Опубликовано пользователем сайта

Круто!

У войны не женское лицо

19
У войны не женское лицо

 

Елена Павловна Яковлева, старшина, медсестра:
У меня в тот день было свидание... Я летелa туда на крыльях... Я думала, он мне в этот день признается: "Люблю", а он пришел грустный: "Вера, война! Нас прямо с занятий отправляют на фронт". Он учился в военном училище. Ну, и я, конечно, тут же представила себя в роли Жанны д'Арк. Только на фронт и только винтовку в руки. Мы должны быть вместе. Только вместе! Побежала в военкомат, но там мне отрезали сурово: «Нужны пока только медики. И учиться надо шесть месяцев». Шесть месяцев – это же обалдеть! У меня - любовь...
Как-то меня убедили, что надо учиться. Хорошо, буду учиться, но не на медсестру... Я хочу стрелять! Стрелять, как и он. Как-то я уже была к этому готова. Я всегда знала, что хочу умереть за Родину. В нашей школе часто выступали герои гражданской войны, и те, кто воевал в Испании. Девушки чувствовали себя наравне с мальчиками, нас не разделяли. Наоборот, с детства, со школы мы слышали: «Девушки - за руль трактора!», «Девушки - за штурвал самолета!» Ну, а тут еще любовь! Я даже представляла, как мы с ним погибнем вместе. В одном бою...
Училась я в театральном институте. Мечтала стать актрисой. Мой идеал – Лариса Рейснер. Женщина-комиссар в кожаной куртке... Мне нравилось, что она красивая...»

 

Антонина Максимовна Князева, младший сержант, связистка:
Одно желание у всех: попасть на фронт... Страшно? Конечно, страшно... Но все равно... Пошли в военкомат, а нам говорят: "Подрастите, девочки... Вы еще зеленые..." Нам по шестнадцать – семнадцать лет. Но я добилась своего, меня взяли. Мы хотели с подругой в снайперскую школу, а нам сказали: "Будете регулировщицами. Некогда вас учить".
Мама несколько дней сторожила на станции, когда нас повезут. Увидела, как мы шли уже к составу, передала мне пирог, десяток яиц и упала в обморок...

 

Лилия Михайловна Бутко, хирургическая медсестра:

Приказ: построиться... Стали мы по росту, я самая маленькая. Командир идет, смотрит. Подходит ко мне:
А это что за Дюймовочка? Что ты будешь тут делать? Может, вернешься к маме и подрастешь?
А мамы у меня уже не было... Мама погибла под бомбежкой...
Самое сильное впечатление... На всю жизнь... Было это в первый год, когда мы отступали... Я увидела, мы прятались за кустами, как наш солдат бросился с винтовкой на немецкий танк и бил прикладом по броне. Бил, кричал и плакал, пока не упал. Пока его не расстреляли немецкие автоматчики. Первый год воевали с винтовками против танков и «мессеров»...

 

Клавдия Григорьевна Крохина, старший сержант, снайпер:

Первый раз страшно... Очень страшно... Мы залегли, и я наблюдаю. И вот замечаю: один немец из окопа приподнялся. Я щелкнула, и он упал. И вот, знаете, меня всю затрясло, я слышала, как стучали мои кости. Стала плакать. Когда по мишеням стреляла – ничего, а тут: я убила! Я! Убила какого-то незнакомого мне человека. Я ничего о нем не знаю, но я его убила.
Потом это прошло. И вот как.... Как это случилось... Мы уже наступали, было это где-то возле небольшого поселка. Кажется, на Украине. И там, когда мы шли, около дороги стоял барак или дом, невозможно было уже разобрать, это все горело, сгорело уже, одни угли остались. Одни углиОбгоревшие камни... Многие девочки не подошли, а меня как потянуло... В этих углях мы увидели человеческие кости, среди них звездочки обгоревшие, это наши раненые или пленные сгорели. После этого, сколько я ни убивала, мне уже не было жалко. Как увидела эти горящие черные косточки...
Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: «Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь». Брат на фронте погиб. Она плакала:
– Одинаково теперь – рожай девочек или мальчиков. Но он все-таки мужчина, он обязан был защищать Родину, а ты же девчонка. Об одном я Бога просила, если тебя изуродуют, то пусть лучше убьют. Все время ходила на станцию. К поездам. Однажды увидела там военную девушку с обгоревшим лицом... Вздрогнула – ты! Я за нее тоже потом молилась...

 

Софья Константиновна Дубнякова, старший сержант, санинструктор:
Бомбежка... Бомбит и бомбит, бомбит и бомбит, и бомбит. Все бросились куда-то бежать в овраг... И я бегу. Слышу чей-то стон: "Помогите... Помогите..." Но бегу... Через несколько минут до меня что-то доходит, я чувствую на плече санитарную сумку. И еще - стыд. Куда девался страх! Бегу назад: стонет раненый солдат. Бросаюсь к нему перевязывать. Затем второго, третьего...
Бой кончился ночью. А утром выпал свежий снег. Под ним убитые... У многих руки подняты кверху... К небу... Спросите меня: что такое счастье? Я отвечу... Вдруг найти среди убитых - живого человека...

Серафима Ивановна Панасенко, младший лейтенант, фельдшер мотострелкового батальона:
Мама прибежала к поезду... Моя мама была строгая. Она никогда нас не целовала, не хвалила. Если что-то хорошее, то она только ласково посмотрит, и все. А тут она прибежала, схватила мою голову и целует меня, целует. И так смотрит в глаза... Смотрит... Долго... Я поняла, что больше уже никогда не увижу свою маму. Я почувствовала... Захотелось бросить все, отдать вещмешок и вернуться домой. Мне стало всех жалко... Бабушку... И братиков...
Тут заиграла музыка... Команда: «Ра-зойдись!! Са-дись! По ва-го-о-о-нам...!»
Я долго махала и махала рукой...

Любовь Ивановна Любчик, командир взвода автоматчиков:
«Мой отец, я знала, убит... Брат погиб. И погибнуть или не погибнуть - уже не имело для меня значения. Жалко было только нашу маму. Из красавицы она мгновенно превратилась в старую женщину, очень обиженную на судьбу, она не могла жить без папы.
- Зачем ты идешь на войну? - спросила она.
- Отомстить за папу.
- Папа бы не перенес, когда бы увидел тебя с винтовкой.
А папа мне в детстве косички заплетал. Банты завязывал. Он и сам любил красивую одежду больше, чем мама.
Служила я в части телефонисткой. Больше всего запомнила, как командир кричал в трубку: 
«Пополнение! Прошу пополнение! Требую пополнение!!» И так каждый день...

Ульяна Осиповна Немзер, сержант, телефонистка:
Я - не героиня... Я была красивая девочка, меня в детстве баловали...
Пришла война... Умирать было неохота. Стрелять страшно, я никогда не думала, что буду стрелять. Ой, что вы! Я темноты боялась, густого леса. Конечно, зверей боялась... Ой... Не представляла, как это можно встретиться с волком или диким кабаном. Даже собак с детства боялась, маленькую меня укусила большая овчарка, и я их боялась. Ой, что вы! Такая я... А всему в партизанах научилась... Стрелять научилась - из винтовки, пистолета и пулемета. И сейчас, если надо, покажу. Вспомню. Нас даже учили, как действовать, если нет никакого другого оружия, кроме ножа или лопаты. Темноты перестала бояться. И зверей... Но змею обойду, к змеям не привыкла. По ночам в лесу часто выли волчицы. А мы сидели в своих землянках - и ничего. Волки злые, голодные. У нас были такие маленькие землянки, как норы. Лес наш дом. Партизанский дом. Ой, что вы! Я стала бояться леса после войны... Я сейчас никогда не езжу в лес...
Но всю войну думала, что могла бы просидеть дома, возле мамы. Моей красивой мамы, мама была очень красивая. Ой, что вы! Я бы не решилась... Сама - нет. Не решилась... Но... Нам сказали... Город взяли немцы, и я узнала, что я - еврейка. А до войны мы все жили дружно: русские, татары, немцы, евреи... Были одинаковые. Ой, что вы! Даже я не слышала этого слова «жиды», потому что жила с папой, мамой и книгами. Мы стали прокаженными, нас отовсюду гнали. Боялись нас. Даже некоторые наши знакомые не здоровались. Их дети не здоровались. А соседи нам говорили: «Оставьте все свои вещи, они все равно вам уже не нужны». До войны мы с ними дружили. Дядя Володя, тетя Аня... Что вы!
Маму застрелили... Случилось это за несколько дней до того, как мы должны были переселиться в гетто. Везде по городу висели приказы: евреям не разрешается - ходить по тротуарам, стричься в парикмахерской, покупать что-либо в магазине... Нельзя смеяться, нельзя петь... Ой, что вы! Мама к этому еще не привыкла, она всегда была рассеянная. Наверное, не поверила... Может, она зашла в магазин? Ей что-нибудь грубое сказали, и она засмеялась. Как красивая женщина... До войны она пела в филармонии, ее все любили. Ой, что вы! Я представляю... Если бы она не была такая красивая... Наша мама... Была бы она со мной или с папой... Я все время об этом думаю... Чужие люди принесли нам ее ночью, принесли мертвую. Уже без пальто и ботинок. Это был кошмар. Ужасная ночь! Ужасная! Пальто и ботинки кто-то снял. Снял золотое обручальное кольцо. Папин подарок...
В гетто у нас не было дома, нам достался чердак в чужом доме. Папа взял скрипку, самая дорогая наша довоенная вещь, папа хотел ее продать. У меня была тяжелая ангина. Я лежала... Лежала с высокой температурой и не могла разговаривать. Папа хотел купить каких-нибудь продуктов, он боялся, что я умру. Умру без мамы... Без маминых слов, без маминых рук. Я, такая балованная... Любимая... Ждала я его три дня, пока знакомые не передали, что папу убили... Сказали, что из-за скрипки... Не знаю, была ли она дорогая, папа, уходя, сказал: «Хорошо, если дадут банку меда и кусок масла». Ой, что вы! Я - без мамы... Без папы...
Пошла искать папу... Хотела найти его хотя бы мертвого, чтобы мы были вдвоем. Была я светлая, а не черная, светлые волосы, брови, и меня в городе никто не тронул. Я пришла на базар... И встретила там папиного друга, он уже жил в деревне, у своих родителей. Тоже музыкант, как и мой папа. Дядя Володя. Я все ему рассказала... Он посадил меня на телегу, накрыл кожухом. На телеге пищали поросята, кудахтали куры, ехали мы долго. Ой, что вы! До вечера ехали. Я спала, просыпалась... Так попала к партизанам...

Подарок.
В самом начале войны я находилась на оборонных работах под Ленинградом. Спали мы в бараках. Народу было много. Все женщины. В бараках темно, и лишь лампочки тускло светят под потолком. 30 сентября у меня был день рождения. Этот день всегда проходил у меня весело. А тут война. Какое уж тут веселье? От мыслей о прошлом я заплакала. В это время в барак вошли двое военных. Спросили у дежурной: кто это у вас так громко рыдает? Она им все объяснила про меня. Они вскоре ушли. А я, наплакавшись, уснула. Через час меня разбудил один из этих военных. "Держи, племянница, - сказал он и протянул в подарок буханку хл:) и селедку.. - Только не плачь, - добавил он. - А веселые дни рождения у тебя еще будут. Вот увидишь". И, пожав мне руку, ушел. А утром, когда мы вышли из барака, я захотела найти этих военных, чтобы поблагодарить их за подарок. Но оказалось, что часть, останавливавшаяся неподалеку, ночью ушла на фронт. Так мне и не удалось еще раз увидеть этих ребят.
И поэтому сейчас каждый год 30 сентября я мысленно говорю: "Если вы живы, ребята военной поры, то будьте счастливы, а если нет, то вечная вам слава, дорогие мои солдаты".


 


 



 

 

 

Оставьте свой голос:

890
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

BlackBetty
BlackBetty

Меня очень огорчает принижение женского вклада в Победу. Только и слышишь: "спасибо деду за победу" "это победа наших дедов и прадедов". А между тем, если бы не женщины, не было бы никакой победы

JG
JG

BlackBetty, Я Вам больше скажу - не принижение, а иногда просто обесценивание и оскорбления. Тут автор нас поберегла, не стала публиковать особо впечатляющие моменты, но воспоминания воевавших женщин о том, как к ним относились после войны и что говорили - это ад: и понятно, за что вам медальки дают, и ясно, зачем вообще пошла среди мужиков отираться и т.д. и т.п. Читаешь - волосы дыбом.

BlackBetty
BlackBetty

JG,

BlackBetty
BlackBetty

В этом, к сожалению, все отношение к женщинам в нашей стране

Anitra
Anitra

JG, не знаю где вы такое слышали -мы женщин воевавших очень уважаем. я сама снимала в студенческие годы комнату у бабульки, которая снайпером воевала. С большим достоинством женщина. Она мне про другое говорила-про настояшую романтику, про настоящих мужчин

pin_upper
pin_upper

JG, Вы совершенно правы. Воевавших женщин не поощряли за воспоминания, а наоборот запрещали им на эту тему говорить. Поэтому этот пост, чтобы люди помнили, что женщины не только в тылу помогали и работали, но и на фронте воевали.

MagnoLija
MagnoLija

BlackBetty, а еще говорят, что "наши бабы эту войну на своих плечах вынесли". Ведь в тылу всю работу выполняли в основном женщины. И пахали и сеяли и танки собирали. Так что ни к чему придираться к словам. И деду спасибо и бабушке. Вообще эта фраза немного грубо звучит. Гораздо лучше "Спасибо нашим ветеранам!"

Besitzer
Besitzer

Спасибо за пост. Салвянский народ и женщины и мужчины моного вложили в эту победу.

Blimm
Blimm

Боже,девочки,да что ж вы пишите....
Война -это так страшно!!! Спасибо любому человеку, кто был на войне, кто хоть что-то делалдля победы,может и просто ждал!!!
Спасибо ВСЕМкто помнит, кто благодарен фронтовикам,кто не забыл!!!

Aenye
Aenye

Отпишусь в этом посте. Всех-всех Сплетниц - с Днём Победы!

Jane_A
Jane_A

Да в тылу только одни женщины и работали.Делали танки,винтовки,пулемёты,камуфляжы.

Anitra
Anitra

Jane_A, фронт кормили женщины и дети

irinas
irinas

Боже мой, как страшна война...
ненавижу грязную политику, из-за которой страдают люди..
страдают русские, евреи, арабы, африканцы.. живые люди с чувствами, надеждами..

Consigliere
Consigliere

от таких простых историй мурашки по коже - приходит понимание, что эти девушки были точно такие, как мы, и не собирались становиться героями, жили себе, любили родителей, боялись, и искренне боялись, попав в эти условия... ох.

morozhka
morozhka

надеюсь, что такого больше никогда больше не повторится в нашей жизни

bezira80
bezira80

Зато у нас сегодня на Параде места для ветеранов занимали светские б****!! Одна из них даже в Инстаграмм выложила фото пригласительных на ширинке своих брюк, те на пиз***! Это Ида Лоло!!!! Позорище.

Dagmara
Dagmara

bezira80, ну так б**** они на то и б*****, что вы от них хотите?

Anitra
Anitra

до слез.... бедные наши девочки...

Lysssilda
Lysssilda

Моя бабушка в ледяной воде сплавляла лес,это тоже подвиг пусть и незаметный.

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Лето на "Сплетнике": Анна Седокова, Альбина Джанабаева, Кети Топурия и другие звезды загорают в купальниках
ЧМ-2018: Сборная России обыграла команду Египта и впервые в истории вышла в плей-офф чемпионата мира
Ирина Шейк заинтриговала поклонников кадрами со съемок новой рекламной кампании
Блейк Лайвли вновь примерила на себя образ, над которым насмехался Райан Рейнольдс
Кэндис Свейнпол родила второго ребенка
Внучка королевы Елизаветы II Зара Филлипс и ее муж Майк Тиндалл стали родителями второй раз
Принц Чарльз дал Меган Маркл странное, но милое прозвище
Светлана Бондарчук, Надежда Оболенцева, Резо Гигинеишвили и другие на концерте Монеточки в московском ресторане
Виктория Бекхэм в ярком летнем платье фланирует по Нью-Йорку
Кети Топурия отдыхает вместе с новым бойфрендом Гуфом
Сексапильность и элегантность: Рози Хантингтон-Уайтли в белом брючном костюме на BoF West Summit
Ким Кардашьян в белоснежной рубашке с очень глубоким декольте посетила фэшн-саммит в Лос-Анджелесе
Брижит Макрон планирует осовременить Елисейский дворец
Анджелина Джоли посетила Ирак, пока ее дети отмечали День отца с Брэдом Питтом
MTV Movie & TV Awards 2018: Тиффани Хэддиш в образе Меган Маркл, травма Милли Бобби Браун, стильная Мила Кунис и другие подробности
Модная битва: Анна Ивченко против Ирины Вольской
В сети удивились сходству нарядов принцессы Дианы и Меган Маркл
Зейн Малик рассказал об отношениях с Джиджи Хадид: "Мы взрослые люди и не нуждаемся в ярлыках"