Контент опубликован пользователем сайта

Говорят, что...

Детские игры.

24
Детские игры.

                                                      Тыква.

Оранжево-черный день. Полдень давно прошел.
Снаружи, под обнаженными, но все еще крепкими деревьями, по тротуарам носились тысячи листьев, похожих на тысячи ногтей, скребущих по тысячам классных досок.
Внутри же продолжался праздник.


По проходам между партами бродили вампиры, упыри и вурдалаки, кричащие друг другу: «Бу-ууу!». Повсюду висели раскрашенные в цвета Дня всех святых фигуры из гофрированной мягкой бумаги, а на классной доске — вперемежку и внахлест — дикие, безумные, страшные рисунки, исполненные цветными мелками: змеи, крысы, ведьмы на помеле. Оконные стекла были залеплены вырезанными из бумаги черными силуэтами кошек и безглазыми привидениями с громадными «О» вместо ртов.


В стоящей на столе мисс Гринби громадной тыкве подрагивало оранжевое пламя, пробивавшееся через прорези для глаз и рта и распространявшее по классу сладковатый аромат.
Мисс Гринби, молодая, веселая и полная энтузиазма, вышла в коридор, чтобы догнать блуждающего по нему маленького гоблина, и сразу же на одной из нарисованных на доске ведьм появилась корявая надпись: «Учительница». Мисс Гринби за руку привела беглеца, посмотрела на карикатуру и улыбнулась.
— Так, чья это работа? — спросила она, не надеясь услышать ответ. И не получив его, женщина попыталась изобразить на своем лице выражение грусти.
— Ну да ладно. Надеюсь, вы и сами понимаете, что я все же не такая. Разве что сегодня.
Затем она извлекла из шкафа остроконечный ведьмин колпак и широким жестом водрузила его себе на голову.
Взрыв хохота.
Праздник продолжался.
На партах появились маленькие кулечки — оранжевые и белые, — с только что оторванными макушками, наполненные оранжевой и белой засахаренной кукурузой.


Кукуруза полетела в маленькие розовые рты.
Было шумно, под аккомпанемент севшей за пианино мисс Гринби все распевали праздничные песни, а затем принялись отлавливать черную кошку, чтобы пришпилить булавкой ее хвост. А потом настал черед рассказа о привидениях, который передавался от одного ученика к другому — фраза за фразой:
— Стояла темная, дождливая ночь…
— …Питера в поле застала гроза…
— …и он зашел в единственный дом, что стоял у дороги…
— …в котором никого не оказалось…
— …потому что дом пустовал и в нем жили привидения…
На последней парте первого ряда рассказ оборвался.
Все взгляды устремились в тот угол.
Новенькая.
— Рейли, — мягко произнесла мисс Гринби, — а ты разве не хочешь вместе с нами продолжить рассказ?
Впервые пришедшая в тот день в класс, тихая, застенчивая, с черной челкой и большими, всегда опущенными глазами девочка по фамилии Рейли сидела, сложив маленькие, чуть сероватые ладони и устремив прямо перед собой взгляд своих темно-карих глаз — совсем как кролик, попавший в луч автомобильной фары.
— Рейли?
Маленькие, бледные ручонки Рейли задрожали.
Мисс Гринби быстро встала и, пройдя по проходу, легонько опустила ладонь на плечо девочки.
— Рейли просто стесняется, — сказала учительница, с улыбкой глядя в неподвижную макушку девочки. Она наклонилась, чтобы оказаться вровень с лицом ученицы, и тут же увидела две крупные круглые капли, притаившиеся в уголках ее глаз. Руки девочки были по-прежнему крепко сжаты.


— Ты не хочешь присоединиться к нашей игре? — прошептала мисс Гринби, добрым взглядом окидывая всю ее маленькую фигурку. В груди женщины всколыхнулась волна сочувствия. — Разве тебе не хотелось бы подружиться с другими учениками?
Никакой реакций. Ребенок уставился прямо перед собой; кулек с засахаренной кукурузой, по-прежнему нераспечатанный и аккуратный, лежал на углу полированной, испещренной царапинами парты.
— Она просто рохля!
Это была Джуди Линтроп, одна из четырех сестер Линтроп (все в возрасте от шести до одиннадцати лет), доставлявшая порой немало хлопот.
— Перестань, Джуди… — начала было мисс Гринби.
— Рохля! — крикнул Роджер Мэплтон.
— Рохля! Рохля! Рохля! — поддержали его Питер Пакински, Рэнди Феффер, Джейн Кэмпбел.
Все устремили взгляды на Рейли — как-то она поведет себя теперь?
— Бледная маленькая рохля!
— Ну хватит! — гневно воскликнула мисс Гринби, и в классе тотчас же воцарилась тишина. Игра зашла слишком далеко.
— Рейли, — мягко проговорила женщина. Всем своим молодым сердцем она сейчас сочувствовала этой девочке. Ей хотелось закричать: — «Не робей! Не из-за чего печалиться, ведь это же все не по-настоящему, я понимаю тебя, понимаю!»
На мисс Гринби мгновенно нахлынули воспоминания о ее собственном детстве, ужасном одиночестве, а вместе с ними к горлу подкатил комок.
«Я тебя понимаю, очень хорошо понимаю!»
— Рейли, — проговорила она еще тише в безмолвии приготовившегося к празднику класса, — ты хочешь играть вместе с нами?
Молчание.
— Рейли…
— Я могу сама рассказать историю.
Мисс Гринби вздрогнула при звуке голоса девочки, настолько неожиданно он прозвучал. Ее маленькое печальное личико резко вздернулось, словно ожило, зарумянилось, стало совсем настоящим. В глазах загорелся огонек решимости — они словно вынырнули из затравленной, смущенной темноты и вытянули за собой и ее голос.
— Если вы позволите, я расскажу вам свою собственную историю.
Мисс Гринби едва не хлопнула в ладоши.
— Ну конечно же! — воскликнула женщина. — Дети, — она глянула в лица остальных учеников — у кого-то лица были заинтересованные, у других ухмыляющиеся, некоторые пытались скрыть вертевшуюся на языке насмешку, словно выжидая удобного момента, чтобы съязвить. — Рейли хочет рассказать нам свою собственную историю. Историю ко Дню всех святых? — спросила она, снова наклоняясь к девочке, а когда та кивнула, выпрямилась, улыбнулась и провела ее к своему столу перед доской.
Мисс Гринби села на свой стул.
Несколько секунд девочка стояла молча, чувствуя на себе все эти ухмыляющиеся, пренебрежительные взгляды, кое-где прикрытые масками из гофрированной бумаги, картонными чудовищами и гоблинами.
Она стояла, устремив взгляд в пол, и неожиданно заметила, что машинально принесла с собой к доске свой кулечек с кукурузой и стоит сейчас с ним перед всем классом. Мисс Гринби тоже это заметила и, чтобы предупредить какой-ни-будь неожиданный поступок Рейли, а то и ее побег из класса, встала и сказала:
— Слушай, давай я подержу его, пока ты не кончишь, хорошо?
Взяв кулек из потных ладоней девочки, она снова села.
Рейли хранила молчание, по-прежнему устремив взгляд в пол.
Мисс Гринби собиралась уже было снова встать, чтобы в очередной раз выручить ее.


— Эта история, — неожиданно начала девочка, немного даже смутив учительницу, которая буквально шлепнулась назад на стул, — очень страшная. Она про маленького мальчика, которого звали Тыква.
Мисс Гринби затаила дыхание. Со стороны класса послышался какой-то шорох, но она одним взглядом заставила всех замолчать.


— Тыква, — продолжала Рейли тихим низким голосом, который, однако, звучал вполне отчетливо и совсем не дрожал, — был очень одинок. У него совсем не было друзей. Он был неплохим мальчиком и очень любил играть, но с ним никто не играл из-за его внешности.
Все звали его Тыквой, потому что у него была очень большая голова. По сравнению с остальным телом она росла слишком быстро, и была большой и мягкой. И волосы на ней росли только сверху, совсем немного — всего один клочок, а кожа на голове была мягкая и жирная. Ее можно было даже сжать, чтобы получились складки. И на этой голове, на ее жирном лице, было почти не видно глаз, носа и рта.
Кто-то сказал, что у Тыквы такая голова потому, что его отец работал на атомном заводе, и незадолго до рождения Тыквы у них там случилась какая-то авария. Но ведь это же была не его вина, и не его родителей, которые очень любили сына, хотя и немного побаивались — опять же из-за его вида. Да и он сам, когда смотрел на себя в зеркало, тоже боялся своего вида. Иногда ему хотелось разодрать свое лицо пальцами, изрезать его ножом или упрятать в большой пакет, а сверху написать: «Это я, и я такой же нормальный, как и вы все там».

Временами ему было так плохо, что он хотел разбить свою голову о стену или пойти к железной дороге и положить ее на рельсы, чтобы поезд отрезал ее.
Рейли сделала паузу, и мисс Гринби хотела уже было прервать ее, однако, заметив воцарившуюся в классе гробовую тишину, а также сосредоточенный вид, с которым девочка рассказывала свою историю, решила придержать язык.
— В конце концов Тыкве стало так одиноко, что он решил во что бы то ни стало заиметь друга. Он стал разговаривать с другими учениками в классе — по одному, по очереди с каждым, но все равно никто к нему не хотел даже подходить. Он попробовал еще — все равно никто не подходил. И тогда он перестал даже пытаться.


Как-то раз он расплакался в классе — прямо на уроке истории, и никто, даже учительница, не мог его остановить. Он плакал, и слезы текли по его лицу, совсем как вода стекает по складкам на большой тыкве. Учительница хотела позвать его отца и мать и сказать им, чтобы они забрали своего сына, но даже им было непросто это сделать, потому что он сидел, крепко ухватившись руками за края стула, и все плакал, и плакал. Казалось, что у него не должно было хватить слез для такого плача, и некоторые из его одноклассников подумали даже, что голова у Тыквы наполнена водой. Но все же потом родители увели его домой, где заперли в комнате, и он плакал там, не переставая, целых три дня.
Когда прошли три дня, Тыква вышел из своей комнаты — и глаза его совсем просохли. Улыбнувшись своим уродливым ртом, он сказал, что никогда больше не будет плакать, и что ему хочется снова пойти в школу. Его отец и мать беспокоились, достаточно ли хорошо он себя чувствует, но Тыква знал, что втайне они даже почувствовали облегчение, поскольку его долгое пребывание в доме действовало им на нервы.


В то утро Тыква с улыбкой на лице пришел в школу. В руке он сжимал свой кулечек с завтраком, а голову держал гордо и прямо. И учительница, и другие ученики очень удивились, когда опять увидели его в классе, а потому на некоторое время его оставили в покое.
Но потом, в середине второго урока, один из мальчиков в классе кинул в Тыкву бумажный шарик; потом еще кто-то кинул. Кто-то прошептал, что голова его похожа на тыкву и что ему надо выращивать ее в огороде ко Дню всех святых. «А на День всех святых мы взрежем эту тыкву!» — прокричал кто-то из учеников.


Тыква сидел за своей партой, потом аккуратно достал сумку с едой и принялся ее спокойно разворачивать. Внутри лежали сандвич, в спешке приготовленный его матерью, яблоко и пакетик с печеньем. Он все это выложил на парту, потом достал термос с молоком и тоже поставил его на парту. После всего этого он закрыл сумку и щелкнул замочками.
Потом Тыква встал и прошел к доске, держа в руке эту самую сумочку для еды. Сначала он подошел к двери, закрыл ее, а потом спокойно приблизился к столу учительницы и повернулся лицом к классу. И открыл свою сумочку.
— Мой обед и ужин, — сказал он, — мой ужин и завтрак. Из сумочки он вынул большой кухонный нож.
Все в классе начали кричать.
А потом Тыкву увезли и поместили в одно место…


Сзади неожиданно появилась мисс Гринби.
— Ну вот, время наше подошло к концу, — мягко прервала она девочку, пытаясь изобразить на своем лице улыбку, хотя в душе ей хотелось кричать от боли за этого одинокого ребенка. — Это и в самом деле была очень страшная история. Кто тебе ее рассказал?
В классе стояла мертвая тишина. Глаза Рейли снова уставились в пол.
— Я сама ее придумала, — шепотом проговорила она.
«Надо же, выдумать такое, — подумала мисс Гринби. — Я тебя понимаю, очень хорошо понимаю!» Она похлопала девочку по спине.
— Так, вот твоя кукуруза, можешь сесть на место. Девочка быстро прошла к своей парте и села, отведя глаза в сторону.
Весь класс уставился на нее.
А потом случилось то, отчего сердце мисс Гринби прямо-таки екнуло.
— Клевая история! — воскликнул Рэнди Феффер.
— Клевая!
— Угу-гу-у!
Это Роджер Мэплтон и Джейн Кэмпбел. Сидя за партой, Рейли дрожала всем телом, хотя и продолжала застенчиво улыбаться.
— Клевая история!
Где-то прозвенел звонок.
— Неужели уже урок прошел? — Мисс Гринби взглянула на большие круглые настенные часы. — А ведь и в самом деле. Ну что ж, ребята, по домам? Думаю, всем понравился наш праздник. Но запомните — нельзя есть слишком много конфет!
Из середины класса вверх взметнулась и энергично замахала чья-то рука.
— Да, Клео?
Голубоглазая, с красными веснушками на лице Клео поднялась и спросила:
— Мисс Гринби, я могу объявить, что сегодня вечером у меня дома будет организовано… ну, что-то вроде праздничного мероприятия, что ли, и я приглашаю весь класс к себе?
Мисс Гринби улыбнулась.
— Можешь, Клео, хотя, как мне кажется, тебе осталось не так уж много сказать — все уже все поняли.
— Ну вот, — сказала Клео, с улыбкой глядя на Рейли, — значит, все приглашены.
Рейли улыбнулась ей в ответ и быстро потупила глаза.
Книжки, тетрадки, кульки и конфеты — все смешалось в кучу, полетело в ранцы, вслед за чем маленькая толпа бумажных кошек и призраков, сопровождаемая внимательным взглядом праздничного тыквенного фонаря, устремилась из класса — навстречу приближающимся сумеркам.

Оранжево-черная ночь.
Вот пришел, ступая на двух ногах, черный кот; за ним проследовали два привидения в перкалевых простынях, волоча за ручки бумажные сумки; а вот и низкорослый пришелец из чужих миров. Разыгрался ветер, и по серпантину тротуаров заметались похожие на соревнующиеся машины опавшие листья. В воздухе стоял запах яблок, чувствовалось приближение зимних холодов.
Повсюду маячили тыквенные головы, а над головой висел полумесяц, игриво просвечивающий сквозь клочья высоких, мрачных облаков. Сквозь хитросплетение озябших ветвей слабо поблескивали тысячи желтоватых огоньков, припрятанных в тысячах гирлянд у входов в дома. Отовсюду доносился перезвон дверных звонков — это был час шагающих гоблинов. Все шли по-двое, по-трое, а то и по четыре кряду, эти чудища, соединенные вместе силой притяжения Дня всех святых. Одни группы проходили мимо других групп, поднимались по ступенькам крыльца, спускались по ним, делали страшные рожи, а отовсюду доносилось традиционное «Бу-ууу!». Целый миллион всевозможных «Бу-ууу!», приветствующих наступление ночи.


В один дом прошла компания гоблинов, поднявшись по ступеням крыльца, но наружу так, никто и не вышел. Дверь приоткрылась — сначала самую малость, потом шире, и группа привидений, чародеев и призраков вместо того, чтобы терпеливо дожидаться подношений, которые можно было бы попрятать в свои сумки, проскользнула внутрь, покинув оставшуюся у них за спинами ночь — но лишь затем, чтобы окунуться в другую ночь.
Через холл все прошли на кухню, а оттуда еще по одной лестнице спустились в подвал. Сейчас он неузнаваемо преобразился. Теперь это был уже ад — угольно-черная яма, залитая мрачным, зловещим красноватым светом, льющимся из припрятанных по углам и всевозможным углублениям фонарей. Подвал самого Эдгара Алана По — а вот, кстати, и его портрет, повешенный прямо над кадкой для замачивания яблок, украшенный чучелами воронов с раскрытыми клювами и темными, бездонными глазами, поблескивающими из-под густых перьев. Это был его подвал, а точнее — подвал Маски Красной смерти.
И здесь же находились герои Эдгара По: миниатюрные образы диковинных созданий, вполне зловещие, словно сошедшие со страниц книг, и по размерам достигающие нормального ребенка. Дьяволы всех видов и разрядов в сделанных из папье-маше масках, с копытами и хвостами из красной веревки; стайка диковинных привидений; механический картонный человек; два оборотня; четыре вампира с восковыми зубами; одна мумия; одно морское чудовище о восьми щупальцах; три монстра Франкенштейна; одна невеста того же происхождения; еще одно чудище самого непонятного образа и строения — что-то вроде медузы из полиэтиленовых мешков.
И еще Рейли.
Рейли пришла последней; тихонько, чуть дрожа, проскользнула во входную желтую дверь также последней и еще более тихо спустилась по скрипящим ступеням в подвал Эдгара По. Она проникла туда безмолвной, настороженной кошкой, едва дыша, да и одета была как кошка — в маске с усами, черных колготках и с черным веревочным хвостом; вся черная, чтобы сделаться невидимой в темноте.
Никто не заметил, как она вошла. Лишь черные, словно панцири жуков, глаза По над бадьей с яблоками зафиксировали ее появление.
Именно эта бадья и стала сейчас центром активности всех этих дьяволов, привидений и Франкенштейнов, шумно суетившихся вокруг нее и нетерпеливо дожидавшихся своей очереди в игре под внимательным присмотром глаз писателя.
— Поймал! — прокричал один красный дьявол, с торжествующим видом выхватывая изо рта блестящее яблоко. На нем не было никакой дьявольской маски — просто раскрашенное красным лицо, красное и мокрое от воды в бадье. Это был Питер, один из ехидных мальчишек, задиравших в классе новенькую.
Рейли еще плотнее вжалась всем телом в стену подвала.
— И я поймал! — воскликнул монстр Франкенштейна.
— И я! — крикнула Невеста. Два крепких красных яблока были поднесены к портрету, дабы тот мог удостовериться в факте их существования.
— Я тоже! И я! — закричали дракулы, горбуны и маленькие зеленые человечки.
Призраки и оборотни тоже закричали.
Осталось только одно яблоко.
— Кто еще не пробовал? — прокричала Клео, великолепная в своем ведьмином одеянии. Просто вылитая мисс Гринби в миниатюре. Она ударила метлой по бадье, привлекая всеобщее внимание.
— Кто еще не пробовал?
Рейли хотела спрятаться поглубже в тень, но не успела. Для этого нужна была еще более густая, совсем черная темнота, а так ее заметили.
— Рейли! Рейли! — закричала Клео. — Ну, иди, доставай свое яблоко! Но только зубами!
Под всеобщее улюлюканье девочка выставила перед собой руки — единственные, в которых не было яблока, — и ступила в круг призраков.
Ее охватил ужас. Она дрожала так сильно, что не могла даже держаться за края металлического чана, перед которым неожиданно для себя оказалась. Ей хотелось убежать из этого дома, взбежать по лестнице, пронестись в желтую дверь и скрыться в ночи.
— Окунайся! Окунайся! — нетерпеливо заверещали призраки.
Рейли посмотрела в воду и увидела свое темное отражение, совсем рядом с По, чуть мельтешившее и покосившееся от мелкой ряби из-за плававшего в воде яблока.
— Окунайся! Окунайся! — кричали кругом.
Рейли оторвала взгляд от своего отражения, повернулась, посмотрела на окружавших ее детей.
— Я не хочу!
— Окунайся!.. — хор стал затихать.
Две дюжины холодных глаз всматривались в ее прикрытое маской лицо. За всеми этими маскарадными костюмами и глазами скрывались настоящие призраки.


Кольцо вокруг Рейли стало медленно сжиматься; кто-то не удержался от свистящего смешка. Девочка дрожала, словно зажатый камнем истрепанный листок на сильном ветру.
Клео, единственная из всего круга, вышла вперед, чтобы защитить ее. Она протянула к ней руки.
— Рейли… — успокаивающим голосом начала девочка.
Кольцо решительно сжалось еще на один шаг. Над головами собравшихся в слабом пурпурном свете поблескивали наполнившиеся ожиданием глаза Эдгара По.
Совсем в отчаянии Клео проговорила:
— Рейли, расскажи нам какую-нибудь историю.
Напряжение немного спало, со всех сторон послышалось облегченное «О»!
Рейли поежилась.
— Да, расскажи историю! — сказал кто-то из глубины подвала — то ли оборотень, то ли вампир.
— Пожалуйста, не надо, — взмолилась Рейли. Ее кошачьи усы и кошачий хвост затрепетали. — Я не хочу!
— Историю! Историю! — начал скандировать круг.
— Пожалуйста, не надо!
— Расскажи конец той, первой истории!
Все узнали голос стоявшего позади круга Питера — низкий, требовательный.
И еще раз:
— Да, расскажи!
Рейли зажала ладонями уши.
— Нет!
— Расскажи!
— Нет!
— Расскажи сейчас же!
— Я думала, что вы мне друзья! — воскликнула Рейли с мольбой в голосе, вытягивая перед собой свои кошачьи руки-лапы.
— Рассказывай!


Из горла Рейли вырвался сдавленный крик.
Круг инстинктивно расширился. Все понимали, что теперь она расскажет. Ведь они приказали ей. Чтобы стать одной из них, она должна была подчиняться их приказам.
Клео беспомощно вернулась в круг, оставив Рейли стоять посередине.
Рейли осталась одна и продолжала чуть дрожать. Потом, все так же не поднимая глаз от пола, она успокоилась и на некоторое время застыла на месте. Воцарилась полная тишина. В темном подвале можно было расслышать лишь потрескивание горящей в углу свечи да легкий плеск воды в бадье, колыхавшей одинокое яблоко. Затем она подняла на них отсутствующий, какой-то отрешенный взгляд и заговорила спокойным, тихим голосом.
Девочка начала свой рассказ.
«После этого они увезли Тыкву с собой и поместили его в доме, где живут сумасшедшие. Там день и ночь стоял крик и стоны. Кто-то постоянно вопил, визжал, бился головой о стену или все время плакал. Тыкве было там очень одиноко и очень страшно.
Однако родители Тыквы любили его все же больше, чем он думал. Они решили, что ему нельзя больше оставаться в таком месте. Поэтому они придумали план, хитрый и простой план.
Однажды, придя навестить сына, они нарядили его в какой-то костюм и в таком виде увели с собой. Они увезли его далеко-далеко, где его никто бы не стал искать, на другой конец страны. Там они спрятали его, а сами стали думать, как же ему помочь. После долгих поисков они все же нашли ему доктора.
Доктор тот умел творить чудеса. Два года он бился над головой Тыквы, над его лицом и всем телом; резал это лицо, изменял его. С помощью пластмассы он превратил его в самое настоящее, нормальное лицо. И вообще изменил ему всю голову, даже сделал так, что из нее стали расти обычные волосы. Он сумел изменить ему и фигуру.


Родители Тыквы заплатили доктору кучу денег, он и в самом деле оказался настоящим гением.
Он совершенно изменил Тыкву».
Рейли ненадолго умолкла, в ее глазах вспыхнули огоньки. И призрачный круг вокруг нее, и сам Эдгар По — все слушали, затаив дыхание.
— О!.. — не выдержал кто-то.
— Этот доктор превратил Тыкву в маленькую девочку.
Еще один «призрак» то ли силился сделать глубокий вдох, то ли маленькими порциями выпускал воздух наружу.
Глаза Рейли заблестели еще ярче.
— И теперь Тыкве, хотя он был уже не Тыква, надо было научиться многому, чтобы стать настоящей девочкой. Приходилось быть очень осторожным, когда одеваешься, и когда что-нибудь делаешь. Особенно осторожно надо было вести себя, когда разговариваешь, и вообще стараться вести себя как можно спокойнее. Он всегда очень боялся, вдруг что-то случится, если он не будет вести себя спокойно, вдруг занервничает. Ведь его лицо — красивое, милое лицо было сделано из обычной пластмассы. Но внутри него сидел настоящий Тыква, сидел взаперти и ждал, когда можно будет выйти наружу.


Рейли посмотрела на них, и внезапно ее голос как-то изменился. Он стал жестким, скрипучим. А глаза превратились в тлеющие угли.
— И ему больше всего на свете хотелось иметь друзей.
Кошачья маска слетела с ее лица, а само оно — маленькое девичье личико — вдруг стало мягким, распухшим и продолжало вспухать, как если бы внутри него кто-то надувал воздушный шар. Волосы стали закручиваться на голове, образуя на макушке тугой круглый узел. Все лицо покрылось толстыми складками.
С болезненным, каким-то резиновым звуком лопающегося арбуза голова Рейли внезапно обрела свою прежнюю форму. Ее глаза, уши и нос превратились в мягкие оранжевые треугольнички, а рот стал похож на лениво ухмыляющийся полумесяц. Она задышала тяжело, с натугой, а голос перерос в резкий, сипящий шелест.
— Ему так хотелось иметь друзей.
Медленно, размеренными движениями Рейли потянулась к складкам своего костюма, чтобы достать то, что там было спрятано.
И достала.
В черном подвале под одобрительным взглядом Эдгара По взметнулся дикий, многоголосый крик.
— Мой обед и ужин, — сказала она, — мой ужин и завтрак.

Оставьте свой голос:

122
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

aliaksandra
aliaksandra

какие страшные картинки! лучше я с утра прочитаю)

mama_fishka
mama_fishka

aliaksandra, с утра, в светлой комнате с кучей народу и открытым выходом. И чтобы где-то фоном шел "Аншлаг"

Shimmy_shimmy
Shimmy_shimmy

такие страшные картинки!!!

LI
LI

Какой длинный текст! Я не смогла))

Jylia_Art
Jylia_Art

LI, Я тоже подумала об этом. Надо было сократить.)

LI
LI

Jylia_Art, а что спрятано-то было? А то я только начало и конец осилила))) но интересно))

Jylia_Art
Jylia_Art

LI, Вы меня без ножа режете ☺

LI
LI

Jylia_Art, ))) ну я просто читала-читала, а картинок страшных становилось все больше и больше, а текст все дальше и дальше))) вот я и сдалась))

Lizbeth
Lizbeth

Jylia_Art, это же рассказ, как его сократить? Если люди не в силах прочитать крошечный рассказик, то это их проблема, интересно, а книги их вообще своим размером пугают? о_О Я каждый раз изумляюсь. когда вижу такие вот шаблонные комменты, что текст не прочитал, но зато не поленился об этом рассказать.
А рассказик милый, я как раз вырезаю летучих мышей к Хэллоуину, очень в тему пришелся )))

LI
LI

Lizbeth, ой, извините, что своим "шаблонным комментом" Вас изумила!))) а книги я очень люблю! Но не страшные рассказы со страшными картинками. Вот и такое в жизни бывает)) в вот как раз в силу того, что я, несмотря на мои "шаблонные Комменты", люблю читать - мне не дает покоя развязка. И, кстати, именно поэтому я уже все прочла. Меня вот нравоучительные Комменты изумляют на этом сайте от некоторых Сплетниц. Успехов в вырезании мышей)

Lizbeth
Lizbeth

LI, так и меня нравоучительные комменты изумляют :) Особенно, когда длину текста в чужом посте критикуют.

LI
LI

Lizbeth, а кто критиковал? Вы как-то неправильно истолковали мои сообщения. Я констатировала длину текста и призналась, что не смогла его прочесть в силу определенных причин. Согласитесь, что мы не в публичной библиотеке, все же. Настрой не тот. То, что я не смогла прочесть на Сплетнике какой-то страшный рассказ - совершенно не означает, что я не люблю читать и что у меня шаблонные комменты. Вам не кажется, что это странный вывод о моих читательских способностях ? Причем мною все было написано в очень дружелюбной к автору форме, а Вами - очень категорично.

Lizbeth
Lizbeth

LI, столько волнений вы с сотоварищами, которым тоже многобукв было, развели из-за моего коммента :) Я где-то сказала, что вы не читаете или читать не любите? Просто изумилась тому, что текст такой осилить человек не может, но считает нужным всем об этом поведать ))) Я очень рада, что вы любите читать и т.д, и т.п. Никакие выводы лично о вас не делаю и делать не собираюсь. Разойдемся с миром :)

Tatyana1991
Tatyana1991

Lizbeth, дело в том, что равнять этот текст с художественными произведениями не очень корректно хотя бы потому, что написан он не очень, эм, литературно, весьма бедным языком. Такая pulp литература, и, уверена, на языке оригинала читать это тоже не алё. Так что да, атмосферненько, но я тоже читала, перескакивая.

Lizbeth
Lizbeth

Tatyana1991, а что, "художественное произведение" - это только то, что хорошим языком написано? Увы и ах, всякое мукулатурное чтиво, коим завалены сейчас прилавки, это тоже художественная литература.
Рассказ, конечно же, не надо читать с таким же вниманием, как Анну Каренину. Просто меня изумило, что человек текст прочесть поленился, но сообщить об этом всему миру нужным посчитал. Вот такое несдержанное удивление с моей стороны, приношу извинения.

Tatyana1991
Tatyana1991

Lizbeth, не придирайтесь к словам. Вы написали "а книги тогда их своим размером пугают?", и я объяснила, что литература литературе рознь. Да, это художественное произведение, вы правы, прям ловко половили меня, но написано оно правда весьма скудным и неинтересным языком, скажу прямо, читать эти убогонькие обороты и описания подробно не хочется. Чтобы понять всю суть этого произведения, этого не требуется. Эффект страшилки произвело, и ладно, для того и создан. Я тоже поленилась и не стыжусь.

LI
LI

Tatyana1991, иногда кажется, что тут институт благородных девиц в публичной библиотеке)) а я думала это развлекательный сайт Сплетник, где можно отвлечься, почитать интересные посты и "поболтать" с интересными сплетницами)) ан нет, тут надо сидеть тихо, все читать от корки до корки и упаси Господь признаться "всему миру", что не прочел))

Tatyana1991
Tatyana1991

LI, вас что-то слишком уж задело то, что люди не дочитали, не находите?;) Мы и болтаем, высказываем своё мнение. Кто ж виноват, что в полную силу не удалось восхититься рассказом из-за его дурацкого языка?) Так уж вышло) Это не значит, что сам пост нам не понравился, вот фото подобраны прям молодцом.

LI
LI

Tatyana1991, нет, меня задели некоторые умозаключения и как они были преподнесены :) не люблю такое и сразу злюсь ;))

Tatyana1991
Tatyana1991

LI, на написания этих умозаключений вы сами и натолкнули, написав своё умозаключение " а книги тогда своим размером пугают?", что, я подозреваю, было не очень приятно вашей собеседнице, потому что правда звучало грубовато. Пока вы не начали, никто развёрнуто о качестве рассказа не высказывался, если вы этого не заметили;)

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Оливия Уайлд, Наоми Уоттс и другие на премьере мини-мюзикла "Щелкунчик"
Эмма Стоун, Ева Лонгория и другие гости завтрака Women In Entertainment
Певица Sia и Эрик Андерс Ланг разводятся после двух лет брака
Наталья Водянова, Памела Андерсон и другие на вечеринке Стеллы Маккартни
Модная битва: Сиенна Миллер против Алексы Чанг
Судья отклонил просьбу Брэда Питта о неразглашении деталей опеки над детьми и развода с Анджелиной Джоли
Из пены морской: Анна Нетребко показала фигуру на пляже в Майами
Дима Билан записал новогодний клип на песню "Праздник к нам приходит" совместно с Coca-Cola
Искра, буря, безумие: Дакота Джонсон, Джейми Дорнан, Ким Бейсингер в новом трейлере сиквела "50 оттенков серого"
СМИ: Ким Кардашьян хочет развестись с Канье Уэстом и получить полную опеку над детьми
Леди Гага написала эссе о своем посттравматическом расстройстве и жизни после насилия
Екатерина Вилкова, Катя Добрякова и другие звезды на бьюти-вечеринке
Брэд Питт обвинил Анджелину Джоли в том, что она травмирует психику детей
Последние дни президентства: Барак и Мишель Обама дали совместное интервью
Итоги года от YouTube: караоке с Адель и другие самые популярные видеоролики
Физкультминутка: Шэрон Стоун делает зарядку в маникюрном салоне
Самый молодой премьер Ковент-Гардена Сергей Полунин: за что его полюбил Голливуд
Дональд Трамп стал Человеком года по версии журнала Time