Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Зачем и как участники списка Forbes инвестируют в медицину

34
Зачем и как участники списка Forbes инвестируют в медицину

Бизнес-парк «Крылатские холмы», расположенный на территории природно-исторического парка «Москворецкий» рядом с Рублевским шоссе, заботливо прибран и ухожен: на клумбах цветет шиповник, благоухают розы. Четыре офисных корпуса класса А заняты именитыми арендаторами вроде Microsoft и British American Tobacco. 

Площадка, вплотную примыкающая к бизнес-парку, выглядит запущенной, хотя и строго охраняется. Бетонный забор украшает непечатное слово из трех букв. Оба объекта — владения компании Millhouse, управляющей активами Романа Абрамовича и других бывших акционеров «Сибнефти». За серым забором — клиника «Московский медицинский центр», которая должна была стать очередным предметом гордости миллиардера — самой большой и современной частной клиникой в Москве. Но полностью построенное здание пустует уже пять лет. Что случилось?

Ошибка Абрамовича

О намерении Абрамовича построить «клинику для богатых» впервые сообщила в 2006 году британская газета The Sunday Times, указав объем инвестиций около $150 млн и подробно описав предполагаемую роскошь стационара на 80 коек. «Пациентам будут предложены палаты с большой ванной и гостиной, телевизором, доступом к интернету и факсу», — говорилось в статье. Всего в больнице предполагалось принимать до 400 пациентов в день. 

План строительства медицинского центра в Крылатском существовал еще с советских времен. Реализовать эту идею Абрамовича убедил Александр Бронштейн, президент Центра эндохирургии и литотрипсии. «Эта клиника строилась для меня и под меня, я должен был ею управлять», — вспоминает Бронштейн в разговоре с Forbes. Его собственный центр, одна из старейших частных клиник в Москве, клиентами которой являются многие участники списка Forbes, расположен на перегруженном шоссе Энтузиастов.

Новая клиника должна была воплотить все мечты амбициозного доктора. Стационар с просторными палатами, операционные, диагностический центр, оснащенный компьютерными томографами и другим современным оборудованием, что тогда было большой редкостью даже для частных столичных клиник. Все как на Западе: пребывание в палате комфортное, но максимально короткое — класть человека в больницу на недельное обследование дорого и нецелесообразно. На сложные операции приглашали бы медицинских звезд из России и США — опять-таки на западный манер, где ведущие врачи работают не в больницах, а при университетах и оперируют по приглашению. Ничего подобного в Москве тогда не существовало. 

Больница стала первым девелоперским проектом Абрамовича. Специально для строительства медицинского центра Millhouse Capital совместно с менеджерами фирмы «Альфа-Девелопмент» создала в 2001 году компанию CMI Development. Именно она позже строила и бизнес-парк «Крылатские холмы», и коттеджные поселки, и офисы класса А в Москве, и торговые центры на Чукотке. 

Но с медцентром вышла осечка. Участок площадью 3,5 га выделен московским правительством в аренду ООО «Медикал Эстейт» в 2003 году, строительство должно было завершиться в 2009 году. Новый срок окончания работ — 2013 год. Из-за чего отсрочка? 

Первоначальный проект чудо-клиники разработала по российским стандартам московская архитектурная фирма ABD Architects. Однако американские менеджеры, привлеченные в команду CMI Development, убедили Абрамовича, что строить клинику следует по американским меркам, а не по местным. Например, в России все больницы имеют форму узких прямоугольников, чтобы окна всех палат и кабинетов выходили на улицу — только так можно соблюсти санитарно-эпидемиологические нормы по естественному освещению помещений. Корпус же клиники в Крылатском — почти квадрат, по периметру которого должны были разместиться палаты, а в центре — операционные, кабинеты и служебные помещения с искусственным освещением. Такая планировка удобнее, но в российские стандарты не вписывается. Как и экономичные инженерные системы — нормативы предписывают делать отдельную систему вентиляции для операционных, иметь двойную систему резервного электропитания и т. д. «Здание было построено, но до сих пор не сдано», — вспоминает Борис Левянт, глава ABD Architects. 

Возможно, Millhouse и мог бы перестроить здание под российские стандарты, но интерес Абрамовича к медицинскому проекту угас. «Он недостроил клинику: Chelsea купил, голова стала другим забита», — с горечью говорит Бронштейн. 

Желающих купить несогласованную и необорудованную клинику не нашлось. «Наш Европейский медицинский центр (ЕМЦ) торговался за нее, но владельцев не устроила цена», — говорит Леонид Печатников, бывший главврач ЕМЦ, ныне вице-мэр Москвы, курирующий здравоохранение. И добавляет уже как чиновник, что проект может быть интересен только частному бизнесу: «Сейчас, на мой взгляд, это просто здание. Она была задумана как клиника, но никогда не работала». Пресс-секретарь Millhouse Джон Манн, получив запрос Forbes, ограничился ответом, что проект существует, «но еще не завершен». 

Абрамович хотел стать первым, а оказался последним. Частной медициной уже заинтересовались многие миллиардеры. Деньги в отрасль потекли рекой. Виктор Харитонин (№105 в «Золотой сотне» Forbes) создает сеть частных клиник, Владимир Евтушенков (№21) всерьез взялся за подготовку к IPO своей сети «Медси», «Альфа-Групп» Михаила Фридмана (№6) развивает сеть частных клиник «Альфа-Центр Здоровья». Почему они оказались удачливее?

Охота на инвестора

В конце сентября 2001 года на территории Московской городской клинической больницы №31 собралась представительная публика. 

http://m.forbes.ru/sites/default/files/users/user12848/med-690.jpg

Выступали премьер-министр Михаил Касьянов и мэр столицы Юрий Лужков, развлекали публику Лев Лещенко и Александр Ширвиндт. Касьянову подарили парусник, назвав его «медицинским судном», а Лужкову — сердце из хрусталя. Высокое собрание отмечало открытие главного корпуса 31-й ГКБ после реконструкции. Но главным героем праздника стал, несомненно, Георгий Голухов — главврач больницы.

Знакомые характеризуют Голухова как «чрезвычайно энергичного человека». В 1988 году, когда вошли в моду выборы руководителя на собрании трудового коллектива, он организовал настоящую предвыборную кампанию: написал программу развития клиники, лично ходил по кабинетам, уговаривая людей голосовать за него, — и убедил. В 28 лет выпускник и бывший комсомольский активист 2-го мединститута стал главным врачом 31-й ГКБ. Кстати, с больницей сотрудничала его однокурсница Вероника Скворцова, в соавторстве с которой опубликовано несколько научных работ, — теперь она министр здравоохранения.

В 1997 году энергичный доктор пробил во всех инстанциях поддержку проекта «Клиника XXI века», предусматривающего создание на базе 31-й ГКБ самой современной больницы (до федеральной программы модернизации здравоохранения дело тогда еще не дошло). «Главное, чтобы источников инвестиций было много», — делился он своей стратегией с корреспондентом газеты «Век» в 2001 году. Действительно, реконструкцию 31-й ГКБ финансировали и Минфин, и мэрия, и префектура. Но даже этого оказалось недостаточно. Реабилитационный корпус в итоге долго оставался недостроенным. В 2006 году правительство Москвы начало искать для больницы инвестора — в связи с прекращением финансирования из федерального бюджета. 

Так в 31-й ГКБ появился Виктор Харитонин, состояние которого в 2012 году Forbes оценил в $950 млн. Выпускник НГУ, карьеру в бизнесе он начинал с операций на фондовом рынке — через свою компанию «Профит Хаус» представлял интересы Романа Абрамовича при скупке акций «Аэрофлота» и нефтяной компании «Онако». В 2004 году сумел заинтересовать знаменитого партнера фармацевтикой — совместно с Абрамовичем и Евгением Швидлером «Профит Хаус» выкупил за $55 млн пять заводов у американской фармкомпании ICN, сворачивавшей бизнес в России. Менее чем за четыре года на их базе команда Харитонина построила крупнейший в России фармацевтический холдинг — весной 2007 года во время IPO «Фармстандарта» в Лондоне инвесторы оценили его уже в $2,2 млрд. Абрамович и Швидлер с большой прибылью вышли из проекта, а Харитонин стал основным акционером.

В 2008 году компания «СтройМедСервис», глава которой Валерий Егоров не раз до этого занимался проектами Харитонина, выиграла инвестиционный конкурс на достройку реабилитационного корпуса ГКБ №31 общей площадью 20 000 кв. м. Победа далась легко. По условиям конкурса основные параметры сравнения предложений от инвесторов — доля города не менее 24% реконструированных площадей и сроки исполнения не более 30 месяцев. «СтройМедСервис» выиграл, предложив 25,5% и обязавшись уложиться в 27 месяцев (позднее этот срок был продлен до 31 месяца «без дополнительной оплаты и штрафных санкций»). Закупка оборудования для расширения государственной клиники тоже ложилась на инвестора. В итоге общий объем инвестиций должен был составить около 1,4 млрд рублей.

Новый корпус открылся осенью 2011 года. И на территории государственной больницы, расположенной в престижном Западном округе в 30 минутах езды от поселков на Рублевке, появилась частная «Клиника 31»: стационар на 90 койко-мест (один из самых больших частных стационаров в Москве), восемь операционных, поликлиника, стоматология, диагностический центр и реабилитационная клиника. Борис Левянт, глава фирмы ABD Architects, делавшей интерьеры, вспоминает, что главврач ГКБ Георгий Голухов принимал в их обсуждении активное участие.

При проектной мощности 500 пациентов в день «Клиника 31» пока принимает вдвое меньше — 270 человек, ее выручка — около 40 млн рублей в месяц, докладывал мэру Москвы Сергею Собянину во время его визита в клинику ее гендиректор Андрей Гусев. Харитонин переманил его в «Клинику 31» из аптечной сети «Ригла». Похоже, миллиардер знает, как увеличить выручку. В планах — создание в городе сети поликлиник под одноименным брендом, которые могли бы направлять больных в головную клинику. Первая поликлиника откроется в Москва-Сити в «Северной башне», которая тоже, кстати, принадлежит Харитонину. 

А первоочередная задача — продвижение новой клиники. Помочь в этом должно сотрудничество с ГКБ-31. На должность главврача в частную клинику перешел главный реаниматолог Борис Чурадзе. Часть врачей 31-й больницы работает на полставки в «Клинике 31», светила числятся здесь главными консультантами. Поскольку частная клиника не может содержать такой же штат специалистов, как большая государственная больница, больные периодически направляются в ГКБ для обследований, консультаций, процедур. Частная клиника использует также реанимационное и ночное приемное отделение больницы. Все это, разумеется, оплачивается по договору о сотрудничестве, условия которого нельзя назвать кабальными: в I квартале 2012 года частная клиника заплатила ГКБ около 7 млн рублей. 

Со своей стороны «Клиника» взяла обязательство бесплатно принимать некоторое количество пациентов из больницы — например, если требуется обследование на компьютерном томографе. Естественно, что врачи ГКБ могут помочь и в пропаганде услуг «Клиники 31» среди пациентов — например, в ГКБ большое гинекологическое отделение, почему бы не предложить его пациенткам услуги по косметологии и пластической хирургии? Сотрудничество двух медучреждений настолько тесное, что в 2011 году налоговая инспекция в ходе камеральной проверки предъявила «СтройМедСервису» претензии: фирма включила в налоговый вычет все работы и товары по инвестконтракту, как будто корпус принадлежит ей полностью. Тогда как четверть здания и оборудования передана ГКБ. Как рассказал Forbes Игорь Шилов, один из владельцев ЕМЦ, он вместе с Харитониным пытался взять ГКБ №31 в управление и городские власти даже не были против. Но юристы не нашли, как сделать это, не нарушая действующего законодательства. 

Харитонин нашел другой способ расширить частный медицинский бизнес за счет сотрудничества с государством. Помимо недостроенных корпусов от голуховского проекта «Клиника XXI века» осталось еще кое-что ценное — переданный больнице в долгосрочную аренду земельный участок площадью почти 3 га напротив ГКБ, в зеленой пойме реки Смородинки. Там планировалось построить реабилитационный центр и гостиницу, но финансирования так и не нашлось, участок пустовал.

В апреле 2012 года ГКБ №31 объявила аукцион на уступку права аренды этого участка. Виктор Харитонин получил его без ожесточенных торгов: на аукционе было сделано всего два шага по 2,5 млн рублей, и право долгосрочной аренды участка досталось близким к миллиардеру структурам за 230 млн рублей. Михаил Гец, управляющий директор компании Praedium Oncor International, занимающейся консалтингом в сфере недвижимости, считает эту оценку «более-менее рыночной». А Артем Цогоев, управляющий проектами «Тринфико проперти менеджмент», отмечает, что таких больших хороших участков в Москве крайне мало.

Харитонин планирует возвести на новых землях многофункциональный медцентр, где расположатся отделения, которых сейчас не хватает «Клинике 31», — онкологическое, педиатрическое, роддом. Часть площадей, правда, придется выделить под Московский университет повышения квалификации врачей — в частности, под симуляционный центр, где можно будет на тренажерах и манекенах имитировать медицинские процедуры, в том числе сложные операции. Леонид Печатников видел нечто подобное в США и загорелся идеей создать аналог в Москве. Осуществить мечту помогают уже знакомые нам частные инвесторы — Виктор Харитонин и Игорь Шилов вложили в первую очередь проекта по $5 млн каждый. «Для нас этот проект скорее некоммерческий», — утверждает Шилов. 

По оценке владельца ЕМЦ, затраты «Клиники 31» на новый стационар могут превысить $100 млн. И чтобы окупиться в разумные сроки, он должен будет обеспечить выручку около $10 млн в месяц. Пока выручка действующей клиники Харитонина на порядок ниже, но разве это препятствие для предприимчивого инвестора?

Тихая приватизация

«Приватизация части медучреждений — процесс, который уже невозможно остановить. И мы, конечно, будем в нем участвовать» — стоит 

http://m.forbes.ru/sites/default/files/users/user12848/1_1.jpg

председателю совета директоров АФК «Система» Владимиру Евтушенкову заговорить о медицинских проектах, как его глаза загораются. И неспроста: миллиардер, владеющий активами в столь разных сферах, как нефтедобыча и телекоммуникации, в этом году провернул самую крупную сделку в московской медицине.

В апреле 2012 года принадлежащая ему сеть клиник «Медси» получила разрешение ФАС на слияние с частью столичного ГУП «Медицинский центр управления делами Мэра и Правительства Москвы» (ГУП ММЦ). Город получил в объединенной компании около 25% акций, хотя изначально его доля должна была быть скромнее. По оценке компании Ernst & Young, стоимость передаваемых в «Медси» активов ГУП ММЦ составила $100 млн, однако город затребовал $200 млн. Евтушенков согласился не раздумывая. Почему?  Слияние с ГУПом даст «Медси» то, чего у группы раньше не было, — три стационара на 1200 коек, а также большую клиентскую базу. Общее количество обслуживаемых пациентов вырастет до 1 млн человек. Уже через год Евтушенков рассчитывает увеличить выручку объединенной компании до $1 млрд, а через полтора — вывести «Медси» на IPO, подобно прочим компаниям «Системы».  Других претендентов на активы ММЦ не было — процедура слияния не предполагает проведения конкурсов, даже чисто формальных. «Это действительно попытка провести приватизацию без конкурса. Формально нарушения закона нет — город вносит принадлежащие ему акции в капитал другого предприятия, но при этом отдает контроль (а это и есть приватизация). Уверен, что эта практика широко используется, но мы об этом мало знаем. По такой же схеме, например, Собянин, собирается отдать ЗиЛ Сбербанку», — напоминает Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики. 

Евтушенков отработал эту схему еще при прежней московской власти. В 2002 году «Медси» получила детскую клинику на Пироговской улице, в обмен предоставив правительству столицы 25% акций в специально созданной компании ОАО «Медси II». В 2010 году сотрудничество было расширено по аналогичной схеме — тогда мэрия передала «Медси» еще три здания городской больницы №32 на Малой Грузинской улице. Сделка готовилась еще при Лужкове, а финальные документы подписывал уже Собянин. Идея объединения госклиник с крупной частной сетью не вызвала отторжения и у нового мэра. 

«Медси» и раньше была крупнейшей в стране медицинской сетью с годовой выручкой $199 млн. При этом на клиники Евтушенкова приходится лишь 1% российского рынка медуслуг и 3,7% рынка частной медицины. Объединение с ММЦ сразу увеличит показатели в полтора раза. 

Вместе с ГУПом «Медси» получила и кадры: руководитель ММЦ Татьяна Сергеева незадолго до слияния была назначена президентом «Медси». «Медси» и ММЦ друг дружке подошли, как ключ к замку, причем замком я считаю ММЦ. Это сеть закрытая, которая не продвигала себя, — кто знал, тот знал. А ключ — это «Медси», которая позволяет нам ворваться на рынок», — говорит она в интервью Forbes. Присоединение такого крупного куска муниципальной собственности несет в себе и определенные риски, в частности снижение общего уровня обслуживания и размывание стандартов оказания помощи, предупреждает Владимир Гурдус, директор управляющей компании Team Drivе, бывший президент «Медси». «Впрочем, я уверен, что совет директоров учел это и справится с задачей», — добавляет он.

В ближайших планах Сергеевой — публиковать, как принято на Западе, открытую статистику по отдельным клиникам и врачам: сколько было пациентов, сколько проведено операций, сколько из них успешных. «Пусть другие тоже публикуют, если осмелятся, вот и сравним», — говорит она. Мотивация сотрудников тоже будет перестроена с упором на качество обслуживания вместо количества.  Владимир Евтушенков лично контролирует развитие своего медицинского проекта, вникая в детали: все ли клиники перешли на единообразное оформление, единые ли стандарты услуг. Это важно для бренда, а следовательно, для капитализации. Стратегическая цель — убедить россиян, которые сейчас летают на лечение за границу, что в России можно получить услуги не хуже. В этом плане и Сергеева, и основной собственник возлагают большие надежды на привлечение крупного западного медицинского инвестфонда. Как объяснял Евтушенков в интервью Forbes, интересны вовсе не деньги: благодаря такому инвестору появится возможность внедрять западные технологии управления медицинским бизнесом. Пока сделка с фондом не состоялась: переговоры, которые «Система» вела с фондом APAX, успехом не увенчались.

Золотой дождь

В Америке медицинские сети оцениваются в $30–50 млрд — это дороже, чем принадлежащая Евтушенкову нефтяная компания «Башнефть». «Мы просто еще не понимаем всего этого рынка», — считает миллиардер. Но ситуация меняется — инвестиционная привлекательность отрасли в России стремительно растет. Причин несколько.

Игорь Шилов, бывший совладелец соковой компании «Нидан», вместе с давними партнерами Леонидом Шайманом и Чабой Бальером в 2008 году вложил деньги, полученные от продажи «Нидана», в покупку ЕМЦ. Почему именно в медицину? В интервью Forbes Шилов объясняет, что оценил инвестиционную привлекательность частной медицины, столкнувшись с реалиями отечественного здравоохранения: заболела мать. «На каждом углу пришлось отдавать деньги, целые прайс-листы неофициально существовали, и люди платили. Тогда я понял: бесплатной медицины у нас больше нет и не будет, зато есть рынок и есть спрос», — вспоминает бизнесмен. Это понимает не только он: 26% россиян, по данным агентства «Бизнесстат», хотя бы раз платили неофициально в государственных медучреждениях.

«В медицине появились уже активы, которые можно смотреть», — называет еще одну причину Виктория Лазарева-Каннингем, партнер фонда прямых инвестиций United Capital Partners. 

ЕМЦ — яркий пример. За четыре года при новых владельцах компания сильно выросла: две многофункциональные клиники, стоматологический центр, клиника спортивной травматологии и ортопедии, центр женского здоровья и клиника пластической хирургии, входящие в холдинг, обслуживают ежедневно до 500 клиентов. Выручка компании в 2011 году составила $80 млн, EBITDA — $25,6 млн. Средняя зарплата врачей в ЕМЦ — €10 000 в месяц, медицинские светила получают до €50 000, отдельных специалистов приглашают на операции из других клиник. Но и цены высокие — клиника обслуживает 80% живущих в столице экспатов. В апреле фонд Baring Vostok Capital Partners за $100 млн приобрел 27% акций ЕМЦ (Шилов с партнерами покупали акции в разгар кризиса 2008 года втрое дешевле — 100% за $106,5 млн).

Еще одна громкая сделка — в мае 2012 года ОАО «Медицина», вторая по величине частная компания на рынке после «Медси», продала 6% своих акций фонду IFC за $35 млн, что соответствует капитализации $583 млн при выручке $76 млн за 2011 год. Основатель компании, врач-терапевт Григорий Ройтберг еще в 1990 году предложил москвичам услуги частной скорой помощи, купив реанимобиль и арендовав площади в клинике 4-го управления, обслуживавшей ЦК КПСС. Он до сих пор сам ведет VIP-пациентов, лично нанимает и увольняет всех врачей. «На совещаниях в клинике, когда он входит, специальный человек объявляет «Ройтберг!» и все встают, как в суде», — рассказывает Forbes один из участников рынка. В IFC Forbes сообщили, что выбрали именно компанию Ройтберга, потому что хорошо ее знают: в 2008 году выдали кредит $50 млн, верят в рост бизнеса за счет скорого открытия второго корпуса «Медицины» с большим стационаром и онкологической клиникой (рак — вторая из причин смерти в России после сердечно-сосудистых заболеваний) и надеются масштабировать созданную Ройтбергом бизнес-модель.

Но главная причина растущего интереса инвесторов к медицине — допуск частных клиник к финансовым потокам общественного здравоохранения. Концепция развития здравоохранения, утвержденная правительством, предполагает, что наполнение полиса обязательного медицинского страхования (ОМС) вырастет в два с лишним раза — с 3900 рублей до 10 000 рублей — уже к 2015 году и пациент сможет сам решать, в частную или государственную клинику по нему обращаться. Либерализация рынка даст частным клиникам миллионы пациентов — полис ОМС есть почти у каждого гражданина страны. 

http://m.forbes.ru/sites/default/files/users/user12848/2_0.jpg

«Впервые появились административные и экономические условия, чтобы пациент мог реально выбирать, где лечиться», — говорил в интервью Forbes Андрей Юрин, возглавлявший в то время Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС), ныне замминистра здравоохранения. Уже сейчас частные клиники, желающие обслуживать пациентов с полисами ОМС, могут подать заявку в региональное отделение фонда. Пока доля частных клиник в системе мала — всего 8,6%, но их число растет. Еще одна приманка для инвесторов: вышедшие в 2012 году поправки в Налоговый кодекс освобождают медучреждения от налога на прибыль. 

Пирог, в дележе которого может участвовать и бизнес, с каждым годом становится все пышнее. С 2011 года страховые взносы работодателей в пользу ОМС выросли с 3,1% до 5,1% от фонда оплаты труда — в этом году через ФФОМС пройдет около $43 млрд. На программу модернизации здравоохранения только из столичного бюджета за 2012–2016 годы будет потрачено примерно столько же. Эти колоссальные средства получат не только государственные больницы и поликлиники — Москва, на которую приходится 24% российского рынка частных медуслуг, стала полигоном для испытаний различных способов взаимодействия частного и государственного здравоохранения. 

Рынок медицинских услуг больше и перспективнее давно поделенного фармацевтического, констатирует Юрий Крестинский, директор Института развития общественного здравоохранения ($66,3 млрд и $28 млрд соответственно). «Инвестиции в здравоохранение начались не вчера, но сейчас сюда пришли серьезные деньги. А серьезные деньги приходят, когда появляется возможность получить доступ к еще большим денежным потокам общественного здравоохранения, которые в 7–8 раз больше, чем в частном секторе», — рассуждает Владимир Гурдус из УК Team Drivе. Кстати, сам он — владелец трех клиник. 

И этот курс вряд ли изменится в ближайшее время. Здравоохранение сейчас в руках чиновников, успешно проявивших себя в сотрудничестве с частными клиниками. Вся эта команда при формировании нового правительства пошла на повышение. Заместитель мэра Москвы Ольга Голодец, пригласившая главврача ЕМЦ Леонида Печатникова возглавить Департамент здравоохранения Москвы, стала вице-премьером федерального правительства. Сам Печатников занял ее кресло. А столичный Департамент здравоохранения теперь возглавляет Георгий Голухов, конструктивным сотрудничеством с клиникой которого так доволен миллиардер Харитонин.

Недавно Григорий Ройтберг, глава частной клиники «Медицина», написал президенту Владимиру Путину письмо, предлагая государству воспользоваться своим диагностическим центром, в частности новейшим позитронно-эмиссионным томографом. «Машина уникальная, направляйте к нам людей и оплачивайте, что в этом плохого? Я готов работать по госрасценкам. Всем будет хорошо», — вкратце пересказывает он содержание, демонстрируя упомянутую бумагу. На письме красуется размашистая резолюция: «Голодец О. Ю. Рассмотреть. В. В. Путин».  

Источник:
forbes.ру

Обновлено 04/11/14 23:31:

https://scontent-b-ams.xx.fbcdn.net/hphotos-xfa1/v/t1.0-9/1379757_1500058190258515_5990703473121788636_n.jpg?oh=eb8587f02597ec2980b2f7e0604d49ac&oe=54F22FB2

 

Оставьте свой голос:

217
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Skarletty
Skarletty

ой, оставлю на утро. с кофейком на работе прочту. думаю дело интересное.

schinat
schinat

Комментарий скрыт модератором

Skarletty
Skarletty

schinat, спасибо.

polly82
polly82

Я прям экономику в универе вспомнила....

Skarletty
Skarletty

а вот по смежной теме: вчера зашла в аптеку за цитрамоном. "Дайте" - говорю. Она мне предлагает какой-то "цитрамон ультра-шмульра". Спрашиваю, мол, а что простого нет, которые не 50р стоит. Обычного такого цитрамона. Меня красивая упаковка я ярким названием не спасет от головной боли.
"Есть" - говорит, но с таким нежеланием. Еще бы ведь простой стоит 5р.

schinat
schinat

Skarletty, цитрамон - супер! Я тоже им спасаюсь. Меня как-то с УПСЫ чуть не госпитализировали. С тех пор осторожничаю.

Malenik
Malenik

Skarletty, ну, в аптеках девочек учат, что средняя выручка в кассе должна быть определенной, поэтому они как правило сначала предложат более дорогой товар, это бизнес и крайние тут точно не фармацевты за кассой) меня куда больше смутила конкретно сегодня разница в 200 р за тюбик "Фастум гель" в двух соседних аптеках, должен же быть здравый смысл в ценообразовании

Skarletty
Skarletty

Malenik, в Ригле и Самсон фарма цены разительно отличаются. А еще есть простые госаптеки, где даже витамины стоят в два раза дешевле, чем в популярных сетевых. Хотя витамины те же.

Malenik
Malenik

Skarletty, если пригодится, есть такая справочная служба, "медицина для вас", там в поисковой строке вбиваете препарат, выбираете дозировку и форму выпуска, и выпадает список аптек, где он есть и по какой цене. единственное что, лучше позвонить в аптеку и уточнить наличие непосредственно перед покупкой.

Aprilis
Aprilis

Skarletty, у аптекарей явно процент от выручки идет или процент от конкретного товара, который надо продать. Мне тоже вместо дешевого белорусского Омепразола, 30 табл. за 7000 бел.руб. пыталась втюхать индийский 15 табл. за 30000 бел.руб.

Red_Alert
Red_Alert
Показать комментарий
Red_Alert
Red_Alert

Red_Alert, А за что минусы, товарищи ?
Когда вы идете в магазин за кремом для лица и вам продавец говорит : зачем брать Шанель за 3 тысячи, возьмите крем Мухосранскбытхим за 30 рублей- это одно и тоже, ведь вы же знаете, сейчас все наливают из одной бочки, только этикетки разные. Возьмете ли? Сильно сомневаюсь. Так почему же высчитаете, что фармацевтический рынок живет по другим правилам? Препарат за 3000 и за 30 рублей будут сильно различаться по качеству.

Skarletty
Skarletty

Red_Alert, а чего удивляться, я всю жизнь предпочитаю наши лекарства (особенно старые добрые проверенные) импортным. А уж когда наше лекарство за 5, и наше за 50 с одинаковым составом, то в чем разница поясните???

Red_Alert
Red_Alert

Skarletty, Ну так ив кремах состав одинаковый, и сосиски за 30 рублей выглядят так же как за 300 р. Только в реальности это абсолютно разные продукты. И написанный на этикетке состав не означает точно такого же эффекта.

Skarletty
Skarletty

Red_Alert, ну на счет мяса вам виднее, полагаю, я не его не ем давно. а вот цитрамон пью, когда головушка бобо и надо сказать за 5 р помогает. наверное за 50 того же производителя поможет раз и навсегда )))
что касается кремов, то и тут вопрос весьма спорные, один покупает шанель и доволен результатом, а на другого он не действует. с косметикой та же магия творится. кому-то тушь подходит, а кому-то нет.
дорого, не всегда значит - лучше, как и дешево, не значит - натуральнее.
но каждый выбирает сам, что ему покупать.

Red_Alert
Red_Alert

Skarletty, Я не утверждаю что дешевое не помогает и не работает. Но то, что эффективность хораздо меньше- однозначно

sineglazaya
sineglazaya

Red_Alert, да вот тут вы как раз не правы. Я специально даже купила этот цитрамон за 55 рублей, стало интересно, может состав изменился, дозировка. Нет, все одинаковое что за 10 рублей цитрамон, что за 55. Изменилось то, что коробочка появилась. Себестоимость коробочки не более 5 рублей, а то и меньше, все остальное из 45 рублей это прибыль и затраты на раскрутку. То что этот цитрамон за 55 вам предлагают первоочередно аптечные сети берут деньги и к обычным провизорам это не имеет никакого отношения, выкладка коробочки на прилавок - тоже деньги. Поэтому качество порой к цене не имеет никакого отношения.

Red_Alert
Red_Alert

sineglazaya, вам все равно, а в целом , если исследовать человек пятьсот или больше, выяснится, что у дешевого препарата аллергия или изжога встречается чаще, эффективность отличается. Если вы не почувствовали разницы на цитрамоне, это не значит что и все остальные препараты ( антибиотики, антигипертензивные и тд) будут действовать одинаково.

sineglazaya
sineglazaya

Red_Alert, Ваши рассуждения ни о чём, цитрамон он и есть цитрамон, состав одинаковый, субстанция для его изготовления от одного поставщика, поэтому то что описываете выше Вы быть просто не может. Обычный цитрамон никто и никогда не рекламировал, новый же рекламируют по ТВ + маркетинговое продвижение, отсюда и цена.

Red_Alert
Red_Alert

sineglazaya, ФОрмула цитрамона может и одинаковая , что не гарантировано в России, а матрикс разный . Разные добавки дают разный период выведения , разную пиковую концентрацию и много чего еще. В России разрешено отклоняться от оригинала на 20 процентов в минус или плюс, т. Е. Официально один препарат разных производителей может отличаться на 40 процентов. Субстанция тоже разная, даже если ее делают на одном китайском заводе - есть линии для России и третьего мира- с мышиными хвостами и усами и для более привередливых и богатых заказчиков. Оригинальные компании делают субстанцию на своих предприятиях - в Европе, США , не доверяя китайцам. Так что все цитрамоны разные.

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Grammy-2017: Бейонсе, Рианна и Канье Уэст среди номинантов музыкальной премии
Лили-Роуз Депп дебютировала на подиуме на показе Chanel
Ирина Шейк снялась в новой чувственной рекламной кампании
Twitter подвел итоги года: "Игра престолов", Кэти Перри, Ким Кардашьян и другие популярные темы и звезды
Принц Гарри снова прилетел в Канаду, чтобы встретиться с Меган Маркл
Как поддерживают форму модели Victoria's Secret: любимые тренировки Адрианы Лимы, Джиджи Хадид и не только
Басков, Михалков, Малахов и другие в клипе Тимати и Григория Лепса "Дай мне уйти" про скандальный развод
Эмили Ратажковски: "Я знаю, что своей карьерой я обязана внешности"
Forbes назвал самых высокооплачиваемых YouTube-блогеров
10 образов с красной дорожки The Fashion Awards-2016: выбираем лучший
Марк Уолберг и Оптимус Прайм в трейлере блокбастера Майкла Бэя "Трансформеры 5: Последний Рыцарь"
Travel-колонка Регины Тодоренко для SPLETNIK.RU: в поисках экстрима — от прыжков в бездну до селфи у кратера действующего вулкана
Мишель Обама в платье Gucci затмила всех гостей на Kennedy Center Honors
Мадонна в тизере нового выпуска "Караоке на колесах": горячие хиты, тверк и все о поцелуе с Майклом Джексоном
Новый бойфренд Мэрайи Кэри Брайан Танака признался ей в любви: "Я так сильно ее люблю!"
Дженнифер Энистон, Оливия Манн и другие на премьере комедии "Новогодний корпоратив"
Модная битва: Карли Клосс против Кристины Орбакайте
Брэд Питт и Анджелина Джоли пришли к согласию о временной опеке над детьми