Контент опубликован пользователем сайта

Что читаем

Три мастера кватроченто

8
Три мастера кватроченто

Все, что вы написали, пишете и еще только можете написать, уже давно напечатано в одесской синодальной типографии. Про современное искусство еще куда ни шло, но состязаться с Вазари, Стендалем, Бернсоном, Виктором Никитичем Лазаревым, не говоря о Рёскине, может только умалишенный. Посему выдержки из книги Павла Павловича Муратова "Образы Италии" я привожу почти без правок, лишь с небольшими тезисными ремарками.

Франческо дель Косса

"Если бы от всего прежнего города уцелел лишь один дворец Скифанойя, то и тогда феррарские герцоги заслужили бы оправдание на самом строгом суде истории. На стенах Скифанойя сохранились фрески, которым во многих отношениях нет ничего равного ни в Ломбардии, ни в Умбрии, ни даже в Тоскане. Нигде в другом месте жизнь кватроченто не была такой свободной темой художника. Во Флоренции, в церкви Санта Мария Новелла, Гирляндайо тоже писал эту жизнь, но он все же придерживался канвы библейской истории. Феррарские художники первые научились находить неисчерпаемый источник вдохновения в зрелище окружавшей их жизни, в повседневном течении ее трудов и праздников. Рыцарские традиции двора д'Эстэ помогли им в этом, - это они сделали более стройными формы, более благородными движения, это они сообщили всему оттенок мужественной грации. Это они создали племя гордых и прекрасных людей, достойно увековеченное на стенах Скифанойя.
Фрески Скифанойя были освобождены от покрывавшего их слоя штукатурки в первой половине XIX века. Вопрос об их авторе долгое время был предметом ученых изысканий. Найденный недавно документ положил конец всем спорам; из него явствует, что лучшая и, к счастию, лучше всего сохранившаяся часть росписи Скифанойя принадлежит феррарскому художнику Франческо Косса. Вместе с этим еще недавно совсем неизвестный Косса был справедливо причислен к интереснейшим и крупнейшим художникам XV века. Личность его и до сих пор остается мало выясненной.
Ничего не известно о работах, исполненных Коссой до феррарских фресок. Биографические данные указывают, что в 1470 году, в год окончания росписи Скифанойя, ему могло быть около тридцати лет. Вопрос об артистическом воспитании Коссы остается пока темным. Несомненно одно: искусство Коссы обязано многим счастливому сочетанию двух благотворных влияний. Косса должен был знать фрески, написанные за пятнадцать лет до него Мантеньей в соседней Падуе. И еще больше того: феррарский художник должен был знать и любить работы великого умбро-тосканского мастера Пьеро делла Франческа, который незадолго перед тем жил и писал в Ферраре.
...
Недавно найденный документ, выяснивший автора лучшей части фресок Скифанойя, представляет собой письмо Франческо Коссы к герцогу Борсо. В этом письме художник просит у герцога более справедливой расценки его трудов по росписи Скифанойя. Ему было отказано в этом. Щедрость Борсо потерпела здесь крушение, и он выказывал свою неблагодарность к художнику и свое непонимание искусства. Едва ли можно удивляться этому после того, как стало известным, что просвещеннейшая и умнейшая женщина Возрождения, Изабелла д'Эстэ, предпочитала иногда Мантенье различных посредственностей. Как бы то ни было, история сообщает, что Косса не стерпел обиды и навсегда переселился в Болонью. Несколько его работ сохранилось в этом городе, другие перешли в различные европейские галереи, как, например, чудесная "Осень" в берлинском музее и драгоценные пределлы в новой Ватиканской пинакотеке. Протекшие годы сделали изображаемые им лица суровыми, и стройность его фигур сменилась грузностью. Полнота их жизни ушла куда-то внутрь, точно они замкнулись в себе. Прежняя улыбка безотчетного счастья исчезла безвозвратно. Черты эти особенно выражены в цветном стекле, изображающем св. Иоанна Евангелиста, которое Косса сделал для церкви Сан Джованни ин Монте в Болонье. Лицо автора Апокалипсиса выражает здесь тяжелую и напряженную думу.Такова предсмертная работа художника, который начал с прославления радостей жизни при дворе д'Эстэ. Не говорит ли она о полном испытаний и превратностей пути, который был назначен и этой давно угаснувшей душе? Косса умер рано, не дожив до старости."

 

Козимо Тура

"Фрески на северной стене Скифанойя принято считать теперь работой других, менее замечательных художников Феррарской школы. Среди них могли быть ученики старшего современника и достойного соперника Коссы, Козимо Тура. Произведения Туры, к несчастью, так же редки, как произведения Коссы. Их достаточно, впрочем, для утверждения, что и этот феррарский мастер должен быть называем в числе значительнейших художников XV века, непосредственно за Мантеньей, Беллини и Пьеро делла Франческа. Козимо Тура был товарищем Мантеньи по мастерской Скварчионе в Падуе. Вместе с другими учениками Скварчионе он вынес из Падуи стремление к алмазной твердости, к чеканке формы, к точности будто отлитых из бронзы рельефов. Все это сильно отличает его от Франческо Коссы, в котором падуанские черты мало заметны. Он гораздо ближе к Мантенье первого периода и часто напоминает его своими фантастическими скалистыми пейзажами, узорчатыми ветками на странном металлическом небе и классическими архитектурными мотивами. Но он не похож на Мантенью в главном качестве, определяющем художника, - в чувстве линии. Линия Мантеньи - спокойная и твердая, выражающая всегда какой-либо объем. Линия Туры - запутанная, сложная, вьющаяся, разбивающая все плоскости на отдельные узоры. каждой фигуре Мантеньи чувствуется непреклонная воля и открытый ум. Тура, напротив, всегда глубоко замкнутый, ускользающий, чудной и условный в своих искривленных фигурах, преувеличенной мимике лиц, резких складках одежды и особенно в своих пейзажах. На каменных равнинах Мантеньи еще могло бы обитать какое-то героическое племя людей, но среди винтообразных скал и диких, похожих на сахарную голову, гор, излюбленных Турой, могут жить разве только волшебники и драконы.

...

И еще одна особенность сильно отличает Туру от Коссы. У Коссы всегда все в движении, ясный ритм колеблет его головы даже в спокойных группах. Фигуры Туры всегда неподвижны, они кажутся внезапно окаменевшими в священном ужасе. Поднявшийся на дыбы конь св. Георгия никогда не опустит копыта, всадник никогда не отнимет копья, пронзающего пасть дракона, царевна никогда не опустит поднятых рук. Может быть, в этой прерванности точно внезапно околдованных сном движений и заключается особенная прелесть искусства Туры. От глубоко врезанных причудливых линий его картин трудно оторваться. Наваждение, которое исходит от них, заставляет зрителя забыться так же неподвижно и напряженно, как созданные художником иератические фигуры."

Как колорист Тура не похож ни на одного живописца кватроченто, и это особенно заметно в реставрированных работах. В подборке они много ярче и напоминают всех голландских мастеров разом. В выборе красок с абстрактным (холодным) серебристым подтоном есть всегда что-то драгоценное. Все вместе, утрированные изгибы тканей, анатомически неправдоподобные шеи и кисти рук, элементы стиля Тура предвосхищают работы маньеристов Позднего Возрождения.

Одежда, да и вообще, ткань – это такая аллегория на пространство, в котором живёт человек. Оно искривляется миллионы раз, образуя гористые вельветовые завихрения и глубокие складки, в которых цветовой тон ткани становится темнее. Одежда всегда внетелесна, но вместе с этим есть первое, что наше тело облекает. На холсте невозможно показать событие «в развитии», или рассказать об истории той или вещи или человека. Все эти свешивающиеся и стелющиеся по земле драпировки, это как бы весь сложный и даже в чём-то случайный мир, в котором художник вычленил именно этого человека. Одежда поверх него – хаотичный мир случайностей, и только его существо – постоянство. 

 

Чтобы два раза не вставать и для наглядного сравнения - приемы венецианского живописца той же эпохи, Карло Кривелли. Жеманность линий, чистые, в его случае теплые, цвета, возврат к золотому фону (иконопись), два персональных фетиша - руки и волосы.

 

Оставьте свой голос:

396
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

Linki
Linki

Красиво, и самое странное, у меня такое ощущение, что я все эти полотна видела. Что очень вряд ли.

теннис
теннис

Спасибо большое! Прекрасный пост! Очень красивые иллюсьрации и конечно же текст Муратова- особенный! Как приятно и ценно помимо всего этого гламурнотусовочного трепья иметь вот ракие небольшие, но вдохновляющие мини лекции. Пойду читать Муратова про то же, про Италию и уже про Венецию!

Art_vs_fashion
Art_vs_fashion

Спасибо автору!

TT34
TT34

Спасибо автору. Услада для глаз, пир для души;)))

aloia
aloia

дааа Кривелли просто чумовые руки рисует... и вообще такие мелкие детали - вынос мозга. очень нравится. а вот там где 3 кури и одна с "ротиком" - что это интересно все значит?

aloia
aloia

aloia, кури=руки

malenkytroll
malenkytroll

aloia, снятие с креста

Anita0
Anita0

Спасибо, пост потрясающий!!!

Сейчас на главной

Рене Зеллвегер оказалась в суде по вине своего бойфренда Дойла Брэмхолла
Ксения Собчак, Ляйсан Утяшева, Елена Летучая и другие лауреаты премии "Женщина года"-2016
Барак Обама и его семья разослали свою последнюю рождественскую открытку из Белого дома
Юлия Высоцкая стала "Женщиной года-2016" по версии журнала Glamour
Минутка ретро: уцелевший в страшной катастрофе, или Как Кирк Дуглас получил шанс на вторую жизнь
Дети Филиппа Киркорова и других знаменитостей на открытии океанариума в Москве
Райан Рейнольдс рассказал о дочерях, смене пеленок и Блейк Лайвли
Матильда и Сергей Шнуровы отмечают десять лет своего знакомства
Новая провокация от журнала Love: Барбара Палвин vs Шэрон Стоун
Екатерина Климова, Екатерина Одинцова и другие на открытии бьюти-корнера
Расставания российских звезд в 2016 году: Светлана и Федор Бондарчук, Равшана Куркова и Илья Бачурин и другие
Божена Рынска, Марина Александрова, Юлия Пересильд и другие на театрализованной вечеринке
Вся в делах: Ксения Собчак приняла участие в медиафоруме
Екатерина Климова, Мария Бутырская и другие звезды с детьми на предновогодней вечеринке
Бьюти-гаджеты, на которые не жалко потратиться: от фотоэпилятора до аэрографа для макияжа
Повод для умиления: принц Гарри и Меган Маркл носят одинаковые браслеты
Леди в черном: Натали Портман на вечеринке в Западном Голливуде
Повседневная классика: Дженнифер Энистон в Голливуде