Контент опубликован пользователем сайта

Круто!

Дамский угодник

9
Дамский угодник

В первой половине XIX века во Франции родился тот, кому предстояло стать одним из самых известных, а потом совершенно забытых дамских угодников. Он угождал и продолжает угождать решительно всем дамам и девицам, вдовам и даже императрицам, невзирая на их возраст, семейное положение и, мало того, даже никогда с ними не встречаясь.
Еще в детстве у Анри Брокара обнаружился невероятный дар, однажды папа Брокар с большим удовольствием подбрасывал вверх своего румяного карапуза, а тот смеялся на руках отца и неожиданно спросил:
— Папа, чем от тебя так восхитительно пахнет?
— Нежным ароматом духов твоей матушки, — отвечал отец. — Милая, — обратился он к жене, — посмотри, какой у нашего малыша нос! Непременно он станет парфюмером!
— Кем же еще ему стать, если все в роду Брокаров были отличными парфюмерами? — заметила тетка Брокара, до того тихонько сидевшая в уголке в кресле.
— Вот только как добраться к вершинам парфюмерной славы и хорошим доходам во Франции, где парфюмеров не меньше, чем ёлок в лесу?
Старший Брокар поставил сына на пол, и лицо его помрачнело. Конечно, у мальчика, несомненно, есть талант, да и отец непременно передаст ему некоторые секреты их тонкого, изящного искусства составления изысканных ароматов. Но тётя Жанель, как ни крути, права: парфюмеру пробиться во Франции, считающейся ведущей парфюмерной державой, не так-то просто, даже при солидной поддержке славного имени предков.

 

Анастас Брокар – отец Генриха

 

Тетя Жанель подала маленькому Анри идею, каждый может загадать желание и увидеть волшебный вещий сон в Сочельник, если Господь ниспошлёт ему благословение, а как раз и был Сочельник. Она предложила ему пораньше лечь спать и хорошенько помолиться перед сном.

Утро пришло солнечное, с ясным голубым небом и бодрящей прохладой. Все в семье получили подарки и собрались за праздничным завтраком. Подкладывая на тарелку маленького Анри гусиного паштета, старая Жанель, словно невзначай, поинтересовалась, что он увидел во сне? Малыш ответил, что видел незнакомый, весь заваленный снегом огромный город. Он не знает, как он называется, но это очень далеко от Парижа. И еще он видел странный букет цветов: от них шёл неземной аромат, от которого легко и приятно кружилась голова. Отец поинтересовался, запомнил ли он этот запах, но мать попросила не лишать мальчика сказки.

 

Магазин отца.

 

Анри рос смышленым и предприимчивым молодым человеком. Он получил хорошее образование, разбирался в химии, парфюмерном деле и коммерции, но, как и говорила Жанель, во Франции пробиться на вершину оказалось невероятно трудно. Тогда молодой Анри Брокар решил рискнуть: он попросил денег у отца и сообщил, что уезжает. Отец поинтересовался куда?
И Генрих поведал отцу, что его друг Жорж Николь едет в Россию: он намеревается основать в Санкт-Петербурге магазины модного платья. И он решил составить ему компанию в дороге и открыть в Москве парфюмерное дело с производством и собственной торговлей.
Отец подумав, согласился с поездкой, надеясь, что сын не посрамит славного имени Брокаров.

Россия встретила Анри очень радушно, и скоро он убедился, что не зря выбрал именно Москву — хлебосольную и широкую, а не холодный чиновный Петербург.

Когда в Москву приехал молодой Анри Брокар, или как он стал представляться – Генрих Афанасьевич Брокар, ничего не предвещало его блистательной карьеры.

 

 

Россия для парфюмеров выглядела действительно чрезвычайно привлекательно. На Руси были древние банные традиции.

Представители всех сословий неизменно раз в неделю (как правило, в субботу) обязательно посещали бани и парились до изнеможения. Но большинство россиян мылось в ту пору щелоком, изготавливаемым кустарным способом из печной золы. Хорошее мыло завозилось из-за рубежа и было доступно лишь представителям высшего сословия. А народ попроще в лучшем случае пользовался помывочным средством, внешний вид которого вошел в пословицу: «Мыло черно, да моет бело».

 

Мыло из золы.

 

Обосновавшись в России, Генрих Брокар около полутора лет проработал наёмным технологом в представительстве одной из французских парфюмерных фирм и изобрел новый способ изготовления концентрата духов. Это было очень перспективное открытие, сулившее автору солидные премиальные.

Необходимо отметить, что в Москве Генрих Афанасьевич совершил крайне важный в своей жизни поступок. Он женился на московской барышне Шарлотте Равэ.

 

 

Томас Равэ, бельгиец по происхождению, открыл небольшой магазинчик хирургических инструментов в центре Москвы на Никитской улице. Его дочь Шарлотта получила хорошее образование в одном из московских пансионов благородных девиц, где, помимо музыки, художественной вышивки танцев и манер приобрела знание нескольких иностранных языков, азов математики и основ бухгалтерского дела. Так что Шарлотта была не только милой и симпатичной, но и всесторонне образованной барышней.

Томас Равэ любил принимать у себя друзей и приезжих французов и бельгийцев. Однажды его посетил и Генрих Брокар. Как только Томас Равэ представил Генриху свою дочь Шарлотту, тот с первой же минуты был очарован ею, но сердце девушки было уже занято известным певцом. Однако Брокар не отступился. На один из домашних концертов он приносит к Равэ корзину восковых фиалок и просит поставить их на рояль.
 

О эти парфюмеры!
Еще Таис Афинская знала тайны привораживающих запахов. А чего стоят духи из жимолости с капельками пота короля, которые заказала своим химикам маркиза Помпадур, чтобы удержать Людовика ХV. Даже Наполеон, просивший Жозефину не мыться перед их встречами, использовал в день по два флакона одной только Кельнской воды (отсюда и название – одеколон), изобретенной флорентийскими монахами еще в 1608 году. Но духи могли стать и ядом, как во времена царственных отравителей семейства Медичи.

Коварный парфюмер знал тайны привораживающих запахов. Как оказалось, запах фиалок пагубно влияет на связки, в результате чего возлюбленный мадемуазель Шарлотты опозорился, дав петуха, после чего исчез в неизвестном направлении.

Через пару месяцев непрерывных ухаживаний ловкий парфюмер признался девушке в любви. Но жалованье жениха в 120 рублей не устраивало отца невесты: «Лотта вам не по средствам!». Однако Анри Брокар не останавливается.
Он едет во Францию и продает там свое ноу-хау (технологию изготовления концентрированных духов) французской фирме «Рур Бертран» за двадцать пять тысяч франков. Генрих Афанасьевич возвращается в Россию богачом, и осенью 1862 года девятнадцатилетняя Шарлотта выходит замуж.

 

С супругой.

 

На вырученные средства, да с секретами от отца и деда, Генрих открыл мыловаренную фабрику в Москве. Так Брокар нашел свою рыночную нишу.

Возможно, эта женитьба была самым удачным шагом в жизни Брокара, сильно повлиявшей и на его бизнес.

Шарлотта Андреевна прекрасно владела русским языком, органично вписалась в московскую действительность. Всю жизнь она помогала мужу в делах: придумывала новые бренды, названия товарных групп, разрабатывала дизайн упаковок и даже вела переговоры с партнерами.
Фабрика 25-летнего коммерсанта Генрих Брокара открылась в 1864 году в Теплом переулке, в Москве. Впрочем, фабрика – громко сказано. Под производственные нужды было спешно подготовлено помещение бывших конюшен. И первые партии мыла выходили из стен, пропахших конским навозом. Сам хозяин непосредственно руководил технологическим процессом и не боялся испачкать руки (сказались уроки американского бизнеса). Кроме него в варке мыла участвовали еще двое – ученик Алексей Бурдиков, будущий известный мастер, и рабочий Герасим.
 

 

Детище Брокара выпускало поначалу до 60 кусков мыла в день. Сохранились фамилии первых покупателей – купцов Смирнова, Дунаева и Дамтина.

 

Купец Смирнов – один из первых оптовых покупателей Брокара, автор Б. Кустодиев

 

.

Дом купца Дунаева – одного из первых покупателей изделий Брокара

 

Но как ни старался новоиспеченный фабрикант, мыло спросом не пользовалось. Выручка составляла два-три рубля. Что делать?

 

 

Шарлотта знала, что русские аристократы пользуются мылом, выписанным из Франции, и сочла, что правильнее ориентироваться на простых людей. Но простые люди не покупают мыла. Таким образом, проблема состоит в том, чтобы заинтересовать их покупкой мыла.

И тогда Шарлотта придумывает рекламно-маркетинговый ход: она предлагает создать дешевое мыло для малышей в виде зайчиков, собачек и кошечек, а для детей постарше – с буквами алфавита! По свидетельствам очевидцев, многие юные москвичи выучились читать по «азбуке Брокара».

 

 

Для взрослых Брокар также приготовил немало интересного. Изначально он сделал ставку на выпуск мыла для всех социальных групп. «Народное» стоило всего копейку, но это были не устрашающие черные бесформенные куски, а вполне современное душистое мыло аккуратной прямоугольной формы.

 

 

Даже в наши дни парфюмерного изобилия мыло разнообразных форм – отличный сувенир. А в те времена при цене в одну копейку оно приобрело неслыханную популярность. «С этой копейки ты и получишь свой миллион!» – пообещала Шарлотта мужу и оказалась права. Копеечное мыло стало пользоваться неслыханной популярностью. 
Быстро поняв, что борьбы с конкурентами не избежать (из-за границы в Россию начали завозить французское и германское мыло), Генрих Афанасьевич освоил выпуск фигурной продукции, дав ей странноватые, но запоминающиеся имена. Мыло «Шаром», которое вместе с «Народным» получило в 1865 году серебряную медаль на Выставке русских производств в Москве, изготавливалось в виде шара в 1 вершок диаметром, «Огурцом» по форме представляло собой самый настоящий огурец и к тому же имело зеленый цвет. 
(Кстати, именно Брокары впервые стали использовать экологически чистые красители растительного происхождения.)
 

 

На рынок в разное время вышли такие сорта, как «Янтарное», «Медовое», «Розовое», «Греческое» и «Спермацетное». Последние два были подороже (40-60 копеек за кусок) и стали популярны среди наиболее обеспеченной публики. За этими видами мыла последовало кокосовое мыло, по рецепту дедушки Брокара – по 5 копеек и круглое мыло. Эти марки получили в 1865 г. серебряную медаль на Выставке русских производств в Москве.

Практически вся продукция уходила «с колес».

 

 

Фабрика «Брокаръ и К», Кабинет управляющего.

 

Такое мыло вполне могло служить, к примеру, гостинцем для мужиков, торгующих на ярмарке. Согласитесь, даже в наши дни парфюмерного изобилия необычное мыло – отличный сувенир, причем как для ребенка, так и для взрослого.

 

 

 

Успех брокаровского начинания был фантастическим. Оптовики дневали и ночевали около ворот фабрики, стремясь быстрее заказать новую партию мыла, шампуня или помады (эту продукцию Генрих Афанасьевич также начал производить для широких покупательских масс).

 

 

 

Продукция московской фабрики начала завоевывать общероссийский рынок. Неудивительно, что появились подделки. Брокар быстро придумал, как с ними бороться, введя особую этикетку для всех видов своих товаров. Это был первый случай использования маркировки в России.

 

 

Довольно быстро стены бывшей конюшни стали тесны для растущего бизнеса. Брокар перенес производство сначала на Зубовский бульвар, затем на Пресню.

 

 

В 1869 году за Серпуховской заставой открылась специально построенная фабрика для выпуска косметической и парфюмерной продукции. Душистый товар там производят и по сей день. Сейчас это хорошо известное в стране АО «Новая заря».

 

 

В 1869 году предприятие Брокара превратилось в мощную фабрику: котлы, машины. 
Начинается выпуск «Румяной» помады и пудры «Лебяжий пух». 
 

 

У Брокаров рождаются дети – дочь Женечка, сыновья Александр и Эмилий. 
Генрих Афанасьевич с раннего утра работает в лаборатории. Парфюмер он действительно великолепный, но его абсолютно не интересуют продажи. И тут Шарлотта решает, что можно обойтись и без посредников (ведь они только наживаются на таланте ее мужа), поэтому необходим свой магазин.

В 1872 году на Никольской улице пышно открывается первый фирменный магазин Брокаров. Шарлотта неутомима. Она придумывает бумажную обертку для товара, сама рисует эскизы (ну чем не дизайн-бюро!), даже привлекательные рекламные объявления в газеты – дело ее рук.

Тем временем производство продолжало расширяться: Шарлотта Андреевна с увлечением занимается обустройством двух новых зданий.

Но этого ей мало – нужен второй магазин, и по настоянию жены в 1887 году Душистый Генрих, как его прозвали, открывает еще один магазин в Китай-городе на Биржевой площади.

 

Один из магазинов.

 

К открытию Шарлотта придумала сюрприз-новинку: мыло, помада, духи, одеколон, саше, крем – всего десять изделий в одной коробке. А главное – фантастическая цена в один рубль. Подогретая рекламой публика чуть не снесла только что открывшийся магазин. До приезда полиции было продано две тысячи наборов! «Это же успех!», – радовалась жена. «Это слава...» – ответил довольный муж. И супруга как настоящий рекламист назвала набор ни много ни мало «Слава».

 

 

Но настоящая слава обрушилась на дом Брокаров, когда Генрих Афанасьевич изобрел одеколон «Цветочный».

Уже в 70-е годы Генрих Брокар задумался о расширении своего бизнеса. В его мыслях все четче вырисовывался проект выпуска духов и одеколона. Это был качественно иной бизнес. Обеспеченные покупатели давно уже привыкли к иностранной продукции, а простолюдинам одеколон был не по карману.

Нужно было решить две задачи: снизить себестоимость производства и оттеснить иностранных конкурентов, придумав какую-то необычную акцию. С первой задачей Брокар справился довольно легко, использовав полученные в США знания по модернизации технологического процесса. А вот со второй…
 

 


Сенсацией Первой Всероссийской Промышленно-художественной выставки (1882 г.) стал фонтан, который бил в центре павильона. Его струи испускали необычный аромат.

Генрих Брокар, вложив в создание фонтана немалые деньги, не прогадал. Его новая продукция – одеколон «Цветочный» – была презентована чрезвычайно эффектным и эффективным способом. Струи одеколона, образно говоря, промыли мозги потенциальным потребителям. Газеты того времени много писали о том, как посетители выставки собирали дармовой одеколон в специально принесенные из дома банки и флаконы, а наиболее раскрепощенные окунали в фонтан пиджаки. Выставка закончила работу, а по Москве еще долго бродили, благоухая «Цветочным», магазинные приказчики, средние и мелкие чиновники, купцы и ремесленники – основной контингент потребителей продукции Брокара.
 

 

 

С помощью необычной акции одеколон «Цветочный» быстро завоевал Москву, а впоследствии и Россию. Реклама добилась своего – «Цветочный» стал первым массовым одеколоном в России. Сколько его ни выпускали – все было мало. 
В 1883 году на Всероссийской выставке в Москве одеколон получил золотую медаль. В 1899 г. творения Брокара опять получили «Гран-при». 
Вслед за ним последовали другие марки.

 

 

 

Брокар умело использовал политическую конъюнктуру в своих целях. Так, в разгар русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. стали весьма популярны помада и мыло «Букет Плевны».

Генрих Афанасьевич, помимо удивительного дара маркетолога, обладал незаурядными организаторскими способностями. На предприятиях практически не было забастовок. Во взрывоопасной Российской Империи, где социальный пар не стравливали принципиально, он легко находил общий язык с рабочими. Самый низкооплачиваемый работник у Брокара получал ежемесячно 15 рублей. Чтобы понять масштаб отчислений на зарплату, сообщим, что тогда в Москве можно было плотно пообедать всего за 10 копеек. Кроме того, все сотрудники брокаровских предприятий ежемесячно бесплатно получали наборы собственной продукции по числу членов семьи. Более того, если вдруг работник отдавал предпочтение иному парфюмерно-косметическому бренду, Генрих Афанасьевич оплачивал ему 75% трат на мыло и одеколон.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Еще один эффектный прием принес Генрих Брокару массу новых покупателей.

В 1873 году к визиту в Москву Великой Княгини Марии Александровны, Брокар заказал и отдушил натуральными ароматами букет восковых цветов, составленный из роз, ландышей, фиалок, нарциссов и преподнес их Княгине. Мария Александровна была в восторге, и товарищество «Брокар и Ко» в 1874 году удостоилось звания придворного поставщика Государыни.

 

 

 

Обороты Товарищества росли не по дням, а по часам. За 15 лет существования обороты, составляющие в начале 12 тысяч рублей в год, увеличились более чем в 40 раз и к концу жизни Брокара достигали 2,5 миллионов рублей.


Но, несмотря на великолепие и явную признанность парфюмерного дома Брокаров, позиции французской парфюмерии были в России слишком сильны. 
Что делает в таких неразрешимых случаях директор по маркетингу и рекламе? Намеренно идет на скандал. И Шарлотта решилась на подмену: свои духи она разлила в пузырьки известной французской фирмы «Любен». «Парижские» духи на следующий день буквально смели с прилавка, а настоящие французские в брокаровской упаковке нюхали и отворачивались. Через неделю Шарлотта «покаялась» в газетах в намеренном обмане – плохой запах был... у французских духов.
 

 

 

Скандал получился немыслимый, Брокар даже спрятался в своей лаборатории. И только Шарлотта Андреевна была счастлива: иностранка по происхождению, она была русской по духу и доказала самим россиянам, что их парфюмерия ничуть не хуже, а то и лучше иностранной! Скандал принес свои плоды и в финансовом выражении – по бухгалтерским книгам оборот подходил к миллиону.

Хороший получился подарок к их серебряной свадьбе!
Генрих Афанасьевич тоже не сидел сложа руки: он создал великолепные духи с запахом сирени – «Персидская сирень». А это произведение уже по-настоящему оценили французы: духи получили не только популярность, но и наивысшую награду – Большую золотую медаль по разделу изящной и гигиенической парфюмерии на Всемирной выставке в Париже. 
Так Брокар по-своему вернулся во Францию... 
Шарлотта как-то спросила мужа, хотел бы он вернуться в Париж. На что тот ответил: «Я вернусь во Францию умирать, но жить и работать могу только в России». Так и случилось – по настоянию врачей Анри Брокар уехал в Канны, где и умер в декабре 1899 года. 
«Товарищество Брокар и К» с оборотом в два с половиной миллиона рублей перешло вдове Шарлотте Андреевне.

 

 

 

Уже в 1913 году у Товарищества «Брокар и Ко» было два государственных Герба: полученный в 1896 году на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде и Малый Государственный Герб, пожалованный ему в 1913 году вместе со званием Поставщика Его Императорского Величества.

 

 

К началу ХХ века фабрику стали называть «Империей Брокара». К 1914 году фабрика обладала 8 золотыми медалями, полученными на Всемирных выставках в Париже, Ницце, Барселоне и других мировых центрах.

 

В 1914 году в Москве открываются четыре магазина Брокара, расположенные в самом центре Москвы: на улицах Никольской, Тверской, Арбате и на Кузнецком мосту.

После Октябрьской революции 1917 года фабрика была национализирована и переименована в Государственный мыловаренный завод №5. Но это было не самое худшее. В 1920 году исторические здания, оборудование и часть рабочих были отобраны под фабрику «Гознак». Фабрике №5 предоставили соседние помещения разрушенной обойной фабрики (в них фабрика и поныне).

Новый директор, молодой и энергичный коммунист А. Звездов смог найти общий язык с инженером немцем Бенгсеном и химиком-парфюмером французом Августом Мишелем. 1 ноября 1922 года фабрика под названием «Государственный мыльно-парфюмерный завод №5 «Новая Заря» заработала на новом месте. Название «Новая Заря», предложенное молодым Звездовым, было одобрено одним из руководителей Совнаркома М.И. Калининым. С этого времени, кроме мыла, стали выпускать парфюмерию.

 

 

Сырья и флаконов хватало еще с брокаровских времен. На флаконах сохранялись царские рельефные гербы и название фирмы, но на этикетках было напечатано «ТЭЖЭ» – Трест «Жиркость».

В 1925 году на Всероссийской хозяйственной выставке Парфюмерно-мыловаренная фабрика «Новая Заря» представила свой прекрасный аромат «Красная Москва». Немногие знали, что парфюмер Август Мишель так назвал свое изобретение, выпущенное ещё в 1913 году, посвященное Дому Романовых – «Любимый букет Императрицы». Этот аромат стал визитной карточкой не только фабрики, но и Советского Союза.

Послеперестроечные времена не лучшим образом сказались на фабрике. Гримаса судьбы – название «Новая Заря», данное фабрике коммунистом Звездовым, в 2004 г. превратилось в торговую марку Nouvelle Etoile, российско-французского совместного предприятия.

До сих пор первая ассоциация, приходящая в голову при словосочетании «Новая Заря» – это «Красная Москва».

Последнее десятилетие многие любимые российские ароматы «Новой Зари» разрабатывались в парфюмерных лабораториях Франции с участием таких известных парфюмеров, как Мишель Альмарак и Франсис Камай. Дизайн флаконов и упаковки придумывал знаменитый французский дизайнер Тьерри де Башмакофф, но именно с сентября 2004 г. совместная российско-французская деятельность стала официальной и зарегистрирована под торговой маркой «Nouvelle Etoile».
 

 

 

Оставьте свой голос:

372
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Anitra
Anitra

ишь вы как оперативненько! молодец! сто раз читала про историю Брокара, но каждый раз как первый раз!

bar_paly
bar_paly

Anitra, спс сегодня у нас день мыла и духов))))))

Anitra
Anitra

bar_paly, хорошего мыла и духов мало не бывает. мыло в виде апельсинчика просто афигенское!

Ler
Ler

отличный пост, прочитала все. Все-таки Шаролтта была гением маркетинга

Mitsuko
Mitsuko

Cпасибо, историю Брокара знаю, но мне, как парфманьяку, интересно было погрузиться вновь в эту тему..

Jupiter
Jupiter

Mitsuko, у вас и ник парфманьячный ))

Mitsuko
Mitsuko

Jupiter, да, Mitsouko-мои любимые духи, только когда регилась-букву пропустила, так и осталась потом, надеюсь Жак Герлен не обиделся бы ;)

selezenka
selezenka

Спасибо за пост, с большим интересом прочла!
Вот так люди строили, строили свою империю, а потом - "бац" - и национализировали их детище всякие Шариковы Полиграф Полиграфовичи..

Oduvanchik76
Oduvanchik76

Очень интересно,спасибо!Любопытно,что стало с его семьёй после революции?Дети уехали или остались...

Сейчас на главной

СМИ: стала известна дата свадьбы Пиппы Миддлтон и Джеймса Мэттьюза
Иван Янковский, Филипп Киркоров, Марина Александрова и другие на церемонии вручения премии "Событие года"
"Леди Макбет": страсть и преступление в трейлере британской экранизации русской классики
Игорь Чапурин, Александр Терехов, Марина Юдашкина и другие на презентации дизайнерских елок
73-летний Мик Джаггер стал отцом в восьмой раз
Марат Башаров с бывшей и нынешней женой, Михаил Ефремов и другие на презентации сериала "Пьяная фирма"
"Спасатели Малибу:" Дуэйн Джонсон, Зафк Эфрон и другие в первом трейлере
Итоги года от "Яндекс": "Физрук", "Игра престолов" и другие самые запрашиваемые сериалы
Анджелина Джоли просит Брэда Питта помочь найти нового психотерапевта для их детей
Экс-жених Софии Вергары Ник Лоеб снова подал на нее в суд — от имени эмбрионов их детей
48-летняя Кайли Миноуг с 28-летним женихом Джошуа Сассом в лондонском ресторане
Конкурс на SPLETNIK.RU: кто идет на концерт группы "Моя Мишель"
Под мальчика: Холли Берри сделала короткую стрижку
Эмили Ратажковски в смелой съемке рождественского календаря Love
Тренд: Кендалл Дженнер, Кейт Мосс, Мирослава Дума и другие восстанавливают репутацию леопардового пальто
"Викинг": Данила Козловский, Светлана Ходченкова и Александра Бортич в финальном трейлере
Друзья опровергают слухи о разводе Ким Кардашьян и Канье Уэста
Светские все на открытии бутика Christian Louboutin: Айсель Трудел, Екатерина Мухина и другие