Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Немного о британских аристократах.

132
Немного о британских аристократах.

Давно хотела сделать этот пост. Не то чтобы я фанат Королевы Англии, или Англии, или Кейт Миддлтон (принц Гарри - исключение, разумеется), просто не единожды слышала, что в Англии сильна классовость, аристократы супер закрыты, то-сё, вот и интересно - как это возможно в нашем легком, быстром 21 веке? И тут попалась мне книжка Джулиана Феллоуза "Снобы".

Сам автор - из "этих", то есть из "тех", короче барон  - Джу́лиан Алекса́ндр Ки́тчнер-Фе́ллоуз, барон Фе́ллоуз Уэстста́ффордский.  Писатель, сценарист, режиссер.

В числе его работ - "Аббатство Даунтон", например. Роман "Снобы" написан от лица актера-аристократа, так что можно предположить, что как минимум автор с героем себя ассоциирует. Была на самом деле описанная в книге история или нет - неважно ,на мой взгляд, главное, что тема классовости и закрытости английских верхов раскрыта там неплохо.

Вкратце содержание: есть семья графов Броттонов (мама - железная леди  с кровью синее некуда, тюфяк - папа, примерно такой же тюфяк, но благородный и добрый сын, трезвомыслящая дочь, которая замужем за каким-то наглым брокером, за которого вышла в пику маман). Есть семья Лэвери - представители верхушки миддл-класса: мама,  мечтающая выдать дочь замуж за аристократа и немного повернутая на том, чтоб попасть в высшее обчество и гонять чаи с благородными дамами, папа-пофигист, и дочь - вся в папу. Автор знает и тех, и других. Главная сюжетная линия - как тюфяк-сын влюбился в пофигистку-дочь и что из этого вышло. Вышло интересно, почитайте на досуге, а я просто скопирую несколько фрагментов книги (пятница, отчеты начались, самое время для поста про английскую аристократию:)) 

 Итак, про семью Лэвери (тут многабукв)

"Лэвери не были богаты, но и не бедствовали, а так как у них был только один ребенок, им никогда не приходилось особо экономить. Эдит отправили в модный детский сад, а затем в Бененден («Нет, принцесса здесь совершенно ни при чем. Просто мы перебрали варианты и решили, что это – самое вдохновляющее место»). Миссис Лэвери хотелось бы, чтобы ее дочь продолжила обучение в университете, но когда результаты экзаменов Эдит оказались недостаточно хороши, чтобы обеспечить ей поступление в одно из тех заведений, куда им бы хотелось ее отправить, миссис Лэвери не была разочарована. У нее был еще один честолюбивый замысел – вывести дочь в свет.

Самой Стелле Лэвери не довелось дебютировать. И этого она стыдилась до глубины души. Она старалась скрыть это, не раз вспоминая со смехом, как весело ей жилось в юности, и, если от нее настойчиво требовали подробностей, могла со вздохом сказать, что дела ее отца сильно пошатнулись в тридцатые (таким образом связывая себя с обвалом на Уолл-стрит, образами Скотта Фицджеральда и Великого Гэтсби). Или же, перевирая даты, она винила во всем войну. Но действительность, как миссис Лэвери приходилось признаваться самой себе в глубине души, состояла в том, что в социально менее гибком мире пятидесятых, границы между теми, кто входил в Общество, и остальными были значительно более четкими. Семья Стеллы Лэвери к Обществу не принадлежала……

….Благодаря тому что к девяностым годам двадцатого века представление ко двору (что могло бы оказаться проблематичным) уже отошло в прошлое, миссис Лэвери оставалось только убедить мужа и дочь, что и время, и деньги будут потрачены не зря.

Долго уговаривать их не пришлось. У Эдит не было четких жизненных планов, и идея отложить момент принятия решения на год – год, наполненный приемами и вечеринками, – показалась ей замечательной. А мистеру Лэвери нравилось представлять жену и дочь среди лондонского бомонда, и он был согласен за это заплатить. Тщательно взлелеянных связей миссис Лэвери хватило, чтобы Эдит попала в список приглашенных на чаепития к Питеру Тауненду, а внешность девушки позволила ей стать одной из моделей на модном показе в Беркли. Дальше ветер был уже попутный. Миссис Лэвери обедала вместе с другими матерями дебютанток выбирала дочери платья для загородных балов и в целом прекрасно провела время. Эдит тоже неплохо повеселилась.

Вот только миссис Лэвери огорчало, что когда Сезон подошел к концу, когда окончился последний зимний благотворительный бал и вырезки из «Татлера» были вклеены в альбом вместе с приглашениями, ничего как будто не изменилось. За этот год Эдит принимали у себя дочери нескольких пэров – включая одного герцога, отчего у Стеллы в особенности перехватывало дыхание, – и все эти девушки посетили коктейль, который устраивала сама Эдит в Клэридже (один из самых счастливых вечеров в жизни миссис Лэвери), но те подруги, что остались с Эдит, когда музыка стихла и танцы закончились, точь-в-точь походили на девочек, которые приезжали к ней погостить из школы – дочери преуспевающих бизнесменов, представителей верхушки среднего класса. …..

Эдит видела разочарование матери, но хоть она и не была недоступна, как мы увидим, для чар богатства и знатности, она не очень понимала, каким образом может оправдать ожидания и завести по-настоящему близкую дружбу с дочерьми Знатных Домов. Все они знали друг друга чуть ли не с рождения, да и вообще – она сознавала, что будет очень нелегко принимать их согласно их вкусам в квартире на Элм-Парк-Гарденз. Она сохранила знакомство со всеми девушками, дебютировавшими вместе с ней, и, случайно где-нибудь встретившись, они приветливо кивали друг другу, но жизнь вернулась в прежнюю колею, и все стало почти так же, как сразу после школы…."

Об общении.

(фото случайны, но на всех - представители аристократии)

"– Джейн, Генри, добрый вечер, – Чарльз встал и кивнул в сторону Эдит. – Вы знакомы с Эдит Лэвери? Генри и Джейн Камнор.

Джейн мимоходом и почти неощутимо пожала руку Эдит, затем снова обернулась к Чарльзу и, усаживаясь, налила себе вина.

– Умираю от жажды. Как поживаешь? Что с тобой случилось в Аскоте?

– Ничего не случилось. Я там был.

– Я думала, мы все вместе обедаем в четверг. С Уитерби и его женой. Мы тебя искали-искали, но потом махнули рукой. Камилла была страшно разочарована. – Она заговорщически улыбнулась Эдит, будто приглашая и ее посмеяться над шуткой. На самом деле она, конечно же, сознательно подчеркивала, что Эдит здесь чужая и понятия не имеет, о чем речь...Эдит улыбнулась в ответ. Ей не в новинку была эта острая потребность представителей высших классов демонстрировать, что они знают друг друга и регулярно занимаются одним и тем же с одними и теми же людьми."

"У нее была эта любопытная уверенность английских представителей высших классов, что какова бы ни была ситуация и сколько бы другие ни лезли из кожи вон ради нее, даже когда, как сейчас, нисколько незнакомые люди предлагают ей свое гостеприимство, все же это она, леди Кэролайн Чейз, оказывает им услугу. Для таких людей немыслимо даже представить, что они не обязательно оказывают честь дому, в который входят. И в результате, из-за этой уверенности, что она облагодетельствовала хозяев одним своим присутствием, Кэролайн никогда нисколько не старалась вести себя приятно ни с кем, кроме людей своего круга, и хотя была умной женщиной, могла оказаться убийственно скучной гостьей. Но об этом ни она, ни многие другие очень похожие на нее люди даже не подозревали."

" Миссис Фрэнк подошла к Кэролайн и принялась расспрашивать ее об общих знакомых. Похоже, ей было неприятно, что ее не пригласили на свадьбу Чарльза, потому что многие из ее вопросов заканчивались словами «они, наверное, были на приеме», и Кэролайн снова и снова приходилось признавать, что да, были. Имена расходились кругами по глубокой лазурной глади средиземноморского неба, пока они переходили с террасы на террасу. Видели ли они Эстерхейзи с супругой? Полиньяков? Девонширов? Меттерников? Фрескобальди? Имена, вырванные из исторических трактатов, имена, запомнившиеся Эдит на уроках истории, посвященных Испании, правлению Филиппа II, или Ризогрименто, или Французской революции, или Венскому конгрессу. И тем не менее вот они все, лишенные всякого реального значения. Они стали всего лишь картами, крупными козырными картами в игре в имена. Ставки были высоки, и Эдит с некоторым изумлением и удовольствием заметила, что Джейн Камнор и Эрик отстали на несколько шагов и идут рядом с Тиной, очевидно стремясь избежать того ощущения, что их оставили за бортом, которое они так любили вызывать у других. Кэролайн и Чарльз были невозмутимы. Было ясно, что, несмотря на все миллионы Фрэнков, брат и сестра могли ответить именем на каждое имя, да еще и добавить парочку сверху. "

О трудностях выбора.

"Пора было взглянуть правде в глаза. Эдит не понравится его матери. Это он знал наверняка. Если бы Эдит представили его матери в качестве жены кого-то из друзей, девушка могла бы ей даже приглянуться – если бы леди Акфильд вообще ее заметила, – но в качестве девушки Чарльза ее встретят отнюдь не с распростертыми объятиями."

"И конечно, как только она произнесла: «Я так рада видеть у нас друзей нашей дорогой Эдит», я понял, что будущая невестка ей не нравится. Вообще, «не нравится» – не совсем верное выражение. Ее изумляло, что собственный сын женится на девушке, с которой она не только не была знакома – о которой она даже не слышала. Она поверить не могла, что друзья этой девушки – не дети ее собственных друзей. Поразительно, что Эдит вообще попала к ним в дом. Как это случилось? "

Об имуществе.

"У этих людей может быть дом на Честер-сквер и маленький коттеджик в Дербишире, но вы можете не сомневаться, что «домой» – это туда, где под окнами растет трава. А если подобного убежища не существует в принципе, то они ясно дадут вам понять, что для хорошего самочувствия им жизненно необходимо как можно чаще сбегать из города погостить к своим сельским друзьям, прочь от дыма и пыльных мостовых, подразумевая, что пусть им и приходится всю жизнь бродить меж каменных стен или сидеть за столом в Сити, в душе они навсегда останутся деревенскими жителями. Редко встретишь аристократа, который предпочитает Лондон, – по крайней мере такого, кто честно бы в этом признался."

"Представителям высших классов английского общества присуща глубокая подсознательная потребность читать свое отличие от других в окружающих их вещах. Для них нет ничего более удручающего (и менее убедительного), чем попытка заявить права на определенное социальное положение или статус, определенное происхождение или воспитание без необходимого реквизита и обязательного набора знакомств. Им и в голову не придет отделывать однокомнатную квартирку в Патни, не отметив ее случайным акварельным портретом своей бабки в кринолине, парой-тройкой пристойных антикварных вещей и какой-нибудь реликвией из своего привилегированного детства. Все эти вещи – своего рода знаковая система, указывающая посетителю, какое место хозяин отводит самому себе в классовой иерархии. Но более всего прочего настоящим отличительным знаком, лакмусовой бумажкой для них является то, удалось ли семье сохранить свой фамильный дом и имения. Или приемлемую их часть. Можно услышать, как какой-нибудь дворянин объясняет заезжему американцу, что состояние не играет в современной Англии важной роли, что люди могут оставаться в обществе и без гроша в кармане, что «земли в наши дни – скорее ответственность, чем прибыль», но в глубине души он во все это ни капли не верит. Он знает, что семья, потерявшая все, кроме титула, все эти герцогини с их домишками рядом с Чейни-Уок, виконты с захудалыми квартирками на Эмбери-стрит, повесь они там хоть в три слоя портреты и изображения родового поместья («Там сейчас что-то вроде фермерского колледжа»), все равно все эти люди являются de-classes[19] для своего племени. Само собой, это осознание необходимости материального фундамента для социального положения остается таким же негласным, как масонский ритуал."

А, еще в тему. Выдержки из статьи про обучение в Оксфорде, называется "Секс, трава и классовая ненависть в Оксфорде"

"Традиция учит, что пробковые шлемы должны быть укомплектованы не просто светлыми головами, но светлыми аристократическими головами англиканского вероисповедания. Всё прочее — не более чем уступки реалиям деградировавшего внешнего мира, постепенно навязавшего Оксфорду католиков, нуворишей, отпрысков колониальных царьков, женщин, безбожников, цветных, средний и даже рабочий классы. Но по сути традиция сохраняется: вся система обучения и времяпрепровождения до сих пор целиком подстроена под дворянство, составляющее на сегодняшний день около 50 % учащихся. Это выпускники элитных частных школ типа Итона и Вестминстера, которых по Англии — от силы 10 % всех учебных заведений. Сто лет назад, пока Англия не лишилась имперско-аристократической гегемонии, эти школы поставляли 100 % оксфордских студентов. Но империя все равно наносит ответный удар. Навязанные извне 50 % — все эти «талантливые черные математики из неблагополучных семей» — равноправно крутятся в инкубаторе три года, напоследок гордо фотографируются с дипломом и счастливыми родителями, после чего возвращаются в ту же среду, из которой вышли три года ранее. Они пополняют ряды учителей, мелких госслужащих, офисных работников. Переезжают обратно к родителям в валийское село с невыговариваемым названием. Остаются на аспирантуру. А их недавние соседи по общежитию и друзья по фейсбуку уходят в дальнее плавание по коридорам власти. Больше они никогда не пересекутся. "

" Михалковы — не династия; династия — это когда выясняется, что средневековая столовая, в которой мы обедаем, была построена в шестнадцатом веке на деньги предка моего однокурсника, что у предка была та же фамилия, которую он не преминул высечь на стене столовой и что в тех редких случаях, когда мой однокурсник ужинает в столовой, а не в рес­торане, он предпочитает сидеть под данной надписью.   "

"Отличительных черт высшей касты — бесчисленное множество. Во-первых, это пуленепробиваемая уверенность в себе (скорее спокойное сознание собственного превосходства, нежели хамоватая самоуверенность — эта вылезает только во время попоек). Во-вторых, это мгновенно узнаваемая речь: так называемое RP-произношение (в народе — Queen’s English), интонации и слова-маркеры, сами по себе подчеркивающие принадлежность говорящего к элите. В-третьих, внешний вид. Как и русского туриста в Европе, выпускника британской частной школы в Оксфорде можно безошибочно угадать со спины. Угадать по как бы небрежно и случайно, а на деле тщательно всклокоченной шевелюре, атлетическому телосложению (регби плюс гребля) и шмоткам в диапазоне от чересчур очевидных Abercrombie & Fitch / Jack Wills (низшая планка) до сшитых на заказ розовых брюк от оксфордского портного с Turl Street с желтым пиджаком, голубыми носками и антикварной тросточкой (высшая планка). 

Наивные студенты из простых смертных поначалу еще пытаются завязать знакомства с верхами и даже целый месяц «для галочки» занимаются греблей, но, наткнувшись на стену из вежливого безразличия и осознав бесплодность своих усилий, быстро прекращают попытки войти в круг избранных. В присутствии высшей касты они начинают говорить невпопад, запинаться, ощущая блеклость своей речи, и переминаться с ноги на ногу в кедах из Next за 20 фунтов. "

"Белая кость не презирает средний класс, она просто его не замечает. Пролетариат и деклассированные элементы как минимум интересны в той же мере, в которой английским путешественникам XIX века была интересна аномальная длина клиторов у представительниц африканских племен. Для этого сугубо викторианского любопытства и его гротескных объектов есть даже подходящее, отдающее кунсткамерой слово — curiosity (то самое, которое у Диккенса в The Old Curiosity Shop). Все, что нельзя заспиртовать и продемонстрировать своим рафинированным друзьям летним вечером на веранде родового поместья, сопроводив искрометным рассказом, не представляет ценности для элиты. Интересна либо завораживающая красота, либо патологическое уродство; либо расточительное богатство, либо чудовищная нищета. Я не цитирую Уайльда, это — дословный пересказ нетрезвой, но очень симптоматичной беседы первокурсников во время празднования бароном Н. своего совершеннолетия в пятизвездочном отеле."

Что-то многовато получилось, извиняюсь:)

P.S. Не завидую я герцогине Кэтрин. 

Оставьте свой голос:

1194
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

BookWorm
BookWorm

Вздрогнула на фразе "отчеты начались", надеялась хоть на Сплетнике не вспоминать об этом, ан нет, совесть моя и тут объявилась >_<
Но тема интересная, вечером обязательно прочту все "многобукв"))

це-це
це-це

BookWorm, хаха)) от родимой бухгалтерии не спрятаться, не скрыться!

elena_dokuchaewa
elena_dokuchaewa

Мне очень понравился ваш пост, а Кэтрин почему-то все равно не жалко:(

це-це
це-це

elena_dokuchaewa, спасибо, мне очень приятно!
О жизни Кэтрин можно только догадываться, но, думаю, она в королевской семье никто и звать ее никак.

zeliboba
zeliboba

це-це, мне кажется ее не это заботит и не для того она туда так стремилась. Скорее утереть нос товаркам и самоутвердиться.

це-це
це-це

zeliboba, возможно, но это все только наши рассуждения будут. Впрочем, в комментариях на сплетнике девушки в теме часто говорили, что друзья Уильяма ее не приняли.

Bijou
Bijou

це-це, ну знаете, Вильям с Кейт уже 10 лет, если не 15. За все это время не приняли? На общих празднованиях смотрят на нее свысока, даже если это, скажем, День рождения наследника престола, которого эта Кейт вообще-то и родила? Подозреваю, что если в семье ее и не очень приняли (хотя кто? папа Чарльз, всю жизнь ходивший налево?), муж-то наверняка "принял". И по-хорошему друзьям мог бы указать на некоторые нюансы воспитания - может, и указал.

це-це
це-це

Bijou, я для того этот пост и склепала, чтобы показать, что другими мерками в аппер-класс меряют, "свой не свой". Я не знаю, как приняли Кейт. Я не знаю, сколько правды в источниках, которыми я пользовалась. Цель была, в общем-то, показать, что не все так однозначно. Повторюсь, что мне часто попадается информация о закрытости английской аристократии, а дыма без огня не бывает.
Подождем пост Фионы, она на эту тему обещалась высказаться)

Lizbeth
Lizbeth

zeliboba, вариант, что она влюбилась в молодого, симпатичного и прекрасно образованного принца вообще не рассматривается?

zeliboba
zeliboba

Lizbeth, ключевое слово-ОНА влюбилась.и она добивалась))

Lizbeth
Lizbeth

zeliboba, а с чего вы 'mk взяли? И почему она его добивалась, никогда о таком речи не было. Он увидел ее на показе в универе, сам пошел знакомиться, ни о чем другом и речь нет

Lizbeth
Lizbeth

проклятый пунто свитчер. Латиница - это слов "это" ыло ((

Ptit
Ptit

Lizbeth, речи не было и о её бывших. В официальной биографии один только мужчина. А оказывается было несколько)

debris
debris

но тогда почему уильяму позволили жениться на ней? ради чего это все?

це-це
це-це

debris, сыграть пьесу "Как мы близки к народу", возможно?

debris
debris

это как-то не аристократично, плясать под дудку обычного люда

це-це
це-це

debris, ну королевская семья - это немного иное. Насколько я понимаю, определенная часть их доходов (прямо или косвенно) зависит от того, насколько они будут популярны. Вот и стараются.

ofra365
ofra365

це-це, она не совсем народ - родители-миллионеры. Зато всегда будет знать своё место. Да и жениться на своих аристократках после Дианы как-то никто не спешит. Все молодые понаходили себе без голубой крови и это не только в Англии. Аристократия тоже смешивается с богатыми современниками и потихоньку будет сходить на нет. Через двести лет буду вспоминать, что Уильям был последним у родителей-аристократов, а потом пошли всякие Кейт, Пиппы, Молли и т.д. Для Кейт, Пипп и Молли это хорошо, но потом встанет вопрос, что Виндзоры они по линии далёёёёкого дедушки, а на самом деле Смиты))))

debris
debris

что-то мне подсказывает, что это произойдет раньше, чем через 200 лет)))

ofra365
ofra365

debris, время покажет.

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Последние дни президентства: Барак и Мишель Обама дали совместное интервью
Итоги года от YouTube: караоке с Адель и другие самые популярные видеоролики
Физкультминутка: Шэрон Стоун делает зарядку в маникюрном салоне
Самый молодой премьер Ковент-Гардена Сергей Полунин: за что его полюбил Голливуд
Дональд Трамп стал Человеком года по версии журнала Time
Шик и блеск: новогодняя коллекция Bella Potemkina
Влюбленные в Лондоне: Софи Тернер и Джо Джонас на свидании
Опыт редакции и блогеров SPLETNIK.RU: патчи для области вокруг глаз
Елочка, гори: Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков уже готовы к празднованию Нового года
Любовное настроение: Меган Маркл носит ожерелье с инициалами принца Гарри
Люди в черном: Джада Пинкетт-Смит и Уиллоу Смит на показе Chanel Metiers d’Art
Хакеры опубликовали в Сети фото обнаженной звезды сериала "Игра престолов" Мэйси Уильямс
11-летний Круз Бекхэм дебютировал на радио со своим первым синглом
Мэрайя Кэри приехала на зажжение огней в Empire State Building с новым бойфрендом Брайаном Танакой
Не боится перемен: Кэти Холмс отрезала челку
Приоделись: восковые копии Елизаветы II, Кейт Миддлтон, принцев Гарри и Уильяма в рождественских свитерах
Эмма Стоун и Райан Гослинг на премьере музыкального фильма "Ла-Ла Ленд"
Битва платьев: Гвинет Пэлтроу против Карли Клосс