Контент опубликован пользователем сайта

Мода

Haute Couture или Парижский синдикат моды

58
Haute Couture или Парижский синдикат моды

Происхождение словосочетания «от кутюр» в России часто не понимают, а точнее — путают. На самом деле это произношение французского термина «haute couture», в дословном переводе — «высокий пошив», «Высокая мода», а вовсе не русское «от Елисеева», «от Славы Зайцева» или «от Версаче»! А теперь обратимся к сути этого понятия. Одежда haute couture это не просто что-то элегантное, головокружительное или созданное вручную — это, строго говоря, модели тех немногочисленных Домов моды, которые входят в Парижский Синдикат Высокой моды (Chambre Syndicale de la Couture Parisienne). 

История по аналогии с шампанским — как вы помните, только вино из региона Шампань, соответствующее всем правилам французского «Национального института наименований по происхождению» (INAO), имеет право называться и стоить как шампанское, а похожие напитки из Калифорнии, Канады и России навсегда останутся просто «игристыми винами». В общем, Синдикат Высокой моды — это чисто французский профсоюз, долгое время закрытый для иностранцев. С глобальным международным влиянием — ведь за несколько веков Париж отвоевал себе статус столицы моды!

Довольно строгие правила, по которым модные Дома и ателье соответствующего класса могут подать заявку на вступление в Синдикат, регулируются законом Франции, а окончательный список его членов утверждается в Министерстве промышленности. Всё серьёзно и на государственном уровне. Монополизировав лейбл «haute couture» и создав Синдикат, Франция заслужила право ставить свой «знак качества», а соответственно и цены. История haute couture (то есть «Высокой моды») — это социальная история Европы. Первым кутюрье в современном понимании стал англичанин Чарльз Фредерик Уорт, специально переехавший в Париж, чтобы открыть там свой Дом моды.

Это было в 1858 году. Почему именно его считают первым? Потому что он первым стал диктовать клиентам-аристократам своё видение моды, и они его оценили! После него так стали делать и другие модельеры. Уорт первым разделил коллекции по сезону, первым пришил к наряду ленточку со своим именем и первым ввёл показы одежды на живых манекенщицах, отказавшись от распространённой тогда практики отсылать клиентам тряпичные куклы, одетые в предлагаемый мини-наряд.

Его заказчицы, среди которых коронованные особы девяти королевских дворов, известные актрисы и самые богатые люди того времени, выбирали модели из коллекции, которые потом отшивались из предложенных тканей по их фигуре и размеру. В общем, Уорт стал настоящим революционером индпошива; он первым увидел в порт- ном художника, а не просто ремесленника, и гордо назвал его «кутюрье». И, кстати, он совершенно не стеснялся назначать очень высокие цены за свои бальные платья! Во Франции, да и во всей Европе, одежда долгое время оставалась отличительным признаком сословия, ранга и статуса в социальной иерархии. Закон запрещал нижним сословиям носить одежду из определённой ткани и даже того или иного цвета.

Всё изменила Французская революция! В это время был издан указ, разрешивший всем гражданам Республики носить любую одежду по их желанию. Швейное дело в связи с этим резко пошло в гору, и в 1868 году самые статусные модельеры, одевавшие высшие круги общества, объединились в Профессиональный Синдикат кутюрье для защиты своих авторских прав от плагиата со стороны портных, одевавших простых буржуа. В конце XIX века для вступления в эту организацию Дома моды должны были шить наряды на заказ и только вручную, что по мнению Чарльза Уорта гарантировало уникальность модели и высокое качество (в отличие от машинного производства). А чуть позже всех обязали проводить регулярные показы моделей для клиентов и дважды в год демонстрировать новые сезонные коллекции, то есть «пиариться». Только член Синдиката имел право носить звание «кутюрье». Клиенты, желавшие подчеркнуть свою индивидуальность и высокое положение в обществе, ходили на показы и одевались только у таких мастеров.

Итак, в 1900 году в кутюрном «цеху» состояло 20 Домов мод, в 1925 году — 25, в 1937 — уже 29. Наравне с парижскими Домами стояли ателье и Дома мод, созданные русскими эмигрантами-аристократами: IrFe, Итеб, Тао, Поль Каре и др. С 1910 года Синдикат трансформировался в Палату Высокой моды, которая стала заниматься продвижением французской моды на международный рынок. Сразу после Второй мировой войны Палата организовывает передвижную выставку — Театр моды, в которой приняли участие 53 модных Дома. За следующий год число Домов увеличивается до 106! Это время называют «золотыми годами» кутюра: в Париже проходит по 100 показов в сезон, на «Высокую моду» работают более 46 тысяч человек, услугами Домов пользуются 15 тысяч заказчиц, в основ- ном представительницы «старых денег» Европы и Америки, аристократки. Такие известные дамы, как герцогиня Виндзорская или Глория Гинесс, заказывают для своего гардероба целые коллекции.

Сонсолес Диез де Ривера и де Иказа, испанская аристократка, которая одевалась у Кристобаля Баленсиаги: «Когда моя мать — постоянная клиентка Eisa (испанского ателье Баленсиаги) и просто его подруга — узнала, что кутюрье всё закрывает и отходит от дел, она испытала настоящий шок, потому что буквально весь свой гардероб десятилетиями заказывала у него и просто не понимала, что ей теперь делать. Его вещи, сшитые для одной клиентки, совершенно не были похожи на те, что он делал для другой. Настолько хорошо он их знал». 

Свадебное платье, сшитое Баленсиагой для Сонсолес Диез де Ривера и де Иказа

Причина, по которой Баленсиага и другие кутюрье вынуждены были так опечалить своих клиенток — в наступивших 60-х с их «революцией молодых», молодёжной музыкой и молодёжными субкультурами. Всё — теперь тренд задают бунтующие кумиры, а центром моды для молодых становится Лондон! Мода резко утрачивает свой элитарный характер и превращается в массовую демократичную индустрию. 

Пришло время prêt-à-porter — индустрии готового платья! Простой смертный получил возможность покупать себе дизайнерские вещи в магазинах. Не выдержав конкуренции, ателье закрываются одно за другим, и к 1967 году в Париже остаётся всего 18 Домов мод. В тот раз парижский haute couture выжил только благодаря «арабским принцессам», жёнам и дочерям саудовских или катарских нефтяных шейхов, которые приезжали в Париж и, не считая, тратили деньги на эксклюзивные наряды знаменитых брендов. Новые богачи из США, сделавшие себе состояния, например, в Силиконовой долине, не интересовались «Высокой модой», у «новых денег» были совершенно другие способы социальной самопрезентации, все были помешаны на благотворительности, и покупка сверхдорогого наряда для них была морально неприемлема. Поэтому в конце XX столетия, когда на кошельки арабской клиентуры повлиял нефтяной кризис, несколько крупных парижских Домов (Torrente, Balmain, Féraud, Carven, Jean-Louis Scherrer, Givenchy и Ungaro) приостановили показы.

Парижский кутюр нужно было спасать! Следить за изменением пульса и поддерживать иммунитет «поставили» маркетологов и финансистов. Именно тогда, собственно, в управлении модными Домами и появились люди, которые ещё вчера успешно про- давали йогурты или памперсы. Но всё-таки, почему французы не бросили это затратное дело и почему они так серьёзно относятся к, казалось бы, обычному портновскому ремеслу?

Во-первых, достаточно посмотреть, как с десяток мастериц вышивают вручную деталь платья или обрабатывают специально привезённые из Южной Африки перья, чтобы понять, что «Высокая мода» — не просто декадентский каприз для богатых, а настоящее искусство шитья. Трудоёмкое, дорогостоящее и редкое искусство для тех, кто может это себе позволить (представьте, на одно платье обычно уходит от 200 до 500 часов работы).

Во-вторых, ценность французского кутюра — в использовании труда высококлассных ремесленников, которые в традиционных для Франции специализированных ателье изготавливают кружева, плиссировку, украшения из перьев, пуговицы, цветы, бижутерию, перчатки и шляпы по заказу Домов мод. Всё это делается вручную, с душой, как в старые добрые времена, а поэтому просто не может стоить дёшево! Если эти старинные ателье не обеспечивать заказами, то их многовековые знания и опыт навсегда исчезнут в водовороте массовой моды made in China. В общем, кутюр — не просто культурное достояние, а эмоциональная составляющая бренда «современная Франция», и пока в Париже сильны кутюрные традиции, Франция будет стоять выше любой из мировых столиц моды!

Приняв правила игры современного fashion-бизнеса, Палата Высокой моды активно включилась в менеджмент и маркетинг, она занимается организацией недели haute couture, ежегодно проходящей в январе и июле, налаживает и поддерживает связи с прессой и байерами по всему миру, а с 2001 года упрощает драконовские условия приёма в Синдикат.

Сегодня для получения статуса Дома haute couture необходимо иметь основное производство (ателье, мастерские, магазины) в Париже, чтобы юридически входить в ведомство французского Департамента промышленности; оплачивать работу не менее 15 постоянных сотрудников — специалистов по шёлку, специалистов высокого класса по крою (раньше — 20 сотрудников и трёх постоянных манекенщиц), дважды в год демонстрировать на подиуме по 35 моделей (в начале 1990-х гг. коллекция должна была включать не менее 75 моделей в сезон). Все платья haute couture выполняются только в одном экземпляре, количество машинных швов не должно превышать 30%, отделка и декор должны производиться по старинным традициям, в тех самых специализированных парижских ателье. Плюс крупный вступительный денежный взнос — куда без него! Эти «уступки» позволили принять в Синдикат Жана-Поля Готье и Тьерри Мюглера.

Несмотря на модернизацию всей системы, старые французские Дома разорялись и один за другим выходили из игры, поэтому для привлечения новых люксовых брендов была введена ещё одна категория участия — «Приглашённые члены Синдиката». И — да, теперь на особых условиях в Синдикат начинают принимать редких иностранцев. Дома Versace, Valentino, Elie Saab, Giorgio Armani, чьи штаб-квартиры находятся за пределами Парижа, становятся членами-корреспондентами Палаты. Кроме того, появляется опция defile-off: возможность для молодых дизайнеров за несколько сот тысяч долларов показать свои коллекции не «в рамках», а «на полях» недели «от кутюр» (такой возможностью, кстати, не так давно воспользовалась Ульяна Сергеенко). У этого хода есть вполне практическое объяснение: попасть в расписание недели prêt-à-porter молодым дизайнерам практически невозможно, оно забито под завязку, зато в кутюрной неделе места полно, а значит — больше шансов быть замеченным.

Начиная с 2005 года в haute couture начинает воз- вращаться жизнь, приходит «мода на Высокую моду». Возобновил показы едва живой Givenchy, об увеличении заказов тогда заговорили представители Домов Christian Lacroix и Jean Paul Gaultier; Christian Dior продаёт по 45 кутюрных платьев прямо с поди- ума. В Chanel утверждают, что их сегодняшние клиенты haute couture — не только ближневосточные миллионеры и эксцентричные русские, но и европейцы, американцы, индийцы и китайцы. Джорджио Армани сильно удивил аналитиков модной индустрии, запустив в 2005 году свою кутюрную линию Armani Prive — мол, на что рассчитывает 70-летний итальянец, никогда не делавший «Высокую моду» и построивший свою империю на классических пиджаках и брюках? Тем ни менее его ставка на супер- роскошь оказалась верной (как и в 2012 году — на линию варенья и джемов Armani / Dolci): одежда ценой в 15 000 евро, на создание которой уходит по 2 месяца, пользуется спросом у его европейских клиентов. Кроме того, и Armani, и Chanel оплачивают своей главной швее перелёты частным самолётом для проведения примерок непосредственно у клиента: многие из них не присутствуют на дефиле, оберегая свою частную жизнь. Модные Дома всё чаще проводят закрытые показы в шоу-румах Нью-Йорка, Дубая, Москвы, Нью-Дели или Гонконга, ведь только 10% клиентов приобретают кутюрные вещи в Париже.

В английской газете Telegraph однажды процитировали слова молодой покупательницы кутюра из Казахстана: «У нас в стране пышная свадьба — это норма. Моя уважаемая семья не может позволить, чтобы я появилась на свадьбе в простом платье. И ни в коем случае нельзя, чтобы на другой гостье был такой же наряд. Так что haute couture для подобных случаев — скорее необходимость, нежели роскошь. Наши отцы и мужья воспринимают этот факт как должное. Социальный календарь уважаемой состоятельной женщины с Востока, по версии кутюрных ателье, — это от пятнадцати до двадцати свадеб в год, плюс как минимум по одной закрытой вечеринке каждый месяц. Он гораздо более насыщен, чем у самых богатых женщин Европы и Северной Америки, для которых достойный повод надеть наряды haute couture — это свадьбы членов королевских семей и благотворительные великосветские балы. Жаль только, что фоторепортажи с восточных балов нельзя увидеть в светских рубриках глянцевых журналов».

Чтобы два платья не «встретились» на одной вечеринке, в Домах моды при каждом заказе задают многочисленные вопросы, среди которых: «На какое мероприятие вы приглашены?», «Кто вас сопровождает?», «На каком виде транспорта вам предстоит приехать к месту мероприятия?», «Сколько гостей ожидается?» Представители ателье чётко ведут записи, в какую страну и на какое событие отправится тот или иной наряд.

Но самое удивительное то, что те самые традиции haute couture, которые пропагандировал Уорт 160 лет назад, до сих пор живы! По-прежнему показанные на дефиле платья являются моделью-образцом. Всё так же клиентка выбирает модель, которая ей понравилась, затем для неё вручную шьётся новая модель по фигуре. Правда, теперь для постоянных клиенток даже делают специальные манекены, точно по их меркам. Но так же, как у Уорта, эти вещи не могут стоить дёшево: цена вечернего туалета будет примерно 60 тысяч долларов, костюма — 16 тысяч долларов, платья — от 26 до 100 тысяч долларов.

Каждый из Домов, выпускающих haute couture (кроме, пожалуй, таких гигантов, как Chanel и Christian Dior), имеет в среднем 150 постоянных клиенток, это не намного большее, чем у придворных портных в XVII веке. Несмотря на то, что во всём мире найдётся не более двух тысяч заказчиц, а основным доходом Домов по-прежнему будут парфюм, косметика, аксессуары и сумки, именно в этом союзе чистого творчества и индустрии — светлое будущее моды. Профессионалы предсказывают два пути развития кутюра в XXI веке: первый — кутюрная линия станет лабораторией идей, манифестом и концептуальным высказыванием. Второй — это «возвращение к истокам»: работа с клиентками, создание для них гардероба, который будет украшать их во всех возможных жизненных ситуациях. 

По состоянию на 2012 год официальными членами Синдиката высокой моды были (не смогла найти более позднюю информацию):

Adeline André

Chanel

Christian Dior

Christophe Josse

Franck Sorbier

Givenchy

Jean Paul Gaultier

Gustavo Lins (fr)

Maurizio Galante

Stéphane Rolland

Ювелирные бренды - члены Синдиката:

Boucheron

Chanel Joaillerie

Chaumet

Dior Joaillerie

Van Cleef & Arpels

Члены-корреспонденты: Elie Saab, Giorgio Armani, Giambattista Valli, Valentino, Versace.

Приглашенные гости: Alexandre Vauthier, Bouchra Jarrar, Iris Van Herpen, Julien Fournié, Maxime Simoens, Ralph & Russo, Yiqing Yin.

Бывшие члены: Anna May, Anne Valérie Hash, Balenciaga, Callot Soeurs, Carven (fr), Christian Lacroix, Ektor Von Hoffmeister, Elsa Schiaparelli, Emilio Pucci, Erica Spitulski, Erik Tenorio, Escada, Fred Sathal, Gai Mattiolo, Grès, Guy Laroche, Hanae Mori, Jacques Fath, Jacques Griffe (fr), Jacques Heim, Jean Patou, Jean-Louis Scherrer, Jeanne Lafaurie, Joseph, Junaid Jamshed, Lanvin, Lecoanet Hemant (fr), Lefranc Ferrant, Loris Azzaro, Louis Feraud, Lucien Lelong, Mad Carpentier, Louise Chéruit, Madeleine Vionnet, Madeleine Vramant, Maggy Rouff, Mainbocher, Mak Shoe, Marcel Rochas, Marcelle Chaumont, Nina Ricci, Paco Rabanne, Patrick Kelly, Paul Poiret, Pierre Balmain, Pierre Cardin, Rabih Kayrouz, Ralph Rucci, Robert Piguet, Ted Lapidus, Thierry Mugler, Sophie, Torrente (fr), Yves Saint Laurent

Обновлено 11/03/15 00:49:

Видео как делают одежду от кутюр

Обновлено 11/03/15 01:16:

Как делается плиссировка

 

Обновлено 11/03/15 18:40:

Диор времени Гальяно

Обновлено 11/03/15 18:55:

Оставьте свой голос:

953
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

LUBIMAYA
LUBIMAYA

фиолетовое платье живанши глаз не оторвать...и последнее Роланд

Эсфирь
Эсфирь

а Иуда скин у нас где числится?

Эсфирь
Эсфирь

Юдашкин

alfa-omega
alfa-omega

Эсфирь, судя по всему, нигде... даже в бывших кутюрье... )))

Эсфирь
Эсфирь

alfa-omega, то есть он - такой же haute couture, как подлинный LV в переходе метро ?)

alfa-omega
alfa-omega

Эсфирь, только вы его клиенткам этого не говорите, а то ведь они нехилые бабки башляют за его кутюр ))

monrealle
monrealle

Эсфирь, какая интересная вариация фамилии:)

avosurt
avosurt

monrealle, тянет на новый мем?:)

lamimba
lamimba

monrealle, da, ya tozhe porazilas', dumala, vot fantaziya))

Lizbeth
Lizbeth

Эсфирь, если верить французам, то в 1996 году он был членом-корреспондентом Синдиката и провел два показа на Парижской Неделе Высокой Моды
http://www.annuaire-createurs.fr/710-Valentin-Yudashkin.html

alfa-omega
alfa-omega

Lizbeth, он был членом-корреспондентом секции Prêt-à-Porter, но не кутюрье... это - разные вещи. здесь можете прочесть подробнее http://www.modeaparis.com/en/federation/Historical-background-and

Lizbeth
Lizbeth

alfa-omega, по вашей ссылке этого не увидела. Там, где читала я, написано, что он devient memebre correspondant de la Chambre Syndicale de la Haute Couture et du Prêt-à-Porter - речь не только про прет-а-порте. Но в целом мне все равно, я просто упомянула, что так или иначе Юдашкин имел к Синдикату отношение

alfa-omega
alfa-omega

Lizbeth, там же говорится, что у синдиката высокой моды на сегодняшний день есть торговые ассоциации: палата высокой моды - Chambre Syndicale de la Haute Couture, члены которой составляют дома от кутюр; палата прет-а-порте и кутюр - Chambre Syndicale du Prêt-à-Porter des Couturiers et des Créateurs de Mode, в которую входят представители прет-а-порте и кутюр, палата мужской моды - Chambre Syndicale de la Mode Masculine, куда входят дизайнеры готовой одежды для мужчин. та ссылка, которую вы дали, говорит, что он был членом-корреспондентом (даже не членом) Syndicale de la Haute Couture et du Prêt-à-Porter, т.е. чего-то такого, о чем даже не говорится на официальном сайте синдиката высокой моды. с таким же успехом можно сказать, что и ульяна сергеенко имеет отношение к синдикату высокой моды потому, что выставляет свои коллекции на неделе моды от кутюр...

Lizbeth
Lizbeth

alfa-omega, а где ссылка, что Юдашкин был именно членом-корреспондентом по части прет-а-порте, а не высокой моды? Потому как гугл на английском и французском относит его временное членство как раз к Chambre Syndicale de la Haute Couture

alfa-omega
alfa-omega

Lizbeth, с того сайта, который вы выше кинули: 1996 : Valentin Yudashkin devient memebre correspondant de la Chambre Syndicale de la Haute Couture et du Prêt-à-Porter - Валентин Юдашкин становится членом-коресспондентом Синдиката высокой моды и прет-а-порте

Lizbeth
Lizbeth

alfa-omega, и как из этого вы делаете вывод о том, что речь только о прет-а-порте идет? Я искренне пытаюсь разобраться ))

alfa-omega
alfa-omega

Lizbeth, ну потому что он никогда не был членом синдиката высокой моды, даже членом-корреспондентом http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_grands_couturiers

monrealle
monrealle

девушки из Казахстана ,расскажите про ваши суперзакрытые супервечеринки для уважаемых женщин:)

alfa-omega
alfa-omega

monrealle, я долго искала картинки с этих вечеринок, но не нашла...

detochka
detochka

Ой что то я не особо верю данной дамочке ))) у нас все таки не Эмираты

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Третий этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: классика
Космос вокруг: Дженнифер Лоуренс и Крис Прэтт на фотоколле фильма "Пассажиры"
Ксения Собчак, Наталья Ионова, Яна Рудковская: выбираем лучший образ церемонии "Женщина года-2016"
Мадонна, Рита Ора, Кеша и другие на церемонии Billboard Women in Music 2016
Анна Нетребко готовится к Рождеству с мужем Юсифом Эйвазовым, сыном и друзьями
Анджелина Джоли впервые появилась на публике после объявления о разводе с Брэдом Питтом
Битва платьев: Наталья Ионова против Даши Малыгиной
Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства
Новая провокация от журнала Love: Барбара Палвин vs Шэрон Стоун
Екатерина Климова, Екатерина Одинцова и другие на открытии бьюти-корнера
Расставания российских звезд в 2016 году: Светлана и Федор Бондарчук, Равшана Куркова и Илья Бачурин и другие
Божена Рынска, Марина Александрова, Юлия Пересильд и другие на театрализованной вечеринке
Вся в делах: Ксения Собчак приняла участие в медиафоруме