Контент опубликован пользователем сайта

Про кино

Санса

35
Санса

По слухам новая книга выйдет только в апреле 2016. Как мы знаем автор иногда выкладывает спойлерные главы. Недавно прочитала главу про Сансу Старк. И приятно было увидеть как автор развил этого персонажа. Не буду полностью выкладывать текст, а только некоторые моменты. Полную версию главы можно прочитать на официальном сайте. Там еще есть про Арью, Теона и тд. Она читала своему маленькому лорду сказку о Крылатом рыцаре, когда Мия Стоун, постучала в дверь его спальни. В волосах Мии была солома, а лицо было нахмурено. «Эта угрюмость из-за того, что Микель Редфорт поблизости», – поняла Алейна. – Ваша светлость, – обратилась Мия к лорду Роберту, — знамена леди Уэйнвуд видели в часе езды отсюда. Она скоро будет здесь, вместе с вашим кузеном Гарри. Не желаете ли поприветствовать их? «Зачем было упоминать Гарри? – подумала Алейна. – Теперь мы нипочем не вытащим Зяблика из постели». Мальчик ударил подушку. – Отошлите их прочь. Я не звал их сюда. Алейна закрыла свою книгу. – Спасибо, Мия. Позволь мне поговорить с лордом Робертом. С видимым облегчением на лице Мия скрылась, не проронив больше ни слова. – Я ненавижу этого Гарри, – сказал Зяблик, когда она ушла. – Он называет меня кузеном, но он только и ждет, чтобы я умер и он смог забрать Орлиное Гнездо себе. Он думает, я не знаю — но я знаю. – Ваша светлость не должен верить в подобную чепуху, – сказала Алейна. – Я уверена, сир Гаррольд тебя очень любит. «И если боги будут милостивы, он полюбит и меня тоже». Ее живот слегка затрепетал. – Не любит. – Настаивал лорд Роберт. – Он хочет замок моего отца, вот и все, потому он и притворяется. – Я не хочу, чтобы ты выходила за него, Алейна. Я лорд Орлиного Гнезда и я это запрещаю. – Его голос прозвучал так, будто он был готов расплакаться. – Ты должна выйти за меня, а не за него. Мы сможем спать в одной кровати каждую ночь, и ты будешь читать мне истории. «Ни один мужчина не может жениться на мне, покуда мой супруг-карлик живет где-то в этом мире». Королева Серсея уже получила головы дюжины карликов, рассказывал Петир, но ни одна не принадлежала Тириону. – Зяблик, ты не должен говорить таких вещей. Ты лорд Орлиного Гнезда и Хранитель Долины, ты должен жениться на высокородной леди и стать отцом сыну, который сядет в Высоком чертоге дома Аррен после тебя. Роберт вытер нос. – Но я хочу… Она приложила палец к его губам. – Я знаю, чего ты хочешь, но этого быть не может. Я не подхожу тебе в жены. Я родилась бастардом. – Мне все равно. Я люблю тебя больше всех. «Какой же ты дурачок». – Твоим лордам-знаменосцам не все равно. Некоторые зовут моего отца выскочкой и честолюбцем. Если бы ты взял меня в жены, они объявили бы, что это он заставил тебя поступить так, что это не твоя воля. Лорды Хартии могут поднять против него оружие снова, и тогда он и я — оба будем преданы смерти. – Я не позволю им причинить тебе вред! – ответил лорд Роберт. – Если они только попробуют, я заставлю их полететь. Его руки начали дрожать. Алейна погладила его пальцы. – Тише, мой Зяблик, успокойся же. – Когда дрожь прошла, она сказала: – У тебя должна быть достойная жена, законнорожденная девица благородного рождения. – Нет. Я хочу жениться на тебе, Алейна. «Когда-то твоя леди-мать задумывала именно это, но тогда я была законнорожденной и благородной». – Мой лорд так добр, что говорит мне это. – Алейна пригладила его волосы. – Любое наше дитя будет незаконнорожденным. Только законный ребенок дома Аррен сможет заменить сира Гаррольда в качестве твоего наследника. Мой отец найдет тебе подходящую жену, какую-нибудь высокородную деву намного красивее, чем я. Вы будете выезжать на конную охоту или охотиться с соколами вместе, и она будет давать тебе носить знаки своей благосклонности на турнирах. Скоро ты меня совсем позабудешь. – Не позабуду! – Позабудешь. Ты должен. – Ее голос был тверд, но ласков. – Лорд Орлиного Гнезда может поступать так, как пожелает. Разве я не смогу продолжать любить тебя, если женюсь на ней? У сира Гаррольда есть простолюдинка. Бенджикот говорит, что она носит его бастарда. «Бенджикоту не мешает научиться держать свой дурацкий рот на замке». – Так вот чего ты хочешь от меня? Бастарда? – Она освободила свои пальцы из его хватки. – Ты обесчестил бы меня так? Мальчик выглядел пораженным. – Нет. Я не имел в виду… Алейна встала. – Если милорд не возражает, я должна пойти и отыскать моего отца. Должен же кто-то встретить леди Уэйнвуд. Прежде чем ее маленький лорд сумел найти слова для протеста, она присела в торопливом реверансе и покинула спальню, промчалась по залу и пересекла крытый мост к покоям лорда-протектора. Алейне нравилось здесь. Она вновь ощущала себя живой, впервые с той поры, когда ее отец… с той поры, как лорд Эддард Старк умер. Соревнующиеся пришли со всей Долины, из низин меж гор и с побережья, из Чаячьего города и от Кровавых Ворот, даже с Трех Сестер. Немногие из них были помолвлены, а женаты были лишь трое: восемь победителей должны будут провести последующие три года при лорде Роберте в качестве его личной стражи (Алейна предлагала семерку, как в Королевской гвардии, но Зяблик упорствовал, что у него должно быть больше рыцарей, чем у короля Томмена), так что мужчин в летах с женами и детьми не призвали. «И они явились, — подумала Алейна гордо. — Они все явились». Все вышло именно так, как говорил Петир в тот день, когда улетели вороны. – Они молоды, нетерпеливы, жадны до приключений и почестей. Лиза не позволила им уйти на войну, и это второе преимущество. Шанс послужить их лорду и доказать свою доблесть. Они придут. Даже Гарри-Наследник. – Он пригладил ей волосы и поцеловал в лоб. – Какая же умная из тебя вышла дочь. «Это было умно́». «Почему бы не окружить его Крылатыми Рыцарями? – подумала она как-то ночью, после того, как Зяблик наконец-то задремал. — Его собственной Королевской гвардией, что будет защищать его и сделает храбрым». И едва только она рассказала Петиру о своей идее, как тот ее осуществил. Петира не было ни у мишеней, ни где-либо во дворе, но когда она уже развернулась уйти, ее позвал женский голос. – Алейна! – кричала Миранда Ройс с вытесанной из камня скамьи под буком, где она сидела меж двух мужчин. Вид у нее был такой, будто бы она нуждается в спасении. Улыбнувшись, Алейна направилась к своей подруге. По обе стороны от нее сидело по рыцарю. Тот, что был по правую руку — с седой бородой, лысой головой и животом, что переливался через поясной ремень, покоясь у него на коленях. Тому, что слева, не могло быть больше восемнадцати, он был строен, как копье. Его рыжие бакенбарды лишь отчасти скрывали гневно-красные прыщи, усеивавшие лицо. Он так пристально разглядывал груди Миранды, что едва ли заметил Алейну прежде, чем Миранда встала ее обнять. – Спасибо, спасибо, спасибо тебе, – шептала ей на ухо Миранда перед тем, как обернуться и произнести: – Сиры, могу ли я представить вам леди Алейну Стоун? – Дочь лорда-протектора, – объявил лысый рыцарь, весь обратившись в искреннюю галантность. Он неуклюже поднялся. – Ровно такая прелестная, как говорят рассказы о ней, как вижу. Не желая оставаться в стороне, прыщавый рыцарь вскочил и изрек: – Сир Оссифер говорит верно, вы прекраснейшая дева всех Семи Королевств. – Вы перевидели всех этих дев, сир? – спросила его Алейна. – Вы молоды для совершившего столь дальние путешествия. Он покраснел, отчего его прыщи стали смотреться еще более разгневанно. – Нет, я из Чаячьего города. «А я нет, хотя Алейна родилась там». Придется ей быть осторожной в его присутствии. – Я вспоминаю Чаячий город с теплотой, – сказала она ему с улыбкой столь неуловимой, сколь приятной. Миранду же она спросила: – Ты случайно не знаешь, куда подевался мой отец? – Позвольте мне отвести вас к нему, моя леди. – Надеюсь, вы простите меня за то, что лишаю вас общества леди Миранды, – сообщила Алейна рыцарям. Она не стала дожидаться ответа, но взяла старшую девушку за руку и потянула прочь от скамьи. Лишь уйдя от них вне пределов слышимости, она прошептала: – Ты действительно знаешь, где мой отец? – Нет, конечно. Пойдем быстрее, мои новые женихи могут следовать за нами, – Миранда состроила гримасу. Алейна хихикнула. – Лорд Нестор, конечно же, не примет всерьез сватовство от таких мужчин. – О, он может. Мой лорд-отец рассержен на меня за убийство моего прошлого супруга и за то, что я подвергла его всем этим неприятностям. – Не твоя вина, что он умер. – Больше никого в постели не было, насколько я помню. Алейна невольно содрогнулась. Муж Миранды умер, занимаясь с ней любовью. – Те сестринцы, что прибыли вчера, были галантны, – произнесла она, желая сменить тему. – Если тебе не нравится сир Оссифер или сир Утер, выйди за кого-нибудь из них. Младший показался мне весьма миловидным. – Тот, что в плаще из тюленьей шкуры? – недоверчиво спросила Миранда. – Тогда один из его братьев. Миранда закатила глаза. – Они с Сестер. Ты слышала хоть про одного сестринца, который мог бы биться в рыцарском поединке? Они чистят свои мечи жиром трески и моются в ушатах холодной морской воды. – Ну, – заметила Алейна, – по крайней мере, они чистые. – Да у некоторых из них перепонки между пальцев. Я скорей выйду за лорда Петира и тогда стану твоей матерью. Насколько мал его мизинец, позволь узнать? Алейна не почтила этот вопрос ответом. – Леди Уэйнвуд с сыновьями скоро будет здесь. – Это предложение или угроза? – поинтересовалась Миранда. Она ущипнула Алейну за руку. – Мой Гарри тоже будет с ними. Я вижу, что ты его исключила. Никогда не прощу тебя за то, что украла его у меня. Он тот мо́лодец, за которого я хочу выйти. – Помолвка была делом рук моего отца, – возразила Алейна, как делала сотни раз до того. «Она только шутит, – напомнила она себе. Но за шутками она слышала и боль. Рога прозвучали с вершины стены. – Поздно, — сказала Миранда. – Они уже здесь. Придется нам воздать все почести самим. – Она заулыбалась. – Последняя, кто добежит до ворот, выйдет за Утера Шетта. Они устроили гонку, стремглав бросившись через двор и мимо конюшен, взметнув юбками, пока рыцари и слуги одинаково глазели, а свиньи и куры разбегались от них прочь. Это было совершенно неподобающе для леди, но Алейна обнаружила, что смеется. На краткое время, пока она бежала, она забыла, кто она и где находится, вспомнив ясные холодные дни в Винтерфелле, когда носилась по замку со своей подругой Джейни Пуль, а Арья бежала за ними, стараясь не отстать. Когда они достигли сторожки у ворот, обе они раскраснелись и тяжело дышали. Миранда Ройс выступила вперед и изобразила реверанс. – Леди Анья. Добро пожаловать в Ворота Луны. – Леди Миранда. Леди Алейна, – Анья Уэйнвуд наклонила голову к каждой из них в ответ. – Так учтиво с вашей стороны встретить нас. Позвольте мне представить моего внука, сира Роланда Уэйнвуда, – она указала кивком на рыцаря, который разговаривал. – А это мой младший сын, сир Уоллес Уэйнвуд. И, разумеется, мой воспитанник, сир Гаррольд Хардинг. «Гарри-Наследник, – подумала Алейна. – Мой будущий муж, если только он согласится жениться на мне». Внезапный ужас заполнил ее. Она задумалась, не красное ли у нее лицо. «Не глазей на него, – напомнила она себе, – не пялься, не разглядывай, не пучь глаза. Гляди в сторону». Ее волосы, должно быть, были в жутком беспорядке после всей этой беготни. Ей понадобилось призвать всю свою волю, чтоб не дать себе начать заправлять выбившиеся пряди на место. «Забудь про дурацкие волосы. Волосы не имеют значения. Главное – он. Он и Уэйнвуды». А вот Гарри... «Мой Гарри. Мой лорд, мой любимый, мой жених». Сир Гаррольд Хардинг выглядел как придворный муж каждым дюймом: пригожий и с чистыми руками, прямой как копье, с крепкими мышцами. Мужчины, достаточно пожившие, чтобы знать Джона Аррена в молодости, говорили, что сир Гаррольд похож на него. У него были светлые песочного цвета волосы, светлые голубые глаза и орлиный нос. «Джоффри тоже был хорош собой, – напомнила она себе. – Красивое чудовище, вот чем он был. Маленький лорд Тирион был добр, хотя и был искривлен». Гарри разглядывал ее. «Он знает, кто я, – поняла она, – И не похоже, что он рад меня видеть». Только тогда она обратила внимание на его геральдические знаки. Хотя его сюрко и сбрую его коня украшали красные и белые ромбы дома Хардингов, щит его был расчетверен. Сир Уоллес спросил: – Мы п-п-последние? – Да, сиры, – ответила Миранда Ройс, совершенно не замечая его заикания. – К-к-когда начнутся б-б-бои? – О, молюсь о том, чтобы скоро, – ответила Миранда. – Некоторые из состязателей пробыли здесь почти целый поворот луны, угощаясь мясом и медом моего отца. Все добрые молодцы и весьма храбрые... но они и едят довольно много. Уэйнвуды засмеялись, и даже Гарри-Наследник позволил себе легкую улыбку. – На перевалах шли снега, если б не это, мы добрались бы сюда скорей, – сказала леди Анья. – Знай мы, что такая красота поджидает нас в Воротах, мы бы прилетели, – сказал сир Роланд, и хотя его слова предназначались Миранде Ройс, улыбнулся он Алейне. – Чтобы летать нужны крылья, — ответила Миранда. – А здесь есть рыцари, которым есть что возразить на этот счет. – Жду не дождусь оживленной беседы, – сир Роланд соскочил со своего коня, обернулся к Алейне и улыбнулся. – Я слышал, что дочь лорда Мизинца красива лицом и полна изящества, но никто не сказал мне, что она воровка. – Вы с кем-то путаете меня, сир. Я не воровка! Сир Роланд поместил ее руку над своим сердцем. – Как тогда вы объясните дыру в моей груди, из которой похитили сердце? – Он всего лишь д-дразнит вас, моя леди, – прозаикался сир Уоллес. – У моего п-п-племянника никогда не было сердца. – У колеса Уэйнвудов есть сломанная спица, а у нас есть мой дядюшка. Сир Роланд отвесил Уоллесу подзатыльник. – Оруженосцу должно помалкивать, когда говорят рыцари. Сир Уоллес налился краской. – Я больше не оруженосец, моя леди. Моему племяннику прекрасно известно, что я был п-пр-произ-пр-пр-произ... – Посвящен? – мягко предложила Алейна. – Посвящен, – с благодарностью согласился Уоллес Уэйнвуд. «Робб был бы в его годах, будь он еще жив, – не удержалась она от мысли, – Но Робб умер королем, а это всего лишь мальчик. – Вам в Соколиную Башню, сир Гаррольд, – вставила Алейна. «Подальше от Зяблика». Так было задумано, она знала. Петир Бейлиш не предоставлял подобные вопросы случаю. – Если вам будет приятно, я покажу вам ваши покои сама. На сей раз ее глаза встретились с глазами Гарри. Она улыбнулась лишь для него, и произнесла беззвучную молитву Деве. «Пожалуйста, ему не нужно любить меня, только сделай, чтобы я ему понравилась, совсем немного — этого будет пока довольно». Сир Гаррольд холодно посмотрел на нее сверху вниз. – С чего бы мне было приятно общество мизинцевой бастардки? Все три Уэйнвуда искоса взглянули на него. – Ты здесь в гостях, Гарри, – напомнила ему леди Анья, от ее голоса веяло морозом. – Постарайся это запомнить. «Вежливость – доспехи леди». Алейна ощущала, как кровь приливает к ее лицу. «Только бы не слезы, – молила она. – Пожалуйста, пожалуйста, я не должна плакать. – Как пожелаете, сир. А теперь, если вы меня извините, мизинцева бастардка должна отыскать своего лорда-отца и дать ему знать, что вы прибыли, чтобы завтра мы могли начать турнир. – «И да споткнется ваш конь, Гарри-Наследник, чтобы вы упали на свое дурацкое лицо в первой же схватке». Она выслушала Уэйнвудов с каменным лицом, пока те бормотали неуклюжие извинения за своего спутника. Когда они закончили, она развернулась и бросилась вон. – Леди Алейна, – поприветствовал лорд Графтон. – Этим утром ваши глаза особенно блестят. – Это так любезно с вашей стороны, мой лорд. Отец, сожалею, что потревожила тебя, но я подумала, что ты захочешь узнать, что Уэйнвуды прибыли. – И сир Гаррольд с ними? «Ужасный сир Гаррольд». – Да. – Подойди, – сказал Петир. – Идем со мной. Он взял ее за руку и повел вглубь подвала, по пустому подземелью. – И как же прошла твоя первая встреча с Гарри-Наследником? – Он ужасен. – Мир полон ужасов, милая. Теперь-то ты должна это знать. Ты насмотрелась на них предостаточно. – Да, – сказала она. – Но почему он такой жестокий? Он назвал меня твоим бастардом. Прямо во дворе, на глазах у всех. – Насколько ему известно, ты и есть мой бастард. Эта помолвка не была его идеей, и Бронзовый Джон, вне всякого сомнения, предостерег его насчет моих уловок. Ты моя дочь. Он не доверяет тебе и полагает, что ты недостойна его. – Что ж, это не так. Он может считать себя великим рыцарем, но сир Лотор говорит, что он всего лишь выскочка-оруженосец. Петир приобнял ее одной рукой. – Так и есть, но вместе с тем он наследник Роберта. Привести его сюда было первой частью нашего плана, но теперь нам нужно его задержать, и сделать это можешь лишь ты. Он питает слабость к милым личикам, а чье личико краше твоего? Очаруй его. Обворожи его. Околдуй. – Но я не знаю, как, – произнесла она горестно. – А я думаю, что знаешь, – ответил Мизинец, улыбаясь одной из тех улыбок, что не достигают его глаз. – Сегодня ночью ты будешь прекраснейшей женщиной в зале, такой же прелестной, как твоя леди-мать в твоем возрасте. Я не могу посадить тебя на помосте, но у тебя будет почетное место выше соли, под настенным канделябром. Огонь будет сиять в твоих волосах, так что всякий увидит, как ты хороша лицом. Не выпускай из рук тяжелую длинную ложку, чтобы отбиваться от оруженосцев, сладкая. Тебе не нужны путающиеся под ногами зеленые юнцы, когда рыцари окружат тебя, моля о знаке благосклонности. – Кому нужна благосклонность бастарда? – Гарри, если ему досталось хотя бы столько ума, сколько боги даруют гусю… Но не соглашайся предоставить ему свою благосклонность. Предпочти вместо него еще кого-нибудь галантного. Ты ведь не хочешь казаться слишком нетерпеливой. – Нет, – произнесла Алейна. – Леди Уэйнвуд будет настаивать, чтобы Гарри потанцевал с тобой, это я могу тебе обещать. Это и будет твой шанс. Улыбнись юноше. Коснись его, когда будешь говорить. Подразни его, чтобы уколоть его гордость. Если он ответит, скажи, что чувствуешь себя дурно, и попроси его вывести тебя наружу подышать свежим воздухом. Ни один рыцарь не откажет в такой просьбе прекрасной деве. – Да, – согласилась она, – но он же считает, что я бастардка. – Прекрасная бастардка, и дочь лорда-протектора. – Петир притянул ее ближе и поцеловал в обе щеки. – Ночь принадлежит тебе, милая. Помни об этом всегда. – Я постараюсь, отец, – сказала она. Пиршество оказалось именно таким, как обещал ей отец. После того, как был подан и убран десерт, столы подняли с козел, чтоб расчистить место для танцев, и привели музыкантов. Как и обещал ей Петир, молодые рыцари стекались к ней, соперничая за ее благосклонность. После Бена был Эндрю Толлетт, приятной наружности сир Байрон, красноносый сир Моргарт и сир Шадрик Бешеная Мышь. Потом был сир Албар Ройс, тучный и туповатый брат Миранды и наследник лорда Нестора. Она протанцевала со всеми тремя Сандерлендами: ни у кого из них не оказалось перепонок меж пальцев, но за пальцы ног она поручиться не могла. Утер Шетт появился, дабы расточать сальные похвалы, попутно наступая ей на ноги, зато сир Таргон Полудикий оказался самим воплощением учтивости. После того сир Роланд Уэйнвуд перехватил ее и рассмешил своими комментариями о половине собравшихся в зале рыцарей. Его дядя Уоллес в свою очередь попытался сделать то же самое, но слова не шли. В конце концов Алейна сжалилась над ним и принялась весело щебетать, дабы уберечь его от чувства неловкости. Когда танец завершился, она извинилась и вернулась на свое место, чтобы выпить вина. Там он и стоял, Гарри Наследник собственной персоной. Высокий, привлекательный, хмурящийся. – Леди Алейна. Могу ли я потанцевать с вами? Она задумалась на миг. – Нет. Думаю, нет. Краска прихлынула к его щекам. – Я был непростительно груб с вами во дворе. Вы должны простить меня. – Должна? – она тряхнула волосами и отпила глоток вина, заставив его подождать. – Как вообще простить кого-то, кто непростительно груб? Может быть, вы объясните мне, сир? Сир Гаррольд выглядел сконфуженным. – Прошу. Один танец. «Очаруй его. Обворожи его. Околдуй». – Если вы настаиваете. Он кивнул, предложил свою руку и повел ее танцевать. Пока они ждали продолжения музыки, Алейна бросила взгляд на возвышение, где сидел, глядя на них, лорд Роберт. «Пожалуйста, – молилась она, – Только бы он не начал трястись и дрожать. Не здесь. Не сейчас». Мейстер Колемон должен был убедиться, что он выпил большую дозу сладкого молока перед пиром, но все же… Тут музыканты вновь начали играть, и она танцевала. «Скажи что-нибудь, – упрашивала она себя. — Ты никогда не заставишь сира Гарри полюбить тебя, если у тебя не хватает храбрости заговорить с ним». Должна ли она сказать ему, какой он искусный танцор? «Нет, должно быть, это он слышал уже дюжину раз за ночь. К тому же, Петир сказал, что я не должна казаться нетерпеливой». Вместо этого она выговорила: – Я слышала, вы скоро станете отцом. Это было не совсем то, что большинство девиц могли бы сказать своему почти-жениху, но ей хотелось посмотреть, станет ли сир Гарри лгать. – Во второй раз. Моей дочери Алис два года. «Твоей дочери-бастардке Алис», – подумала Алейна, но сказала только: – У той была другая мать. – Да. Девчушка была прелестна, когда я ее встретил, но роды превратили ее в толстую корову, так что леди Анья устроила ей брак с одним из своих всадников. С Шафран все иначе. – Шафран? – Алейна попыталась не рассмеяться. – Ее правда так зовут? Сиру Гаррольду хватило приличия, чтобы покраснеть. – Ее отец говорит, что она для него дороже, чем золото. Он богат, один из богатейших людей в Чаячьем городе. Сделал состояние на специях. – И как же вы назовете дитя? – спросила она. – Если будет девочка, то Корицей? А мальчика Гвоздикой? Это едва не заставило его оступиться. – Моя леди изволит шутить. – О, вовсе нет. – «Петир взвоет, когда я расскажу ему, что говорила». – Шафран очень красива, скажу я вам. Высокая и стройная, с большими карими глазами и волосами, как мед. Алейна подняла голову. – Красивее меня? Сир Гаррольд изучал ее лицо. – Вы довольно миловидны, я признаю. Когда леди Анья сказала мне об этой партии, я побоялся, что вы будете похожи на отца. – Вы про острую маленькую бородку? – Алейна смеялась. – Я не имел в виду… – Надеюсь, бьетесь вы лучше, чем говорите. Мгновение он выглядел шокированным. Но когда песня уже подходила к концу, он расхохотался. – Никто не говорил мне, что вы умны. «У него хорошие зубы, – подумала она. — Прямые и белые. И когда он улыбается, у него появляются чудные ямочки». Она провела пальцем по его щеке. – Если мы когда-нибудь поженимся, вам придется отправить Шафран обратно к ее отцу. Я стану всеми пряностями, какие только захотите. Он расплылся в улыбке. – Я буду надеяться на ваше обещание, моя леди. А до того дня, могу ли я надеть знак вашей благосклонности на турнире? – Нет. Он уже обещан… другому, – она пока не была уверена, кому именно, но знала, что кого-нибудь найдет. Просто сейчас очень интересно знать как сценаристы сериала дальше поступят с линией Сансы. Но книжная Санса мне нравится намного больше)

Оставьте свой голос:

129
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Kaisa
Kaisa
Показать комментарий
princess_Kate
princess_Kate

это конечно не та информация которую я с утречка хотела поведать сплетнику, но скажу тоже между нами, что у меня задержки прекращаются ровно через 10 минут после перепуганного звонка матери. вот пока я не позвоню с воплями, эти сволочи - ни-ни.

Kaisa
Kaisa

princess_Kate, а Вы притворитесь что ей звоните, или порепетируйте - может сработает?)))

Akasia
Akasia

Kaisa, это ни разу не спойлер к сериалу, не беспокойтесь.

I_LU
I_LU

Kaisa, Стесняюсь спросить - а зачем заходить в пост, где в заголовке указано: "спойлерная глава из Ветров зимы"?
В каждом посте про Игру престолов, даже если на превью аршинными буквами будет написано СПОЙЛЕРЫ, всегда найдется пара-тройка человек, громко возмущающихся, что они-де только начали смотреть/читать, а им тут спойлеров накидать посмели...

Kaisa
Kaisa
Показать комментарий
zhuzhzha
zhuzhzha

текст спецом так выложен, чтобы сломать глаза?

AnnaN23
AnnaN23

zhuzhzha, в черновике текст был выложен как раз нормально. но почему то выложили одним текстом((

zhuzhzha
zhuzhzha

AnnaN23, я все-равно прочитала. Мне понравилась. Жду книгу невозможно просто )

AnnaN23
AnnaN23

zhuzhzha, сама жду. Странно до этого он быстро написал а сейчас так долго не может закончить

zhuzhzha
zhuzhzha

AnnaN23, играет на нервах читателей просто

kss
kss

AnnaN23, ну как сказать быстро. Танец драконов лет 6 рожал, Пир стервятников - 5...

Lara-aziatka
Lara-aziatka

Так лучше,а то фильме выдали замуж за этого маньяка Болтона,фу.

I_LU
I_LU

Lara-aziatka, мне интересно, как они теперь книгу с сериалом приведут к единому знаменателю...)

Fera
Fera

I_LU, сделают приписку, что сериал снят по мотивам книги :-)))

cizel_777
cizel_777

I_LU, Джордж Мартин сказал сценаристам и режиссером, ну якобы делайте с сериалом все что хотите)
Они и так разгуляются как могут, куда еще то)

Fera
Fera

Lara-aziatka, хотя в книге женой Рамси стала Джейни Пуль под именем Арьи Старк...

Lara-aziatka
Lara-aziatka

Fera, Я знаю,я книгу читала,поэтому очень удивилась,когда сериал посмотрела. И меня это разочаровала.А тут мне нравится,как дела разворачиваются:)

janinakom
janinakom

Fera, я не думаю, что Джейми Пуль кому-то интересна, чтобы вводить ее в сериал. Главное, кто победит в конце. Если валар моргулис, то вообще какая разница))

Rockfall
Rockfall

Для тех, кто поленился-че там с ней случилось?

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Яна Рудковская, Алика Смехова и другие на светской елке
Рождественские коллекции макияжа: часть II
Подражая маме: Мэрайя Кэри вышла на сцену со своими детьми
Белокурая малышка: отец Беллы Хадид опубликовал детское фото модели
Стиляги: Дженнифер Лопес поделилась новым фото детей
Третий этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: классика
Космос вокруг: Дженнифер Лоуренс и Крис Прэтт на фотоколле фильма "Пассажиры"
Ксения Собчак, Наталья Ионова, Яна Рудковская: выбираем лучший образ церемонии "Женщина года-2016"
Мадонна, Рита Ора, Кеша и другие на церемонии Billboard Women in Music 2016
Анна Нетребко готовится к Рождеству с мужем Юсифом Эйвазовым, сыном и друзьями
Анджелина Джоли впервые появилась на публике после объявления о разводе с Брэдом Питтом
Битва платьев: Наталья Ионова против Даши Малыгиной
Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства