Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Детство, опаленное войной...

47
Детство, опаленное войной...

Дети играют на одной из улиц г. Ленинграда. 1942 год.Моряки Балтфлота с девочкой Люсей, родители которой умерли в во время блокады. 1943г.Дети из ленинградского детсада на прогулке. 12.1941г.Раненый польский мальчик и санитарка. Восстание в Варшаве. 08.08.1944г.Раненые дети в палате Ленинградского государственного Педиатрического института. 1942 год.Похороны ребенка на Волковом кладбище,1942г.Боец Красной Армии беседует с десятилетним Володей ЛукинымНеизвестный боец Красной Армии беседует с десятилетним Володей Лукиным, родителей которого немцы угнали в Германию. Лишившись крова, мальчик отморозил себе ноги. 2-й Прибалтийский фронт. 1944 год.Фотографии 14-летней Чеславы Квоки, предоставленные Государственным музеем Аушвиц-Биркенау, были сделаны Вильгельмом Брассе, который работал фотографом в Аушвице, нацистском лагере смерти, где во времена Второй мировой войны погибли от репрессий около 1,5 миллиона человек, в основном евреев. В декабре 1942 года польская католичка Чеслава родом из города Wolka Zlojecka была отправлена в Аушвиц вместе со своей матерью. Через три месяца они обе скончались. В 2005 году фотограф (и созаключенный) Брассе рассказал, как фотографировал Чеславу: «Она была так молода и так напугана. Девочка не осознавала, почему она здесь и не понимала, что ей говорят. И тогда капо (тюремная надзирательница) взяла палку и ударила её по лицу. Эта немка просто выместила на девочке свою злобу. Такое красивое, юное и невинное создание. Она плакала, но ничего не могла поделать. Перед тем, как фотографироваться, девочка вытерла слезы и кровь с разбитой губы. Признаться, я чувствовал себя так, будто это меня избили, но не мог вмешаться. Для меня это бы закончилось фатально».Советские дети-узники 6-го финского концлагеря в ПетрозаводскеСоветские дети-узники 6-го финского концлагеря в Петрозаводске. Во время оккупации Советской Карелии финнами в Петрозаводске было создано шесть концлагерей для содержания местных русскоязычных жителей. Лагерь №6 размещался в районе Перевалочной биржи, в нем держали 7000 человек. Фотография сделана после освобождения Петрозаводска советскими войсками 28 июня 1944 года.Этот снимок представлялся в составе доказательств на Нюрнбергском процессе над военными преступниками.Девочка, которая на фотографии вторая от столба справа — Клавдия Нюппиева — спустя много лет опубликовала свои воспоминания.«Помню, как люди падали в обморок от жары в так называемой бане, а затем их обливали холодной водой. Помню дезинфекцию бараков, после которой шумело в ушах, и у многих шла носом кровь, и ту парилку, где с большим „старанием“ обрабатывали всё наше тряпьё. Однажды парилка сгорела, лишив многих людей последней одежды».Авторское название фотографии — «Узники фашизма».Партизан-разведчик Михаил Хавдей из состава Черниговско-Волынского соединения А.Ф. Федорова. 14 лет.Партизан Петр Гурко из отряда «За власть Советов». Псковско-Новгородская партизанская зона. 1942г.Освободитель Австрии.апрель 1945г.Юные защитники Ленинграда. Дворцовая площадь, 1945г.Дети полка.1945г.В блокадном Ленинграде.1942г.Воспитанники яслей № 233 Выборгского района купаются под душем Июнь 1944 г. Место съемки: Ленинград Автор съемки: не установлен РГАКФД 0-164718Воспитанники яслей № 233 Выборгского района купаются под душем.Ленинград.1944г.                                                                            Толя Комар. 15 лет. Накрыл пулемет своим телом.Warschauer Aufstand, bewaffnete PolenПарнишка участник Варшавского восстания.Они тушили немецкие "зажигалки". Школьницы Валя Иванова (слева) и Валя Игнатович. 13.09.1941г.Отличницы 4-го класса 47 школы г. Ленинграда, награжденные медалями "За оборону Ленинграда". Ноябрь 1943 года.
Из книги Светланы Алексиевич  «Последние свидетели. Соло для детского голоса». О  войне рассказывают те, кому тогда было 5, 10, 12 лет. 
Женя Белькевич – 6 лет.
Сейчас – рабочая.

Я запомнила… Я была совсем маленькая, но я все запомнила…

Июнь сорок первого года…

Последнее, что я запомнила из мирной жизни – сказку, мама читала ее на ночь. Мою любимую – о Золотой рыбке. Я всегда у Золотой рыбки тоже что-нибудь просила: «Золотая рыбка… Миленькая золотая рыбка…» И сестричка просила. Она просила по-другому: «По щучьему велению, по моему хотению…» Хотели, чтобы мы поехали на лето к бабушке, и чтобы папа с нами поехал. Он такой веселый…

Утром проснулась от страха… От каких-то незнакомых звуков…

Мама с папой думали, что мы спим, а я лежала рядом с сестричкой и притворялась, что сплю. Видела: папа долго целовал маму, целовал лицо, руки, а я удивлялась, что никогда раньше он так ее не целовал. Во двор они вышли, держась за руки, я подскочила к окну – мама повисла у папы на шее и не отпускала его. Он оторвал ее от себя и побежал, она догнала и снова не пускает и что-то кричит. Тогда я тоже закричала: «Папа! Папа!»

Проснулись сестричка и братик Вася, сестричка смотрит, что я плачу, и она закричала: «Папа!» Выскочили мы все на крыльцо: «Папа!!» Отец увидел нас и, как сейчас помню, закрыл голову руками и пошел, даже побежал. Он оглянуться боялся…


Солнце светило мне в лицо. Так тепло… И теперь не верится, что мой отец в то утро уходил на войну. Я была совсем маленькая, но мне кажется, я сознавала, что вижу его в последний раз. Больше никогда не встречу. Я была совсем… Совсем маленькая…

Так и связалось у меня в памяти, что война – это когда нет папы…
А потом помню: черное небо и черный самолет. Возле шоссе лежит наша мама с раскинутыми руками. Мы просим ее встать, а она не встает. Не поднимается. Солдаты завернули маму в плащ-палатку и похоронили в песке, на этом же месте. Мы кричали и просили: «Не закапывайте нашу мамку в ямку. Она проснется, и мы пойдем дальше». По песку ползали какие-то большие жуки… Я не могла представить, как мама будет жить под землей с ними. Как мы ее потом найдем, как мы встретимся? Кто напишет нашему папе?
Кто-то из солдат спрашивал меня: «Девочка, как тебя зовут?» А я забыла… «Девочка, а как твоя фамилия? Как зовут твою маму?» Я не помнила… Мы сидели возле маминого бугорка до ночи, пока нас не подобрали и не посадили на телегу. Полная телега детей. Вез нас какой-то старик, собирал всех по дороге. Приехали в чужую деревню, и разобрали нас по хатам чужие люди.

Я долго не разговаривала. Только смотрела.

Потом помню – лето. Яркое лето. Чужая женщина гладит меня по голове. Я начинаю плакать. И начинаю говорить… Рассказывать о маме и папе. Как папа бежал от нас и даже не оглянулся… Как мама лежала… Как ползали жуки по песку…

Женщина гладит меня по голове. В эти минуты я поняла: она похожа на мою маму….


Катя Коротаева – 13 лет.
Сейчас – инженер-гидротехник.

Расскажу о запахе… Как пахнет война…

....
Жили мы в Минске, и родилась я в Минске. Отец – военный капельмейстер. Я ходила на военные парады с ним. Кроме меня, в семье было еще два старших брата. Меня, конечно, все любили и баловали, как самую младшую, да еще сестричку.

Впереди лето, впереди каникулы. Это было очень радостно. Я занималась спортом, ходила в Дом Красной Армии плавать в бассейн. И мне очень завидовали, даже мальчишки в классе завидовали. А я задавалась, что умею хорошо плавать. Двадцать второго июня, в воскресенье, должно было праздноваться открытие Комсомольского озера. Его долго копали, строили, даже наша школа ходила на субботники. Я собиралась пойти искупаться одной из первых. А как же!

Утром у нас было принято всегда идти за свежими булочками. Это считалось моей обязанностью. По дороге я встретила подругу, она мне сказала, что началась война. На нашей улице был много садов, домики утопали все в цветах. Я подумала: «Какая война? Что она придумала?»

Дома отец ставил самовар… Не успела я ничего рассказать, как начали прибегать соседи, и у всех на губах одно слово: «Война! Война!» А назавтра в семь утра самому старшему брату принесли повестку в военкомат. Днем он сбегал на работу и ему отдали деньги, он получил расчет. С этими деньгами он пришел домой и сказал маме: «Я ухожу на фронт, мне ничего не нужно. Возьми эти деньги, купите Кате новое пальто». А я, как только перешла в седьмой класс, стала старшеклассницей, мечтала, что мне сделают синее бостоновое пальто с серым каракулевым воротником. И он об этом знал.

Я до сих пор помню, что, уходя на фронт, брат дал деньги мне на пальто. А жили мы скромно, дырок в семейном бюджете хватало. Но мама купила бы мне это пальто, раз брат просил. Ничего она не успела…

Минск стали бомбить. Мы переселились с мамой в каменный погреб к соседям. У меня была любимая кошка, очень дикая, дальше двора никуда не ходила, но, когда начинали бомбить и я убегала со двора к соседям, кошка – следом за мной. Я ее гоню: «Иди домой!», а она за мной. Она тоже боялась оставаться одна. Немецкие бомбы летели с каким-то звоном, с воем. Я была девочка музыкальная, на меня это сильно действовало. Эти звуки… Это так страшно, что у меня были мокрые ладошки. В погребе с нами сидел соседский четырехлетний мальчик, он не плакал. У него только глаза становились большими.

Сначала горели отдельные дома, потом загорелся город. Мы любим смотреть на огонь, на костер, но страшно, когда горит дом, а здесь огонь шел со всех сторон, небо и улицы застилал дым. И местами это сильное освещение… От огня… Помню три открытых окна в каком-то деревянном доме, на подоконниках роскошные филокактусы. Людей в этом доме уже нет, только кактусы цветут… Было такое чувство, что это не красные цветы, а пламя. Цветы горят…

Мы бежали…

По дороге в деревнях нас кормили хлебом и молоком, больше ничего у людей не было. А мы без денег. Я ушла из дома в платочке, а мама почему-то выбежала в зимнем пальто и в туфлях на высоких каблуках. Нас кормили так, даром, никто о деньгах и не заикался. Беженцы текли толпами.

Потом кто-то первый передал, что дорога впереди перерезана немецкими мотоциклистами. Мимо тех же деревень, мимо тех же теток с крынками молока мы бежали назад. Прибежали на нашу улицу… Еще несколько дней назад тут была зелень, тут были цветы, а сейчас все выжжено. Даже от столетних лип ничего не осталось. Все было выжжено до желтого песка. Куда-то исчез чернозем, на котором все росло, только желтый-желтый песок… Один песок… Будто стоишь возле свежевыкопанной могилы…

Остались заводские печи, они были белые, прокалились в сильном пламени. Больше ничего знакомого…Сгорела вся улица. Сгорели бабушки и дедушки, и много маленьких детей, потому что они не убежали вместе со всеми, думали – их не тронут. Огонь никого не пощадил. Идешь – лежит черный труп, значит, старый человек сгорел. А увидишь издали что-то маленькое, розовое, значит, ребенок. Они лежали на углях розовые…

Мама сняла с себя платок и завязала мне глаза… Так мы дошли до нашего дома, до того места, где несколько дней назад стоял наш дом. Дома не было. Нас встретила чудом спасшаяся наша кошка. Она прижалась ко мне, и все. Никто из нас не мог говорить… Кошка не мяукала, даже кошка несколько дней молчала. Мы все молчали.

Увидела первых фашистов, даже не увидела, а услышала – у них у всех были подкованные сапоги, они громко стучали. Стучали по нашей мостовой. А мне казалось, что даже земле больно, когда они идут.

А сирень так цвела в том году… А черемуха так цвела…

Оставьте свой голос:

1320
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Marineshta
Marineshta

всё прочитать не смогла...

Moonfruit
Moonfruit

Marineshta, это нужно читать и знать, что так было... Почитайте книги С.Алексиевич с воспоминаниями...

р.с. все-таки какая-то коза поставила посту минус.

Elvin
Elvin

У меня 5 летние дети и я не могу представить что дети такого возраста могут перенести такие ужасы....

Amira88
Amira88

читаю, и слезы на глазах. детишки такие маленькие, пухленькие, жить да жить, играть, радоваться, так жалко всех.( девочка из Аушвица такой ангел. она должна была в свои годы учиться, играть, влюбляться, но никак не гнить избитой с искромсанными волосами в концлагере. эти взгляды детей сквозь решетки концлагеря...мурашки по коже.... а мальчишки, совсем ведь еще молоденькие, а уже партизаны( сразу вспомнился фильм Иди и смотри. господи, какой кошмар.

Amely-UA
Amely-UA

кошмар........не дай Бог пережить такое
а сейчас весь этот ужас пытаются идеализировать..........

Polya85
Polya85

Н-да...

malahit
malahit

Какое счастье, что мы живем в мирное время.

rumias
rumias

Давно я так не плакала как сейчас... Сразу думаешь о своих детях в это время.... Как они , эти малыши смогли пройти через этот ад, даже представить невозможно.

Mishka7
Mishka7

Это ужасно.Сижу плачу(

OpenHeart
OpenHeart

фото, где ребенок теребит мертвую женщину - даже слова не могу подобрать. Как и последняя история. Варварство. Не должно быть так.

Beka
Beka

как страшно. даже слов не могу подобрать.
обожаю детей и даже не могу представить как можно причинить им вред!

olYA
olYA

Больно даже смотреть на эти фото. Маленькие, потерянные ангелы, лишенные заботы и защиты самых близких и любящих, в таком чудовищном смертельном водовороте. Не дай Бог никому из нас и наших детей пережить такое.

Topatoshka
Topatoshka

olYA, я не смогла дочитать, слезы душат...
Господи, и после всего ужаса который пережили народы Европы у кого-то в наше время хватает тупости зиговать, ходить на фашистские собрания и молиться на портрет Гитлера???

Пару лет назад 9 мая я смотрела передачу.Рассказывали о поезде, в котором эвакуировали малышей-детсадовцев из Москвы.Поезд остановился - сделали привал.Они в панамках,крошечные, с булочками в руках бегали вокруг вагонов.Началась бомбежка - их практически всех не стало в одно мгновенье...Если не ошибаюсь на той станции памятник стоит этим малышам...

IronLady
IronLady

Как же это невыносимо страшно!!! Невозможно читать без слез, вспоминая своих бабушек и дедушек, переживших весь ужас войны в очень юном возрасте, но оставшихся людьми, несмотря ни на что! Добрых, мужественных, честных и даже по-детски наивных в чем-то...
Очень хочется верить, что родители нынешних детей донесут до них эту страшную правду-память! А не в угоду современным извращенным реалиям станут называть ту войну и подвиг советского (подчеркиваю-советского) народа "захватничеством" и "оккупационными действиями"!

ROBr
ROBr

Не дай бог никому такое перенести, что выпало на деток ВОВ(((

zibuka
zibuka

Я помню войну в Грозном,мы выехали из города уже в самый разгар военных действий,мне было 13,а сестре 9. Дети легко переносят тяготы-голод,бессонные ночи,холод,гораздо легче взрослых. Я до сих пор плохо слышу на одно ухо-когда мы с мамой шли за водой к поломанной трубе, недалеко от нас взорвался дом(попал снаряд). Вообще,как же ужасно это,живут себе люди,а потом какому-то монстру что-то взбредет в голову и миллионы людей теряют все-жизни, родственников,кров,друзей,налаженную,казалось бы,жизнь. По Ремарку-дрались бы главы государств друг с другом на ринге,кто победил,тот и выиграл.

princessnu
princessnu

zibuka, это ужасно что вы пережили...и все это в наше время. Я слышала истории из грозного.
У одного моего знакомого чеченца ( очень приличного образованного) младший брат был дома с матерью ( маленький 4-5 лет) и пришли русские грабить дом, нападали на мать, и он выстрелил...и убил одного человека. Каким то образом они остались живы..но, жизнь его , видимо , перевернулась. Он рос агрессивным, полу-террористом, все время нарывался на смерть . И в 22 г его не стало..((
Так война ломает судьбы людей.
А про войну с фашистами я и думать не могу, все врем слезы. Почему-то хочется об этом постоянно читать, и одновременно не могу даже вынести этих эмоций. Такое ощущение, что это либо родовая память-страх, либо что-то было в прошлой жизни..

Aga
Aga

princessnu, тоже самое у меня. Читаю плачу, переживания дикие, а оторваться не могу. Держит, как магнитом...

summertime
summertime

princessnu, у меня очень похожие ощущения. С одной стороны, сил нет думать о войне, когда смотрю на красивые сталинские дома, построенные перед самой войной, все внутри сжимается: люди там и года пожить не успели, как началась война и в то же время очень интересуюсь темой войны, стараюсь побывать в местах, где прошли боевые действия, где памятников много, читаю воспоминания людей, прошедших через это. И все время кажется, что я тоже там была, только забыла.
Если существует переселение душ, то многие из нас в "той" жизни побывали на войне. Мне и сон как-то был: на меня летит падающий горящий самолет, потом темнота, а в голове год: 1943. Ни с того ни с сего приснилось, еще подобные "звоночки" были. Так что все может быть.

ksollo
ksollo

zibuka, мне было 14 и мы не уехали....и я все помню,как будто это было вчера...и как закапывали погибших соседей, как искали чистый,без копоти снег и топили его и тд ...и жители Грозного,кто прошел ВОВ,говорили,что один Грозный страшнее двух Сталинградов(((это все так ужасно...статью до конца не прочитала,,,это очень больно.Не Дай Бог кому либо пережить и испытать такое

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Третий этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: классика
Космос вокруг: Дженнифер Лоуренс и Крис Прэтт на фотоколле фильма "Пассажиры"
Ксения Собчак, Наталья Ионова, Яна Рудковская: выбираем лучший образ церемонии "Женщина года-2016"
Мадонна, Рита Ора, Кеша и другие на церемонии Billboard Women in Music 2016
Анна Нетребко готовится к Рождеству с мужем Юсифом Эйвазовым, сыном и друзьями
Анджелина Джоли впервые появилась на публике после объявления о разводе с Брэдом Питтом
Битва платьев: Наталья Ионова против Даши Малыгиной
Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства
Новая провокация от журнала Love: Барбара Палвин vs Шэрон Стоун
Екатерина Климова, Екатерина Одинцова и другие на открытии бьюти-корнера
Расставания российских звезд в 2016 году: Светлана и Федор Бондарчук, Равшана Куркова и Илья Бачурин и другие
Божена Рынска, Марина Александрова, Юлия Пересильд и другие на театрализованной вечеринке
Вся в делах: Ксения Собчак приняла участие в медиафоруме