Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Показания детектора лжи

12
Показания детектора лжи

Выборочная проверка полицейских в регионе: алкоголики — все без исключения, наркотики пробовал каждый второй, у каждого — устойчивая психофизическая реакция на сокрытие информации. Психолог-полиграфолог Сергей Герасименко, заместитель гендиректора ростовской независимой экспертно-оценочной организации «Эксперт», проверял на полиграфе 3000 сотрудников ростовского ГУВД. image Фрагмент интервью с Сергеем Владимировичем Герасименко: — Никого я не проверял! — рапортует Герасименко. — Сначала мы не сошлись с ростовским ГУВД в цене: кадровый скрининг на полиграфе стоит от двух с половиной до четырех и более тысяч рублей, но ГУВД стало торговаться: давай за 1500 рублей. Мы отказались демпинговать, мы себя уважаем! Потом они и вовсе решили не прибегать к услугам независимых полиграфологов, что означает лишь следующее: в МВД если и проводились проверки на полиграфе, то выборочно, так как количество штатных психологов-операторов полиграфа очень ограниченно. Сергей Владимирович, имеющий разветвленную сеть знакомых полиграфологов в системе МВД по всему Южному федеральному округу, набрал номер своего коллеги, штатного психолога и члена аттестационной комиссии ОВД одного из районов-тридцатитысяников Ростовской области. Психолог в погонах отчитывается по громкой связи. Интервью, записанное на диктофон, дословно: Герасименко: Скажите, Игорь Александрович, у вас сотрудники отдела проходили при аттестации тестирование на полиграфе? Психолог МВД: Так точно, Сергей Владимирович! Проходили все начальники отделов, заместители, кадровики, старшие инспекторы. Мой коллега с ними работал. Я работал с батальоном. Г:—Технологию соблюдали? П: — Никак нет, Сергей Владимирович! То есть абсолютно не соблюдали. Всех членов аттестационной комиссии собрали в Ростове, приезжали люди из главка (Москвы. — Е. М.). Инструктировали, как надо аттестовывать. Сразу сказали, что при аттестации, и особенно на полиграфе, надо учитывать, так сказать, профессиональную деформацию сотрудников. Г:— Это как? П:— Ну то есть алкоголизм, иные зависимости (наркотики там, или игровая, или еще какая зависимость), связи с криминалом, признаки коррупционности — все это издержки профессии, и на это будут делать скидку. То есть не мы будем делать скидку. Мы-то все как есть указали, все тесты и заключения у меня хранятся на случай какой-нибудь комиссии. Скидку будут делать те, кто принимает окончательное решение об аттестовании. И как я понял, заключения психологов — это последний критерий, по которому будут отсеивать. Именно поэтому в императивном порядке нам инструкторы из главка приказали тратить всего лишь по полтора часа на каждого человека. Г:— Да ты что!!! — Это Герасименко подпрыгнул в кресле от возмущения. (Позже он объяснит, что качественное исследование на полиграфе одного человека длится минимум 4 часа, очень важно проводить его утром, с 8 до 14 часов, когда надпочечники вырабатывают достаточное количество адреналина.) Г: — Ну и чего тогда показали ваши тесты? Вы же даже не успели прогнать человека по базовому скринингу по семи пунктам (определение зависимостей. — Е. М.) П:— Да все равно все показали, Сергей Владимирович! Наши сотрудники, видимо, узнали о такой «мягкой» установке Москвы. Никто от полиграфа не отказался, никто ничего особо и не скрывал. То есть, могу сказать, говорили правду. Г:— Ну и? П:— Ох… Ну чего? Алкоголики все без исключения. Наркотики пробовал каждый второй. У каждого — подчеркиваю, у каждого, выявлена устойчивая психо-физиологическая реакция на скрываемую информацию. А это ведь что угодно может означать — от связи с криминалом до коррупции. Г:— О применении пыток к задержанным спрашивали? — Это уже я про «больное» формулирую вопрос. П:— Да побойтесь Бога, Сергей Владимирович! Тут даже на элементарный скрининг по семи основным факторам риска времени не было. Да и чего спрашивать — и так же ясно все! Все ясно! — Голос психолога звучит катастрофически. Г:— В общем, сколько, по-твоему, осталось бы в МВД, если бы отсеивали по результатам полиграфа, Игорь Александрович? П:— Да процентов 30. Г:— Так много? — удивляется уже Герасименко. — А кто? П:— Женщины у нас все прошли полиграф хорошо, водители, «секретчики» (работают с секретными документами. — Е. М.). В общем, все, кто или с бумажками работает, или не занимается профильной деятельностью, ну то есть правоохранительной. Г:— А кого же тогда не аттестовали? П:— О! Тут все просто. Во-первых, ушли все, кто и так собирался на пенсию. Во-вторых, те, над кем и так уже тучи сгущались. У нас, например, стоит вопрос об увольнении начальника угрозыска, но только лишь потому, что его непосредственные подчиненные попались на сбыте наркоты и прогремели в новостях. И еще! Совершенно точно провели чистку тех, у кого поддельные дипломы. Тут была системная чистка: создали федеральную базу по всем сотрудникам и по всем профильным образовательным учреждениям с юридическими факультетами. Поддельные дипломы все вычистили. Г:— Вообще-то подделка документов — это уголовно наказуемое деяние, — замечает Герасименко. П:— Ну до уголовных дел не доходило, сотрудники сразу писали заявления. Г:— А по заключениям психологов и полиграфологов единую федеральную базу создавали? П:— Нет, мы свои заключения направляли начальникам отделов, они открывают «накопительное дело» на своих сотрудников, и там все лежит. И будет лежать, видимо, до следующей аттестации. Обещают, правда, что всех новых сотрудников будут обязательно прогонять через полиграф, но если правде в глаза смотреть, то это вряд ли что-то изменит. Г:— Почему независимых полиграфологов не привлекли? Ведь даже в Центре ГУВД Москвы всего 4 полиграфолога, и они работают круглосуточно? П:— Да вы бы всю картину как есть расписали! Утечка о настоящем состоянии органов конторе не нужна. По материалам служебных проверок по проблеме суицида в органах МВД установлено: «…В состоянии депрессии до совершения самоубийства находились 8% сотрудников, в состоянии нервно-психического возбуждения — 6%, нервно-психического истощения — 3%. Кроме того, по 3% сотрудников имели соматические заболевания и психопатологическую наследственность. Около 9% имели в прошлом суицидальные попытки и высказывания суицидального характера, 25% — злоупотребляли алкоголем. При этом 47% сотрудников совершили суицид, находясь в состоянии алкогольного опьянения…» К сожалению, скидка на профессиональную деформацию оказалась чрезвычайно либеральной. Статья Елены Милашиной Оригинал материала: Новая газета

Оставьте свой голос:

215
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

qwerty00
qwerty00

Да фигня эти детекторы, профессионалы их элементарно дурят)))))))

ironik
ironik
Показать комментарий
qwerty00
qwerty00

Не говорите, то чего не знаете. У моего знакомого компания которая занимается производством данного и другого оборудования. Говорю вам из первых рук. Элементарно, Ватсон)))))))))))))))))))

slonenok
slonenok

Кому надо те и так остались!

Nadin-13
Nadin-13

Полностью согласна, муж работает в органах, поэтому знаю, что атестация-это полная фигня!

vesna666
vesna666

2 таблетки валидола за 30 минут до теста и ни один полиграф и полиграфолог не скажут о вас ничего плохого. Вот насмешили.

reg
reg

Вы тоже насмешили)) Валидол уже давно не считается лекарством, основная составляющая его ментол.

viaduks
viaduks

Да глупости какие, если бы было все так просто) Сами небось полиграф никогда не проходили. Обмануть его крайне сложно . Можете сами почитать :

http://www.ordal.ru/kak_obmanut_det ektor_lzhi.рhр

Favola
Favola

"При этом 47% сотрудников совершили суицид, находясь в состоянии алкогольного опьянения"
47% уже мертвы?

reg
reg

По видимому из совершивших суицид - 47% были в состоянии алкогольного опьянения

drygoinebydy
drygoinebydy

и к тому же 50% не прошли аттестацию)))))))))

nur1965
nur1965

у нас ходит такой бородатый анекдот. русский, украинец и казах попали на необитаемый остров. поделили территорию и разошлись по своим делам. через месяц у русского изба стоит, у украинца хата, у обоих какое-никакое хозяйство. и тут появляется казах и объявляет: а теперь я буду вашим участковым.

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Яна Рудковская, Алика Смехова и другие на светской елке
Рождественские коллекции макияжа: часть II
Подражая маме: Мэрайя Кэри вышла на сцену со своими детьми
Белокурая малышка: отец Беллы Хадид опубликовал детское фото модели
Стиляги: Дженнифер Лопес поделилась новым фото детей
Третий этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: классика
Космос вокруг: Дженнифер Лоуренс и Крис Прэтт на фотоколле фильма "Пассажиры"
Ксения Собчак, Наталья Ионова, Яна Рудковская: выбираем лучший образ церемонии "Женщина года-2016"
Мадонна, Рита Ора, Кеша и другие на церемонии Billboard Women in Music 2016
Анна Нетребко готовится к Рождеству с мужем Юсифом Эйвазовым, сыном и друзьями
Анджелина Джоли впервые появилась на публике после объявления о разводе с Брэдом Питтом
Битва платьев: Наталья Ионова против Даши Малыгиной
Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства