Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

177 дней подвига в Аджимушкае

13
177 дней подвига в Аджимушкае

«Спасибо, Даша Власенко, 1 „В“ класс, Краснодар. Вечная память!», — старательно выведено крупными буквами на одной из последних страниц.

Подземный музей открылся в 1969 году. Книга отзывов лежит на слабо освещенном столе на выставке слева от входа в Аджимушкайские каменоломни, из которых невозможно уйти прежним человеком...

Аджимушкай — посёлок в 5 километрах от Керчи, возле которого находятся Большие и Малые Аджимушкайские каменоломни. Выработка известняка в катакомбах началась ещё в древности.

Оборона Аджимушкайских каменоломен — страшный эпизод Великой Отечественной войны, продолжавшийся с 16 мая по 30 октября 1942 года.

В Аджимушкайских каменоломнях весной-летом 1942 года советские солдаты совершили массовый подвиг, а гитлеровцы – чудовищное преступление, поражающее бесчеловечностью.

После поражения Крымского фронта в мае 1942 года войска Крымского фронта, оборонявшие город, вынуждены были эвакуироваться на Таманский полуостров. Общее руководство группой, прикрывавшей эвакуацию, взял на себя начальник отдела военной подготовки штаба Крымского фронта полковник П. М. Ягунов. Небольшая группа разрослась до несколько тысяч солдат за счёт отступающих солдат и жителей, бежавших из города. Более 10 000 военнослужащих укрылись в Великих катакомбах, и 3 000 в Малых. Гарнизонами руководили П.М. Ягунов и М. Г. Поважный.  Здесь же находилось несколько тысяч местных жителей, в основном женщин, стариков и детей, спасавшихся от бомбежек и вражеских обстрелов. Всего здесь собралось более 20 тысяч человек.

Первое время немцы не могли понять, откуда появляются внезапно атакующие части Красной армии. Но вскоре укрытие было обнаружено, и туда были подтянуты дополнительные силы вермахта. Путём непрерывных атак немецким частям удалось отбросить красноармейцев внутрь каменоломен, но дальнейшие попытки взять каменоломни штурмом закончились провалом: отряд Ягунова стойко отразил все атаки немцев.

Подземная крепость

В местных каменоломнях 1 ярус, максимальная глубина — 16 метров, протяженность — 9 километров, температура — не превышает 11 градусов тепла, на некоторых участках — 6 градусов.

Когда противник с яркого света проникал в темноту, его за оборонительной стенкой поперек штолен встречали стрелковым оружием. Поняв, что штурм бесполезен, немецкое командование перешло к осадным методам.

Быт

Еще в июле 1941 году под землей было оборудовано бомбоубежище, по главным штольням провели электричество. Электрический ток для гарнизона давали генераторы 2 тракторов. Но технику почти сразу засыпало завалами в результате взрывов выходов выработки.

Приходилось выходить из положения — из покрышек от автомобилей вырезали полосы и поджигали — чадящий дым плотно окрасил стены из светлого ракушечника. На местах стоянок устанавливали светильники из гильз от снарядов, куда заливали машинное отработанное масло. Для перемещения по центральным штольням натягивали телефонные кабели, чтобы идти в темноте. Если штольни хорошо проветривались, разжигали костры.

До мая 1942 года источников воды под землей не было. Но в нескольких десятков метров от выходов находились 2 колодца: «сладкий» и «соленый». В первые дни туда отправлялись 2 отряда: первый выбивал противника и занимал круговую оборону, второй по цепочке передавал ведра. Потери были колоссальны — как говорили военные, одно ведро воды стоило одного ведра солдатской крови. Позже под землей были найдены водокапы, у которых собирали воду.

Водокапы

От жажды люди кончали с собой, сходили с ума. Из пористых камней, со стен по капле специальные солдаты "сосальщики" высасывали воду — за 2 часа добывали около 800 мл жидкости. В это время немцы забросали действующие колодцы трупами солдат и сломанными деталями машин. До момента взрыва «соленого» колодца, гарнизон получал воду при помощи подкопа. Далее под землей выкопали 3 колодца, единственный оставшийся по сей день, располагается на территории 2-го батальона и достигает 14 метров. Выдалбливали его тихо и вручную с помощью подручных инструментов.

Обломки камней, оставшиеся здесь после камнерезчиков, служили лежанками. Покрывали морской травой, державшей тепло. Плащ-палатки и одеяла спасали от сквозняков. В таких казармах проводились политсобрания, беседы, читали стихи, писали письма домой с обещанием вернуться, выпускали боевые листки. «Больше бдительности!», «Смерть фашистам!», «Беречь оружие!» — взывали заголовки.

Пара лишних обойм

24 мая в первые в истории Второй Мировой войны решили задушить газами людей, запертых в каменном мешке.

К 20 мая 1942 года в Керчь из Берлина прибыли самолеты, которые доставили секретное оружие для борьбы с непокорными людьми. Этим оружием оказался новый газ, изобретенный фашистскими учеными. Газ находился в больших баллонах и гранатах особой конструкции. Засыпав камнями и землей от взрывов все выходы из каменоломен, гитлеровцы подвели к щелям трубы от баллонов со сжатым газом. Через пробуренные отверстия вниз бросали гранаты. А тех, кто пытался выбраться наверх, разили из пулеметов и автоматов.

Первая газовая атака была проведена в ночь на 28 мая. За ней последовали другие – в течение нескольких дней с интервалами 3–5 часов. От газов и обвалов погибло не менее 10 тысяч человек. Но и эти варварские атаки не сломили волю оставшихся в живых защитников Аджимушкая. 

Каждому бойцу полагался противогаз, но во время отступления в противогазовую сумку предпочитали класть нескольких лишних обойм с патронами. Противогазы под землей выходили из строя, не выдерживая непрерывных 8-часовых газовых атак. Строительство газовых убежищ затронуло тупики с большим количеством воздуха, щели забивали тырсой, бумагой, грязью, тряпками. Узкий проход завешивали слоями плащ-палаток и одеял. Такие пытки фашисты проводили до середины августа. Во время первой газовой атаки начальник радиостанции передал в открытый эфир радиограмму: «Всем! Всем! Всем! Всем народам Советского Союза! Мы, защитники обороны Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаемся!».

С 25 мая до начала сентября проходит период активной обороны. Пока держался осажденный Севастополь, бойцы подземного гарнизона верили, что они не одни на Крымской земле и есть надежда на высадку десанта.

3 июля Севастополь пал — это стало страшным ударом для аджимушкайцев. В ночь с 8 на 9 июля на поверхность вышел весь боеспособный состав, и практически сутки поселок находился в наших руках. Но сил и боеприпасов держать Аджимушкай у бойцов просто не было.

Утром на осмотре боевых трофеев на гранате подорвался командир гарнизона полковник Ягунов, осознанно принявший удар на себя. Осколками ранило несколько человек. Его в виде исключения похоронили в деревянном гробу с воинскими почестями. Его место занял подполковник Бурмин, державший оборону еще 4 месяца.

Голод

В конце мая в каменоломню зашли кавалеристы 72-й кавалерийской дивизии. Лошади были сразу забиты, мясо съедено, а кости, шкуры и копыта закопаны в дальних штольнях. Но уже в конце июня полусгнившие останки откапывают, жарят и готовят супы-"затирки".

На поверхности добывали траву, ловили крыс. В начале августа люди начали умирать от голодного истощения. Во время голода подземная крепость переживала период пассивной обороны. Обессиленным часовым разрешалось сидеть. Их приводили под руки, сжали на камень, ствол оружия направляли на амбразуру, палец клали на спусковой крючок. Сигнальные рвы шириной около метра и глубиной на штык лопаты предупреждали часовых. Цифровые пароли менялись ежедневно, их незнание грозило расстрелом.

Вопреки всему

Под кровлей толщиной 16 метров был устроен госпиталь, где проводились операции при черепно-мозговых ранениях, на брюшной полости, ампутации. Анестезии не было, поэтому больные могли только выпить самогон из сахара. 

Операционная

Процент выздоравливающих был достаточно высок. С тех времен остались обломки медицинских шин, костылей, носилок. В результате обвалов кровли в некоторых местах образовались сквозные провалы, именно туда утром подносили больных подышать свежих воздухом и погреться на солнце. Такие места называли «санаториями». 
Воды катастрофически не хватало, поэтому керченская медсестра Мария Молчанова 21 мая на виду у вражеских пулеметчиков с красным крестом на косынке вышла к «сладкому» колодцу, зачерпнула ведро и вернулась в госпиталь. Так продолжалось 7 раз, на восьмой раз Мария не вернулась...

Наравне со взрослыми

Еще до первой газовой атаки мирных жителей обязали выйти на поверхность. Здесь остались члены семей партийных и советских работников, а также лица еврейской национальности — всем им грозил расстрел наверху. Гражданское население организовало партизанские отряды. Отец и сын Данченко умерли от голодного истощения, Оля и Коля Проценко, маленькие дети, были схвачены фашистами и расстреляны.

Особое место, рядом с которым экскурсовод рассказывает эту историю, называется детским захоронением, плотными рядами здесь смотрят из темноты иконы, цветы и детские игрушки — их приносят посетители.

Здесь во время второй оккупации Керчи в 1943 году располагался партизанский отряд «Красный Сталинград». Местный житель Росляков в каменоломни взял всю свою семью, включая 5 детей. 2 младших дочек, погибших в день освобождения Аджимушкая, похоронили в снарядных ящиках десантников.

7 из 15 тысяч

Кроме газовых атак немцы не скупились на авиабомбы — 17 штук они сбросили, чтобы пробить более, чем 8-метровую кровлю. От взрывных волн под землей шла кровь из ушей и носа, начиналось помешательство, кто-то оказывался заживо погребен под завалами. 48 человек, не выдержав, сдалось в плен. Именно они, под пытками, указали на карте стратегически важные места в штольне, над которыми немцы и взрывали зарытые  авиабомбы...

Осенью бойцы гарнизона уже понимали, что они все — смертники и могут только продать свою жизнь подороже. Командование спрятало строевые записки, списки состава, журналы боевых действий, приказы, но никто из старших командиров не выжил, поэтому документы все еще не найдены.

18 мая в Центральные Аджимушкайские каменоломни спустились от 10 до 15 тысяч бойцов и командиров Красной армии. В середине июля их осталось 1 тысяча, к началу сентября — не больше 250 человек. В последних числах октября фашисты с прожекторами и собаками прочесали каменоломни и после короткого боя вывели на поверхность 7 человек. Часть пленных погибла по дороге в плен, кого-то разорвали собаки в симферопольском гестапо, кто-то не дожил несколько дней до освобождения в концлагере. «Гарнизон пал, но не был побежден» — так принято говорить экскурсантам перед минутой молчания в абсолютной темноте, которая здесь кажется вечностью.

… в 1944 году в кармане истлевшей гимнастерки была найдена записка, сложенная в партбилет младшего политрука С. Т. Чебоненко: «К большевикам и ко всем народам Советского Союза! Я не большой важности человек. Я только коммунист-большевик и гражданин СССР. И если я уже умер, так пусть помнят и никогда не забывают наши дети, братья, сестры и родные, что эта смерть была борьбой за коммунизм, за дело рабочих и крестьян. Война жестокая и еще не кончилась. А все-таки мы победим! 28 мая 1942 год».

В июле 2000 г. закончена установка незакрытой братской могилы, сюда захоронили останки 38 человек, найденные в ходе военно-поисковых экспедиций после 1995 года. Последнее перезахоронение произошло 2 года назад.

В братских могилах в период обороны каменоломен захоронено порядка 3000 человек. Узнать про них хоть что-либо так же сложно, как восстановить ход последний дней обороны, которая закончилась 31 октября 1942 года.

После войны об Аджимушкае надолго забыли. Лишь в начале 1960-хх, после выступления писателя С. С. Смирнова по Всесоюзному радио и публикаций журналиста Владимира Биршета, переписывавшегося с очевидцами событий, наконец, появился интерес к трагической странице военной истории Керчи. Поиски в каменоломнях ведутся до сих пор.

«Горняками» стали называть не желавших сдаваться в плен в отчетах в ставку Гитлера. «Всем! Всем! Всем! Мы, защитники Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаемся. Ягунов». Эта радиограмма, переданная открытым текстом старшим лейтенантом Ф. Ф. Казначеевым, начальником главной рации Аджимушкая, ушла в эфир 24 мая 1942 года, в один из самых первых и тяжелейших дней обороны...

Оставьте свой голос:

659
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Nikky
Nikky

У меня книга об Аджимушкае была где-то и я ее читала в детстве. Там отрывки из дневников людей, которые скрывались в этих каменоломнях. Помню, что впечатлило меня то, что целыми семьями погибали.

try_steklovata
try_steklovata

Была там пять лет назад вместе с сыновьями. Оттуда выходишь действительно другим человеком...

sadovaya
sadovaya

Вечная память!

SoVa_84
SoVa_84

ооох как страшно. Belochkina, спасибо за эту серию военных постов

lisenok
lisenok

Есть книга хорошая, называется "Двое из двадцати миллионов" - и фильм по ней советский. Как раз про эти события.

morgasha
morgasha

лет тридать назад была там маленьким ребенком. Уже тогда я поняла, что там реально был ад. И даже в голову нынешнему человеку не может прийти то, что пережили те, кто там был заживо погребен...

Skarletty
Skarletty

Спасибо за ваши посты! Очень впечатляют!

BlueIvy
BlueIvy

Ужасающе и у меня постоянно только один вопрос: ну как же можно было быть такими жесточайшими, такими беспощадными, воинствующими до крови, злыми зверьми... читать больно но совсем не хочется чтобы серия постов про войну закончилась

irina13630807
irina13630807

спасибо, реву

Anastas
Anastas

Была там несколько лет назад. Очень холодно, темно и страшно. По сути, все каменоломни - одна большая братская могила. Не представляю, как там можно было выживать, и что пережили эти люди перед смертью. Вечная память, и чтоб никогда больше такого не повторилось.

Anastas
Anastas

Anastas, а вообще Керчь не даром носит звание Города-героя. В годы войны там шли очень кровопролитные бои, т.к. с моря наши войска штурмовали местные высоты. Говорят, там весь песок был пропитан кровью наших солдат. Поэтому почти на каждом пляже есть обелиск.

Anastas
Anastas

Anastas
Что разум? Здесь любой бессилен разум…
Жил, как всегда, подземный гарнизон.
И вдруг тревога, крики:
— Газы! Газы! —
И первый вопль, последний стон.

Еще такого не было на свете —
Забыть, забыть бы сердцу поскорей.
Как задыхались маленькие дети,
За мертвых уцепившись матерей…

Но не слабела яростная вера
И разум возмущенный закипал —
Уже хрипя, четыре офицера,
Обнявшись, пели «Интернационал».

Полз газ. И раненые сбились тесно,
И сестры не могли спасти им жизнь.
Но повторял радист открытым текстом:
— Всем! Всем!
Аджимушкайцы не сдались!

koteno4ek
koteno4ek

Страшные страницы истории...

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Сиенна Миллер, Вин Дизель и другие гости Юрия и Юлии Мильнер на вручении научной премии
Готовимся к главной ночи года вместе с "Эконика": новогодняя коллекция обуви и аксессуаров
Учимся держать ракетку: Алла Пугачева опубликовала забавное видео с дочерью Лизой
Что у вас в бардачке: Инна Маликова о своей машине
Змея-искусительница: Кайли Дженнер в объективе Терри Ричардсона
Кристина Орбакайте, Валерия Гай Германика и другие на бьюти-девичнике
Дженнифер Энистон на шоу Saturday Night Live: "Пора забыть о сериале "Друзья!"
Том Круз и Рассел Кроу пытаются остановить пробудившееся зло в первом трейлере блокбастера "Мумия"
Джей Зи отпраздновал 47-летие в компании Бейонсе, Келли Роуленд и Тины Ноулз на закрытом ужине в Лос-Анджелесе
Кэти Топурия с дочерью Оливией на показе своей новой коллекции KETIone
Розовая пантера: Наоми Кэмбелл на вечере в честь номинантов The Fashion Awards
Хлоя Морец, Ариэль Уинтер и другие гости благотворительного вечера Trevor Live
Майкл Фассбендер, Джейми Дорнан и другие на красной дорожке The British Independent Film Awards
Модная битва: Ксения Собчак против Ксении Князевой
Крис Прэтт в Москве: фотоколл и пресс-конференция с актером
Эволюция: Ирина Шейк
Красота в будуаре: Мэрайя Кэри на запуске своей косметической коллекции
Звездный Instagram: благотворительность и шоу Victoria`s Secret