Контент опубликован пользователем сайта

Круто!

«Кровавая Баббс». Дело Барбары Грэм.

19
«Кровавая Баббс». Дело Барбары Грэм.

 

Сразу говорю, текст не мой, я только разместила объяву:-)

Холодной ночью в городе Бербанк пожилую вдову Мейбл Монохан, бывшую фигуристку, били по голове рукояткой пистолета. Никто не слышал ее криков, никто не пришел к ней на помощь.

Автомобильная авария, случившаяся несколько лет назад, прервала ее спортивную карьеру. Мейбл жила в уединении в городке Бербанк, в десятке миль от Лос-Анджелеса. Автомобиль не смог убить ее, но убили люди. 

Барбара Грэм — кто она?

Главная героиня этой истории, будто сошла с экрана. Настоящий голливудский нуар — эффектная красотка и убийство. Нуар, действительно, появился, но значительно позже. А до тех пор «кино» творилось в реальности — процесс активно освещали журналисты и фоторепортеры.

Задним числом можно сказать, что жизнь Барбары Элейн Вуд была предопределена. Она родилась в 1923 году у матери-подростка Гортензии Вуд, которую, когда Барбаре исполнилось два года, отправили в исправительную школу. Дочь оказалась в приемной семье, но ее ждала та же судьба. Приемные родители, люди хорошие, но малообразованные и не обладавшие сильным характером, не смогли совладать с нравом Барбары.

После побега из дома ее арестовали за бродяжничество и поместили в государственную спецшколу Вентура для девочек, ту самую, где в свое время находилась ее мать. Гортензия беременела еще не раз, и у Барбары были брат и сестра. Но с родственниками Барбара не виделась, и они не занимали в ее жизни большого места. Когда она однажды сбежала из спецшколы и, пройдя 350 миль до Окленда, заявилась в дом матери, умоляя укрыть ее, Гортензия сама вызвала полицию, чтобы дочь вернули обратно под замок.

На свободе Вуд оказалась в 1939 г. и попыталась начать нормальную жизнь —вышла замуж, поступила в колледж, родила ребенка. Это был последний раз, когда ей пришлось, стиснув зубы, обратиться к матери. Барбаре едва исполнилось семнадцать, и для вступления в брак, ей было необходимо получить разрешение матери. Она не хотела, чтобы ее ребенка ждала судьба незаконнорожденного. Разрешение Гортензия дала, но брак не удался и в 1941 г. Барбара развелась. Впоследствии она еще трижды выходила замуж, родила второго ребенка, но оба брака продлились недолго и завершились разводом.

После незадавшейся семейной жизни, судьба совершила крутой поворот. Барбара стала проституткой. Во время Второй Мировой войны она работала недалеко от оклендской военно-морской базы. Таких как она называли «чайками», и в 1942 г. вместе с другими «чайками» Барбара упорхнула в Лонг-Бич, а потом в Сан-Диего. Там ее несколько раз задерживали, и она переехала в Сан-Франциско.

На новом месте двадцати двухлетняя рыжеволосая сексуально привлекательная Барбара Элейн работала в заведении мадам Салли Стэнфорд. Вскоре она увлеклась азартными играми и приобрела много знакомств среди преступников. И закономерно опять угодила за решетку.

В 1947 г. Барбара пыталась составить в суде алиби для двух знакомых мелких преступников, но была уличена в лжесвидетельстве и приговорена к пяти годам тюремного заключения. Она отбывала срок в Калифорнии, женской государственной тюрьме Техачапи. Однако отсиживать все пять лет не пришлось. Без учета предварительного заключения Барбару амнистировали примерно через год, в 1949 г., на условиях, что она будет оставаться на испытательном сроке в течение последующих пяти лет.

Освободившись, она переезжала с места на место, исколесив всю Неваду. Работала в больнице, официанткой в забегаловке, но все эти занятия казались ей смертельно скучными. Наконец, когда скука стала невыносимой, она снова собралась в дорогу. Барбара прибыла в Лос-Анджелес, сняла комнату на бульваре Голливуд, и вернулась к проституции. Связь с криминалом, периодические задержания и аресты сопутствовали ей на протяжении всей жизни.

В Лос-Анджелесе она работала в одиночку, но не на улице, а предпочитая искать клиентов в барах и прочих увеселительных заведениях. В одном из них она и познакомилась с будущим четвертым мужем, барменом Генри Грэмом. Она вышла за него замуж в 1950 г., и взяла его фамилию. В 1951 г. родила третьего ребенка, которого назвала Томми. Тогда же ее арестовали по подозрению в торговле наркотиками, правда, отпустили на следующий день из-за отсутствия доказательств.

В последующих интервью Генри Грэм рассказывал, что Барбара в то время крепко сидела на наркотиках, употребляла марихуану, опиум и даже героин. Правда, он старался не акцентировать внимание на том, что большую часть времени сам находился под кайфом и совершенно не был озабочен состоянием жены. Наркотический стаж Генри был гораздо больше и зависимость прочнее.

Генри Грэм

Не раз Барбаре приходилось сталкиваться с тем, что стоило ей покинуть дом, как Генри обшаривал каждый угол в поисках оставленных ею нарко-заначек. Она расценивала это, как посягательство на свою собственность. Барбара считала, что содержит семью, а муж живет за ее счет. Для себя она видела оправдание в том, что наркотики — это допинг, который позволял ей справляться с жизненными трудностями и поддерживать себя в тонусе.

Но однажды терпению Барбары пришел конец. Прихватив весь свой «допинг», деньги и кое-что из одежды, она ушла из дома, направившись прямиком к коттеджу некоего Эммета Перкинса в Эль-Монте, человека, которому предстояло сыграть одну из главных ролей в предстоящей драме.

Место преступления в Бербанке

Утром в среду, 11 марта 1953 г., садовник Митчелл Тьюсдейл припарковался у дома Мейбл Монохан, пожилой вдовы, известной в прошлом чемпионки по фигурному катанию. Он давно ухаживал за ее домом на Парксайд в небольшом городишке Бербанк, в двенадцати милях от Лос-Анджелеса. Не подходя к дому, он сразу принялся подстригать газон, а когда закончил, направился к воротам, чтобы попасть на задний двор, где его ждала еще работа. Приблизившись к входной двери, он увидел, что она приоткрыта всего на несколько дюймов, но этого было достаточно для беспокойства. Садовник знал, что вдова жила одна и никогда не оставляла дверь открытой. Говорили, что на весьма богата, и эти утверждения косвенно подтверждались одержимостью Монохан безопасностью. Незапертая дверь — явный признак неприятностей.

Мейбл Монохан

Тьюсдейл позвонил несколько раз, и не получив ответа, толкнул дверь. Увиденное испугало его. Казалось, по дому прошел торнадо. Кругом валялись разбросанные вещи, опустошенные ящики из шкафов, сорванные с места и смятые ковры. На стенах, полах, мебели — повсюду были пятна крови. Он не видел тела хозяйки, но по беспорядку и запаху разложения было понятно, что здесь произошло преступление. Тьюсдейл выбежал на улицу и помчался звонить в полицию.

По кровавому следу полицейские пришли к телу. Мейбл Монохан была мертва. Она лежала рядом с одним из раскуроченных шкафов, а неподалеку от тела в полу зияла дыра. По-видимому, преступник или преступники пытались вскрыть паркет в поисках ценностей.

На голову трупа Монохан была натянута наволочка пропитанная кровью, а шея крепко стянута перекрученной простыней. Когда наволочку сдернули, полицейские увидели глубокие раны и изуродованное лицо. Один опытный полицейский предположил, что убийца орудовал рукояткой пистолета. Ветеран полиции заметил, что ему уже приходилось видеть такие повреждения.

По беспорядку в комнатах было видно, что преступники яростно искали ценности, причем их одержимость заметно возрастала по мере того как они не могли найти желаемое. Многие вещи, ящики из столов и шкафов были не просто выпотрошены, но и разбиты. В том, что причины для злости у бандитов имелись, детективы убедились, когда выяснилось, что значительные ценности остались ими не обнаруженными. Сыщики нашли припрятанный кошелек с 475 долларами наличными, а также ювелирные украшения на сумму 10 000 тысяч.

Предварительное расследование показало, что дочь жертвы, Ирис, когда-то состояла в браке с неким Лютером Шерером, который прославился как заядлый игрок во многих казино Лас-Вегаса. Дом, где проживала миссис Монохан, ранее принадлежал Шереру. По условиям развода он передал право владения домом бывшей жене, а та, после повторного замужества и переезда в Нью-Йорк, оставила его матери. Стало известно также и то, что миссис Монохан поддерживала связь с бывшим зятем и их отношения были дружескими. В одном из шкафов даже хранилась одежда Шерера, а когда он свалился от приступа цирроза печени, Мейбл поместила его в гостевую спальню и лечила. Ходили слухи, что Мейбл позволила Шереру обустроить в доме потайной сейф, в котором он хранил часть своих денег.

Расследование

Согласно заключению коронера, причиной смерти Мейбл Монохан было удушение. Несмотря на то, что на голове жертвы насчитали двенадцать глубоких ранений, два из которых повредили череп, скончалась она не от них, а от удушения.

Важным событием стало объявление о вознаграждении. Дочь погибшей, Ирис, предложила за информацию об убийцах матери 5 000 долларов. Именно после этого в полицию стали поступать первые сообщения и появились начальные версии.

Поступил звонок от человека по имени Джордж Аллен, который заявил, что обладает важной информацией по делу. Он попросил о встрече с начальником полиции Бербанка Рексом Эндрюсом. Встреча состоялась, и Аллен рассказал о том, что немногим более года назад, в декабре 1951 г., в его присутствии четверо мужчин обсуждали план ограбления дома Мейбл Монохан. План в то время не был осуществлен, но у Аллена возникли подозрения, что кто-то из старых знакомых все же решил воплотить его в жизнь.

Джордж Аллен назвал два имени: Бакстера Шортера и Джона Дебри. Они работали в сфере игрального бизнеса, а Дебри одно время числился охранником известного гангстера Микки Коэна.

На допросе Дебри категорически отрицал свою причастность к ограблению. Он уже давно легализовал свой бизнес, дела шли хорошо, и было бы верхом безрассудства ввязываться в преступное предприятие. И для того, чтобы окончательно отвести от себя подозрения полиции, он пошел на сотрудничество, заявив, что ему, действительно, кое-что известно. Дебри рассказал, что слышал о плане ограбления дома Мейбл Монохан, так как, по слухам, бывший зять Монохан хранил там в сейфе свои деньги. Что-то около 100 тысяч долларов. Дебри сказал, что слышал об этом от человека по имени Джек Санто, о котором ему известно лишь то, что живет он где-то в Северной Калифорнии.

В отличие от Санто, которого пришлось искать, Бакстер Шортер был задержан быстро. Опытный преступник с маской невинности на лице заявил, что ему ничего не известно, и к ограблению он не причастен. Так как веских улик против Шортера не было, его отпустили, намекнув, чтобы тот не расслаблялся. У следствия сохраняются сомнения на его счет, и он останется под присмотром до тех пор, пока убийство не будет раскрыто.

Бакстер Шортер

Как только Шортер покинул полицейский участок, он сразу же направился к своему адвокату. А чуть позже адвокат позвонил в полицию и запросил иммунитет для своего клиента в обмен на информацию об убийстве Мейбл Монохан. Встреча для обсуждения этого вопроса и первой дачи показаний была назначена на девять часов вечера следующего дня в номере отеля «Мирамар» в Санта-Монике.

«Исповедь» Бакстера Шортера

Шортер рассказал, что незадолго до ограбления ему позвонил человек по имени Эммет Перкинс, которого он не знал, но у того были рекомендации от общих знакомых. Перкинс сказал, что у него есть «бизнес-предложение», которое, возможно, заинтересует Шортера. Они договорились о встрече, причем Эммет сказал, что его самого не будет, а к Шортеру придут два человека от его имени.

Встреча состоялась на следующий день в мотеле в Эль-Монте. В мотель пришли: Джек Санто — смуглый мужчина с тонкими, будто нарисованными карандашом, усиками и Джон Тру — загорелый, жилистый, с преждевременно поседевшими волосами. Впрочем, их фамилии в тот момент Шортер не знал, только имена.

Тон в разговоре задавал Джек Санто. Он без обиняков спросил Шортера, заинтересован ли он в ограблении дома Мейбл Монохан. В преступном мире присматривались к особняку вдовы уже не менее двух лет. Они и раньше достигали ушей Шортера, но еще никто не предлагал реализовать план.

Первоначально Шортер был не в восторге от предложения. Предприятие казалось ему опасным. Старушка слыла помешанной на безопасности, и кроме того, будучи инвалидом, большую часть времени проводила дома. Вряд ли удастся провернуть это дело по-тихому. Но гости убеждали его в обратном и демонстрировали свою информированность. Джон Тру даже со смехом рассказывал, что вхож в окружение Лютера и тот даже приглашал его на какое-то празднество.

В тот вечер Шротер уклонился от окончательного ответа, и условился с новыми знакомыми о другой встрече следующим же вечером. Она состоялась на бульваре Вентура. В этот раз на «стрелку» пришел Эммет Перкинс, человек с весьма примечательной внешностью — он отличался худобой и заметной лопоухостью. Перкинс явился не один. Его сопровождала очень красивая дама с яркими рыжими волосами, тонкой фигурой и привлекательными чертами лица. Перкинс представил ее как Мэри.

Если со стороны Перкинса это был план уговорить Шортера, то он сработал. Увидев «Мэри», Бакстер уже знал, что согласится. Однако в процессе обсуждения дела, Эммет Перкинс сказал, что Мэри в их предприятии отводится не последняя роль. Она поможет попасть ночью в дом. Ведь боязливая старушка может не пустить мужчину поздним вечером, а привлекательную молодую леди, у которой что-то «случилось в дороге», вполне вероятно.

Потом были согласованы мелкие детали ограбления, которое решено не откладывать в долгий ящик, а реализовать следующей ночью.

Ночь убийства

Пятеро заговорщиков встретились в забегаловке в долине Сан-Фернандо и плотно отобедали. Потом, когда уже достаточно стемнело, на двух автомобилях они отправились к особняку Мейбл Монохан. В одной машине ехали Шортер и Перкинс, в другой — Джек Санто, Джон Тру и «Мэри» Барбара Грэм.

Шортер и Перкинс припарковались за углом дома, где они могли бы видеть крыльцо. Джек Санто остановил автомобиль через дорогу от центрального входа в дом.

Дом Мейбл Монохан почти не изменился с 1953 года

Барбара Грэм вышла из машины и направилась к двери. Она позвонила и вскоре на крыльце зажглась лампочка. Около двух-трех минут Барбара ждала пока подойдет хозяйка, потом перебросилась с нею несколькими фразами, и вошла внутрь. Выждав еще пару минут, Джон Тру, а за ним Эммет Перкинс и Джек Санто проникли вслед за Барбарой в дом. Бакстер Шортер оставался в машине и должен был дождаться сигнала, чтобы войти в дом и вскрыть сейф.

Сигнала Шортер так и не дождался. Еще через несколько минут к машине подбежал Джек Санто и приказал:

— Давай, двигай со мной. Мы ничего не можем найти!

Шортер проследовал за ним и первое, что увидел, войдя в дом, лужу крови на полу и кровавые пятна стенах. Продвинувшись дальше, он увидел и Мейбл Монохан. Она лежала на полу со связанными за спиной руками. Лицо ее было залито кровью, и даже сейчас она пропитывала ковер. Женщина еще была жива, ее громким стонам не мог помешать даже кляп, которым был заткнут рот. Джон Тру стоял перед ней на коленях, и Барбара также склонилась над Монохан.

— Бей ее! — сказала она Тру и вложила в его руки никелированный револьвер Эммета.

В этом месте Шроттер заявил, что он набросился на Джона Тру, оттолкнул его с криком: «Остановись! Что ты делаешь? Мы так не договаривались!» Видя, что женщина задыхается, он потребовал, чтобы ее освободили от кляпа. Джон посмотрел на Джека для получения инструкций. Между ними произошел безмолвный диалог. Джек как бы спросил: «Должен ли я делать то, что он говорит?» В ответ тот просто пожал плечами: «Да какая разница!» По словам Шортера, Джон Тру перочинным ножом перерезал кусок простыни, удерживающий кляп, и вынул его.

Джека Санто больше всего интересовали деньги в сейфе, точнее, то, что он не мог его найти. Компания грабителей еще какое-то время металась по дому, переворачивая все вверх дном, но безрезультатно. Тру божился, что лично видел, как зять хозяйки Лютер Шерер приносил коробку со ста тысячами, но, в конце концов, все остановились и, переглянувшись, поняли, что дело провалилось. Пора сматываться.

Покидая место преступления, Бакстер Шортер успел заметить, что хозяйка дома лежала на полу недвижимо с натянутой на голову окровавленной наволочкой. Уже в машине, в которую сел Джек Санто, Шортер сказал, что собирается сделать анонимный звонок из ближайшего телефона-автомата. Мысль о том, что Мейбл Монохан мертва, не давала ему покоя. Ведь это могло означать только одно — все они разом перешагнули из одной уголовной статьи в другую. И наказание, которое она предусматривала, также совершенно иное. Вместо нескольких лет тюремного заключения, можно было поплатиться жизнью.

«Да мне наплевать, что ты собираешься делать», — ответил Санто. — «Старуха перестала дышать еще до того, как мы ушли». Оставшуюся часть пути они ехали молча. Только, покидая машину, Санто сказал Шортеру: «И не забывай, я знаю, где тебя искать».

Тем не менее, Бакстер решил позвонить. Он надеялся, что Санто мог ошибиться, и женщина осталась жива. Он затормозил у телефонной будки и набрал 911. Когда оператор ответила, он сообщил, что вызов срочный, ранена женщина, и назвал адрес: 1718, Парксайд Драйв. После этого, он повесил трубку и скрылся. Но в спешке Шортер не сообщил, что звонит из Бербанка, а диспетчер, принявшая звонок в Лос-Анджелесе, знала, что в городе такой улицы нет. «Скорая помощь» так никуда и не отправилась.

Первый арест и похищение свидетеля 

Получив от Шортера имена преступников, в полиции выяснили, что все они хорошо известны. Наибольшее количество «подвигов» числилось за Джеком Санто — это разбой, похищение людей, покушение на убийство и угон автомобилей. В полиции сочли его наиболее опасным из всех и решили обезвредить в первую очередь. К тому же его местонахождение вскоре стало известно.

Было установлено, что Санто проживал в городке Аубурн, к северу от Сакраменто. Там его хорошо знали и уведомили лос-анджелесскую полицию, что в последнее время Санто часто видели в обществе человека по имени Джон, рабочего, увлекающегося подводным плаванием. Детективы решили, что им повезло и они получили возможность убить сразу двух зайцев — арестовать Джека Санто и Джона Тру. В том, что под именем Джон скрывался Тру, сомнений не было.

Но к тому моменту, когда команда полицейских прибыла в Аубурн, Джек и Джон выехали в Лос-Анджелес. Через какое-то время Джон Тру вернулся, а Санто нет. Было принято решение арестовать его.

Первый арест в этом деле был произведен тихо, без фанфар. Тру арестовали дома, в то время, когда он принимал ванну. Сохранился забавный момент: после ареста, подружка Тру решила, что бойфренда похитили и даже обратилась с заявлением в полицию. Там посмеялись — самолюбие полиции было удовлетворено сполна. Что, как не это, может служить показателем идеального «тихого» ареста? Однако радость оказалась недолгой. Ирония заключалась в том, что на этот раз произошло настоящее похищение. И не кого-нибудь, а ключевого свидетеля.

После того как Бакстер Шортер дал показания, он мог претендовать на защиту от уголовного преследования. Окружной прокурор Эрнест Ролл рассматривал возможность оставить Шортера под стражей из соображений безопасности. Но по понятным причинам, информатор считал иначе и хотел остаться на свободе. Он заявил, что в тюрьме окажется в большей опасности, нежели за ее пределами. За сотрудничество с полицией и сдачу подельников уголовники его по головке не погладят. Пожелание Шортера было учтено, и ему позволили оставаться дома, за которым установлено полицейское наблюдение.

В тот вечер Шортер смотрел телевизор вместе женой Оливией в гостиной своей маленькой квартирки в доме на Цветочной улице в центре Лос-Анджелеса. В дверь позвонили и Шортер пошел открывать. Он посмотрел в глазок и, по-видимому, узнал пришедшего, так как без проблем впустил его в квартиру. Как только мужчина вошел внутрь, он вытащил пистолет и направил его на Бакстера. Оливия бросилась к мужу, но тот остановил ее. «Все в порядке», — сказал он. — «Я пойду с ним».

Оливия, которая много лет была соратницей мужа в его преступной жизни, метнулась на кухню, достала пистолет из тайника и перехватила мужчин в коридоре. Неизвестный, услышав звук оружейного затвора, стразу же приставил пистолет к виску Бакстера и приказал Оливии уступить дорогу или ее муж умрет. Шортер кивнул жене, чтобы она отошла в сторону. Оливия повиновалась. Она вернулась в квартиру и наблюдала из окна кухни, как мужчина с ее мужем пересекли дорогу, сели в припаркованный на обочине «Плимут» и скрылись в темноте.

Оливия сразу же позвонила в полицию и заявила о похищении. Уже через несколько минут детективы прибыли на место преступления. Было неясно, каким образом в дом, находившийся под наблюдением полицейских, проник похититель, но в сложившихся обстоятельствах гораздо важнее было найти главного свидетеля обвинения живым и здоровым. Через час после похищения среди предложенных фотографий Оливия опознала похитителя мужа. Им оказался один из его подельников в ограблении дома Мейбл Монохан, Эммет Перкинс.

Детективы немедленно выехали в Эль Монте, где по имеющейся информации проживал Перкинс вместе с Барбарой Грэм, оставившей мужа. Но оказалось слишком поздно. Перкинс и Грэм покинули свое жилище.

Неожиданный визит

На следующее утро история с похищением вышла под крупными заголовками во всех ведущих газетах, а уже вечером в лос-анджелесской квартире полицейского детектива Дика Рибла раздался дверной звонок.

На пороге стоял его старый «друг», информатор, с которым он сотрудничал тринадцать лет, Эммет Перкинс. Он выглядел встревоженным, и предложил Риблу спуститься вниз, чтобы поговорить в машине. Рибл встретил его безоружный, в домашнем халате и тапочках.

Эммет Перкинс

Детектив полагал, что у него нет особых причин волноваться. За много лет сотрудничества между ними выработались правила, которые никто ни разу не нарушал. И все же он держался настороженно, ведь было понятно, что Перкинс чувствовал себя загнанным в угол. Тем не менее, Рибл согласился поговорить и пошел с Перкинсом. Они вышли во двор и сели в припаркованную у обочины машину. За рулем сидела женщина.

Как только они сели на заднее сидение, Перкинса будто прорвало.

— Какого черта?! — кричал он. — Меня обложили со всех сторон!

— Ты сам виноват, чертов ублюдок! За каким хреном вы угробили несчастную старуху?

— Это не должно было случиться. Мы это не планировали. Она должна была только заткнуться, Дик. Баббс ударила ее четыре или пять раз, но старая сука не умолкала и продолжала кричать.

В этот момент женщина, сидевшая на водительском месте, повернулась — это была Барбара Грэм — и сказала:

— Они никогда не смогут доказать, что мы сделали это. Даже если они знают, не смогут уличить нас.

— Я бы не был так уверен, Баббс, — усмехнулся детектив.

— Дик, мы всегда работали рука об руку, — продолжал Перкинс, — и я просто хочу знать, что могу рассчитывать на помощь. Хочу понимать, как мне теперь действовать.

— Я никогда тебе не лгал, — смягчил тон Рибл. — Ты сейчас в худшем положении в своей жизни. Нет никакого способа выйти из этого. Единственное, что ты можешь сделать — сдаться.

— Может ты и прав, — Перкинс устало откинулся на спинку сидения. — Я свяжусь с тобой в понедельник, и, быть может, сделаю, как ты говоришь. Но только я хочу, чтобы это был ты. Я хочу сдаться лично тебе.

На том разговор был закончен. Рибл вышел из машины, и она тут же умчалась. Он не разглядел номер, но, вернувшись в квартиру, сразу же связался с полицейским участком и дал точное описание беглецов и их автомобиля.

В понедельник Эммет Перкинс на связь с Риблом не вышел.

Преследование и новый арест

В течение следующих трех недель в Калифорнии проходили широкомасштабные оперативно-следственные мероприятия. Обширная сеть полицейских прочесывали округа Лос-Анджелеса в поисках беглого трио. Власти были уверены, что преступники все еще были где-то поблизости. Каждый автовокзал, депо, поезд, автобус, любое транспортное средство подлежало тщательному досмотру. На всех дорогах стояли транспортные полицейские патрули. Пограничники на мексиканской границе получили соответствующие ориентировки. Внимание прессы также не ослабевало, и фотографии троицы регулярно появлялись на страницах газет. Арест преступников представлялся лишь делом времени.

В конце концов, пристрастие к героину Барбары Грэм сыграло с ней плохую шутку. Через три недели после визита Эммета Перкинса в дом полицейского детектива Дика Рибла, она была замечена при попытке купить наркотики. По иронии судьбы она обратилась за дозой к женщине-полицейской, сотруднице отдела по борьбе с наркотиками Департамента полиции Лос-Анджелеса, которая работала на улице под прикрытием. Несмотря на то, что Баббс перекрасила волосы, превратившись в платиновую блондинку, наметанный глаз копа опознал в ней преступницу, информацией о которой был снабжен каждый полицейский в этом городе.

Полицейская, не раскрывая себя, совершила сделку, и как только Барбара скрылась в дамской комнате, чтобы принять наркотик, сообщила коллегам об опознании разыскиваемой преступницы. Когда Грэм вышла из туалета, ее уже «вели» три женщины-офицера полиции разных возрастов в штатском.

Баббс отправилась на пригородном автобусе в Лингвуд в Южном пригороде Лос-Анджелеса. Там она зашла в обветшалый одноэтажный домишко рядом с магазином, торгующим автомобильными шинами. Это произошло в понедельник 4 мая в три часа дня. Уже через несколько минут дом, в котором скрылась Барбара Грэм, был оцеплен полицией во главе с детективами Тэдом Брауном и Диком Риблом. Последнему особенно не терпелось встретиться с беглецами. В том, что вся компания скрывается именно здесь, сомнений у него не было.

Детали последовавшего ареста преступников надолго вошли в неофициальную историю полицейского департамента Лос-Анджелеса. Когда Браун и Рибл во главе двенадцати тяжеловооруженных полицейских ворвались в комнату, они увидели на разложенном диване полностью обнаженную Барбару Грэм и лежащего рядом с ней Джека Санто с эрегированным членом. В тот же момент из ванной в комнату вошел голый Эммет Перкинс. Браун приставил ствол дробовика к груди Санто, а Рибл не без удовольствия нацелил свой «сорок пятый» на уровень переносицы старого приятеля Эммета Перкинса.

Полицейские потом рассказывали, что Санто установил мировой рекорд по скорости потери сексуального возбуждения. Барбара Грэм в свою очередь сохранила самообладание, вытянула вперед руку и попросила не стрелять — они сдаются.

Всех троих, голых и беспомощных, поставили на колени, завели руки за спину и защелкнули наручники.

Арестованные Энтони Перкинс, Джек Санто и Барбара Грэм

to be continued...

Источник: ЖЖ dobizha

Оставьте свой голос:

278
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

krasovskaya
krasovskaya

автор извините за идиотский вопрос, а по какому принципу вы свой ник выбрали? я просто только что обратила внимание.

Atelier
Atelier

А почему в "круто", а не в " что читаем"?!
Если это круто,остановите землю,я сойду!...

Daena
Daena

На самом интересном месте...

Zanoza
Zanoza

Daena, Вы про момент ареста? ;)

Daena
Daena

Zanoza, Это тоже. Очень сочный момент. Но черт побери, что случилось с Бакстером Шортером?
Момент с его похищением, когда его увели из под дула жены, ужасно кинематографичен, я прям вижу, как бы это снял Нетфликс.

Hypnos007
Hypnos007

Мне очень интересно, люблю такие истории, жду продолжение )

Sunnyal
Sunnyal

Hypnos007, забейте в Яндекс фамилию и имя подозреваемый и сразу увидите продолжение в жж) там аж три части) здесь пока только первая)

ofra365
ofra365

Зачем этот пост?

thalia
thalia

А продолжение когда будет?

Zimaaa
Zimaaa

Я не поняла, убили пожилую вдову, бывшую фигуристку, и тут же пишется, что несколько лет назад она попала в аварию, которая прервала ее спортивную карьеру. До каких лет вдовушка на льду спортивной карьерой занималась?

Erisa
Erisa

Интересно, будут ли тут согласные с авторами фильма, о котором в продолжении будет.

larina
larina

Что такого замечательного в этой истории? Банальная до ужаса...

litva
litva

Не поняла а где барнет шонер или как там его??

LusillaDrake
LusillaDrake

Какое то банальное неинтересное преступление.
Таких трагедий, увы полно

litva
litva

Я прочла в инете остальные части, меня заинтересовала судьба Шорнета, но его так и не нашли. Суд над Раскольниковыми стал знаковым и показательным. В результате были внесены изменения в законодательство. И даже экранизирован, вот и неинтересное преступление

Bijou
Bijou

litva, то есть, похититель так ничег ои не рассказал? (( ужас

litva
litva

Bijou, нет никто из троицы так и не признался. Единственно Барбара проговорилась, что он в надежном месте и усе.

Bijou
Bijou

litva, пипец.. а ведь мог кто-то из них себе послабление выторговать этой информацией...

mbk
mbk

фотографий не хватает, если уж описана такая красавица

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Эволюция: Ирина Шейк
Красота в будуаре: Мэрайя Кэри на запуске своей косметической коллекции
Звездный Instagram: благотворительность и шоу Victoria`s Secret
Мэттью МакКонахи с женой Камиллой Алвес и детьми на премьере мультфильма "Путь к славе"
Крис Прэтт, Зоуи Салдана и маленький Грут в новом трейлере фильма "Стражи галактики 2"
Выбираем образ недели: 19.11. - 2.12.
Пять месяцев счастья: Сергей Безруков опубликовал новое фото дочки Маши
В полном составе: Риз Уизерспун с мужем Джимом Тотом и детьми на премьере мультфильма
Дженсен Эклс и Дэннил Харрис стали родителями близнецов
Шикарные формы: новые фотографии Кайли Дженнер в купальнике
Битва платьев: Дженьюари Джонс против Ксении Соловьевой
Рождественские коллекции макияжа: часть I
Мадонна сделала предложение Шону Пенну, оделась в костюм клоуна и раскритиковала Дональда Трампа
Второй этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: самая стильная пара
Иван Ургант, Влад Лисовец, Татьяна Геворкян и другие на открытии бутика
Новый сериал: Евгений Цыганов, Мария Андреева и другие в сериале "София"
Дмитрий Хворостовский отменяет выступления из-за ухудшения здоровья
СМИ: Канье Уэст живет отдельно от Ким Кардашьян и детей