• Комментариев: 24
  • Текст:

Дневник Тани Савичевой

Дневник Тани Савичевой

Таня Савичева — ленинградская школьница, которая с начала блокады Ленинграда начала вести дневник в записной книжке, оставшейся от её старшей сестры Нины. В этом дневнике всего 9 страниц и на шести из них даты смерти близких людей. Дневник Тани Савичевой стал одним из символов Великой Отечественной войны. Таня была пятым и самым младшим ребёнком Марии и Николая. У неё было две сестры и два брата: Женя, Леонид «Лёка», Нина и Миша. Первой не стало Жени. К декабрю 1941 в Ленинграде полностью прекратил работать транспорт, улицы были полностью заметены снегом. Чтобы попасть на завод Жене приходилось идти от дома пешком почти семь километров. Иногда она оставалась ночевать на заводе, чтобы сохранить силы и отработать две смены, но здоровья у неё уже не хватало. В конце декабря Женя не пришла на завод. Обеспокоенная её отсутствием Нина утром в воскресенье 28 декабря отпросилась с ночной смены и поспешила к сестре на Моховую. Она успела прийти как раз вовремя, чтобы Женя умерла у неё на руках. Ей было 32 года. Видимо Таня боялась, что на протяжении блокады они постепенно забудут дату смерти Жени и решила её записать. Для этого она взяла записную книжку Нины, которую той подарил когда-то Лёка. На букве «Ж» Таня пишет: «Женя умерла 28 дек в 12.30 час утра 1941 г.» image Таня на групповом снимке Женю хотели похоронить на Серафимовском кладбище, потому что оно было недалеко от дома, но оказалось, что на него нечего рассчитывать, потому что все подступы к воротам были завалены трупами, которые ни у кого не было в тот период сил хоронить. Поэтому Женю решили на грузовике отвезти на Остров Декабристов и похоронить на Смоленском лютеранском кладбище. С помощью её бывшего мужа Юрия удалось достать гроб. По воспоминаниям Нины уже на кладбище Мария Игнатьевна, склонившись над гробом старшей дочери, произнесла фразу, которая для их семьи стала роковой: «Вот мы тебя хороним, Женечка. А кто и как нас хоронить будет?». В начале января Евдокие Григорьевне был поставлен страшный диагноз: третья степень алиментарной дистрофии. При таком состоянии требовалась срочная госпитализация, но бабушка отказалась, ссылаясь на то, что лениградские больницы и без того переполнены. 25 января спустя два дня после дня рождения Тани её не стало. На странице с буквой «Б» Таня пишет: «Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г. » image Таня справа Перед смертью бабушка очень просила, чтобы не выбрасывали её карточку, потому что ту можно было использовать ещё до конца месяца. Так делали многие в Ленинграде и это на какое-то время поддерживало жизнь родственникам и близким умершего. Чтобы исключить такое «незаконное пользование» этими карточками, впоследствии введена была в середине каждого месяца перерегистрация. Поэтому в Свидетельстве о смерти стоит другое число — 1 февраля. image Таня и Нина 28 февраля 1942 Нина должна была прийти домой, но так и не пришла. В тот день был сильный артобстрел и, видимо, Савичевы посчитали Нину погибшей, не зная, что Нина, вместе со всем предприятием, где она работала, была спешно эвакуирована через Ладожское озеро на Большую Землю. Письма в осаждённый Ленинград почти не ходили и Нина, как и Миша, не могла передать родным никакой весточки. В дневник сестру Таня не записала возможно потому, что ещё надеялась, что та жива. Лёка буквально жил на Адмиралтейском заводе, работая там днём и ночью. Родных навещать приходилось редко, хотя завод был недалеко от дома — на противоположном берегу Невы, за мостом Лейтенанта Шмидта. В большинстве случаев ему приходилось ночевать на предприятии, часто работая по две смены подряд. Лёка умер от дистрофии 17 марта в заводском стационаре. Ему было 24 года. Таня раскрывает блокнот на букве «Л» и пишет, в спешке объединяя два слова в одно: «Лёка умер 17 марта в 5 часутр в 1942 г.» 13 апреля в 56 лет умер Василий. Таня раскрывает блокнот на букве «В» и делает соответствующую запись, которая получается не очень правильной и сбивчивой: «Дядя Вася умер в 13 апр 2 ч ночь 1942 г.» image Таня с тетей и двоюродным братом Таня в свою школу № 35 уже не вернулась, потому что теперь на ней лежала забота о маме и дяде Лёше, которые к тому моменту уже окончательно подорвали здоровье. Его не могла спасти даже госпитализация. Алексей умер в возрасте 71 года 10 мая. Страница на букву «Л» уже была занята Лёкой и поэтому Таня пишет на развороте, слева. Но то ли сил уже не хватало, то ли горе полностью переполнило душу исстрадавшейся девочки, потому что на этой странице слово «умер» Таня пропускает: «Дядя Леша 10 мая в 4 ч дня 1942 г.» Марии Игнатьевне было 52 года, когда утром 13 мая не стало и её. Возможно, у Тани просто не хватило духу написать «мама умерла», поэтому на листе с буквой «М» она пишет: «Мама в 13 мая в 7.30 час утра 1942 г.» image Со смертью мамы у Тани полностью пропала надежда на победу и на то, что Миша и Нина когда-нибудь вернутся домой. На букве «С» она пишет: «Савичевы умерли» Мишу и Нину Таня окончательно считает погибшими и поэтому на букве «У» выводит: «Умерли все» И, наконец, на «О»: «Осталась одна Таня» Таню оформили в детский дом № 48, который готовился тогда к эвакуации. Как следует из акта обследования воспитанников детского дома, все 125 детей были физически истощены, но инфекционно больных насчитывалось лишь пятеро. Один малыш страдал от стоматита, трое болели чесоткой, ещё один — туберкулёзом. Случилось так, что этим единственным туберкулёзным больным и оказалась Таня Савичева. image Несмотря на лечение в посёлке Шатки,Таня всё равно была настолько слаба, что в начале марта 1944 года её пришлось направить в Понетаевский дом инвалидов, хотя и там ей не стало лучше. По состоянию здоровья она была самым тяжёлым больным, и поэтому через два месяца Таню перевели в инфекционное отделение Шатковской районной больницы . Из всех прибывших тогда детей детского дома № 48 не удалось спасти только Таню Савичеву. Её часто мучили головные боли, а незадолго до смерти она ослепла. Таня Савичева умерла 1 июля 1944 в возрасте 14-ти с половиной лет от туберкулёза кишечника. Дневник Тани Савичевой фигурировал на Нюрнбергском процессе как один из обвинительных документов против нацистских преступников. image Источник Фотографии

Оставьте свой голос:

560 +
Cообщите об ошибке на странице
Всего комментариев: 24

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

очень печальная история но все равно в который раз было интересно читать спасибо ))

ужасно(
и как до сих пор земля носит тех нацистов, которые издевались над людьми. увы, в моей голове не укладывается, как некоторые страны (все их знают) могут таких людей и их идеи только поддерживать..
но еще более удивляет, как в россии могут жить подонки, которые считают, что если ты белый, то ты лучше других. и это в нашей многонациональной стране, где все народы равны. как можно пропагандировать нацизм, когда твой дед жизь отдал за твое счастливое будущее... просто ненавижу их. тупое стадо, которое не знает за что оно борется..

полностью с вами согласна!!! дневник тани савичевой проходили по школьной программе помню многие плакали на уроке... и то с каким цинизмом пропагандируется нацизм в настоящем порой ужасает!!!

Вот и мне прочитав в очередной раз стало стыдно и противно от нашего "президента" Ющенко :(((((( кот Бандери звание героя присвоил - сволочь!

воля президента это еще не значит воля народа. надеюсь, что люди это понимают.

Тяжко.

Спасибо за пост!

Когда я училась в АХ в Петербурге, то жила в доме, где проживала семья Савичевых. И зимой по ночам, когда мучила бессонница и холод, я представляла, как они, бедные, коротали под этой же крышей те сташные блокадные ночи...

читаю и плачу..О Боже мой.

грустная история...
только небольшая поправка: дневник Тани не фигурировал на Нюрнбергском процессе. Если бы его привлекали в качестве обвинительного документа против нацистов, он бы остался в архивах и был подшит к делу. Однако в настоящее время он выставлен в Гос. музее истории Санкт-Петербурга

Нет и быть не может никакого оправдания фашизму! У меня защемило сердце и навернулись слезы, хотя историю Тани Савичевой знаю со школьных времен...

Я из Питера, блокада и ее история для меня много значат:(
Спасибо вам за пост.

Потрясающий пример мужества и стойкости.
Дневник Тани Савичевой стал символом Блокадного Ленинграда, но несомненно, что таких личных иторий было гораздо больше, просто немногие их записали.
25 января в новостях показали женщину, которая во время блокады также вела дневник и похоронила всех своих родных.
К счастью, она выжила. Теперь ее дневник в картинках хотят опубликовать.

Господи, даже слов нет...
Давно знаю эту историю, читала "Блокадную книгу", совершенно невозможно остаться равнодушной...
И для меня совершенно выматывающие записи про маму, что даже слова "умерла" нет, и про "осталась одна Таня"... Ведь при маме, она надеялась, что не останется одна...
* слов нет... каждый раз, как в первый читаю

Все, что касается Великой Отечественной войны, волнует меня до слез.

Я вчера по ТВ смотрела передачу о концлагерях, без слёз невозможно смотреть

я не решаюсь со своей психикой это видеть

какое же зверство

Самое главное, что надо сказать СПАСИБО этим людям, ведь благодарая им, и тем кто сражался на фронте...мы сейчас живем.
Вечная им всем память.

Спасибо нашим бабушкам и дедушкам, которые подарили нам жизнь!!! Только жаль, что до сих пор нацисты ходят по земле....бог им судья