Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Письма 40-х годов

30
Письма 40-х годов

Выпускник московской школы №39 Борис Дмитриевский — своей однокласснице Людмиле Емельяновой и наоборот.

 

14 августа 1941 года

«Здравствуй, Люся!

Это пишет тебе Боря. Пишу и еду, а куда еду — сам не знаю. Говорят, что или за Урал, или же в Чкаловскую область. Проехали 1 000 км, а ехать еще долго. Я думаю, суток через 2–3 все-таки буду на месте. Пишу в поезде, очень трясет. Чувствую себя хорошо, только очень скучаю. Как приеду, так сразу сообщу адрес. Пись­мо присылаю без марки, так оно быстрее дойдет. Очень скучаю о тебе. Люся, сходи, пожалуйста, к маме; она, наверное, очень переживает. Через четыре дня пошлют на фронт. Не говори это маме. Пиши чаще. Целую. Борис».

12 мая 1942 года

«Здравствуй Людмила!

Людмила! Я тебя так называю, если не изменяет память, первый раз. Само по себе как-то вырвалось. Так тебя зовет твоя мамаша, не так ли? Сейчас опять в карауле. Назначен начальником караула. В этом карауле первый раз. Ничего себе — здорово устроился! Охраняем одно здание, весьма и весьма загадочное. Но это не наше дело. Мы знай охраняй. Главное то, что после восьми месяцев я снова очутился в отличной, милой, светлой комнате с диваном, кушетками, мягкими стульями — эта комната отведена для нас. Воистину наслаждаюсь, слушая сейчас из Москвы вальс Штрауса.
Научил ребят, чтобы они были вежливы и корректны с посетителями. Признаться, говорю им это, а сам чуть ли не через слово сажаю, как мне мама в детстве говорила, дурными словами или, попросту говоря, матом. Но это ничего: настанет время — отучусь.
Спать сегодня ночью не придется: дежур­ный по гарнизону попался злой как черт. Решил писать письма, а их мне надо написать не меньше десятка. Сам не знаю, почему ни­как не могу за последнее время писать письма. Сейчас, кажется, пошло.
Эх, май, первый май! Вместо рюмки вина и любимой девушки я имею винтовочку и старый-престарый противогаз. Ну да ничего не поделаешь. Война.
Как много в эти дни я думал о маме, Москве и особенно о тебе! Скорей бы кончилась эта война! Ничего, Люсенок, скоро, скоро мы будем опять вместе в родной Москве! Люся! Пиши скорей, как сдала экзамены. Не засыпалась уж, грешным делом, на ка­ком-нибудь несчастном интеграле?
Смотри, помни наш договор — учиться ­только на отлично. Ну пока же. Часика че­рез два накатаю еще письмишко. Ладно? ­Крепко целую, чернорабочий Б.Дмитри­евский».

6 августа 1942 года

«Здравствуй, Люся!

Ой, что-то ты часто стала мне писать! Вот это хорошо, это мне нравится. Сегодня получил открытку с видом на Москву. Люсенок! Ты только такие открытки больше не присылай, а то на них помещается всего две с половиной строчки. Тебе даже не хватило места написать, как ты засыпалась на экзаменах. Ай-вай, как нехорошо, как нехорошо! Что же ты, моя до­рогая, делаешь? Тебя, наверное, интегралы замучили, так, что ли?
Люся! А помнишь, перед моим отъездом ты обещала мне писать все, всякую мелочь? И шо же мы видим? Мы видим, что девушка совершенно отбилась от рук, сачкует, заводит, наверное, разные шуры-муры. Ты, наверное, здорово расстроилась. Напрасно. Это же временное явление. Ты, Люся, плюй на все и пересдавай. <…>
Теперь, я думаю, наша переписка будет более регулярной. Не так ли? В том, что ты от меня не получала долгое время писем, я не виноват. Я писал тебе редко, но все же писал. Ты тоже перестань хандрить, ходи чаще в кино, флиртуй с пацанами и чаще пиши. Ладно? Договорились? Я живу заме­чательно. Предоставлен сам себе. Первый раз за год я почувствовал себя как в граж­данке. Я не­давно вышел из госпиталя. Ре­бята в лагерях.
Я же думаю сачковать здесь.
Постригся под… бокс! Отрастают помаленьку. Истребляю громадное количество яблок, огурцов, помидоров, моркови и т.д. Сейчас два часа, а я уже слопал полтора десятка огурцов и штук двадцать яблок. Как бы грешным делом не попасть опять в госпиталь.
Весьма вероятно, что завтра уеду в Астрахань ремонтировать танки. <…>
Мне продолжай писать в Саратов. Наши ре­бята мне все моментально перешлют. О своем астраханском адресе сообщу, как туда приеду. <…> Крепко-прекрепко целую. Всегда твой Борис. Пиши чаще».

26 апреля 1943 года

«Здравствуй, мой родной!

Почему вот уже в течение 10 дней я не полу­чаю ни одного твоего письма? Или что-нибудь слу­чилось у тебя? Не проходит дня, чтобы я не ду­мала о тебе. Особенно тяжело почему-то те­перь. Мне так недостает тебя. И ко всему тому ты молчишь! Пиши, милый, чаще. Пускай это будет всего несколько строк, ибо возможно, что особых новостей у тебя и не бывает так часто, но зато я буду спокойна.
Борюша! Ведь скоро 1 мая, и от всей души желаю счастья и благополучия. Тебе, наверное, не придется справлять 1 мая (хотя, может быть, я и ошибаюсь), а если будешь встречать, то, конечно, вспомнишь меня, мысленно я с то­бой. Но если бы это было наяву!
Боря! Я 1 мая думаю провести неплохо. Собралась компания из 19 человек, самое главное до­стали, а остальное приложится. Думаем гулять два дня. Мальчики — цвет института. Не одна девочка вздыхает по ним. Мы знаем, кого по­звать. Конечно, не думай что-либо подобное обо мне. Для меня они просто то­варищи. Да и ко всему тому они знают, что у меня есть мой Боря, о котором я очень часто вспоминаю, и что, следовательно, быть ничего не может.
Борюша! Как уже писала, день рождения про­шел так, что для меня и для моих подружек он очень надолго останется в памяти. Итак, мне уже 20 лет. Как это много! А тебе исполнится, вернее, когда ты получишь это письмо, тебе уже будет 21 год. Ты совсем уже старик! Но я жду тебя, старичок! Слышишь?
<…>
Одно время было очень плохо с питанием. Не потому, что нечего есть, а просто не на чем приготовить. Газ не горел, на свет лимит, так что плиткой пользоваться нельзя, дрова кон­чились. Кое-как пили кипяченый чай утром и недоваренный обед часов в 10 вечера, и это все. Теперь горячий чай — прямо благодать: отъедаюсь за все время. Но это все ерунда. <…>
Борька! А погодка у нас мировая! Вчера все ходили в летних платьях. День был поразительно жаркий. А у вас тепло там? Вот, наверное, тяжело в обмундировании в жару. Сочувствую. <…> Ну пока, кончаю. Жду писем. С приветом, твоя Люся».

21 января 1945 года

«Моя милая Мышка!

Теперь я буду звать тебя Мышка. Хорошо! Сидел читал книгу и вычитал Мышку. Я вспомнил почти пятилетнюю нашу дружбу и нашел очень много между тобой и героиней романа: Люсей — Мышкой.
Сейчас уже утро. За ночь 500 страниц и лишь потому, что на страницах книги я видел тебя.
Люсенок! Ты не можешь себе представить, как я скучаю по тебе. Мне кажется, что сильнее любить, чем я, невозможно.
Ты же знаешь, что я немножко гордый, ­особенно по отношению к вашему брату, и очень редко писал про свои чувства к тебе. Но разок можно написать, что Боря едет в психическую атаку, нередко почти на верную смерть, и за­частую вместо «Пантеры» ви­дит Мышку. Мне кажется, что скоро я во­обще потеряю интерес к жизни: сколько же можно ждать? «Двадцать лет жизни нет», как говорил Паниковский из «Золотого теленка». Аж ночью всякая ерундовина снится, и среди ерунды — ты.
Скорей бы хоть воевать! Трахнуться, чтоб аж душа вышла, или чтоб поранили, что ль, уже. Людей убивает, ранит, люди едут лечиться, а я как чурбан: машина горит, а вылезешь даже не обгоревший.
Писем твоих, Люся, пока не получаю.
<…>
Ну ладно, надо бай-бай. Жди, и я вернусь!
Извини, что письмо получилось больно уж глупое, — больше уже писать не буду. Целую прекрепко, твой муженек».

 

P.S. Это было последнее письмо Дмитриевского. 11 марта 1945 года в бою под Лауэнбургом (Лемборком) он получил тяжелое ранение, от которого на следующий день скончался. Людмила замуж так и не вышла.Картины о Великой Отечественной войне. Часть 15. (22 фото)

Оставьте свой голос:

575
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

rena
rena

Все таки написанные рукой письма это очтрогательно!

Ler
Ler

Трогательно и немножко наивно.
Я уже не помню когда в последний раз писала настоящее рукописное письмо. Моя мама до сих пор хранит письма и факсы, которые я отправляла будучи студенткой. Там такие простыни.
Интересно почему Людмила не вышла замуж, такая любовь была?

morgasha
morgasha

Ler, после войны на одного выжившего парня приходилось десять девушек ..думаю, выбора у них не было как такового, да и память многим не давала

Ler
Ler

morgasha, интересно какие у них отношения были до расставания. Он подписывается в последнем письме ее мужем

morgasha
morgasha

Ler, первые письма - начало войны, последнее в 45, за четыре года хоть раз должна была быть побывка, да еще он в госпитале лежал. Скорее всего они поженились

Ler
Ler

morgasha, я даже не подумала о таком развитии событий. Надеюсь так и было, тогда каждый получил свою долю счастья.

Narcisse_Noir
Narcisse_Noir

morgasha, еще раз убедилась в том, что настоящие мужчины (не в обиду Вам сплетницам у которых есть МЧ или Мужья) погибли в 40-45-х гг... :(

Paitra
Paitra

Бедный мальчик... Пройти всю войну и в марте 45-го...

pfiff
pfiff

Странное чувство. Писали люди друг другу и даже не подозревали, что их письма в таком вот варианте будут читать какие-то женщины, страдающие херн... скучающие на каком-то сайте (а что это вообще такое?)..
Как-то неблагодарно это. Мне стыдно.

morgasha
morgasha

pfiff, не пишите фигню. Вы когда читаете переписку Пушкина и Гончаровой тоже также думаете ? (сравнение неудачное, но всеже). Тут нигде в комментариях не было оскорблено чувство...

pfiff
pfiff

morgasha, я пишу о своих чувствах и не заставляю вас так же думать. Я вообще не люблю читать чьи-то личные письма, не рассчитанные на общественность, будь это Пушкин или Достоевский. И не хочу, чтобы мои кто-то читал.

Mirabel
Mirabel

pfiff, и я согласна с Вами. Я тоже не люблю читать чужие письма и я думаю, что всем было бы неприятно знать, что их переписки читали. Даже, если смотреть на это с позиции, что это история и все такое...

Narcisse_Noir
Narcisse_Noir

pfiff, не беспокойтесь, Ваши точно не попадут.. а если на то пошло, то читать письмо Лариной к Онегину тоже ни в коем случае нельзя.. это же "личное".. Заранее прошу прощения за чрезмерную прямолинейность.

pfiff
pfiff

Narcisse_Noir, даже нечего ответить )

babypop369
babypop369

Вот действительно "только б не было войны". Вот как расставаться с любимыми, родными? И не знаешь что с ними, живы ли... неизвестность-самое страшное. Смотрела с любимым кино про войну и как представила, что вот война и он должен уйти на фронт...ужас просто. Я не пустила бы, наверное. Или вместе с ним пошла. .. Страшно так все это

munara
munara

Я думала он вернулся :((((

Vita_L
Vita_L

печально очень, такими молодыми гибли, вот это на самом деле страшно, а не наши будто бы глобальные проблемы

VERA__BEPA
VERA__BEPA
Показать комментарий
Rokins
Rokins

VERA__BEPA, Вы какое-то исчадье..

POMADA
POMADA

Rokins, не обращайте внимание на нее.. не будет комментариев и минусов на реплики Веры и ей самой станет скучно вести монолог.
Вера, вы вроде бы взрослый человек, не надоело столько лет заниматься этими глупостями?
Лучше уж создавайте посты о ЛиЛо - она встала на путь исправления, может и Верочка последует ее примеру?)

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Битва платьев: Наталья Ионова против Даши Малыгиной
Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Юлия Высоцкая стала "Женщиной года-2016" по версии журнала Glamour
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства
Новая провокация от журнала Love: Барбара Палвин vs Шэрон Стоун
Екатерина Климова, Екатерина Одинцова и другие на открытии бьюти-корнера
Расставания российских звезд в 2016 году: Светлана и Федор Бондарчук, Равшана Куркова и Илья Бачурин и другие
Божена Рынска, Марина Александрова, Юлия Пересильд и другие на театрализованной вечеринке
Вся в делах: Ксения Собчак приняла участие в медиафоруме
Екатерина Климова, Мария Бутырская и другие звезды с детьми на предновогодней вечеринке
Бьюти-гаджеты, на которые не жалко потратиться: от фотоэпилятора до аэрографа для макияжа
Повод для умиления: принц Гарри и Меган Маркл носят одинаковые браслеты
Леди в черном: Натали Портман на вечеринке в Западном Голливуде
Повседневная классика: Дженнифер Энистон в Голливуде