Контент опубликован пользователем сайта

Мода

Как менялись стандарты модельной внешности

16
Как менялись стандарты модельной внешности

Единый стандарт красоты, который гласно и негласно доминирует в современном обществе, во многом заслуга модной индустрии и медиа. Модели, принятые за эталон, смотрят на нас с обложек журналов, стоящих в ряд на автозаправке, с рекламного щита на эскалаторе, с упаковки колготок и даже из витрины любого магазина одежды под видом пластикового манекена. Каждый день наше недовольство своей внешностью незаметно растет: ведь у многих из нас никогда не будет таких длинных ног или узких бедер. Как получилось, что из всего невероятного разнообразия человеческой красоты в «первый класс» попал только один? Разбираемся, как менялись требования к женской модельной внешности и что именно на это влияло.

В современном институте селебрити модели занимают верхние строчки, олицетворяя образ роскошной и легкой жизни: кажется, достаточно родиться красивой и попасть в нужное место — и вот уже на твой счет начинают литься шестизначные суммы, а ты только ходи по подиуму в дорогой одежде и фотографируйся.

Во-первых, это не так (см. «пищевые расстройства», «страшная конкуренция», «изматывающие недели моды», «нищета»), во-вторых, положение моделей в иерархии модной индустрии не всегда было безупречным. В начале XX века девушек, демонстрировавших модные коллекции, приравнивали к маргинальному классу: эта профессия считалась неподобающей для «приличных» женщин, поэтому в манекенщицы шли девушки из бедных неблагополучных семей. Их называли «манекен» («моделью» были выставочные образцы коллекции), что очевидно дегуманизировало женщину и сводило ее восприятие и роль к подставке для одежды.

Именно эта коннотация «пустая кукла с идеальными пропорциями лица и тела» сохранится в индустрии вплоть до 1970-х, а в обществе — гораздо дольше: именно отсюда берется привычка пренебрежительно называть моделей «вешалками».

Первым дизайнером, решившим использовать вместо статичных презентаций подиумные показы, считается лондонский модельер Люси Дафф Гордон (на снимке ниже).

Она сама воспитывала манекенщиц для своего модного дома, давая им сценические псевдонимы, что тоже навевало ассоциации со жрицами любви. К 1910 году почти все парижские кутюрье держали в штате собственных манекенщиц, причем двух категорий: одни демонстрировали коллекции на показе, другие — частным клиентам в ателье. На этом их различия заканчивались. У всех были правильные черты лица и гармоничное телосложение, проще говоря, они были красотками по меркам времени — в манекенщицы нередко шли девушки, мечтавшие о карьере актрис, но отсеянные Голливудом.

Такого понятия, как жесткие модельные параметры, выраженные в сантиметрах, не существовало вовсе. Напротив, дизайнеры использовали манекенщиц разной комплекции, чтобы показать вариативность своих моделей. В то время манекенщицы не служили олицетворением недостижимого идеала красоты — наоборот, они должны были имитировать пропорции среднестатистических клиенток кутюра, будь то парижские аристократки или жены американских нуворишей. Некоторые кутюрье, включая Жана Пату, даже выписывали манекенщиц из Америки, так как считалось, что француженки с их типом фигуры не смогут «продать» наряды американским клиенткам.

20-е годы

В 1920-е на смену концепции одежды, призванной скульптурировать тело и подчеркивать его изгибы, загоняя женщину в жесткие оковы корсета, приходит идея освобождения и расслабленности. Благодаря массовому увлечению спортом в моду входит стройная подтянутая фигура, а прямой силуэт платьев намекает на то, что красивая женщина — женщина без округлостей. Более того, Мадлен Вионне в этом время говорит, что новый корсет для женщины — ее собственное тело. Модельеры понимают, что новые фасоны платьев лучше всего смотрятся на совсем молоденьких, не всегда сформировавшихся девушках, и так профессия манекенщиц заметно молодеет. Впрочем, женственность была важна. Во второй половине 20-х лицами эмансипированного поколения становятся девушки с решительной внешностью Марион Морхаус и Ли Миллер — будущая муза Мана Рэя (известного фотографа) и военный спецкор. Они отличались от популярного в 20-е типажа легкомысленной и раскрепощенной flapper girl своей благородно-зрелой внешностью и манерами.

Марион Морхаус

Ли Миллер

30-е годы

Золотую эру Голливуда 1930-х мы знаем как эпоху, породившую концепцию гламура с культом женщин, роскошных от белоснежного мехового манто до кончиков ногтей. Голливуд предложил новый, очень живучий идеал красоты — недосягаемых див, будто бы без изменений сходящих с экрана в реальность и обратно. В это время в моду входит классическая красота, подчеркнутая драматическим макияжем: высокие скулы, изогнутые выразительной дугой брови и глубоко посаженные глаза. Впрочем, для моделей это десятилетие было не самым доходным временем — для съемок в журналах им всё чаще предпочитали голливудских звезд. В фаворе оказались модели, которые транслировали тот самый голливудский шик: Хелен Беннетт, русская красавица Людмила Федосеева и шведка Лиза Фонсагривс, которую называют первой в истории супермоделью.

Хелен Беннет

Людмила Федосеева

Лиза Фонсагривс

40-50-е годы

Мир гламура разбился о Вторую мировую, как хрустальная ваза, а на смену шелкам и бриллиантам пришли сдержанные наряды словно с плеча Ингрид Бергман из «Касабланки».

Послевоенная эпоха неизбежно диктовала другой курс: модные фотографы избавляются в своих работах от голливудского апломба, а доминирующим трендом становится не роскошный, а здоровый и спортивный образ жизни. Модели всё еще воплощают элегантность и безукоризненную женственность, но выглядят куда более земными существами по сравнению с эталонами предыдущего десятилетия. Образцовыми красавицами второй половины 1940-х и воплощением идеала естественной красоты были Бетти Трет и Лиз Бенн.

Лиз Бенн

Именно в это время происходит один из ключевых моментов в модельной индустрии: разделение на подиумных, то есть high fashion, и коммерческих моделей — тех, кто даже при большой востребованности и гонорарах не мог рассчитывать на обложку Vogue или Harper’s Bazaar. После 1947 года стандарты женской красоты сформируются во вполне определенный канон: высокая грудь, тончайшая талия, выдающиеся бедра. И тут, конечно, не обошлось без Кристиана Диора и его концепции New Look. Силуэт, предложенный Диором, вывел в лидеры модельной индустрии девушек с параметрами 96–63–94 см, что по нынешним меркам находится на пороге профпригодности — сегодня с такими объемами девушек ждут разве что на кастнге Victoria’s Secret. Но в 50-х модели Дориан Лей, Довима, Сьюзи Паркер, Джин Пэтчетт, Санни Харнетт стали олицетворением рафинированной женственности Диора и новыми идеалами благородной красоты.

Дориан Лей

Довима

Сьюзи Паркер (любимица Шанель)

60-е годы

Впрочем, эталон красоты «по Диору» закрепился ненадолго — ровно до начала нового десятилетия. Шестидесятые стали поворотной точкой, навсегда изменившей восприятие моды. Если до этого основными клиентами модных кутюрье были взрослые женщины высокого происхождения и дохода, то 1960-е с их повальным увлечением молодежными субкультурами поставили дизайнеров перед фактом: отныне музыку заказывают молодые. Все эти принципиально новые А-силуэты и экстремально короткая длина юбок вкупе с общей инфантильностью моды требовали новых лиц и тел. Ими становятся худенькие девушки с кукольными лицами: Твигги, Джин Шримптон, Пенелопа Три, Патти Бойд и Линда Кит. Их пубертатный образ и мальчишеская фигура были свежим глотком после абсолютного доминирования зрелой женской красоты в духе femme fatale. Модная индустрия 60-х провернула и еще одну небольшую революцию, отменив границу между манекенщицами и фотомоделями.

Твигги

Джин Шримптон

Пенелопа Три

Патти Бойд

70-е годы


Пройдет еще десяток лет, прежде чем профессия модели станет считаться по-настоящему престижным делом. Именно 1970-м мы обязаны феноменом супермоделей, с появлением которых модная индустрия уже никогда не станет прежней. С приходом 70-х модели становятся одними из символов поп-культуры, оказавшись на одной доске почета со знаменитыми актрисами и певицами. В девушках, ставших главными лицами модной индустрии 70-х и последовавших 80-х, не было и следа тинейджерской инфантильности их предшественниц. Это были сильные, эффектные женщины с ярко выраженной сексуальностью и не менее выраженными половыми признаками. Эпоха гламура вернулась. Его посланницами стали любимица Vogue и первая модель, подписавшая контракт с косметическим гигантом Revlon, Лорен Хаттон, а также Джерри Холл, темнокожая муза Ива Сен-Лорана и будущая жена Дэвида Боуи Иман, Мариса Беренсон, внучка Эльзы Скиапарелли, которую Сен-Лоран называл «девушкой 70-х», звезда Sports Illustrated Кристи Бринкли, а также Дейл Хэддон и Дженис Дикинсон.

Лорен Хаттон

Джерри Холл

Иман

Мариса Беренсон

Кристи Бринкли

80-е годы


Десятилетие аэробики, химзавивки и лосин возглавили спортивные американки Джейн Фонда и Синди Кроуфорд. По видеоурокам Фонды (а позже и Кроуфорд) занимались все женщины планеты, и даже некоторые мужчины. Культ тела определил новые идеалы, а значит, и стандарты модельной внешности. Главным были женственные формы, отточенные занятиями в фитнес-зале. Модели окончательно сформировали подразделение героинь современной культуры, а делать бренд из собственного имени стало новой традицией. Отныне модели стали не приложением к роскошным дизайнерским коллекциям, а лидерами общественного мнения, которым модельеры были готовы платить немыслимые деньги за работу: именно их лица и фигуры запускали механизм массовых продаж чего угодно.

 

90-е годы

Сформировавшиеся правила закономерно породили золотую эпоху супермоделей, имена которых были не просто говорящими и самодостаточными, но почти нарицательными: Наоми, Линда, Кристи, Синди. Считается, что за их славой стояли не столько неземная красота или умение позировать перед камерой (хотя и это, безусловно, тоже), сколько сила личности и харизматичность — сочетание обаяния, достоинства, самоуверенности и каких-то неуловимых качеств, которое не оставляет окружающим шанса усомниться в вашей исключительности.

Культ личности в индустрии, где 90 % участниц оставались безвестными, сопровождался многомиллионными гонорарами (в историю вошло знаменитое «Мы не встаем с кровати меньше чем за 10 000 долларов в день» Линды Евангелисты) и славой, шлейф от которой тянется до сих пор. Вскоре к ним присоединилась Кейт Мосс, на первый взгляд абсолютно выпадавшая из стандарта и вроде бы сильно уступавшая коллегам со своими 170 см роста и андрогинной внешностью. Столь резкий контраст (хотя, конечно, не только он) «выстрелил», и Кейт с ноги распахнула дверь «героиновому шику» — новому гламуру эпохи гранжа и брит-попа, когда роскошью стала бледная кожа, невыспавшийся вид и трогательно торчащие ключицы.

00-е годы

Считается, что закат эпохи супермоделей был вызван, во-первых, нежеланием дизайнеров платить те самые условные 10 000 долларов за съемку или выход на показе. Поэтому модельные агентства всё чаще стали предлагать брендам новые лица из Южной Америки и Восточной Европы — эти девушки просили куда меньше, а на фоне примелькавшихся фигур выглядели свежо и ново.

Во-вторых, к началу 2000-х мода качнулась в сторону интеллектуальной, без фейерверков в духе Версаче, и она требовала новых лиц, которые не затмевали бы коллекцию. Поэтому, с одной стороны, на подиумах набрал обороты тренд на болезненно худых, анорексичного вида девушек со странными инопланетными лицами — отчасти мы обязаны этим одному из ключевых дизайнеров начала 2000-х Александру Маккуину, с чьей подачи всё странное стало ультрамодным.

С другой — начинает развиваться тренд на новую сексуальность, во главе которого встали «ангелы» Victoria’s Secret. Жизель Бундхен, Адриана Лима, Алессандра Амбросио постепенно возвращали на подиумы классическую женственность, правда, всё же наиболее востребованную в «бельевом» сегменте, где сексуальность вещей традиционно подавалась через сексуальность их носительницы.

В целом 2000-е оказались десятилетием, крайне плодовитым на самые разные типы модельной внешности (а значит, и женской красоты в целом). Тренды коммерческих моделей вроде «ангелов» сосуществовали с нетипичной красотой в лице Дарьи Вербовой и Коко Роши, а «куклы наследника Тутти» Джемма Уорд и Лили Коллинз отлично уживались с андрогинными Агнеcс Дейн и Фреей Бехой Эриксен.

Именно бум на моделей-андрогинов конца 2000-х можно назвать предвестником того, что сегодня мы видим на подиумах: размывания гендерной дифференциации, неофеминизма и возрождения популярной девяностнической идеи унисекс — на этот раз в духе Аллесандро Микеле, нового креативного директора Gucci.

Что происходит сейчас?

Каждая из моделей, популярных в нулевых, несла яркий харизматичный заряд — именно поэтому на подиумах было столько разных типажей внешности. Правда, проявления индивидуальности допускались лишь в чертах лица, а не в типе фигуры. Но многие модели поколения Y, бывшие на пике последние лет пять, лишены и этого. Хороший пример — феномен Кендалл Дженнер, чей секрет успеха кроется в запросе модной индустрии на типаж girls next door. 

Посмотрите на топовых моделей последних лет от Кары Делевинь и Саши Лусс до Бинкс Уолтон, обладательниц миловидной, но не уникальной внешности (что не мешает некоторым из них зарабатывать 6500 фунтов в день).

Бинкс Уилтон

Скажем, Саша Лусс считалась не самой яркой моделью, пока с ней не сделал съемку Карл Темплер, предложив ей выбелить волосы и сделав ее внешность более нетипичной и узнаваемой. Однако незаменимых в индустрии больше нет, а новые звёзды среди моделей быстро вспыхивают и так же быстро гаснут.

Сложившийся стандарт пока начали ломать лишь дизайнеры-нонконформисты, готовые смотреть шире и нанимать обладательниц незаурядной внешности. Шантель Браун-Янг с синдромом витилиго за последние полгода ходила по подиуму у Ashish и снялась в рекламных кампаниях Diesel и Desigual, общество требует вывести девушек больше 12 размера одежды из категории плюс-сайз (а саму категорию перестать воспринимать как гетто), а в рекламных кампаниях и на показах стали появляться девушки и юноши, завербованные на улицах или в Instagram.

Модели, дизайнеры и сопутствующая индустрия постепенно начинают представлять интересы широкого круга потребителей одежды: пройдя полный цикл, мир моды вернулся к тому, с чего всё и начиналось. Понемногу заменяя моделей на показах и в рекламных кампаниях людьми с «немодельными» параметрами, нам как бы намекают: да, у них не всегда идеальные ноги, как и у большинства жителей этой планеты. Зато у них есть характер, личная история и индивидуальность — именно то, что не позволит нам превратиться в толпу, даже если мы все будем носить одно и то же. Ведь, как известно капитану очевидность, не одежда красит человека, а наоборот.

Оставьте свой голос:

873
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Lana-Na-Na
Lana-Na-Na

Очень интересно))

krokadilka
krokadilka

Линда Евангелиста какие у нее глаза шикарные. Кэйт Мосс еще и 170 рост? Может она какую услугу оказала раз ее начали так продвигать.

alfa-omega
alfa-omega

krokadilka, да она вообще уникум: кортконогая, кривоногая, со специфичным лицом и в дамки. она звезда героинового шика, особо стала популярная после коллекций Марка Джейкобса в стиле гранж (бомж-стайл) в середине 90-х. она как раз вписалась в эту субкультуру очень органично.

alfa-omega
alfa-omega

PS а если о начале ее карьеры, то она жила с известным фотографом Марио Сорренти, и он ее активно пиарил. потом роман с Джони Деппом очень повысил ее ставки. плюс она умеет дружить с нужными людьми: Гальяно, Ирвином Пеном, Стеллой Маккартни и т.д. и т.п. судя по всему, она очень органично вписывается во всю эту богемную тусовку в Великобритании, за счет чего имеет хорошие связи и контракты. ну, и она действительно хорошая модель, умеет хорошо преподнести товар, этого у нее не отнимешь.

ananas2013
ananas2013

У неё и того меньше 165 см или Макс 168, сейчас наша Аня Константинова хорошо работает с ростом 163 krokadilka,

krokadilka
krokadilka

ananas2013, как они проходят с таким ростом? Все таки скорее всего деньги и связи играют роль или на что сама модель готова пойти. Например наша Аня Селезнева крастока, но по сравнению с Хадид о ней мало пишут.

julia260290
julia260290

ananas2013, не правда) у кейт рост 173-174) это когда ей 14 было ей записали., что 168 она

julia260290
julia260290

krokadilka, кейт 173-174, когда она начинала (в 14) была 168. отсюда и слухи

alfa-omega
alfa-omega

julia260290, я в лукбуке кейт мосс, в другом блоге, привела ее фото с клаудией шиффер. у шиффер рост 1.80. и кейт мосс намного ниже ее, разница там явно не 6 см. так что максимум у кейт 1.70.

julia260290
julia260290

alfa-omega, столько моментов может повлиять на то, как люди смотрятся вместе на фото. элементарно - мосс в длинном платье на очень низких каблуках стоит, оперевшись на одну ногу, чуть отклонившись. в сети полно фото кейт с наоми, например, которая 177-178. и разницы в 10 см там и в помине нет. или с кристи - та 178, при этом кейт не сморится рядом гномом. хотя из всех супермоделей именно кейт любила балетки и туфли на низких каблуках в 90-е

alfa-omega
alfa-omega

julia260290, там есть фото с Джони Деппом. у него 1.78. она на каблуках минимум 7 см. все равно ниже него. ну нет там 174.

julia260290
julia260290

alfa-omega, да, и при этом есть фото, где она в кроссовках, а он в сапогах на каблуках, но при этом он смотрится как раз на 5 см выше) синею миллер она тоже на порядок выше, а у той заявлено 165. и, опять же, ну не на 10 см она ниже наоми, не может быть такого) короче, по фото диагноз сложно поставить. просто 168 - это реально мало для модели. было бы видно, как сильно она отличается от остальных. в принципе, и 173 - мало.

Snowden
Snowden

Очень интересная, информативная статья.

OlesyaKarelskaya
OlesyaKarelskaya

Спасибо за пост, огромнейшее) взахлеб, очень познавательно и систематизировано. )

Shagulka
Shagulka

Отличная статья! Девушки очень красивые. Спасибо!
А Дорина Рэй из 40-50-х вылитая Дакота Джонс! Вернее наоборот :)

eliza4
eliza4

по-моему, у Вербовой красота в стиле 40-х-50х. никак не "нетипичная"

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

СМИ: Анджелина Джоли переезжает в Лондон и забирает детей с собой
Эмили Ратажковски: "Я знаю, что своей карьерой я обязана внешности"
Forbes назвал самых высокооплачиваемых YouTube-блогеров
10 образов с красной дорожки The Fashion Awards-2016: выбираем лучший
Марк Уолберг и Оптимус Прайм в трейлере блокбастера Майкла Бэя "Трансформеры 5: Последний Рыцарь"
Travel-колонка Регины Тодоренко для SPLETNIK.RU: в поисках экстрима — от прыжков в бездну до селфи у кратера действующего вулкана
Мишель Обама в платье Gucci затмила всех гостей на Kennedy Center Honors
Мадонна в тизере нового выпуска "Караоке на колесах": горячие хиты, тверк и все о поцелуе с Майклом Джексоном
Новый бойфренд Мэрайи Кэри Брайан Танака признался ей в любви: "Я так сильно ее люблю!"
Дженнифер Энистон, Оливия Манн и другие на премьере комедии "Новогодний корпоратив"
Модная битва: Карли Клосс против Кристины Орбакайте
Брэд Питт и Анджелина Джоли пришли к согласию о временной опеке над детьми
Сыну Ким Кардашьян Сейнту исполнился один год: поздравления с днем рождения от звездных родственников
Фанаты Леди Гаги после ее выступления заговорили о том, что певица сделала пластическую операцию
Приемная дочь Мадонны завоевала четыре медали на соревнованиях по спортивной гимнастике
Рената Литвинова в Лондоне: встреча с Диной Корзун, новая шляпка и другие приключения
Во всей красе: обнаженный Том Харди в новогоднем номере Esquire
Instagram недели: американец и его кот творят странные вещи