Контент опубликован пользователем сайта

Круто!

ИСТОРИЯ МОСКОВСКИХ КЛУБОВ 1991–2012

12
ИСТОРИЯ МОСКОВСКИХ КЛУБОВ 1991–2012

«ШАМБАЛА»  Кузнецкий Мост, 3/2
Небольшой клуб, похожий на резную шкатулку, предвосхитил моду на ориентальные заведения. с его летней, сверхпопулярной террасы, которая фактически была клубом в миниатюре, пошел отсчет дорогих «горобиевских заведений.  

Алексей Горобий
тогда: совладелец «Шамбалы», сейчас: совладелец клуба Premier Lounge

«Я три года особо ничем не занимался после «Титаника» и не очень хорошо себе представлял платежеспособную публику. Конечно, я знал диджеев и тусовщиков, но с точки зрения бизнеса это было не то. Помню, в «Шамбале» был день рождения, собрались очень приятные, знакомые мне люди, маленький клуб был забит под завязку, но когда мы с утра посчитали выручку — это были просто слезы. С этим надо было что-то делать, и я привлек к сотрудничеству Синишу Лазаревича, который был хорошо известен по «Джаз-кафе». Когда мне рассказали, что в «Джаз-кафе» выручка за ночь составляла 40 тысяч долларов, я просто не мог в это поверить. Впоследствии «Шамбала» намного обошла эти показатели. Именно Синиша надоумил нас летом открыть террасу — ему никогда не хватало места, чтобы рассадить гостей. В первое же лето мы провели на террасе серию из четырех удачных вечеринок, ко-торую спонсировала водка «Флагман», — гастроли четырех известных парижских заведений: Les Bains Douche, Man Ray, Buddha Bar, Alcazar. В «Шамбале» почти каждую неделю играли иностранные диджеи, мы регулярно привозили звезд уровня Роджера Санчеса и Боя Джорджа. Тогда Синиша стал первым применять в Москве схему, по которой до сих пор работают многие коммерческие клубы — получение основного дохода с продажи столов. Я в «Шамбале» занимался в основном техническими моментами. Продажей столов, привлечением гостей и продвижением клуба занимался Синиша с Мишей Козловым, я в это особо не лез, у них без меня отлично получалось. После очень успешного лета 2002 года была тяжелая с точки зрения финансов зима, когда нам пришлось с огромной террасы опять переместиться в маленькое пространство клуба. А вторая терраса лета-2003 оказалась даже успешней первой. Я понял, что можно делать сезонный, коммерчески успешный проект, арендовав помещение буквально на несколько месяцев. И мы стали строить «Зиму».

Петр Левинский
тогда: диджей, резидент клуба, сейчас: радиоведущий «Серебряного дождя», диджей

«Как-то там из-за вертушек попросили Леди Мисс Кир (диджей, быв-шая солистка группы Deee-Lite. — БГ), и, видимо, оттуда пошла мода выгонять диджеев — Горобий с тех пор целую толпу выгнал. У него в клубах заезжие гости могли играть минут по двадцать. Не понравилось — следующий трек давай».

Синиша Лазаревич
тогда: промоутер «Шамбалы», сейчас: арт-директор Maxim Bar

«В «Шамбале» меня попросили подправить кое-какие моменты. Скажем, в чилл-ауте, где стояли неудобные скамейки, на которых люди курили кальяны, я поставил диваны, и мы назвали это не чилл-аутом, а ВИП-ложей, где люди с большим удовольствием тратили деньги. Условно говоря, я стал делать места, которые можно было бы продавать. «Шамбала» была не просто дискотекой, а настоящей творческой мастерской. Питерские «Речники» делали нам инсталляции и крутые перформансы. У нас были и цирковые номера: помню, как-то на сцену раньше времени вышла слониха и, увидев гору арбузов и много зрителей, так обрадовалась, что стала одна, без помощи дрессировщика и на голове стоять, и на одной ноге, и показывать буквально все цирковые номера, которые выучила с детства».

Роман Грузов
тогда: член питерской арт-группы «Речники», участвовал в оформлении клуба, сейчас: журналист и путешественник

«Леша Горобий тогда строил Jet Set, стройка затягивалась, и во время очередной паузы он решил по-быстрому сделать мини-проект на Кузнецком Мосту. Именно я подбил его поехать в Индию, накупить там всего и оформить клуб. Он взял с собой Свету Виккерс, бывшую хозяйку «Эрмитажа», у которой всегда был очень хороший вкус, и мы поехали.
Причем я-то в Индии уже был и очень любил Дели, а Леша не то что в Индии, вообще в Азии никогда не был. Но, как ни странно, никакого культурного шока он не испытал вовсе. Пыль, грязь, крысы — и среди всего этого, даже не поворачивая голову на драки слонов, шагает выбирать раковины в клуб идеально выбритый, аккуратный Леша в белых перчатках, которые он купил в первый же день. Похож он был на Кролика из Алисы.
Ни я, ни Света, ни Леша друг друга толком не знали, а с собой мы взяли налом 50 тысяч долларов в полиэтиленовом пакете, так что в первую ночь мы все трое спали вполглаза, как в фильме «Трейнспоттинг». В Дели моего приятеля на следующий год зарезали за тысячу — то есть это было реально опасное дело. Планировалось, что мы приедем недельки на две, и только я, уже немного знавший Индию, понимал, что это нереально. Но я рассчитывал, что мы уложимся хотя бы в месяц. В результате мы провели там три, причем под конец я просто снял комнату на рынке в Дели и жил там. Мы забирались в какие-то невероятные места, в страшные мусульманские кварталы, какие-то шудры нас водили на фабрики по производству фальшивого антиквариата, в общем, я стал экспертом по рынкам Дели. Кончилось все совсем уж невероятно — в последний день, за три часа до отправки самолета, несовершеннолетний индус, который был за рулем грузовика, со всем тем, что мы нашли — 10 тонн всяких Будд и резных скамеек, — наехал на машину владельца гостиницы, страшно испугался и уехал с места происшествия в никуда. Мы с Лешей вскочили в такси и носились по Старому Дели в его поисках — сшибая лотки с фруктами, давя каких-то кур, в общем, классическая киношная погоня. И мы его догнали. Выбросили из-за руля и помчались в аэропорт.
Я до сих пор считаю, что «Шамбала» была оформлена очень круто. По сути, это был первый восточный — не среднеазиатский — клуб в москве, предвосхитивший моду на ориентальные заведения. В нем был продуман каждый миллиметр — консоли из буддистского храма с резными демонами, мусульманские вышивки серебром по бархату, резные столы и стулья, столы, сделанные из старинных индийских дверей —мы их купили штук десять, а самые старые инсталлировали прямо на входе, с петлями и засовами. Светильники цветного стекла. Кафель с изображениями индуистских богов — мы везли его ящиками. Фольга, которой оформляют сикхские церкви. И даже какие-то детали мечетей — впрочем, их в результате использовать побоялись, и они теперь украшают мою квартиру.
Еще я помог оформить двор — это ведь был двор Моспроекта, и их директор сказал, что его можно использовать только по ночам, а днем — пусть будет обычный двор с парковкой. Так что мы сделали саморазворачивающийся клуб-террасу, который можно было собрать и разобрать за два часа. Дастархан поднимался на лебедках, ковры скручивались и прятались в стены, бар выезжал на колесиках и так далее.
Непосредственным результатом всего этого стало то, что Леша отправил меня на несколько месяцев в Париж — выписывать в Москву самых модных диджеев. Я ходил по самым гламурным клубам того времени — вроде Buddha Bar и Hotel Costes — и выписывал всех, кто нравился. Гонорары тогда в Москве им платили космические, так что скоро все эти знаменитые лаунж-диджеи — вроде Равина и Стефана Помпуньяка — меня страшно зауважали и даже передо мной заискивали, хотя в их клубы меня не пропускал фейсконтроль. Все это было ужасно смешно. В результате я вернулся из Европы, где жил до этого, обратно в Россию, и устроился клубным обозревателем «Афиши–Петербург» — но это уже совсем другая история».
 
«МАРИКА»  Петровка, 21, стр. 1
Одно из первых перестроечных частных кафе в 1990-е превратилось в место, где тусовались комсомольцы, мажоры, бандиты и веселые девушки. В нулевые «Марика» открылась заново — именно здесь началась карьера устроителя r’n’b-вечеринок, бывшего бэк-вокалиста Децла Тимура Юнусова по кличке Тимати. Позже «Марика» попытается устраивать джазовые вечера и бесславно закроется в 2005-м

Павел «Pashu» Курьянов
гендиректор лейбла Black Star, промоутер и фейсконтроль клубных проектов Тимати

«В зале были только наши ровесники или чуть старше — 17–24 года, в основном дети богатых родителей, многие с известными именами. Клубов тогда в городе было очень мало, и всем это было в диковинку. Пати мы делали по средам, их многие помнят до сих пор. Зевак не было, 70% людей друг друга знали и приходили потанцевать и покуражиться — никто там головой не вертел и не искал, кого бы снять. Только изредка залетали мужички, знавшие, что у нас всегда очень много красивых веселых девочек. В остальном все было строго на музыке. Дальше были «Мост» и B-Club, а потом все пошло не так: клубов стало больше, атмосфера — хуже, все это переросло в бизнес и совсем перестало нас интересовать».
 
2002-2003
 
 В моду входит техно — на него ходят в «Город» и «Флегматичную собаку». За Садовым кольцом открываются клубы-гиганты — замаскированная под концлагерь «Зона» и «Гауди» в заброшенном элеваторе. Главным клубным праздником становится Хеллоуин — клубы соревнуются в устройстве масштабных карнавалов на деньги сигаретных и алкогольных спонсоров. Открывается «Мио», где звучит новая модная музыка — электроклэш и синтипоп

Юля Юденич
тогда: промоутер «Мио», сейчас: промоутер, стилист, продюсер, вокалист группы Chemistry

«Когда меня позвали промоутером в «Мио», известно было одно — владельцы никакого отношения к клубному бизнесу не имеют, ничего о нем не знают и хотели бы просто заработать как можно больше. Причем уверены были, что это довольно просто. И изначально туда звали Синишу Лазаревича, чтобы он сделал им светское место, но он отказался — сказал, что интерьер не подходит и расположение (рядом с метро «Октябрьская») очень невыгодное. А мне в клубе понравилось — может, владельцы ничего и не понимали, но архитектор явно был со вкусом. Мне показалось, что тут можно собрать демократичную публику — со средними доходами и хорошим вкусом, ту самую золотую середину, к которой я и себя нескромно причисляла. В результате я стала заниматься в клубе всей арт-частью — вечеринками, привозами, вплоть до фейсконтроля и пиара.
Нам казалось, что все, что происходит в Москве, ужасно скучно — открывались одни только клубы для богатых лохов. Да, был «Микс», но и там звучал уже поднадоевший хаус, а все остальное отдавало дешевым пафосом. Мы же сделали ставку на электропоп и электроклэш, самую модную тогда в Европе и в Нью-Йорке музыку. И артисты, которых нам удалось привозить, особенно с лейбла Gigolo, играли у нас невероятно эмоциональные сеты — отрывались так, будто последний раз в жизни. У нас быстро сформировалась своя публика, клуб был все выходные битком, притом что цены в баре демократичными не были и многих мы отсеивали на входе — но в результате действительно получилось похоже на настоящий европейский клуб с правильной атмосферой.
Благодаря этому «Мио» довольно быстро вышел в ноль — но владельцам этого, конечно, оказалось недостаточно, они-то мечтали о быстрой и бешеной выручке. Так что приходилось довольно муторно объяснять, почему мы приглашаем именно таких артистов, почему мы не делаем R’n’B-вечеринки, на которые как раз в Москве началась мода, и почему в клуб с демократичным интерьером не придут богатые люди в бриллиантах, которые готовы оставлять по 500 долларов за ночь. Ну, владельцев тоже можно понять — клуб ведь работал и днем как ресторан, им надо было платить за аренду, зарплату людям и так далее. Так что в результате вместо нас позвали других людей, которые поправили дела с рестораном и вообще закрыли все вопросы. А деньги для владельцев были самым главным — они искренне говорили, что им все равно, на чем зарабатывать, на бензоколонке или клубе. Наверное, поэтому про это место сейчас уже никто не вспоминает».

2004

Промоутер Горобий открывает клуб «Зима» — за ним последуют «Весна» и «Осень». К Горобию и его конкурентам в First начинают ходить не только модели, бизнесмены и олигархи, но и власть — люди из администрации, сенаторы, прокурорские. Самый верный способ пройти фейсконтроль — отдать депозит стоимостью несколько тысяч долларов за стол или отдельную ложу. Стилистику «путинской стабильности» теперь окончательно определяют клубные промоутеры. Тем временем в городе начинается бум R’n’B
 
«ЗИМА»  Трехгорный Вал, 6
Первый знаменитый сезонный проект Алексея Горобия, после которого были «Лето» и «Осень»: открываются и закрываются они очень быстро, чтобы не надоесть публике. На входе — Паша Фейсконтроль, главный фейсконтрольщик страны, имя которого в какой-то момент узнали даже те, кто в «Зиме» и «Лете» никогда не был. всех поражает, что туалеты в «зиме» — платные

Алексей Горобий
тогда: совладелец «Зимы», сейчас: совладелец клуба Premier Lounge

«Зима» была построена за рекордные 43 дня. Строили круглые сутки. Там была полноценная сцена, гримерки для участников шоу и идеальное зонирование пространства. После работы с Синишей я понял, что это очень важный момент — грамотное распределение гостей. Мы сделали большой танцпол — тогда танцпол был еще важен — и круглый балкон-амфитеатр сверху, на котором продавались столы. Мы первыми выпустили джинна из бутылки, став делать ремиксы на русскую попсу и старые советские песни. Сейчас эта балалайка уже везде играет, иногда даже в оригинале, но мы были первыми. Был создан проект «Шамбала-ансамбль», в рамках которого диджеи Шевцов и Smash сделали ремиксы на песню из мультфильма про мамонтенка и «Крылатые качели». Закрылась «Зима» 26 мая 2004 года — она была задумана как сезонный проект и полностью оправдала свои ожидания. Мы раздавали металлические гравированные приглашения на закрытие уже через месяц после открытия клуба.
Следующим стало «Лето», во дворе офисного центра на Яузской набережной, где сейчас находится клуб Troyka. Это была полуразборная конструкция: ее середина каждые выходные поднималась на лебедках, специально для этого во двор загонялось по 20 машин. Проработало оно два сезона — в 2004 и 2005 году.
«Осень» изначально находилась в красивом историческом помещении бывших Центральных бань. Среди всех московских клубных пространств у нас был самый красивый вестибюль с 15-метровым потолком, который мы использовали как отдельный бар. Я считаю, что мы очень корректно зашли в этот хорошо отреставрированный барочный интерьер, ничего в нем принципиально не меняя. Я сделал ставку на красоту — раз есть такое пространство, то делать ничего не надо, мы уже в фаворе. Но коммерчески это оказался не самый удачный проект. Пальму первенства у нас перехватил First: мы были популярны, но шли вторым номером. Видимо, для коммерческого клуба все-таки важно одно большое пространство, котлован, куда люди приходят сбрасывать свою энергию, — таким и был First. А концепция нескольких небольших элегантных залов оказалась менее успешна»

Синиша Лазаревич
тогда: промоутер, сейчас: арт-директор Maxim Bar

«Как-то в «Зиме», на дне рождения Светланы Бондарчук, мы все стояли за спиной диджея Дэвида Моралеса, который тогда был на самом топе, и я внезапно почувствовал, насколько мы крутые, — то, что у нас происходит, вполне сравнимо с лучшими вечеринками в лучших клубах Ибицы. Помню, еще был смешной момент, когда я в «Зиме» всем объявил, что пришла моя лучшая подруга — Алла Пугачева, и в зал вошла трансвестит Заза Наполи, которую тогда еще особо никто не знал, в образе Пугачевой, и все, конечно, поверили. Она поднялась за сцену, и за раскрывшимся занавесом обнаружилось еще около 30 трансвеститов в образе Пугачевой — и все они запели под фонограмму ремикс песни Киркорова «Я и не знала, что любовь может быть жестокой».
В «Зиме» (на самом деле в клубе «Лето». – БГ) какое-то время ходил очень вальяжный англичанин, который всем говорил, что он лорд. Мы ему не слишком верили, пока он нас не пригласил к себе на день рождения в Англию, в родовой замок — оказалось, он и правда лорд. День рождения был грандиозным, шоу и декорации — в стиле только что вышедшего фильма «Мулен Руж». Я там сильно напился, познакомился с одной из танцовщиц, уже в Москве с ней созвонился и попросил выступить у нас в клубе. Когда мы стали считать бюджет, то поняли, что с транспортировкой декораций из Лос-Анджелеса и ее гонораром выходит где-то 30 тысяч долларов. Это было дорого, но мне так этого хотелось, что я попросил компанию Martini, и они за это заплатили. Только потом, когда мы стали вешать перетяжки на Тверской с рекламой мероприятия и нам стали звонить и заказывать ложи, я понял, что эта танцовщица — Дита фон Тиз, жена Мэрилина Мэнсона».

Ина Тундра, клубный деятель

Отрывок из книги «Все проще, чем кажется»
«Клуб, битком набитый богачами всех мастей, задыхающихся от не-хватки воздуха и обилия женских вожделенных и вожделеющих тел, совсем как в Сен-Тропе; огромные серебряные вазы в ВИПах, заставленные запотевшими ледяными бутылками водки Grey Goose; толпа на входе, выкрикивающая заветное имя: «Паша, Паша, пропусти меня», даже платные туалеты — все это было блестяще шикарно, немножечко фанерно, но все же абсолютно феерично.
Особенно платные туалеты.
Я преклоняюсь перед этим конгломератом: Горобий — Синиша — Козлов — Гулливер. (от автора поста- я того же мнения). Я преклоняюсь перед их цинизмом, рассудочностью, наглостью, уверенностью и какой-то божественной клубной гениальностью. Я восхищалась ими всегда, но платные туалеты в «Зиме» заставили меня окончательно признать превосходство Горобия над любым, кто когда-либо появлялся на московской арене веселья.
В самом дорогом, в самом красивом, в самом шикарном, недоступном, блестящем и нереально популярном заведении города они сделали вход в туалет за деньги. Заплатив несколько тысяч долларов за право сидеть за столиком в самом притягательном, известном и сверкающем всеми огнями клубе города, все, абсолютно все должны были заплатить 50 рублей за право банально сходить поссать».

«INFINITI»  Дружинниковская, 15/1
В городе — взрыв моды на r’n’b-вечеринки, и папа Децла, Александр Толмацкий, открывает Первый полноценный r’n’b’-клуб в помещении «Арлекино» при Киноцентре. На танцполе — разряженные школьники, студенты из Африки и девушки с окраин

Александр Толмацкий
тогда: продюсер Лигалайза и владелец клуба Infiniti, сейчас: генеральный продюсер канала A-One

«Я один из первых диджеев в Москве, еще в конце 1970-х — начале 1980-х выступал на дискотеках «Мираж» и «Кругосветное путеше-ствие» — в клубе завода «Серп и молот», и на заводе Владимира Ильича. Я записывал дома бобины, потом проигрывал в клубе, объявляя песни. На танцы тогда собиралось по две тысячи человек. Приходили модные московские группы — «Машина времени» и «Високосное лето».
Когда открылся Infiniti, в городе R’n’B-клуба не было — только в клубе «Гараж» проводились R’n’B-вечеринки. Я попробовал в клубе «Винил» — получилось, решил сделать площадку побольше, и мне как раз предложили пространство в кинотеатре на Красной Пресне.
Именно я в свое время придумал, что R’n’B означает не только стиль музыки, но и «rich and beautiful» — «богатые и красивые». Молодежи, которая тусовалась в Infiniti, сейчас по 30 лет, среди них есть известные бизнесмены и артисты и тусуются они уже в Soho Rooms и Imperia Lounge. Я первый привозил в Москву суперзвезд вроде Мисси Эллиотт и Басты Раймса, которых сейчас не могут себе позволить даже большие площадки. На них в Infiniti собиралось до трех тысяч человек. У нас выступали абсолютно все русские звезды рэпа. Кроме Тимати, у которого была своя конкурирующая тусовка и свой B-Club, — впрочем, и он выступал у нас на каких-то корпоративах. Infiniti успешно просуществовал 5 или 6 сезонов, потом у кинотеатра сменились владельцы, и клуб был закрыт. Думаю, сейчас я бы не стал открывать клуб в чистом виде, а открыл бы хип-хоп-кафе — место встречи артистов с поклонниками».

Владимир Смеркис
тогда: создатель первого российского R’n’B-портала rnbstyle.ru, сейчас: гендиректор sendmeprice.com

«Тогда в Москве в неделю проходило до 10–15 R’n’B-мероприятий. В городе существовало три конкурирующих структуры: Deluxe Promo Group — они делали Infiniti c огромными очередями. Quatro Amigos, которые устраивали R’n’B-вечеринки в клубе «Сказка», четверги в «Опере» и многие другие мероприятия. И Тимати с громкими вечеринками в «Марике» и клубе «Мост» — тогда даже по НТВ вышел нашумевший сюжет про золотую молодежь в «Марике». Потом открылся B-Club на Страстном, Black Star на крыше «Европейского», Black October Bar в кинотеатре «Октябрь», но жили эти проекты по несколько сезонов. Еще до Infiniti существовал маленький клуб «Винил», который делали Децл с Толмацким-старшим, но он быстро сдулся, а папа с сыном окончательно разругались.
У Deluxe была такая песня — «со вторника по воскресенье мы всегда на вечеринках». И действительно, было такое расписание: вторник — R’n’B-вечеринки в клубе «Мио», среда — «Гараж», четверг — «Опера», пятница и суббота — Infiniti, воскресенье — «Гараж». В какой-то момент среди молодежи стало жутко модным делать свои R’n’B-вечеринки — взять у родителей 300 долларов на двоих-троих, заплатить диджеям, напечатать флаеры, раздать их своим друзьям-знакомым и зарабатывать со входа. Вообще, вход и в Infiniti, и в другие места был платным — сейчас такого нет.
Последним успешным проектом стал клуб «Жара». Это уже был закат «гламурных и золотых» вечеринок — R’n’B-стало мейнстримом, по радио звучали группы типа «Банд’Эрос», и мода сошла на нет».

«FIRST»  Софийская наб., 34
Крайне успешный клуб для богатых.

Сева Щербаков
тогда: соучредитель и управляющий партнер, сейчас: владелец креативного агентства MC (Monsters of Creative), промоутер («Ванильный ниндзя»)

«История больших клубов для обеспеченных людей началась с «Титаника». Потом был Jet Set и «Шамбала», куда вся Москва ходила. Мы стали третьим по важности клубным игроком и собирали лучших людей того времени — из тех, кто тусовался в Москве.
First был одновременно и клубом, и рестораном, а летом появился большой белый шатер во дворе — до нас никто в Москве не делал стационарных летних проектов, находящихся на не прилегающей к клубу территории. По четвергам мы сделали российские дни и приглашали всех, начиная от «ВИА Гра», еще первого созыва, самого романтичного, и заканчивая Титомиром. Надо отдать публике First должное: в клубе было около 20 столов, каждый имел депозит от 3 до 5 тысяч долларов минимум, и люди стояли в очереди, чтобы заказать стол. Сейчас такого уже нет, в клубах демократия и полный минимализм.
Эстетика тогда была пышная: у людей были деньги, а у спонсоров — бюджеты. За ночь гости спускали фантастические суммы, а клуб был чем-то средним между храмом, дворцом и цирком: арт-группы заведений составляли 10–15 человек, декорации переделывались за одну ночь. Коллеги-иностранцы все удивлялись: под потолком у вас голые женщины на дирижаблях летают, внизу карлики маршируют — вы сумасшедшие, что ли? Плюс шла жесткая конкуренция между нами и Лешей Горобием. Это сейчас все устаканилось, а тогда страшно было подумать, что ты приходишь куда-то, и там, не дай бог, та же самая декорация, что и вчера.
 
2005

Все открывающиеся в 2005 году клубы стараются максимально не походить на гламурные заведения с хаусом. В возрожденном «Кризисе жанра» устраивают рок-дискотеки, в закрытом «Газгольдере» — поэтические вечера, в «Симачеве» крутят вперемежку ретрохиты, Ветлицкую, рэпера Басту, Prodigy и «Владимирский централ»
 
«КРИЗИС ЖАНРА»  Б.Власьевский пер., 4/22 (1993–2001); Покровка, 16/16, стр. 1 
Тесный подвал на «Кропоткинской», куда в 1990-х студентки приходили слушать Алексея Паперного и Mother’s ¬Little Helpers, в середине нулевых пережил второе рождение на Покровке, назвался «Кафе, прежде известное как «Кризис жанра» и стал немного похож на «Пропаганду», только с упором на рок-дискотеки

Кирилл Салдадзе
совладелец «Кризиса жанра», «Кафе, прежде известного как «Кризис жанра» и «Пропаганды»

«В первом «Кризисе» все вертелось вокруг Леши Паперного, а потом — вокруг группы Mother’s Little Helpers. А сейчас главная в «Кафе, прежде известном как «Кризис жанра» — группа Blast. Но основное отличие, конечно же, в масштабах. И в первом клубе не было особенных танцев и дискотек — это было заведение для хорошего вечернего концерта, для стакана виски или водки. Меню было маленьким. Сейчас — большая полноценная кухня, хороший бар и рок-дискотека каждые выходные. Пожалуй, только принцип живых концертов оказался единым».

Ношреван «Нэш» Тавхелидзе
тогда: лидер группы Blast, промоутер «Кризиса жанра», сейчас: промоутер «Кафе, прежде известного как «Кризис жанра»

«После закрытия первого «Кризиса» мы с группой Blast проводили летние вечеринки на кораблях — собирали рок-н-ролльные группы и устраивали дискотеки. Практически все дискотеки в городе тогда были на основе электронной музыки, и мы были одними из первых, кто решил вернуться к бритпопу и рок-н-ролльным хитам. В 2005 году, открывая «Кафе, прежде известное как «Кризис жанра», мы просто адаптировали этот формат для нового клуба: чередовали диджей-сеты с выступлениями живых групп — и так до семи утра. Сейчас все — и Gipsy, и Rolling Stone, и «Клава» — делают что-то похожее. Кроме того, у нас устраивали афтепати западные знаменитости — Franz Ferdinand, Razorlight, Ноэл Галлахер»

«SHOP & BAR DENIS SIMACHEV» Столешников пер., 12/2
«Симачев» начинался с вечеринок для своих в мастерской-лофте модельера Дениса Симачева, затем открылся бар при именном бутике в Столешниковом — с баром и ночными танцами. Именно с них началась городская мода на мэшап и алкотрэш — шумные алкогольные дискотеки, где смешивали «Мираж» с «Нирваной» и хаусом, а у вертушек оказывались диджеи-непрофессионалы. Теперь, чтобы быть диджеем, достаточно иметь набитый ностальгическими хитами айпод

Сергей Плешаков (dj Оранж)
арт-директор Shop & Bar Denis Simachev

«Еще в лофте мы стали делать СМС-рассылку — без этого на ве-черинки было не попасть. Списки редактировали сам Денис и Оля Самодумова. В списке было 300–400 че¬ловек, которых они лично отбирали, это занимало 2–3 дня. Денис считал, что должно быть всех по чуть-чуть — бизнесменов, олигархов, геев, моделей, студентов, богемы, журналистов, — тогда все себя чувствуют комфортно.
Когда я приехал в Москву, приличной музыки в городе не было, во всех заведениях играли идиотский попсовый электрохаус, как в «Зиме», — даже в пиццериях. Федя Фомин (звездный диджей Simachev Bar. — БГ) как раз с этим покончил — помню, как он как-то поставил «Владимирский централ», и все просто сели: в клубах такое не играют. И мы понимаем, что это круто, до такой степени, что так не бывает. Он сводил попсовую музыку, это тоже было круто. Подборка у него была страшно эклектичная, притом добрую половину можно услышать на любой сельской дискотеке, но в определенный момент это стало модным, весь Conde Nast ходил на Федю.
Первый год в клубе бывали только те, кто о нас знал. Потом узнали все, и через 1,5 года место стало массовым: очереди были до Дмитровки, а за ночь приходило 3000–4000 человек».

Яна Жукова (DJ Vobla)
тогда: диджей и завсегдатай Simachev Bar, сейчас: журналист

«В 2003-м, работая в журнале «Птюч», я сделала микс в стиле «дискотека пионерского лагеря» — хитовая ностальгическая дичь 1970–1990-х годов. Это почему-то стало пользоваться спросом, а Денис встретил меня в баре и позвал играть на открытии «Симачева» — при том, что явно видел и слышал меня в первый раз в жизни.
И вот лофт, дико модное, красивое место с такой же красивой и модной публикой. Биток, ажиотаж на входе, богема. А тут я со своими Boney M и Ветлицкой. Полночь, люди стоят по периметру танцпола, и видно, что им неловко танцевать не под модную электронику, а под откровенную фигню. Но в какой-то момент они раскачались, и все стояли на ушах.
В итоге, когда я играла на дне рождения Дениса после Мазая и Юрия Антонова, смотрела на публику и понимала: у этого дома уже играла, у этой на свадьбе, у этого на дне рождения, у всех успела отыграть на частных праздниках. Так Денис Симачев разнес по Москве моду на то, что потом стали называть алкотрэшем.
Одна моя подруга полушутя-полусерьезно упрекает меня в том, что я убила рейв-культуру: типа, стали играть все кому не лень, ставя любую пургу. В таком случае убийцей рейв-культуры можно считать и Симачева, потому что в то время его вечеринки задавали тон всему городу»

Федор Фомин
тогда: диджей, звезда Shop & Bar Denis Simachev, сейчас: генеральный продюсер радиостанции RU.FM 94.8 в Москве, владелец «FFbar»

«Клубные проекты к тому времени всем уже стали неинтересны. Все устали от хауса, ненастоящих телок и олигархов в ВИП-ложах, армии безликих диджеев, играющих одинаково и одинаковое.
На вечеринки в лофт попадали исключительно избранные, мегаприятные и красивые внешне и духовно люди. И эту атмосферу Денис смог перенести в бар. А по¬скольку такими людьми большой клуб не заполнить никогда в жизни, то концентрация красоты и настоящего веселья на квадратный метр в баре получилась удивительной».

2006

Гламур достигает своего пика: открываются «Дягилев», «Опера» и Billionaire. Заказ стола в них стоит до 15 тысяч долларов, а публика, отринув стыд, танцует под ремиксы на Юрия Антонова и песенку про Мамонтенка. С появлением клуба «Солянка» город узнает о существовании хипстеров. На задворках Курского вокзала открывается Ikra
 

«BILLIONAIRE»  1-й Голутвинский пер., 6 
Первый с треском провалившийся клуб для богатых и успешных

Александр Оганезов
тогда: совладелец и организатор клуба, сейчас: совладелец сети ресторанов «Чайхона №1» и Mi Piace

«После Jet Set у меня интерес к клубной деятельности, честно говоря, остыл. Billionaire мы делали в нагрузку: к помещению, где мы строили ресторан, решили еще и клуб достроить. Полагаю, мы с ним ошиблись. Хотели сделать клуб строго для богатых. Оказалось, в Москве это никому не нужно. Девчонок-то богатых практически нет. Сделаете вы, допустим, какое-нибудь модное место. Набежит туда куча девчонок — богатых, проституток, студенток, неважно каких. Понятно, что туда пойдут и богачи, за студентками устремятся. А что делать? Толпа там — значит, надо идти туда. А искусственно создавать клуб для богатых? Придут только проститутки. Поэтому The Most — такой же провальный проект, как и Billionaire. Вот старый «Мост», еще до прихода Мамута, можно назвать качественным, хотя он и просуществовал недолго. Еще одна большая ошибка — открытие Billionaire в августе. Клуб простоял месяц пустой. А это очень важно. «Цеппелин» тоже поначалу стоял пустой, но мы с удовольствием там отдыхали. Только времена были другие, клубов было меньше, скажем, три. А при открытии -Billionaire — уже двадцать три. И мы к нему относились исключительно как к бизнесу. Ну, не пошло — закрыли, продали».

«СОЛЯНКА»  Солянка, 11 
Важная веха в клубной жизни города: начинаются вечеринки в похожем на большую квартиру особняке
на Солянке. Ходят сюда хипстеры — новая модная молодежь. Особенно «Солянка» прославится разнузданными вечеринками «Love Boat» и «Лошадка» — с частными концертами Гурченко и Пьехи и голыми людьми на танцполе

Роман Бурцев
тогда: бизнесмен, владелец игорной компании Game One, ресторана-д:)ркадера «Как на Канарах», сейчас: сооснователь творческого объединения S-11 («Солянка», «Лебединое озеро», «Дом быта»)

«Люди, которые стали заниматься «Солянкой», перезнакомились в «Миксе». До «Солянки» у меня была проба пера: я занимался игорным бизнесом, и, когда в Москве еще не запретили казино, на углу Садового и Покровки у нас было место под названием «Игрок». Там стояли игровые автоматы, бар и столы. Мы туда часто из «Микса» приезжали догуливать. Странное такое сочетание: автоматы мерцают огоньками, пустой зал — и тут приезжает орава людей на афтепати. Из «Игрока» в «Солянку» перешла гендиректор Катя Горелова. А закрылся он мирно: нам просто не продлили аренду.
Бизнес-плана у меня никогда не было, но была детская мечта. Мы еще в школе с приятелями собирались на родительской кухне, и, когда я переехал в Москву, мне сразу же захотелось создать какое-то пространство для своих. В 2006-м ведь ориентироваться в городе вообще было не на что: мы как котята в потемках были. Только начинался «Симачев», был «Кризис жанра», уйма каких-то реально мусорных клубов — люди вообще никуда не ходили! Единственное, на что мы ориентировались, — это Лондон, клубы The End и Hoxton Square. Часто ездили в Великобританию — закупали мебель, подсматривали решения. Набили много шишек, но в результате получили своего рода MBA по созданию клуба в Москве.
Открывали «Солянку» в два этапа, с большим перерывом, и долго нащупывали формат. В первое время старались пускать только друзей и друзей друзей. Главный критерий на входе — отсутствие агрессии. Хотя в 2007-м было много диких моментов: и голый Рома Эрикона, который сейчас примерный семьянин, и люди, падающие с лестницы.
Важно, что мы всегда старались прививать людям ряд фундаментальных вещей. «Солянка» действительно воспитала значительную часть нового поколения — у тех, кто познакомился и влюбился в «Солянке», уже дети родились».

Игорь Компаниец
тогда: арт-директор «Солянки» (2007–2011), сейчас: старший редактор в журнале Port, арт-директор клуба Mandarin Combustible

«К моменту запуска «Солянки» в Москве зародилась мощная компашка всяческих приятных модников, которым, по сути, некуда было деваться — всего человек тридцать-пятьдесят. Первые скинни-джинсы, наша промогруппа Idle Conversation, британский рочок, ню-рейв, показы Гоши Рубчинского и Вики Газинской, танцы в барчике «Люба» Кати Гомиашвили, самозахват Камергерского переулка, вот эти все дела. Наша толпа выглядела довольно эффектно — такой, вообще-то, рад любой клуб. А тут появляется место с хорошим звуком, танцполом, нормальными людьми в руководстве — естественно, мы слились с «Солянкой». Цель была, в принципе, одна: ребята хотели получить пристойную молодежную публику. И они ее получили. Да в таком количестве и качестве, что уже к концу первого сезона «Солянки» целый ряд СМИ прозвал клуб цитаделью хипстеров. И по делу.
Что в «Солянке» такого, чего нет нигде? Банально, но коллектив — лично я больше со столь классным обществом не сталкивался. Все, от финдиректора и до гардеробщика, были друзьями, если не сказать семьей, за все время работы я не напоролся там ни на одного упыря или урода. Это чудо».

Виталий Козак
организатор вечеринок «Love Boat», диджей, журналист

«Первая «Love Boat» в «Солянке» прошла в октябре 2008 года. «Love Boat» — это диско. Но мы часто примешиваем туда что-то из запоминающегося сегодняшнего, немного фанка, чуть соула, рока, прогрессивной современной музыки. В общем, такой здоровый мэшап. В октябре «Лодке» 4 года. Мы ничего особо не просчитываем, маркетинг не делаем, просто сами получаем от этого удовольствие, может, поэтому вечеринка так долго (по московским меркам особенно) продолжает оставаться популярной. Мы не делаем «Love Boat» за пределами «Солянки» — это джентльменское соглашение.
Главное в «Солянке» — атмосфера. Там ведь как в огромной квартире, поэтому всегда есть ощущение домашней вечеринки. «Солянка» сильно повлияла на вкусы и, пожалуй, даже сформировала целый пласт поколения молодых людей. Это очень прогрессивное в смысле репертуара место».

Саша Фукс
фейсконтроль «Солянки» с ноября 2008 года

«Когда я впервые увидел все эти хипстерские вечеринки — «Одиссей», «Триллер», — назвал их про себя бельгийским выпускным вечером: все в коротких шортах, в майках этих рваных, валяются на лестнице. Но и ребята подросли, и я смог абстрагироваться от этой навязанной истерики на тему хипстерства. Сейчас я вообще не понимаю, о чем это. Где-то прочитал, что если у тебя три гаджета от Apple, то ты хипстер. Правда, что ли?»

«КРЫША МИРА»  наб. Тараса Шевченко, 12, корп. 3
Клуб с отличным звуком и невероят¬ными видами на крыше бадаевского пивзавода. На протяжении последних лет место №2 в московском клубном маршруте — утром все встречаются на Крыше

Кирилл Королев
тогда: архитектор, cооснователь клуба, сейчас: создатель промогруппы Luxury Underground

«Если быть объективными, то мы были продолжением клубного ренессанса середины нулевых, начатого «Газгольдером». Мы изначально хотели открыть приватное место для своих, где можно было бы послушать хорошую музыку. Но идея снять крышу дала прекрасную видовую террасу hi-tech видом на сити прекрасно сочетающегося с техномузыкой, на которой можно включать до 15 киловатт звука без каких-либо жалоб жильцов о

Оставьте свой голос:

293
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

blinds
blinds

А где часть Вторая?,осмелюсь спросить!))

im_nastia
im_nastia

blinds, на два поста ниже)

blinds
blinds

im_nastia, тех отличных постов?!!!

im_nastia
im_nastia

blinds, они все на одной стр, но не подряд)

blinds
blinds

im_nastia, КАК??!!Кто осмелился не подряд выложить!!В преддверии концерта Джастина!!))

Oxich
Oxich

Хе))В солянку до сих пор ходим)))давеча вьюноша томный с взором горящим мне пытался стихи там декламировать.....часа в четыре утра,лет ему было ну...не,уже можно)))уже не посадят))))мило так)))

im_nastia
im_nastia

Oxich, солянка чето не для меня)) у меня вообще со словом "хипстер" сложные оч отношения)

Skarletty
Skarletty

Oxich, а-ха-ха-ха... аналогичная ситуация случилась и со мной на этих выходных. забавно. это у них сейчас популярно!? )) но относительно "уже можно" я все-таки была готова проверить документы, если бы подруга не сделала этого ранее... )))))))

Hierba
Hierba

как классно Роман об Индии написал! и ведь правда, в этой стране всегда так...сплошные комически-мистические куплеты)

kata_s
kata_s

о дааа)))) вся моя молодость))) ну кроме мест аля солянка и икра. а на крыше и сейчас могу в 5 утра оказаться иногда)))

im_nastia
im_nastia

kata_s, да уж,на крыше всегда не понимаешь,как оказываешься))

Atenais
Atenais

Как настальгия на меня нахлынула, ведь совсем молоденькой девчонкой тусила в Ferst.Там, конечно, очень весело было, я даже не знала,что так дорого.Да...а сейчас Манон, Максим-бар, Лепс-бар,=Куршевель, караоке все больше, стареем)))))

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Брэд Питт и Анджелина Джоли пришли к согласию о временной опеке над детьми
Сыну Ким Кардашьян Сейнту исполнился один год: поздравления с днем рождения от звездных родственников
Фанаты Леди Гаги после ее выступления заговорили о том, что певица сделала пластическую операцию
Приемная дочь Мадонны завоевала четыре медали на соревнованиях по спортивной гимнастике
Рената Литвинова в Лондоне: встреча с Диной Корзун, новая шляпка и другие приключения
Во всей красе: обнаженный Том Харди в новогоднем номере Esquire
Instagram недели: американец и его кот творят странные вещи
Конкурс на SPLETNIK.RU: выиграйте билеты на концерт группы "Моя Мишель"
СМИ: Анастасия Стоцкая ждет второго ребенка
Любовь по-французски: Марион Котийяр и Гийом Кане в Париже
Кендалл Дженнер в видеоролике журнала Love помогает скрасить ожидание праздника
Сиенна Миллер, Вин Дизель и другие гости Юрия и Юлии Мильнер на вручении научной премии
Готовимся к главной ночи года вместе с "Эконика": новогодняя коллекция обуви и аксессуаров
Учимся держать ракетку: Алла Пугачева опубликовала забавное видео с дочерью Лизой
Что у вас в бардачке: Инна Маликова о своей машине
Змея-искусительница: Кайли Дженнер в объективе Терри Ричардсона
Кристина Орбакайте, Валерия Гай Германика и другие на бьюти-девичнике
Дженнифер Энистон на шоу Saturday Night Live: "Пора забыть о сериале "Друзья!"