Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Рапорт акушерки из Освенцима

114
Рапорт акушерки из Освенцима

Из тридцати пяти лет работы акушеркой, два года я провела как узница женского концентрационного лагеря Освенцим-Бжезинка, продолжая выполнять свой профессиональный долг. Среди огромного количества женщин, доставлявшихся туда, было много беременных. Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок, со множеством щелей, прогрызенных крысами. 

Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные койки. На каждой из них должны были поместиться три или четыре женщины — на грязных соломенных матрасах. Было жестко, потому что солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали почти на голых досках, к тому же не гладких, а с сучками, натиравшими тело и кости. 

Посередине, вдоль барака, тянулась печь, построенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь лишь несколько раз в году. Поэтому донимал холод, мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки. 

О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут. 

В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Сначала я была предоставлена сама себе; в случаях осложнений, требующих вмешательства врача-специалиста, например, при отделении плаценты вручную, я должна была действовать сама. Немецкие лагерные врачи — Роде, Кениг и Менгеле — не могли запятнать своего призвания врача, оказывая помощь представителям другой национальности, поэтому взывать к их помощи я не имела права. Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача, Ирены Конечной, работавшей в соседнем отделении. А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными. 

О работе врачей в Освенциме не буду упоминать, так как то, что я наблюдала, превышает мои возможности выразить словами величие призвания врача и героически выполненного долга. Подвиг врачей и их самоотверженность запечатлелись в сердцах тех, кто никогда уже об этом не сможет рассказать, потому что они приняли мученическую смерть в неволе. Врач в Освенциме боролся за жизнь приговоренных к смерти, отдавая свою собственную жизнь. Он имел в своем распоряжении лишь несколько пачек аспирина и огромное сердце. Там врач работал не ради славы, чести или удовлетворения профессиональных амбиций. Для него существовал только долг врача — спасать жизнь в любой ситуации. 

Количество принятых мной родов превышало 3000. Несмотря на невыносимую грязь, червей, крыс, инфекционные болезни, отсутствие воды и другие ужасы, которые невозможно передать, там происходило что-то необыкновенное. 

Однажды эсэсовский врач приказал мне составить отчет о заражениях в процессе родов и смертельных исходах среди матерей и новорожденных детей. Я ответила, что не имела ни одного смертельного исхода ни среди матерей, ни среди детей. Врач посмотрел на меня с недоверием. Сказал, что даже усовершенствованные клиники немецких университетов не могут похвастаться таким успехом. В его глазах я прочитала гнев и зависть. Возможно, до предела истощенные организмы были слишком бесполезной пищей для бактерий. 

Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хл:), за который могла достать себе простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, которые могли служить пеленками для малыша. 

Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле. 

До мая 1943 года все дети, родившиеся в освен-цимском лагере, зверским способом умерщвлялись: их топили в бочонке. Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено делать то, для чего она была более пригодна. Также ей была доверена руководящая должность старосты барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани. После каждых родов из комнаты этих женщин до рожениц доносилось громкое бульканье и плеск воды. Вскоре после этого роженица могла увидеть тело своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами. 

В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации. Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной. 

Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди нееврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов. Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака. 

Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости. Дольше всех держались за жизнь советские дети; из Советского Союза было около 50% узниц. 

Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогало, а только вызвало гнев. Я поняла, что ее вызывают в крематорий. Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди... Ее губы беззвучно шевелились — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил... она не могла издать ни звука — только большие слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного. Что было более трагичным, трудно сказать — переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы. Среди этих кошмарных воспоминаний в моем сознании мелькает одна мысль, один лейтмотив. Все дети родились живыми. Их целью была жизнь! Пережило лагерь едва ли тридцать из них. Несколько сотен детей было вывезено в Германию для денационализации, свыше 1500 были утоплены Кларой и Пфани, более 1000 детей умерло от голода и холода (эти приблизительные данные не включают период до конца апреля 1943 года). 

У меня до сих пор не было возможности передать Службе Здоровья свой акушерский рапорт из Освенцима. Передаю его сейчас во имя тех, которые не могут ничего сказать миру о зле, причиненном им, во имя матери и ребенка. 

Если в моем Отечестве, несмотря на печальный опыт войны, могут возникнуть тенденции, направленные против жизни, то - я надеюсь на голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан в защиту жизни и прав ребенка. 

В концентрационном лагере все дети — вопреки ожиданиям — рождались живыми, красивыми, пухленькими. Природа, противостоящая ненависти, сражалась за свои права упорно, находя неведомые жизненные резервы. Природа является учителем акушера. Он вместе с природой борется за жизнь и вместе с ней провозглашает прекраснейшую вещь на свете — улыбку ребенка. 

Станислава Лещинска 
польская акушерка, узница Освенцима

 

 

Оставьте свой голос:

3465
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

ikostik
ikostik

Какой кошмар...насколько жестоки были люди... Как? Как можно утопить маленькое бархатное тельце, которое только появилось на свет???

IdaGala
IdaGala

ikostik, невинные ангелочки. У меня всегда возникает вопрос :Почему? За что им такое?

yari4ka
yari4ka

ikostik, к сожалению избиение младенцев не ново для истории человечества. нет слов....

babybou
babybou

Дико и страшно,больно читать

irinas
irinas

нет слов выразить ужас от того, что происходило ..
как только замля носила людей, способных на такие зверства по отношению к себе подобным.

IdaGala
IdaGala

Это ужасно ужасно ужасно. Не дай бог такому повторитьсЯ. Откуда у людей берется такая жестокость???
Пусть будет больше святых людей, как эта акушерка.

Irissska2807
Irissska2807

IdaGala, а они сами по себе такие.... садисты, некрофилы и война дала возможность это безнаказанно проявлять.

Manjka_Obligatsija
Manjka_Obligatsija

Irissska2807, причем не просто проявлять безнаказанно, а прикрывать свой садизм высокими идеалами, великой целью....
Ужас. Каждый раз волосы шевелятся, когда читаю это и каждый раз заставляю прочесть до конца, чтобы всю жизнь помнить к чему может привести заигрывание с нацизмом и попустительство ему.

Irissska2807
Irissska2807

Вот зверье.... они стопудово горят в аду. Держать людей хуже животных....твари.

IdaGala
IdaGala

Irissska2807, Не знаю. Многие из нацистов спаслись- им удалось бежать и спрятаться в юж и северной Америках, и спокойно доживали или доживают свой век. Как то начинаешь не верить в Высшую справедливость.

Irissska2807
Irissska2807

IdaGala, есть такое.... Демьянюк например. Ну и что... помер в доме престарелых, всеми презираемый ублюдок.

Pearl
Pearl

IdaGala, знаете, думаю самым страшным наказанием для них - это беспрестанное ежедневное ,ежесекундное воспоминание об этих ужасах! скоро им уже уходить на тот свет, и я думаю, что они с ужасом представляют, что ждет их на том свете. да и потом - ни одно действие на остается безнаказанным на этом свете. все платят за свои грехи.
знаете, я вот поэтому всегда против смертной казни. потому что ну человек убил, изнасиловал, ну и его тоже взяли и казнили. это же просто - раз и все. а вот когда он пожизненно сидит до самой смерти в одиночке и света белого не видит, и сидит он с сознанием того, что выйдет он отсюда только вперед ногами - вот это страшно! оставаться наедине с самим собой, со своим преступлением долгие долгие годы!

Kapusha
Kapusha

я, знаете, не могу понять одного - ведь все те хомо сапиенс, мучившие и убивавшие самыми извращенными и не поддающимися какому-либо осмыслению способами, ведь должны же они были иметь хоть какую-то психику? так вот, я не понимаю, как при наличии хоть каких-нибудь эмоций можно было творить все это? либо они все поголовно были махровыми психами? но такое ведь тоже невозможно.
это, наверное, останется загадкой для меня на всю жизнь.

BESTiusha
BESTiusha

Kapusha, в реальной жизни садисты вынуждены скрывать свои наклонности. В конц лагерях эта надобность отпала, там подобное поощрялось. Поэтому, наверное, там и была повышенная концентрация садистов. Но, конечно, Эльза Кох и Йозеф Менгеле превзошли всех

Irissska2807
Irissska2807

Kapusha, получали удовльсвтие. Вот вы, например, мороженое кушаете и вам хорошо. Они убивают и им хорошо.

Kapusha
Kapusha

Irissska2807, но откуда их столько? там же не 50 и даже не 500 человек эээ... работало, так сказать. неужели столько психов-садистов может содержать в себе всего лишь одна нация?..

FL
FL

Kapusha, а еще,я вот думаю,не могли же эти наклонности бесследно испариться из людей

Irissska2807
Irissska2807

FL, потом спокойно жили, совесть не мучила, только страх наказания.

Irissska2807
Irissska2807

Kapusha, по этому поводу в журнале ГЕО была шикарная статья "Психология зла" (номер от мая 2009 года). В ней сказано, что универсального объяснения этому явлению нет. Поищите, может есть в сети.

В поведении фашистов много факторов: пропаганда антисемитизма (во всем виноваты евреи), обработка всего народа по поводу исключительности немецкой нации, при том, что другие должны служить Германии (формула: Германия превыше всего), просто жестокость. Когда находится враг, убийство становится работой и оправдывается.

FL
FL

Irissska2807, для меня все равно вопрос в другом.как так вышло что такое огромное количество людей оказались едины в своей ненависти и жестокости

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

"Леди Макбет": страсть и преступление в трейлере британской экранизации русской классики
Игорь Чапурин, Александр Терехов, Марина Юдашкина и другие на презентации дизайнерских елок
73-летний Мик Джаггер стал отцом в восьмой раз
Марат Башаров с бывшей и нынешней женой, Михаил Ефремов и другие на презентации сериала "Пьяная фирма"
"Спасатели Малибу:" Дуэйн Джонсон, Зафк Эфрон и другие в первом трейлере
Итоги года от "Яндекс": "Физрук", "Игра престолов" и другие самые запрашиваемые сериалы
Анджелина Джоли просит Брэда Питта помочь найти нового психотерапевта для их детей
Экс-жених Софии Вергары Ник Лоеб снова подал на нее в суд — от имени эмбрионов их детей
48-летняя Кайли Миноуг с 28-летним женихом Джошуа Сассом в лондонском ресторане
Конкурс на SPLETNIK.RU: кто идет на концерт группы "Моя Мишель"
Под мальчика: Холли Берри сделала короткую стрижку
Эмили Ратажковски в смелой съемке рождественского календаря Love
Тренд: Кендалл Дженнер, Кейт Мосс, Мирослава Дума и другие восстанавливают репутацию леопардового пальто
"Викинг": Данила Козловский, Светлана Ходченкова и Александра Бортич в финальном трейлере
Друзья опровергают слухи о разводе Ким Кардашьян и Канье Уэста
Светские все на открытии бутика Christian Louboutin: Айсель Трудел, Екатерина Мухина и другие
Предшественницы Мелании Трамп: Джеки Кеннеди, Мишель Обама и другие первые леди США
Дженнифер Энистон, Кэти Перри, Оливия Манн на премьере фильма "Новогодний корпоратив"