Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Жизнь такая простая штука и жестокая

101
Жизнь такая простая штука и жестокая

Президент России Владимир Путин в своей колонке для журнала «Русский пионер» рассказывает о своих родителях на войне, о брате, о поразительных совпадениях, из которых состояла их и его жизнь, о том, как потом удивительным образом подтверждались эти истории, и о том, как его родители не умели и не хотели ненавидеть своих врагов.


ОТЕЦ не любил, честно говоря, даже притрагиваться к этой теме. Скорее, было так. Когда взрослые между собой разговаривали и вспоминали что-то, я просто был рядом. У меня вся информация о войне, о том, что с семьей происходило, появлялась из этих разговоров взрослых между собой. Но иногда они обращались и прямо ко мне.
 
Отец проходил срочную службу в Севастополе, в отряде подводных лодок, был матросом. Призвали его в 1939-м. А потом, вернувшись, просто уже работал на заводе, а жили они с мамой в Петродворце. Они там домик, по-моему, построили даже какой-то.
 
Война началась, а он работает на военном предприятии, где так называемая «бронь», освобождающая от призыва. Но он написал заявление о вступлении в партию, а потом еще одно заявление — что хочет на фронт. Направили его в диверсионный отряд НКВД. Это был небольшой отряд. Он говорил, что там было 28 человек, их забрасывали в ближний тыл для проведения диверсионных актов. Подрыв мостов, железнодорожных путей… Но они почти сразу попали в засаду. Их кто-то предал. Они пришли в одну деревню, потом ушли оттуда, а когда через какое-то время вернулись, там их уже фашисты ждали. Преследовали по лесу, и он остался жив, потому что забрался в болото и несколько часов просидел в болоте и дышал через камышовую тростинку. Это я помню уже из его рассказа. Причем он говорил, что, когда сидел в болоте и дышал через эту тростинку, он слышал, как немецкие солдаты проходили рядом, буквально в нескольких шагах от него, как тявкали собаки…
 
К тому же было уже, наверное, начало осени, то есть уже холодно… Еще хорошо помню, как он мне говорил, что во главе их группы был немец. При этом советский гражданин. Но — немец.
 
И что любопытно, пару лет назад мне из архива министерства обороны принесли дело на эту группу. У меня дома, в Ново-Огарево, лежит копия этого дела. Список группы, фамилии, имена, отчества и краткие характеристики. Да, 28 человек. И во главе — немец. Все как рассказывал отец.
 
Из 28 человек линию фронта назад к нашим перешли четверо. 24 погибли.
 
А потом их отправили на переформирование в действующую армию — и на Невский пятачок. Это было, наверное, самое горячее место за всю блокаду. Наши войска держали небольшой плацдарм. Четыре километра в ширину и два с небольшим — в глубину. Предполагалось, что это будет плацдарм для будущего прорыва блокады. Но так и не случилось использовать его для этих целей. Блокаду прорвали в другом месте. Тем не менее держали пятачок, держали долго, там были тяжелые бои. Очень тяжелые. Над ним кругом господствующие высоты, его простреливали насквозь. Немцы тоже, конечно, понимали, что именно там может быть прорыв, и старались просто стереть Невский пятачок с лица земли. Есть данные, сколько металла лежит в каждом квадратном метре этой земли. Там до сих пор сплошной металл.
 
И отец рассказывал, как его ранили там. Ранение было тяжелое. Он всю жизнь жил с осколками в ноге: все их так и не вынули. Нога побаливала. Ступня так и не разгибалась потом. Мелкие осколки предпочли не трогать, чтобы кости не раздробить. И, слава богу, ногу сохранили. Могли ведь отнять ее. Хороший врач попался. У него инвалидность была, второй группы. Как инвалиду войны ему в конце концов квартиру дали. Это была наша первая отдельная квартира. Маленькая двухкомнатная квартира. Правда, до этого мы жили в центре, а пришлось переехать. Не совсем на окраину, правда, но в новостройки. И это случилось, конечно, не сразу после войны, а когда я уже в управлении КГБ работал. И мне тогда квартиру не давали, а отцу наконец выделили. Это было огромное счастье. И вот о том, как он получил ранение. Они с товарищем делали небольшую вылазку в тыл к немцам, ползли-ползли… А дальше и смешно, и грустно: подобрались к немецкому доту, оттуда вышел, отец говорил, здоровый мужик, посмотрел на них… а они не могли подняться, потому что были под прицелом пулемета. «Мужик, — говорит, — на нас посмотрел внимательно, достал гранату, потом вторую и забросал нас этими гранатами. Ну и…» Жизнь такая простая штука и жестокая.
 
А в чем самая главная проблема была, когда он очнулся? В том, что это уже была зима, Нева скована льдом, нужно было как-то перебраться на другой берег, до помощи, квалифицированной медицинской помощи. Но сам он, естественно, идти не мог.
 
Он, правда, все же смог добраться до своих на этой стороне реки. Но желающих тащить его на ту сторону было мало, потому что там Нева была как на ладони и простреливалась и артиллерией, и пулеметами. Шансов дойти до того берега почти не было. Но совершенно случайно рядом оказался его сосед по дому в Петергофе. И этот сосед его, не раздумывая, потащил. И дотащил до госпиталя. Оба живые доползли туда. Сосед подождал его в госпитале, убедился, что его прооперировали, и говорит: «Ну все, теперь ты будешь жить, а я пошел умирать».
 
И пошел обратно. И я потом отца спрашивал: «Ну что же, он погиб?» И к этому рассказу он возвращался несколько раз. Это самого его мучило. Они потерялись, и отец все-таки считал, что сосед погиб. И где-то в 60-х годах, точно этот год не помню, я еще маленький же был, но где-то в начале 60-х годов он пришел вдруг домой, сел на стул и заплакал. Он встретил этого своего спасителя. В магазине. В Ленинграде. Случайно. В магазин зашел за продуктами и увидел его. Это же надо, что оба пошли именно в этот момент именно в этот магазин. Один шанс из миллионов… Потом они приходили к нам домой, встречались… А мама рассказывала, как приходила к отцу в госпиталь, где он лежал после ранения. У них был маленький ребенок, три годика ему было. А голод же, блокада… И отец отдавал ей свой госпитальный паек. Тайно от врачей и медсестер. А она его прятала, выносила домой и кормила ребенка. Ну а потом он в госпитале начал падать в голодные обмороки, врачи и медсестры поняли, что происходит, и перестали ее пускать.
 
А потом и ребенка у нее забрали. Делали это, как она потом повторяла, в явочном порядке с целью спасения малолетних детей от голода. Собирали в детские дома для последующей эвакуации. Родителей даже не спрашивали.
 
Он там заболел — мама говорила, что дифтеритом, — и не выжил. И им не сказали даже, где он был захоронен. Они так и не узнали. И вот в прошлом году не знакомые мне люди по собственной инициативе поработали в архивах и нашли документы на моего брата. И это действительно мой брат. Потому что я знал, что они жили тогда, после того как бежали от наступающих немецких войск из Петродворца, у своих знакомых, — и даже адрес знал. Они жили, как у нас говорят, на Водном канале. Правильней было бы сказать «на Обводном канале», но в Ленинграде его называют «Водный канал». Я знаю точно, что они жили там. И совпал не только адрес, откуда его забирали. Совпали имя, фамилия, отчество, год рождения. Это был, конечно, мой брат. И было указано место захоронения: Пискаревское кладбище. И даже конкретный участок был указан.
 
Родителям ничего этого не сообщили. Ну, тогда, видимо, было не до этого.
 
Так что все, что родители рассказывали о войне, было правдой. Ни одного слова не придумали. Ни одного дня не передвинули. И про брата. И про соседа. И про немца — командира группы. Все один в один. И все это позже невероятным образом подтверждалось. А отец, когда ребенка забрали и мама осталась одна, а ему разрешили ходить, встал на костыли и пошел домой. Когда подошел к дому, то увидел, что санитары выносят из подъезда трупы. И увидел маму. Подошел, и ему показалось, что она дышит. И он санитарам говорит: «Она же еще живая!» — «По дороге дойдет, — говорят ему санитары. — Уже не выживет». Он рассказывал, что набросился на них с костылями и заставил поднять ее назад, в квартиру. Они ему сказали: «Ну, как скажешь, так и сделаем, но знай, что мы больше сюда не приедем еще две-три-четыре недели. Сам будешь разбираться тогда». И он ее выходил. Она осталась жива. И дожила до 1999 года. А он умер в конце 1998-го.
 
После снятия блокады они переехали на родину их родителей, в Тверскую губернию, и до конца войны жили там. Семья у отца была довольно большой. У него же было шесть братьев, и пятеро погибли. Это катастрофа для семьи. И у мамы погибли родные. И я оказался поздним ребенком. Она родила меня в 41 год.
 
И не было же семьи, где бы кто-то не погиб. И, конечно, горе, беда, трагедия. Но у них не было ненависти к врагу, вот что удивительно. Я до сих пор не могу, честно говоря, этого до конца понять. Мама вообще была у меня человек очень мягкий, добрый… И она говорила: «Ну какая к этим солдатам может быть ненависть? Они простые люди и тоже погибали на войне». Это поразительно. Мы воспитывались на советских книгах, фильмах… И ненавидели. А вот у нее этого почему-то совсем не было. И ее слова я очень хорошо запомнил: «Ну что с них взять? Они такие же работяги, как и мы. Просто их гнали на фронт».
 
Вот эти слова я помню с детства.

 

Источник: Русский пионер

Обновлено 30/04/15 12:21:

а у вас какие истории родные и близкие про войну рассказывали?

Оставьте свой голос:

1150
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Tanya_P
Tanya_P

Очень правильно про то, что с обеих сторон воевали обычные люди. Были и звери, и садисты, и моральные уроды, и серийные убийцы - наверняка. Но в большей части.....
Боже, как это ужасно. Не дай Бог когда-нибудь пережить такое или даже малую часть.

И вечная, конечно. память тем, кто там был, вернулся или остался там навсегда.

aloia
aloia

Tanya_P, да ужасно... и согласна вне зависимости от стороны конфликта были те которым война доставляла удовольствие. видимо склад психики. в то же время слышала, что немецкие солдаты сходили с ума, расстреливая безоружных идущих живой стеной на них

Chuchi
Chuchi

aloia, У меня два деда с семьями жили в окупации, каждый рассказывал свою историю. Один в деревне прожил с 41 по 43 с женой и четырьмя детьми в землянке, которую сам выкопал позади дома, а в доме жили немцы. Говорил, что всегда предупреждали его о налетах и об артобстрелах. А другой дед с детьми жил в городе, в сарае, а в дом тоже подселили солдат, сначала были румыны, потом финны, говорит эти солдаты издевались, выходил он один только по ночам, детей прятал. Ситуация изменилась, когда заселились немецкие офицеры. Подкармливали.
Об ужасах никто ни вспоминать ни говорить не любил, тяжело очень, хотя всякое бывало.

Kulyk
Kulyk

Chuchi, Моя прабабушка рассказывала как будучи подростком в оккупированном немцами городе стирала им белье, что когда она приходила забирать вещи, то они сперва ее кормили, давали хлеб с маслом или с консервами, она сама ела и с собой забирала что-то, плюс платили за стирку. Она была старшей из 5-х детей, плюс мать и отец в семье, так что это было спасением. Хотя потом прабабушка первого ребенка потеряла из-за немцев, ворвавшихся в дом. Очень неоднозначно все было. А еще помню, как нам учитель истории в школе рассказала, что ее семья выжила только из-за того, что один немец "крышивал". Ее бабушка жила в деревне, когда ворвались немцы, стали все запасы еды разбирать, а эта бабушка одна в доме да двое детей маленьких, муж на фронте. Один солдат стал в них тыкать оружеем, из дома гнать, хотел занять их место, а второй заступился и оставил их в доме. Потом из нагрудного кармана достал листик показать, с тремя обведенными ладонями, большая и две маленькие. Видимо, у него самого где-то жена и дети были. Так бабушка моей учительницы осталась жива и в своем доме, а тот немец иногда приносил что-то из еды.

Chuchi
Chuchi

Kulyk, все очень не однозначно, согласна, у немцев восточный фронт считался адом и откуда нет возврата, но люди такие, в них и черное и белое.
Еще одна история: моей родной тете было 25, когда в деревню вошли немцы, на следующее утро собрали по всем окрестным деревням молодых людей примерно от 12 до 30, сформировали две колонны женскую и мужскую, отправить на работы в Германию. По пути на станцию моя тетя и еще несколько девушек кинулись в лес в рассыпную, она говорила это был единственный шанс на спасение. Кого-то сразу подстрелили, ей удалось спрятаться в овраге, мимо проходил немецкий солдат, увидел ее, отвернулся, сделал вид что не заметил и пошел назад к колонне. А другие немцы стреляли в спины. Она потом через линию фронта перешла, работала всю войну на заводе. Говорила, что запомнила того не стрелявшего немца в лицо навсегда.

Armine
Armine

Tanya_P, не совсем так. Все-таки советские власти не делали концлагеря доя немцев. Не шили абажуры и сумки из человеческой кожи. Не сжигали живьем мирное население. Это все делали немцы. Несомненно среди них были нормальные. Но меньшинство. Большинство-звери и каратели.

Rita_Starling
Rita_Starling

Armine, скорее не немцы, а немецкие фашисты и их фашиствующие сявки из других стран.

Armine
Armine

Rita_Starling, вы правы. Но мне неприятно слышать как пытаются немцев оправдывать. Одни были зверями с молчаливого согласия других, своих граждан. Это невозможно забыть. Как эти добрые и цивилизованные внешне люди могли убивать и пытать детей и женщин.

irman
irman

Armine, смотрела как то фильм о Бородино,зачитывались дневники офицера француза,считал что они пришли в Россию нести просвещение и нравственность дикарям.Может и фашисты так считали.

Fenechka
Fenechka

Rita_Starling, мне тоже кажется ,что сейчас сложно сказать точно где белое ,где черное. Мне кажется люди все разные у нас и у немцев. Мой дедушка попал в плен , был в концлагере,он был очень рукастый очень.Его немец взял к себе в дом,чтобы он мастерил,по дому помогал. В Германию звал с собой, говорил,что расстреляют свои потом. Дед не поехал. Мама говорит, долго боялся,сто придут за ним. Психика была расшатана . Страшно это все !

Rita_Starling
Rita_Starling

Fenechka, вот уж не поверю, что среди солдат Красной армии не было отморозков. Нелюди были, есть и будут везде. Как и хорошие люди.

samanuelle
samanuelle

Rita_Starling, конечно! Порой в деревни приходили партизаны оголодавшие из леса и насиловали женщин и грабили, отбирали продукты. Я из города партизанской славы, и нам бабушки, пережившие войну подростками, рассказывали такое. И что немцы часто подкармливали- тоже.

Lukavaja
Lukavaja

Armine, зверья всякого везде хватало. В истории Литвы есть одно большущее постыднейшее пятно, которое жители этой страны очень не любят вспоминать: как литовцы в Каунас и Вильнюсе сдавали своих соседей-евреев, которых сгоняли в специальные огороженные забором с колючей проволокой гетто, а потом направляли в концлагеря. Есть фильмы документальные на эту тему.

Insight
Insight

Lukavaja, этим и часть французов занимались, дисциплинированно сдали все знакомых евреев, прекрасно зная что их ждет.
И когда общаешься с французами, у них там совсем другая война была, когда немцы пришли и когда их выбили. А между этими моментами жизнь шла своим чередом.

Sweetpotato
Sweetpotato

Insight, а сколько цыган погибло во время войны? В основном всегда упоминают евреев, но были и другие народности, которых от стариков до грудных детей уничтожали с корнем. Евреев хоть прятали, а к цыганам было предвзятое отношение и никто не хотел им помогать.

Abirval
Abirval

Insight, смотрела док.фильм о том, как положительно повлияла Вторая мировая война на виноделие во Франции (фильм явно попахивал реабилитацией нацизма). За то вино, которое пили оккупанты, выплаты шли из казны Франции, а за вино, выпитое освободителями, в т.ч. Советскими солдатами, никто не расплачивался. И вот сидит в кадре старая тетка, владелица не помню какого винного заводика, и возмущается, что советские солдаты не платили ей за вино.

zhuzha
zhuzha

Abirval, мрак!

julkanos
julkanos

Lukavaja, в Вильнюсе после то как всех евреев вывезли и расстреляли с Панеряй на том же месте стало русское гетто для жен и детей военных Красной Армии...(((

Tanya_P
Tanya_P

Armine, согласна. Но все равно, я считаю, что в войне всегда участвует огромное количество "солдатиков", таких, которые неплохие люди и воевать не хотят, но... тут уж либо ты, либо тебя.
Вот, что мне интересно, как целая нация (а с ней еще много других наций - итальянцы, поляки, латыши...) пришли вообще к тому, что идея глобального истребления и война за чистоту крови - это нормально? Как миллионы людей начали думать о том, что они грабли, которые должны проредить человечество?

imaginary
imaginary

Armine, абсолютно согласна. Часто попадаются такие высказывания: "немцы не такие и плохие, дали моей бабушке шоколадку", но просто те, кого они убили уже не могут рассказать свою историю. А пришли они именно убивать (в планах всё расписано, сколько должно было быть населения).

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Наталья Водянова приняла участие в конференции TechCrunch Disrupt в Лондоне
Круз Бекхэм подписал контракт с менеджером Джастина Бибера и собирается стать популярным певцом
Седовласый Федор Бондарчук в новом трейлере фильма "Дед Мороз. Битва Магов"
Кара Делевинь, Джейден Смит, Лили-Роуз Депп и другие на шоу Chanel Metiers d’Art
Grammy-2017: Бейонсе, Рианна и Канье Уэст среди номинантов музыкальной премии
Лили-Роуз Депп дебютировала на подиуме на показе Chanel
Ирина Шейк снялась в новой чувственной рекламной кампании
Twitter подвел итоги года: "Игра престолов", Кэти Перри, Ким Кардашьян и другие популярные темы и звезды
Принц Гарри снова прилетел в Канаду, чтобы встретиться с Меган Маркл
Как поддерживают форму модели Victoria's Secret: любимые тренировки Адрианы Лимы, Джиджи Хадид и не только
Басков, Михалков, Малахов и другие в клипе Тимати и Григория Лепса "Дай мне уйти" про скандальный развод
Эмили Ратажковски: "Я знаю, что своей карьерой я обязана внешности"
Forbes назвал самых высокооплачиваемых YouTube-блогеров
10 образов с красной дорожки The Fashion Awards-2016: выбираем лучший
Марк Уолберг и Оптимус Прайм в трейлере блокбастера Майкла Бэя "Трансформеры 5: Последний Рыцарь"
Travel-колонка Регины Тодоренко для SPLETNIK.RU: в поисках экстрима — от прыжков в бездну до селфи у кратера действующего вулкана
Мишель Обама в платье Gucci затмила всех гостей на Kennedy Center Honors
Мадонна в тизере нового выпуска "Караоке на колесах": горячие хиты, тверк и все о поцелуе с Майклом Джексоном