Контент опубликован пользователем сайта

Мода

Интервью Оксаны Лаврентьевой

55
Интервью Оксаны Лаврентьевой

— Когда вы брались за Терехова, вы чего хотели? Вывести его международный рынок? Сделать из этого бизнес? Как вы себе это видели?

— Я сама не знала, чего я хочу. До декабря прошлого года всем занимались профессиональные нанятые люди, а я не была включена во все процессы полностью. Но в какой-то момент я решила, что хочу всем заниматься сама, потому что у меня есть свое видение, и главное — у меня появилось понимание, как и в какую сторону это лучше всего развивать.

— А вы сразу поняли, что из Терехова можно сделать коммерческую марку?

— Я действительно считаю, что Саша делает очень коммерческий продукт. И это хорошо. Меня все пугали тем, что моя затея обречена на провал, потому что у Терехова нет своего лица, он безликий. А мне кажется, что лицо есть и это как раз Сашина фишка: ты можешь купить его платье, надеть его через 10 лет и оно не будет выглядеть старомодно. Я лично все время что-то отрезаю от вещей других марок, потому что меня раздражает излишний дизайн — то, за что у нас как раз деньги часто и берут. Думаю, что все сталкивались с ситуацией, когда можно очень долго искать просто черную футболку или просто черную юбку, черный свитер. У нас проблема с самыми базовыми вещами. И Саша идеально делает такие вещи тоже.

— Вы собираетесь выходить на западный ­рынок?

— Знаете, это интересная история. Раньше я была уверена, что обязательно нужно идти на Запад, чтобы нас там знали, чтобы видели, какие мы талантливые и сколько всего мы можем. Но моя подруга, консультант McKinsey, задала мне вопрос: «Зачем тебе это нужно?» И я стала думать: а правда, зачем? Она показала мне цифры и сказала: «Все деньги у вас здесь. И по крайней мере в ближайшее время ситуация не изменится». Значит, и продвижением нужно заниматься здесь, а не там. Россия — это огромный рынок, который может потребить очень много, и для начала нужно сосредоточиться именно на нем. Идея, что нужно как можно быстрее идти на Запад, исходит исключительно из тщеславия.

— Думаю, что Терехову хотелось бы участвовать в мировых неделях моды…

— Хотелось бы для чего?

— Для того чтобы быть встроенным в мировую индустрию.

— Во-первых, Саша не так тщеславен. Во-вторых, я лично за мировые недели моды и за то, чтобы продаваться на Западе. Но также я за то, чтобы очень хорошо укрепить то, что мы имеем здесь. И выходить туда только в тот момент, когда твой уровень будет соответствующим. Ошибка всех местных дизайнеров, что они идут на Запад, когда еще ничего толком не добились здесь. Мировые имена зарабатывают славу десятилетиями. А у нас сегодня ты дизайнер, а завтра ты уже на Парижской неделе моды. Показ на Западе сто­ит 200–300 тысяч евро. Представьте, какой у твоей компании должен быть оборот, чтобы ты имел возможность делать показ за такие деньги. Ведь, кроме этого, тебе еще нужно содержать офис, закупать ткани.

— Либо оборот большой, либо преданный спонсор.

— Можно, конечно, сделать показ на Западе на спонсорские деньги, чтобы потом какому-­нибудь клиенту из регионов продать платье за 50 тысяч евро, сказав, что у тебя показы в Париже. Этот клиент должен быть человеком, который ничего не знает о модном мире. Иначе он будет знать, что, вообще-то, за 50 тысяч евро можно и Dior Couture заказать.

— Получается, что поездки на недели моды — это не бизнес-составляющая твоего дела, а просто светский раут?

— Чаще всего именно так. Зачем ехать на Неделю моды? Чтобы к тебе пришли журналисты и байеры. Предположим, русский дизайнер на спонсорские деньги едет в Париж или Милан. Предположим, что к нему даже приходят байеры из крутых магазинов и делают заказ, но дальше мы сталкиваемся с тем, что он просто не способен этот заказ произвести в нужных объемах. А если каким-то чудом и способен произвести, то уж точно не способен поставить в срок. Пока ты отсюда закажешь ткань, пока она придет, пока ты отошьешь — никогда ты не сможешь втиснуться в мировые сроки, до тех пор пока не будешь шить за границей. А производить там можно начать только тогда, когда у тебя будет такой объем продаж, что это будет выгодно. Иначе ты просто будешь производить в убыток себе.

— Вы говорите — шить за границей, а где? В Китае?

— Нет, почему обязательно в Китае. В стра­нах Балтии, например, отлично. Там сейчас шьет­ся Hugo Boss. Там другие таможенные правила, и можно легко поставлять свой товар в Европу. А отсюда, чтобы отправить три шубы в Гонконг, нужно собрать двадцатисантиметровую стопку ­бумаг. Например, ты должен предоставить документ, что добыл шкурки, из которых сшита шуба, не браконьерским путем. Если ты возишь свою коллекцию в чемоданах или за взятки — это другая история. Но мы работаем вбелую. И потом — ну сколько ты провезешь в чемодане? Или можете себе представить, что лондонский Harvey Nichols взял на реализацию товар, провезенный через таможню в чемодане? Я сильно сомневаюсь.

— Лет десять назад все только и говорили, что о молодых и подающих надежды русских дизайнерах, но ничего из них так и не выросло, кажется. Сейчас появились новые молодые дизайнеры, которые снова подают надежды. Вам как кажется, у них больше или меньше шансов?

— Думаю, больше. Но без поддержки инвестора ни один русский дизайнер ничего не добьется толком, и мировые примеры говорят о том же самом. Ко мне приходили почти все наши дизайнеры, но беда в том, что договориться с ними практически невозможно. Всем кажется, что их коллекции стоят уже миллионы долларов и эти миллионы нужно в них как можно скорее вложить, брендом они будут владеть сами, а от вас требуются только деньги. Это очень нереалистичное представление и об индустрии, и о том, что вокруг происходит на самом деле.

— А с многими дизайнерами работают инвес­торы, которые воспринимают это как бизнес?

— Ни с кем. Я это точно могу сказать.

— Почему? Мало таких людей, как вы? Или дизайнерам удобнее работать, когда они понимают, что деньги можно не возвращать?

— У нас есть дизайнеры, которые делают то, что они любят, но у тех людей, которые стоят за ними, нет цели сделать из этого бизнес. Они либо просто помочь хотят, либо постоять с богемой рядом.

— Так, а почему профессиональные инвесторы неохотно идут в моду?

— Потому что здесь сплошные проблемы. ­Даже нанять сотрудника. Вы не представляете, ­какие люди приходили к нам с самого начала. На вопрос, почему вы захотели работать в нашей компании, все как один отвечали: «Я так моду люблю». Моду все любят. Ничего в ней не понимают, но так любят. У меня в пиар-отделе сейчас работают девочки, которые пришли и сказали: «Мы готовы здесь мыть полы несколько месяцев». Я их взяла, и я ими дико довольна. Пото­му что очень мало кто идет сюда пахать.

— Но это в России может существовать как бизнес? Деньги приносить?

— У нас это бизнес. То, что это жизнеспособная история, которая может приносить деньги, — это сто процентов.

— Почему же тогда люди бизнеса этого ­боятся?

— Потому что если те же самые деньги положить в банк, то риски будут меньше, а прибыль примерно такой же. Завтра Саша решит, что он хочет переехать на Бали, и вся история закончится. Ты зависим от другого человека, у тебя нет гарантий: пойдет — не пойдет. Фактически мода — это то, что нельзя посчитать.

— У вас уже есть имя, ваши платья, как вы говорите, разлетаются как горячие пирожки, а значит, посчитать как-то да можно.

— А сколько брендов мы знаем, которые были и их уже нет? И не только в России. Это рискованная история, которой нужно гореть, иначе не стоит и начинать.

— Для русского дизайнера Терехов довольно дорогой. Откуда такие цены берутся?

— Мы используем дорогие ткани. И потом — вы нигде не купите хорошее вечернее платье за сто тысяч рублей. Ни в одном бренде. Вечернее платье — это всегда от ста пятидесяти тысяч. А у нас платья стоят по 70–80 тысяч. Возможно, это дорого для русских дизайнеров, но это точно не дорого на фоне серьезных брендов.

— А многие из тех, у кого есть сто тысяч на платье, готовы их потратить на Терехова, а не на Dior, например?

— Вечерних платьев мы продаем больше всего. Потому что они идеально сидят, в них нет лишних деталей. У нас есть модели, которые мы только и делаем, что дошиваем.

— Я где-то читала историю о том, как Рена­та Литвинова у вас купила платье на открытие ММКФ и потом пришлось обзванивать некоторых клиенток, чтобы они не пришли в таких же.

 — Ренате мы никогда в жизни за деньги ничего продавать не будем. Таким людям все должно доставаться в подарок. Просто, когда она шла на ММКФ, у нас уже было несколько клиенток, которые заказали такие же платья. Мы им позвонили и попросили их слезно не надевать его, чтобы не было double dress.

— Вы часто просите светских персонажей появляться в ваших платьях на светских мероприятиях? Такая реклама сейчас работает?

— Мы не то чтобы просим, а скорее дарим свои платья какому-то кругу лиц, с которыми мы дружим, которых мы выбрали, а они выбрали нас, и которые, как нам кажется, отвечают нашим ценностям. Это Светлана Бондарчук, Рената Литвинова, Ингеборга Дапкунайте, Надя Михалкова, Мирослава Дума, Ксения Собчак. Конечно, я всегда рада, когда они надевают наши вещи. А насколько это работает? Ну вот, например, после того как Вера Брежнева надела на какое-то мероприятие наше зеленое платье, оно превратилось в хит. Все приходят и говорят: «Хочу платье как у Веры Брежневой».

— Как вам кажется, есть надежда, что в ближайшее время русская индустрия все-таки шагнет вперед?

— Пока нет. Должно наладиться производство тканей и работа фабрик, а это не может произойти завтра. И даже через десять лет не может. Для этого должны пройти века.

http://www.afisha.ru/article/moscowlooks-lavrentjeva/

 

Оставьте свой голос:

500
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Solne4naya
Solne4naya

До рассуждений о том, что такое дорого для вечерних платьев, интервью мне нравилось. А закончили за упокой "нас носят наши друзья"
Ближе надо к реальности быть, товарищи.

Shimmy_shimmy
Shimmy_shimmy

Solne4naya, "нас носят наши друзья" - это везде так, все западные бренды предоставляют свои дизайны знаменитостям, чтобы те носили для рекламы. С маркетинговой точки зрения это реально работает, так зачем изобретать колесо?

cristal123
cristal123
Показать комментарий
Nu
Nu

cristal123, расскажите это Оскару де ла Рента, например.

blueberry
blueberry

Solne4naya, то же самое! может она по своему и права, но имхо это работа на крошечный контингент

Shotakoe
Shotakoe

blueberry, может и крошечный, но платежеспособный.

polezenka
polezenka

Shotakoe, им видимо хватает) если охватывать остальное население, нужна реклама мощнее...я думаю, Терехова в регионах знают только читатели сплетника. ну и не понятно, стоит ли оно того, когда столько зар, топ шопов и проч.
так что они свою нишу нашли и все правильно делают. и кста, не знаю почему, на наших звездах его платья лучше сидят чем тот тже Диор и проч. не знаю почему)

Sveta_sun
Sveta_sun

polezenka, потому что шьют по их меркам , а не покупают в магазине )

Shimmy_shimmy
Shimmy_shimmy

Нравятся мне умные женщины! Удачи ей и Терехову, кажется что у них хорошая команда, и дизайны обычно мне нравятся :)

ROZA1972
ROZA1972

Согласна и про черные футболки , и про сотрудников, и про индустрию ...

Ellena
Ellena

ROZA1972, а чтобы это футболка была хорошего качества- вообще нереально. Лет семь назад купила черную простую футболку Bogner за пять тысяч ! (слишком дорого для базовой футболки) . Но она не просвечивала вообще, не меняла форму, все эти годы, я ее стирала не соблюдая никаких правил, имела тонкую, но плотную структуру, очень льстила фигуре. А потом ее порвал кот, и больше я такой найти не могу.

blueberry
blueberry

Ellena, ну не знаю, я люблю простые футболки от H&M. Или от COS

Ellena
Ellena

blueberry, можно попробовать, но та еще и каким- то образом была женственной при абсолютной простоте. Пока не нашла ничего похожего ни в одном бренде, даже думала плестись обратно в богнер, но тратить такие деньги на вещи, которые должны покупаться стопкой- рука не поднимается

Vadiol
Vadiol

Ellena, а на мне так Заровские футболки сидят. Они в базовой коллекции и много лет есть во всех магазинах мира. Если я не оболью их чем-то прекрасным и неотмываемым как факт, то они вечны.

lika75
lika75

ну наконец то, трезвые мысли о модном бизнесе в России. Нравится мне Оксана. Были намеки на Ульяну, или показалось?

Lite
Lite

lika75, прозрачнее некуда

lina_aw
lina_aw

lika75, ну она это заслужила, с ее нападками о плагиате на других дизайнеров .

pod
pod

lika75, скорее на ахмадуллину - у них был конфликт) веселый, но очень показательный для российского "бомонда")))

tangomania
tangomania

Не знаю, как там на самом деле, но судя по интервью, Оксана действительно участвует в процессе.
Про то, что сложно найти простую вещь без лишних деталей - 100%

red_agate
red_agate

ошибка с ахмадулиной пошла Оксане на пользу

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Певица Sia и Эрик Андерс Ланг разводятся после двух лет брака
Наталья Водянова, Памела Андерсон и другие на вечеринке Стеллы Маккартни
Модная битва: Сиенна Миллер против Алексы Чанг
Судья отклонил просьбу Брэда Питта о неразглашении деталей опеки над детьми и развода с Анджелиной Джоли
Из пены морской: Анна Нетребко показала фигуру на пляже в Майами
Дима Билан записал новогодний клип на песню "Праздник к нам приходит" совместно с Coca-Cola
Искра, буря, безумие: Дакота Джонсон, Джейми Дорнан, Ким Бейсингер в новом трейлере сиквела "50 оттенков серого"
СМИ: Ким Кардашьян хочет развестись с Канье Уэстом и получить полную опеку над детьми
Леди Гага написала эссе о своем посттравматическом расстройстве и жизни после насилия
Екатерина Вилкова, Катя Добрякова и другие звезды на бьюти-вечеринке
Брэд Питт обвинил Анджелину Джоли в том, что она травмирует психику детей
Последние дни президентства: Барак и Мишель Обама дали совместное интервью
Итоги года от YouTube: караоке с Адель и другие самые популярные видеоролики
Физкультминутка: Шэрон Стоун делает зарядку в маникюрном салоне
Самый молодой премьер Ковент-Гардена Сергей Полунин: за что его полюбил Голливуд
Дональд Трамп стал Человеком года по версии журнала Time
Шик и блеск: новогодняя коллекция Bella Potemkina
Влюбленные в Лондоне: Софи Тернер и Джо Джонас на свидании