Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Письма 40-х годов

30
Письма 40-х годов

Выпускник московской школы №39 Борис Дмитриевский — своей однокласснице Людмиле Емельяновой и наоборот.

 

14 августа 1941 года

«Здравствуй, Люся!

Это пишет тебе Боря. Пишу и еду, а куда еду — сам не знаю. Говорят, что или за Урал, или же в Чкаловскую область. Проехали 1 000 км, а ехать еще долго. Я думаю, суток через 2–3 все-таки буду на месте. Пишу в поезде, очень трясет. Чувствую себя хорошо, только очень скучаю. Как приеду, так сразу сообщу адрес. Пись­мо присылаю без марки, так оно быстрее дойдет. Очень скучаю о тебе. Люся, сходи, пожалуйста, к маме; она, наверное, очень переживает. Через четыре дня пошлют на фронт. Не говори это маме. Пиши чаще. Целую. Борис».

12 мая 1942 года

«Здравствуй Людмила!

Людмила! Я тебя так называю, если не изменяет память, первый раз. Само по себе как-то вырвалось. Так тебя зовет твоя мамаша, не так ли? Сейчас опять в карауле. Назначен начальником караула. В этом карауле первый раз. Ничего себе — здорово устроился! Охраняем одно здание, весьма и весьма загадочное. Но это не наше дело. Мы знай охраняй. Главное то, что после восьми месяцев я снова очутился в отличной, милой, светлой комнате с диваном, кушетками, мягкими стульями — эта комната отведена для нас. Воистину наслаждаюсь, слушая сейчас из Москвы вальс Штрауса.
Научил ребят, чтобы они были вежливы и корректны с посетителями. Признаться, говорю им это, а сам чуть ли не через слово сажаю, как мне мама в детстве говорила, дурными словами или, попросту говоря, матом. Но это ничего: настанет время — отучусь.
Спать сегодня ночью не придется: дежур­ный по гарнизону попался злой как черт. Решил писать письма, а их мне надо написать не меньше десятка. Сам не знаю, почему ни­как не могу за последнее время писать письма. Сейчас, кажется, пошло.
Эх, май, первый май! Вместо рюмки вина и любимой девушки я имею винтовочку и старый-престарый противогаз. Ну да ничего не поделаешь. Война.
Как много в эти дни я думал о маме, Москве и особенно о тебе! Скорей бы кончилась эта война! Ничего, Люсенок, скоро, скоро мы будем опять вместе в родной Москве! Люся! Пиши скорей, как сдала экзамены. Не засыпалась уж, грешным делом, на ка­ком-нибудь несчастном интеграле?
Смотри, помни наш договор — учиться ­только на отлично. Ну пока же. Часика че­рез два накатаю еще письмишко. Ладно? ­Крепко целую, чернорабочий Б.Дмитри­евский».

6 августа 1942 года

«Здравствуй, Люся!

Ой, что-то ты часто стала мне писать! Вот это хорошо, это мне нравится. Сегодня получил открытку с видом на Москву. Люсенок! Ты только такие открытки больше не присылай, а то на них помещается всего две с половиной строчки. Тебе даже не хватило места написать, как ты засыпалась на экзаменах. Ай-вай, как нехорошо, как нехорошо! Что же ты, моя до­рогая, делаешь? Тебя, наверное, интегралы замучили, так, что ли?
Люся! А помнишь, перед моим отъездом ты обещала мне писать все, всякую мелочь? И шо же мы видим? Мы видим, что девушка совершенно отбилась от рук, сачкует, заводит, наверное, разные шуры-муры. Ты, наверное, здорово расстроилась. Напрасно. Это же временное явление. Ты, Люся, плюй на все и пересдавай. <…>
Теперь, я думаю, наша переписка будет более регулярной. Не так ли? В том, что ты от меня не получала долгое время писем, я не виноват. Я писал тебе редко, но все же писал. Ты тоже перестань хандрить, ходи чаще в кино, флиртуй с пацанами и чаще пиши. Ладно? Договорились? Я живу заме­чательно. Предоставлен сам себе. Первый раз за год я почувствовал себя как в граж­данке. Я не­давно вышел из госпиталя. Ре­бята в лагерях.
Я же думаю сачковать здесь.
Постригся под… бокс! Отрастают помаленьку. Истребляю громадное количество яблок, огурцов, помидоров, моркови и т.д. Сейчас два часа, а я уже слопал полтора десятка огурцов и штук двадцать яблок. Как бы грешным делом не попасть опять в госпиталь.
Весьма вероятно, что завтра уеду в Астрахань ремонтировать танки. <…>
Мне продолжай писать в Саратов. Наши ре­бята мне все моментально перешлют. О своем астраханском адресе сообщу, как туда приеду. <…> Крепко-прекрепко целую. Всегда твой Борис. Пиши чаще».

26 апреля 1943 года

«Здравствуй, мой родной!

Почему вот уже в течение 10 дней я не полу­чаю ни одного твоего письма? Или что-нибудь слу­чилось у тебя? Не проходит дня, чтобы я не ду­мала о тебе. Особенно тяжело почему-то те­перь. Мне так недостает тебя. И ко всему тому ты молчишь! Пиши, милый, чаще. Пускай это будет всего несколько строк, ибо возможно, что особых новостей у тебя и не бывает так часто, но зато я буду спокойна.
Борюша! Ведь скоро 1 мая, и от всей души желаю счастья и благополучия. Тебе, наверное, не придется справлять 1 мая (хотя, может быть, я и ошибаюсь), а если будешь встречать, то, конечно, вспомнишь меня, мысленно я с то­бой. Но если бы это было наяву!
Боря! Я 1 мая думаю провести неплохо. Собралась компания из 19 человек, самое главное до­стали, а остальное приложится. Думаем гулять два дня. Мальчики — цвет института. Не одна девочка вздыхает по ним. Мы знаем, кого по­звать. Конечно, не думай что-либо подобное обо мне. Для меня они просто то­варищи. Да и ко всему тому они знают, что у меня есть мой Боря, о котором я очень часто вспоминаю, и что, следовательно, быть ничего не может.
Борюша! Как уже писала, день рождения про­шел так, что для меня и для моих подружек он очень надолго останется в памяти. Итак, мне уже 20 лет. Как это много! А тебе исполнится, вернее, когда ты получишь это письмо, тебе уже будет 21 год. Ты совсем уже старик! Но я жду тебя, старичок! Слышишь?
<…>
Одно время было очень плохо с питанием. Не потому, что нечего есть, а просто не на чем приготовить. Газ не горел, на свет лимит, так что плиткой пользоваться нельзя, дрова кон­чились. Кое-как пили кипяченый чай утром и недоваренный обед часов в 10 вечера, и это все. Теперь горячий чай — прямо благодать: отъедаюсь за все время. Но это все ерунда. <…>
Борька! А погодка у нас мировая! Вчера все ходили в летних платьях. День был поразительно жаркий. А у вас тепло там? Вот, наверное, тяжело в обмундировании в жару. Сочувствую. <…> Ну пока, кончаю. Жду писем. С приветом, твоя Люся».

21 января 1945 года

«Моя милая Мышка!

Теперь я буду звать тебя Мышка. Хорошо! Сидел читал книгу и вычитал Мышку. Я вспомнил почти пятилетнюю нашу дружбу и нашел очень много между тобой и героиней романа: Люсей — Мышкой.
Сейчас уже утро. За ночь 500 страниц и лишь потому, что на страницах книги я видел тебя.
Люсенок! Ты не можешь себе представить, как я скучаю по тебе. Мне кажется, что сильнее любить, чем я, невозможно.
Ты же знаешь, что я немножко гордый, ­особенно по отношению к вашему брату, и очень редко писал про свои чувства к тебе. Но разок можно написать, что Боря едет в психическую атаку, нередко почти на верную смерть, и за­частую вместо «Пантеры» ви­дит Мышку. Мне кажется, что скоро я во­обще потеряю интерес к жизни: сколько же можно ждать? «Двадцать лет жизни нет», как говорил Паниковский из «Золотого теленка». Аж ночью всякая ерундовина снится, и среди ерунды — ты.
Скорей бы хоть воевать! Трахнуться, чтоб аж душа вышла, или чтоб поранили, что ль, уже. Людей убивает, ранит, люди едут лечиться, а я как чурбан: машина горит, а вылезешь даже не обгоревший.
Писем твоих, Люся, пока не получаю.
<…>
Ну ладно, надо бай-бай. Жди, и я вернусь!
Извини, что письмо получилось больно уж глупое, — больше уже писать не буду. Целую прекрепко, твой муженек».

 

P.S. Это было последнее письмо Дмитриевского. 11 марта 1945 года в бою под Лауэнбургом (Лемборком) он получил тяжелое ранение, от которого на следующий день скончался. Людмила замуж так и не вышла.Картины о Великой Отечественной войне. Часть 15. (22 фото)

Оставьте свой голос:

575
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

rena
rena

Все таки написанные рукой письма это очтрогательно!

Ler
Ler

Трогательно и немножко наивно.
Я уже не помню когда в последний раз писала настоящее рукописное письмо. Моя мама до сих пор хранит письма и факсы, которые я отправляла будучи студенткой. Там такие простыни.
Интересно почему Людмила не вышла замуж, такая любовь была?

morgasha
morgasha

Ler, после войны на одного выжившего парня приходилось десять девушек ..думаю, выбора у них не было как такового, да и память многим не давала

Ler
Ler

morgasha, интересно какие у них отношения были до расставания. Он подписывается в последнем письме ее мужем

morgasha
morgasha

Ler, первые письма - начало войны, последнее в 45, за четыре года хоть раз должна была быть побывка, да еще он в госпитале лежал. Скорее всего они поженились

Ler
Ler

morgasha, я даже не подумала о таком развитии событий. Надеюсь так и было, тогда каждый получил свою долю счастья.

Narcisse_Noir
Narcisse_Noir

morgasha, еще раз убедилась в том, что настоящие мужчины (не в обиду Вам сплетницам у которых есть МЧ или Мужья) погибли в 40-45-х гг... :(

Paitra
Paitra

Бедный мальчик... Пройти всю войну и в марте 45-го...

pfiff
pfiff

Странное чувство. Писали люди друг другу и даже не подозревали, что их письма в таком вот варианте будут читать какие-то женщины, страдающие херн... скучающие на каком-то сайте (а что это вообще такое?)..
Как-то неблагодарно это. Мне стыдно.

morgasha
morgasha

pfiff, не пишите фигню. Вы когда читаете переписку Пушкина и Гончаровой тоже также думаете ? (сравнение неудачное, но всеже). Тут нигде в комментариях не было оскорблено чувство...

pfiff
pfiff

morgasha, я пишу о своих чувствах и не заставляю вас так же думать. Я вообще не люблю читать чьи-то личные письма, не рассчитанные на общественность, будь это Пушкин или Достоевский. И не хочу, чтобы мои кто-то читал.

Mirabel
Mirabel

pfiff, и я согласна с Вами. Я тоже не люблю читать чужие письма и я думаю, что всем было бы неприятно знать, что их переписки читали. Даже, если смотреть на это с позиции, что это история и все такое...

Narcisse_Noir
Narcisse_Noir

pfiff, не беспокойтесь, Ваши точно не попадут.. а если на то пошло, то читать письмо Лариной к Онегину тоже ни в коем случае нельзя.. это же "личное".. Заранее прошу прощения за чрезмерную прямолинейность.

pfiff
pfiff

Narcisse_Noir, даже нечего ответить )

babypop369
babypop369

Вот действительно "только б не было войны". Вот как расставаться с любимыми, родными? И не знаешь что с ними, живы ли... неизвестность-самое страшное. Смотрела с любимым кино про войну и как представила, что вот война и он должен уйти на фронт...ужас просто. Я не пустила бы, наверное. Или вместе с ним пошла. .. Страшно так все это

munara
munara

Я думала он вернулся :((((

Vita_L
Vita_L

печально очень, такими молодыми гибли, вот это на самом деле страшно, а не наши будто бы глобальные проблемы

VERA__BEPA
VERA__BEPA
Показать комментарий
Rokins
Rokins

VERA__BEPA, Вы какое-то исчадье..

POMADA
POMADA

Rokins, не обращайте внимание на нее.. не будет комментариев и минусов на реплики Веры и ей самой станет скучно вести монолог.
Вера, вы вроде бы взрослый человек, не надоело столько лет заниматься этими глупостями?
Лучше уж создавайте посты о ЛиЛо - она встала на путь исправления, может и Верочка последует ее примеру?)

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Жертва преступления Романа Полански сделала новую попытку заставить режиссера ответить перед американским судом
Ксения Собчак, Светлана Бондарчук, Дарья Мороз, Ксения Сухинова и другие на показе Ruban осень-зима 2017/2018
Дизайнеры нарисовали свадебное платье для Пиппы Миддлтон
59-летняя Энди МакДауэлл впервые снялась обнаженной в фильме
Мода в Instagram: самые стильные члены королевских семей
Мила Кунис тайно сделала ремонт в родительском доме: видео
Депортация и никаких объяснений: "самого красивого преступника" Джереми Микса не пустили в Британию
"Чики и фрики": Эмбер Херд, Миранда Керр и другие звезды, выбравшие IT-гениев
Иванка Трамп в элегантном платье посетила конференцию W20 в Берлине
Уличный стиль знаменитости: Лили-Роуз Депп на шопинге в Западном Голливуде
Колин Ферт, Джулианн Мур, Ченнинг Татум и другие в первом трейлере фильма "Kingsman: Золотое кольцо"
Взгляд в прошлое: в сети вспоминают камео Иванки Трамп и Джареда Кушнера в сериале "Сплетница"
Татьяна Навка, Яна Рудковская, Ксения Сухинова и другие на коктейле Elie Saab
Хороша чертовка: Эмили Ратажковски в новой рекламной кампании
Алена Долецкая, Ирина Винер, Алена Ахмадуллина и другие на спектакле Инны Чуриковой в Театре наций
Эшли Грэм станцевала в нижнем белье в рамках фотосессии
Пенелопа Крус в модном замшевом пальто на вечере в Мадриде
Элтон Джон отменил концерты в связи со смертельно опасной инфекцией