидела! Это не ложь!
– Девочка лжет мне, Многоликому богу, себе.

— Говорят, его нельзя убить.
— И ты в это веришь?
— Нет, милорд. Убить можно любого.

— А завтра я буду ловить кошек.
— Кошек? Сирио велел?
— Фехтовальщик должен учиться у кошек. Они тихие, как тени, и легкие, как перья. Чтобы их ловить, нужна ловкость.
— В этом он прав.

— У всех хороших мечей есть имена.
— Пусть Санса забирает швейные иголки, а у меня будет своя Игла.

— Ты молишься богам?
— Да. Старым и новым.
— Есть только один бог, и имя его — смерть. А смерти мы говорим только одно — «Не сегодня».

Джон Сноу

Восемь тысяч лет мы клялись защищать королевства людей... и восемь тысяч лет нарушали эту клятву, потому что Одичалые — тоже люди.

— Она тебя любила.
— Она так сказала?
— Нет. Она только и говорила о том, как тебя прикончит. Вот как я догадался.

— Я бы хотел взглянуть на тебя в шёлковом платье.
— Да ну?
— Чтобы сорвать его с тебя.
— Порвёшь моё милое шёлковое платье — получишь в глаз.

— Но я... всегда хотел быть разведчиком.
— А я хотел быть волшебником

— Они ненавидят меня, потому что я лучше их.
— Нет, они ненавидят тебя потому, что ты ведёшь себя так, как будто считаешь себя лучше их.

Игритт

Ты ничего не знаешь Джон Сноу

Ты мой. А я твоя. Погибнем, значит погибнем. Но сначала мы поживем.

Дейенерис Таргариен

— Вы обещали, что меня не тронут!
— Я обещала. Но мои драконы не дают обещаний. А Вы угрожали их матери

Почему люди должны верить королеве, которая не держит своих обещаний?

Огонь не может убить дракона.

Признать свой страх— это смело.

— Хижины... Из глины и навоза. И в них живут эти дикари.
— Теперь это мой народ. Не называй их дикарями.

— Иногда лучше ответить на несправедливость милосердием.
— Я отвечу на несправедливость справедливостью.

Следующий раз, когда ты поднимешь на меня руку, будет последним, когда руки у тебя вообще были.

Не мне вы обязаны свободой. Я не в силах дать её вам — ведь ваша свобода не принадлежит мне. Она принадлежит вам — и только. Если вы хотите её вернуть – возьмите её сами.

— Может быть, они не желали, чтобы их завоевывали?
— Вы не завоевали их. Вы их освободили.
— Люди привыкают к своим цепям.

— У нас нет причин брать этот город.
— Сколько рабов в Юнкае?
— 200 тысяч, если не больше.
— Тогда у нас есть 200 тысяч причин взять Юнкай.

Я поклялась, что их враги умрут в муках... как заставить голод мучиться?

Петир Бейлиш

Каждый смелый ход — это риск.

Знайте свои сильные стороны, используйте их мудро, и один человек может стоить десяти тысяч.

В мире нет справедливости. Мы сами вершим её.

Если хочешь построить дом получше, сначала надо снести старый.

— Лорд Бейлиш, похоже, я зря не доверял вам.
— Недоверие ко мне — ваш самый мудрый шаг с тех пор, как вы приехали сюда.

Ваша светлость, я живу, чтобы служить.

Не беспокойся о своей смерти, беспокойся о своей жизни. Распоряжайся своей жизнью столько, сколько она продлится.

Человека без мотива никто не заподозрит. Запутывай своих врагов. Если они не узнают кто ты и чего хочешь, то не угадают твой следующий шаг.

Многое может случиться между «сейчас» и «никогда».

Деньги покупают молчание лишь на время. Стрела в сердце покупает его навсегда.

Будь война арифметикой, миром правили бы математики.

Хаос — это не провал. Хаос — это лестница. Многие пытались взойти на неё, но оступались и уже не пытались вновь. Падение ломало их. У других был шанс взойти наверх, но они отказывались, продолжая цепляться за власть, за Богов или за любовь. Всё это иллюзии. Реальна лишь лестница, и важен лишь подъем наверх.

— Это мой корабль. Не самый быстроходный, зато мой. Я всегда хотел корабль... теперь я хочу дюжину. Странно, правда?
— Что именно?
— Чего бы мы ни хотели — получив это, мы хотим чего-то ещё.

Посмотри вокруг, мы здесь все лжецы, и каждый из нас лжет лучше тебя.

Помириться можно лишь с врагами. Для этого и существует мир.

— Но это же измена.
— Только если мы проиграем.

Только признав, кто мы есть — мы получим, чего хотим.

Незнание очень часто убивает.

Бордели — более выгодное вложение, чем корабли. На мой взгляд. Шлюхи редко тонут.

Человеку с тугим кошельком дозволено все.

Лорд Варис

Любому глупцу может повезти получить власть с рождения, но пробиться к ней самому не простая работа.

Если всем правят люди  с мечами, зачем мы притворяемся, что власть принадлежит королям?

— Сильные всегда угнетают слабых, ведь именно так сильными и становятся.
— Возможно. А возможно, мы настолько к этому привыкли, что не видим других путей.

Властью обладает тот, кто убеждает в ней остальных.

Содержимое чужих писем гораздо ценнее содержимого чужих кошельков.

Он спалил бы эту страну дотла ради возможности править над пеплом.

— Таргариены строили город, чтобы выдержать осаду — или бежать в случае необходимости.
— Я не сбегу. Звучит странно, но я — капитан этого корабля. И если он пойдёт ко дну, то и я — тоже.
— Рад это слышать. Хотя наверняка многие капитаны говорят то же самое, пока их корабль на плаву.

Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.

— Скажи мне, Варис... кому ты на самом деле служишь?
— Королевству, милорд. Кто-то же должен.

Ручной волк полезнее мертвого.

— Что за безумие заставило вас сказать королеве, что вы знаете правду?
— Безумство милосердия. Чтобы она могла спасти детей.
— Ааа, детей... Страдают всегда невинные. Роберта убило не вино и не кабан. Вино притупило реакцию, кабан распорол живот, но убило короля ваше милосердие.

Красота — вещь субъективная.

Одни двери навсегда закрываются, а другие открываются в самых неожиданных местах.

Нам, как правителям, иногда приходится совершать подлости во благо государства.

Мелисандра

Все мы делаем выбор. Мужчины и женщины, дети и старики, лорды и крестьяне. Выбор у всех одинаков. Мы выбираем свет или тьму. Мы выбираем добро или зло.

Ночь темна и полна ужасов.

Есть только одна битва — между жизнью и смертью.

— На настоящей войне в девяти случаях из десяти побеждает тот, чьи силы больше.
— Значит, мы — десятый случай.

Мужчины не вожделеют того, что имеют.

Тени во тьме не живут. Они слуги света, дети огня. И чем ярче пламя, тем они темнее!

Есть только одна преисподняя, и мы в ней живем.

Станнис Баратеон

— Ты стыдишься меня, отец?
— Когда ты была младенцем, в Драконий Камень заехал торговец из Дорна. Товар у него был неважный, кроме одной деревянной куклы. Он даже сшил для нее платьице в цветах нашего дома. Без сомнения, он прослышал о твоем рождении и посчитал, что молодой отец — легкая добыча.
Как сейчас помню твою улыбку, когда я положил куклу в колыбель. Как ты прижала ее к щеке. Было уже слишком поздно, когда мы сожгли эту куклу. Мне сказали, что ты умрешь. Или, того хуже, серая хворь не будет спешить. Позволит тебе подрасти и познать мир, а потом разом его у тебя отберет. Все советовали отослать тебя в руины Валирии доживать свой короткий век с каменными людьми, пока хворь не расползлась по замку. А я послал их всех в пекло. Я созвал всех мейстеров страны. Каждого целителя, каждого лекаря. Они остановили болезнь и спасли твою жизнь. Ты не заслуживала того, чтобы оказаться на краю света среди прóклятых каменных людей. Ты принцесса Ширен из дома Баратеонов... И ты моя дочь.

Маргери Тирелл

Порой жестокость — цена величия.

Называть себя королём не значит стать им.

 

Оленна Тирелл

— Тебе нравится, бабушка?
— Ещё одна золотая роза. Как оригинально. Я ем с тарелок с клеймом розы, я сплю на вышитых розами простынях. Золотая роза даже на моём ночном горшке, будто он от этого лучше пахнет. Розы навевают скуку, милая. «Вырастая, крепнем!» — самый унылый девиз среди всех домов. «Зима близко!» — вот такое вряд ли забудешь. «Мы не сеем» — сильно звучит! Таких домов опасаются! Лютоволки, кракены — свирепые чудища, а золотая роза вырастая, крепнет? Сердца застыли в ужасе.

Лорд Уолдер Фрей

Ваша милость. Я пренебрегаю своим долгом. Я дал Вам пищу, вино и музыку, но так и не показал своего гостеприимства. Мой король женился, и я задолжал новой королеве подарок. (перед резней)

Теон Грейджой

Лучше слыть жестоким, чем слабым.

— Море у меня в крови.
— Твоя кровь окажется в море, если я не буду видеть, куда еду.

Джорах Мормонт

Считать всех своих врагов чистым злом очень заманчиво, но в любой войне с каждой стороны есть и добро, и зло.

Те рабы, которых вы освободили, ничего не видели в жизни, кроме жестокости. Если хотите научить их чему-то другому, придётся это показать на личном примере.

В каждом человеке скрывается зверь, и он вырывается наружу, если вложить человеку меч в руку.

Даже храбрейшие люди боятся смерти.

Рамси Болтон

Извинения ничего не значат, если не смотреть в глаза.

У голого человека секретов немного — а у ободранного их и вовсе нет.

Благодарочка за внимание!

 

Оставьте свой голос:

401
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Zanoza
Zanoza

сама не знаю, как так получилось, но все мои любимые персонажи этого сериала - мерзавцы :)

queenbitch
queenbitch

и мои ;)))

cotenok777
cotenok777

Zanoza, у меня тоже самое)))обожаю всех Ланнистеров ( Джейми с Серсеей в особенности) и тащусь от Мизинца)) эти персонажи настолько яркие и интересны своей противоречивостью,что хорошие на их фоне меркнут))хотя мне все же нравится Санса,она хоть и плачет все время, но милаха такая))

cotenok777
cotenok777

Zanoza, еще мне очень Маргери нравится)) только никак не пойму,почему сценаристы не дают ее персонажу больше раскрыться(такую актрису чудесную знаменитую подобрали на эту роль,а персонаж просто время просиживает))я щас на 5 сезоне на 2 серии,может я чето не знаю еще))

tomiris
tomiris

Гифка Кейтилин и Болтана из КС же? у меня аж сердце за болела, какая была сцена, также жалко было Старков. Но я надеюсь, что волки еще на Север. И да, мне кажется, что Рамси или Руси в следующим сезоне выпилят, чем я буду очень рада.
Тирион крут!!!

Kuz
Kuz

Люблю Тириона, сил моих нет:) Спасибо за такой крутой пост, надо начинать пересматривать перед следующим сезоном, чтоб вспомнить на чем там все закончилось:)

TSVETOCHEK
TSVETOCHEK

У Вариса и Петира самые крутые цитаты) не без удовольствия наблюдаю за Петиром, так интересно, с чем он станется в конце

AnkavankaGreGre
AnkavankaGreGre

Очень нравятся диалоги в ИП. А в книгах иногда вслух читаю с интонацией бгг))

nva
nva

Спасибо за проделанную работу....очень хорошая подборка...с нетерпением жду новый сезон..

Сейчас на главной

73-летний Мик Джаггер стал отцом в восьмой раз
Марат Башаров с бывшей и нынешней женой, Михаил Ефремов и другие на презентации сериала "Пьяная фирма"
"Спасатели Малибу:" Дуэйн Джонсон, Зафк Эфрон и другие в первом трейлере
Итоги года от "Яндекс": "Физрук", "Игра престолов" и другие самые запрашиваемые сериалы
Анджелина Джоли просит Брэда Питта помочь найти нового психотерапевта для их детей
Экс-жених Софии Вергары Ник Лоеб снова подал на нее в суд — от имени эмбрионов их детей
48-летняя Кайли Миноуг с 28-летним женихом Джошуа Сассом в лондонском ресторане
Конкурс на SPLETNIK.RU: кто идет на концерт группы "Моя Мишель"
Под мальчика: Холли Берри сделала короткую стрижку
Эмили Ратажковски в смелой съемке рождественского календаря Love
Тренд: Кендалл Дженнер, Кейт Мосс, Мирослава Дума и другие восстанавливают репутацию леопардового пальто
"Викинг": Данила Козловский, Светлана Ходченкова и Александра Бортич в финальном трейлере
Друзья опровергают слухи о разводе Ким Кардашьян и Канье Уэста
Светские все на открытии бутика Christian Louboutin: Айсель Трудел, Екатерина Мухина и другие
Предшественницы Мелании Трамп: Джеки Кеннеди, Мишель Обама и другие первые леди США
Дженнифер Энистон, Кэти Перри, Оливия Манн на премьере фильма "Новогодний корпоратив"
Эллен ДеДженерес поспорила с Натали Портман на тысячу долларов, что у нее родится девочка
Оливия Уайлд, Наоми Уоттс и другие на премьере мини-мюзикла "Щелкунчик"