Контент опубликован пользователем сайта

Мода

Перелистывая Манифест

4
Перелистывая Манифест

К тому моменту, когда Том Форд покинул Yves Saint Laurent, знаменитый французский Дом моды уже долго и безуспешно боролся с убытками. Теперь, шесть лет спустя, YSL чувствует себя прекрасно — благодаря Стефано Пилати Я постоянно ищу некое недостающее звено, я постоянно разговариваю с женщинами“, — рассказывает Стефано Пилати, нынешний дизайнер и креативный директор Yves Saint Laurent. Мы беседуем у него в офисе в штаб-квартире YSL на авеню Георга V в Париже. На Пилати длинный вышитый черный кардиган-кимоно, в руке — сигарета, рядом — семь пюпитров. На каждом из них — по блокноту с эскизами костюмов, сделанными углем алжирским художником Абделем Абдессемедом. “Манифест (специализированный буклет с фотографиями последних новинок Дома, распространяется бесплатно.) — это способ обратиться к женщине напрямую, а не через главного редактора модного журнала, который вдруг может решить, что главный элемент сезона — бюстье, несмотря на то, что я создал, скажем, еще полсотни других предметов одежды, которые мне представляются ничуть не менее важными. Манифест — это мой собственный способ действовать в обход обычных путей”. Стефано Пилати Именно такой подход использовал Пилати, “перестраивая” дом, который построил Ив Сен-Лоран. Именно так действует он с тех пор, как в 2004 году стал креативным директором YSL. Впрочем, часто у него просто не остается выбора. Когда мало кому известный Пилати взошел на пьедестал, который перед ним занимал его босс Том Форд, знаменитый Дом погибал от колоссальных убытков. И именно поэтому было ясно, что политику Дома пора менять. Однако в поисках нового решения Пилати не только нашел ответы на вопросы, сумев вернуть YSL финансовое здоровье, но и создал, быть может, некую альтернативную концепцию того, чем должен заниматься креативный директор, когда рынки оправляются от глобальной рецессии. “Когда я впервые встретила Стефано, он показался мне очень ярким, — вспоминает Валери Херманн, гендиректор YSL. — При этом было видно, что он обладает широким кругозором и видением не только нашей компании, но и мира в целом. Он не ограничивался тем, чтобы просто сидеть и раскрашивать свои наброски. Я подумала, что именно такой человек и должен занимать позицию креативного директора”. Франсуа-Анри Пино, генеральный директор Pinault-Printemps-Redoute (PPR), материнской компании, которой принадлежит Gucci Group, поддерживает Херманн. “Пилати сумел уловить французский дух Yves Saint Laurent, продолжая в то же время утверждать собственные эстетические принципы. Таким образом, он создает новое лицо Дома, полностью соответствующее традиции и вместе с тем — безудержно современное”, — рассказывает Пино. Ни один из знаменитых Домов не пользуется такой противоречивой репутацией, как Yves Saint Laurent. Однако верно и другое: ни один из знаменитых Домов не привлекал к себе такое пристальное внимание и не подвергался такой критике, как Yves Saint Laurent. С самого начала своей карьеры Ив Сен-Лоран, основатель этого Дома, переписывал правила моды. Он делал это силой своего невероятного воображения и преподнес миру такие совершенно новые вещи, как дамский смокинг, костюмы в стиле сафари и платья-кафтаны. И он же вносил в этот мир более глобальные перемены — всеми силами старался популяризировать готовую одежду и настаивал на том, что высокая мода отнюдь не для малой группы избранных, которые в состоянии себе позволить это дорогое удовольствие. Ив Сен Лоран Сен-Лоран стал первым в мире дизайнером-звездой. Он появлялся в рекламе собственных ароматов, охотно позировал в окружении знаменитых красавиц. И сам бренд, и его основатель без преувеличения стали национальным достоянием, воплощением самой идеи французской моды, ее безграничных возможностей. Такими они и остаются, даже несмотря на то, что со временем другие компании стали оспаривать славу великой марки, а сам Ив Сен-Лоран заболел. Поэтому, когда дизайнер продал свой Дом группе Elf Sanofi (которая затем продала его PPR за $1 млрд) и после этого ушел на покой, казалось только логичным, что на его место пришел Том Форд. Человек создававший моду в 1960-х и 1970-х годах, передал эстафету тому, кто занимался тем же самым в 1980-е и 1990-е годы. Ив Сен Лоран Именно Форд стал автором идеи “креативный директор”. Эта идея состоит в том, что управление глобальными брендами оказывается в руках одного дизайнера-менеджера, под чьим руководством создаются новые коллекции, равно как и неповторимый стиль всего бренда. Именно Форд создал индустрию роскоши в том виде, в каком мы ее знаем. Что же касается таланта и известности, то и в этом Том Форд достиг таких же высот, что и сам Сен-Лоран несколькими десятилетиями раньше. Единственное, чего не сумел добиться Форд, — он не смог возродить коммерческий успех бренда. Он скупал лицензии, открывал новые магазины, и со временем в бюджете компании образовалась “черная дыра”, а у специалистов — сомнения в том, что путь Форда — единственно правильный. К 2004 году ежегодные убытки Yves Saint Laurent исчислялись миллионами, но перспектива поражения не устраивала никого: само имя бренда, национальная гордость Франции, было слишком знаменитым. Получалось так, что именно те самые качества, которые и сделали бренд звездным, теперь стали создавать для него серьезную проблему. Том Форд И тогда в 2004 году из-за серьезных разногласий с материнской компанией ушли со своих постов и Том Форд, и председатель совета директоров Gucci Group Доменико де Соле. Пилати, который до тех пор работал в тени самого Форда и занимал пост директора по дизайну, попросили занять место его бывшего босса. 14 марта, 2001 год. Коллекция под руководством Тома Форда. Специалисты допускали, что на освободившуюся позицию могут прийти Александр Маккуин или бывший дизайнер Dior Homme Эди Слиман, но никто из них не захотел брать на себя ответственность. Пилати знал ситуацию изнутри и прекрасно понимал, что именно их так напугало. Тем не менее он сказал “да”. Александр Маккуин Эди Слиман “Я прекрасно знал, как многого нам не хватает, — вспоминает он. — Но я хотел остаться в Париже, мне надо было работать, и никакая другая работа меня не устраивала. Конечно, начинать с большой отрицательной величины гораздо труднее, чем с нуля. Если вы начинаете с нуля и продаете две вещи, вам аплодируют. А когда вы начинаете с -75, продаете столько же и выходите на отметку -73, вы все еще в глубоком минусе. При этом вас постоянно сравнивают с вашими конкурентами, которые находятся в совершенно другой ситуации. И вы постоянно слышите, что в Chanel сделали то-то, а в Vuitton — то-то. А почему вы такого не делаете, спрашивают вас. Но и вам хотелось бы делать то же, что и ваши конкуренты, но вы не можете… И это очень тяжело. Но единственный способ с этим бороться — это действовать”. С коротко стриженными светлыми волосами и бородой Пилати выглядит как ожившая скульптура античного героя. И испытания, которые поджидали его на жизненном пути, не раз требовали от него поистине героических усилий. Стефано Питали для YSL Стефано Пилати вырос в обычной миланской семье, в которой кроме него были еще две дочери. В 17 лет он распрощался со школой и поступил учеником к Нино Черрути, дизайнеру мужской одежды. Оттуда он ушел в компанию по изготовлению тканей, где работал над проектами для таких дизайнеров, как Dries van Noten и Valentino. А в 1993 году его взяли на работу в Giorgio Armani ассистентом в подразделение мужской одежды. “Мне всегда говорили, что лучшей школой для дизайнера, который хочет шить женскую одежду, является работа с одеждой для мужчин, — рассказывает Пилати. — Все сводится к конструированию. И это чистая правда: что бы вы ни шили — пиджак, платье или рубашку, — ключевой остается линия плеча”. Два года спустя Миучча Прада пригласила его разрабатывать новые ткани, и со временем Стефано Пилати стал моделировать женскую одежду в компании Miu Miu, где, по его словам, все работали с оглядкой на Миучча — а что бы надела она? Мы делали эскизы, но при этом все время задавались вопросами: по-прежнему ли актуальна юбка? А почему бы в этом сезоне не сделать акцент на брюках? В 2000 году Пилати нашел Форд и убедил его переехать в Париж работать у YSL. “У Тома было совершенно четкое представление о YSL — женщина, очень яркая и очень необычная”, — говорит Пилати. Попав в Париж, он со всем усердием начал претворять в жизнь замыслы Форда. Причем с таким усердием, что, когда сам он занял место своего наставника, разница между тем, что делал он под началом Форда, и тем, что он делает сам, оказалась огромной. “Я старался создать для Дома некий словарь, чтобы вся наша работа заключала бы в себе набор ценностей, — рассказывает Пилати. — Скажем, мне нравятся женщины не столько сексуальные, сколько элегантные. В элегантности есть какая-то загадка, которая меня увлекает”. Тем не менее авторитет Пилати-модельера никак не отражался на продажах компании до тех пор, пока они с Херманн не разработали новую стратегию бизнеса. “Когда меня попросили стать генеральным директором YSL, все восхищались тем, как мне повезло, как знаменит этот бренд. На это я задавала вопрос: “А давно ли вы покупали последнюю вещь от YSL? И ответом мне всегда было долгое молчание”, — вспоминает Херманн. Она пришла в компанию из Dior на следующий год после того, как Пилати пришел на место Форда. И при первой же встрече сказала Пилати всего четыре слова: “Нам нужны сумочка и туфли”. Эти аксессуары нужны были именно потому, что восстанавливать бренд следовало не за счет расширения (команда Херманн — Пилати не открыла ни одного нового магазина, а просто постепенно реструктурировала и переделала имевшиеся на тот момент 64 магазина), а за счет новых разработок. “Это, — отмечает Пилати, — для творческого человека может оказаться непросто. Мы по-разному считаем. Люди бизнеса складывают один и один и получают два. Я же могу в результате сложения получить три. Но тогда они говорят мне: нам надо два. Но ведь я предлагаю им три!” Как бы то ни было, Пилати дал Херманн то, что она просила, — и в итоге на сегодняшний день товары из кожи обеспечивают компании до 36% продаж. Осень 2007 под руководством Стефано Пилати - эта коллекция названа одной из лучших коллекций модного Дома Еще одним из результатов взаимодействия двух начал — творческого и делового — стало появление целого ряда “побочных” коллекций, существующих вне рамок обычной программы показов и позволяющих YSL закрывать все возможные “лакуны” в ассортименте товаров. Эти коллекции — непосредственная реакция на необходимость уравновесить рыночный спрос неким креативным импульсом. Edition 24 — линия “основных” товаров YSL, таких как белая футболка из хлопка и сатина или гладкое шелковое платье на тесемках. Эта коллекция обновляется каждый год и затем в течение всего года остается в продаже. Идея ее состоит в том, что какие-то вещи не подвержены капризам сезонной моды. Есть и другая коллекция — Edition Soir, в которой француженкам предлагают “платья вечерние и для коктейлей”, а заодно и освобождают Пилати от необходимости демонстрировать на подиумах определенное количество вечерних туалетов, если вдруг, на его взгляд, они не вписываются в коллекцию осень-зима. Есть и третья коллекция — Edition Unisex, которая появилась на свет потому, что многие из клиенток Пилати стали покупать себе модели, которые он создавал для мужчин. И, наконец, наиболее “молодая” — коллекция YSL New Vintage — ответ на модную тему “устойчивого развития”. Вещи шьются из “винтажных тканей” (остатков от коллекций предыдущих сезонов). При этом популярность ее настолько высока, что из партии в 60 предметов, которую доставили в Barneys New York, 42 вещи были распроданы в течение первых же полутора часов. Существование таких “побочных” коллекций дает Пилати возможность сконцентрировать все свои творческие силы на показах, которые мир моды расценивает как что-то наподобие “программных заявлений” или, если хотите, манифестов Дома YSL. Он по-новому организовал свое ателье, чтобы оно отвечало новому стилю работы. “Одна из проблем, с которой я сталкиваюсь сегодня, — это отсутствие права на ошибку, — размышляет Пилати. — Стоит мне о чем-то подумать, как вдруг — бум! — это уже стало готовой вещью. Из-за того что мы должны производить большое количество продукции, не остается возможности экспериментировать. А ведь эксперимент так часто приводит к появлению интереснейших вещей. Поэтому мне пришлось полностью перестроить весь стиль работы. Сейчас у меня две мастерские. Одна — "лаборатория", в которой мы ищем и экспериментируем, а другая — обычное ателье, в котором шьют образцы. У меня есть ассистент, который должен постоянно следовать за мной и ловить мои мысли, потому что сегодня у нас больше нет сезонов. Мы все время находимся в поиске. Потом мы провели некоторое репозиционирование показов. Теперь показ — это выражение идеи в чистом виде, и тут я уже могу дать полную свободу своей фантазии”. 8 марта 2010год. Коллекция под руководством Стефано Пилати. Очередную коллекцию Пилати нередко начинает с ткани и с попытки понять, что же в данный момент ждут от него поклонники бренда. “Иногда начинаются разговоры, что надо бы вернуться к двум сезонным показам в год. По коллекции каждые полгода? Было бы замечательно, — размышляет Пилати. — Но перестраиваться придется всем. Верю ли я, что такое случится?” — тут он задумывается и долго смотрит в окно. “Да нет, вряд ли. Сейчас над всеми нами, кто работает в мире моды, висит вопрос: кто мы? Просто сфера обслуживания? Чего хотят женщины? Хотят ли они, чтобы мода сделала их свободнее? А не убили ли мы мечту, выдавая такое огромное количество товара? А если и так, то как нам ее возродить? Вот поэтому мы и создали Манифест. Мы сделали это вовсе не для того, чтобы привлечь в магазины больше покупателей, хотя и это было бы неплохо. Мы сделали это, чтобы подтолкнуть их воображение. Если они возьмут мой Манифест и пойдут с ним в какой-нибудь дорогой магазин и захотят сами создать свой костюм — это будет прекрасно. Это означало бы, что мы помогли им придумать для себя что-то новое. Разве это не важнее всего?” Источник: kp.vedomosti.ru/

Оставьте свой голос:

160
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

romna
romna

Спасибо за пост! Очень интересную стратегию или бизнес-план они придумали. Последняя их коллекция понравилась!

miomi
miomi

Рада что понравилось! Мне кажется Пилати очень похож на молодого Лорана. Очень нравится его высказывание:" мне нравятся женщины не столько сексуальные, сколько элегантные. В элегантности есть какая-то загадка, которая меня увлекает"

ludaluna
ludaluna

очень, понравился деловой стиль.

yarzhonchik
yarzhonchik

большое спасибо за пост! Мне каж-ся, они нашли идеальный баланс у себя в компании, коллекции получаются отличные......!)

Сейчас на главной

Дженнифер Энистон, Оливия Манн и другие на премьере комедии "Новгодний корпоратив"
Модная битва: Карли Клосс против Кристины Орбакайте
Брэд Питт и Анджелина Джоли пришли к согласию о временной опеке над детьми
Сыну Ким Кардашьян Сейнту исполнился один год: поздравления с днем рождения от звездных родственников
Фанаты Леди Гаги после ее выступления заговорили о том, что певица сделала пластическую операцию
Приемная дочь Мадонны завоевала четыре медали на соревнованиях по спортивной гимнастике
Рената Литвинова в Лондоне: встреча с Диной Корзун, новая шляпка и другие приключения
Во всей красе: обнаженный Том Харди в новогоднем номере Esquire
Instagram недели: американец и его кот творят странные вещи
Конкурс на SPLETNIK.RU: выиграйте билеты на концерт группы "Моя Мишель"
СМИ: Анастасия Стоцкая ждет второго ребенка
Любовь по-французски: Марион Котийяр и Гийом Кане в Париже
Кендалл Дженнер в видеоролике журнала Love помогает скрасить ожидание праздника
Сиенна Миллер, Вин Дизель и другие гости Юрия и Юлии Мильнер на вручении научной премии
Готовимся к главной ночи года вместе с "Эконика": новогодняя коллекция обуви и аксессуаров
Учимся держать ракетку: Алла Пугачева опубликовала забавное видео с дочерью Лизой
Что у вас в бардачке: Инна Маликова о своей машине
Змея-искусительница: Кайли Дженнер в объективе Терри Ричардсона