Контент опубликован пользователем сайта

Что читаем

Еще один сказ моей прапрабабушки Кати.

58
Еще один сказ моей прапрабабушки Кати.

Спасибо большое всем вам за теплые отзывы на предыдущий сказ! Предлагаю вам прочитать еще одну историю.

Сказ про то, как Кузьма Васильевич воскрес.

Я на ту пору токо лето как мужней была. Жил от нас по суседству мужик Кузьма Васильевич. Баба-то у его, Настасья, из Немтырёвых. Не скажу, чтоб шибко богаты были, но ничо, хозяйство крепко, мужик-то работящий да уж больно прижимист был.
Бывало мясо продавать в город на базар поедет, почнёт его рубить, и ежели хошь махонькая косточка отлетит, чичас её в карман, а ежели мяса куса кусочек, чичас себе в рот. Мужики-то ему: "Ужо пронесёт тя!" А он им: "Ничо, в русском брюхе и долото сгниёт." Дома-то у его всё на замках было, а ключи на поясе носил. Муку, масло, соль аль другой какой продукт Настасье кажно утро сам выдавал. Девок у их трое было да Митька - парнишка летов десяти. Две старши-то девки уж навыданье. Бывало оне на беседу засобираются да и давай просить: "Тятенька, дай одёжу другу!" Кузьма Васильевич коды даст, а коды скажет: "Нечо зазря хорошу одёжу таскать!" Девки-то поревут да в старой и пойдут. По деревне Кузьма Васильевич идёт, всяку палочку подымет да с собою прихватит. Бабы-то меж собой смеялися: "Он, поди, на двор по нужде сходит и то глядит, куды бы дерьмо с пользою пристроить.


Вот раз, вокурат в жатву, Кузьма Васильевич по какой-то надобности в город ехать собрался. Уж, верно, велика надобность была, коль такой хозяин в страдну пору поехал. Город-то от нас недалече был. Поехал он в ночи, чтоб к обеду воротиться. А утром Настасья токо печку затопила, еще и скотину во двора не согнала, слышит, колокольчик брякнул. Она в окошко глянула, а у ворот ихний Воронок стоит. Настасья подивилася: "Эвон, как Кузьма Васильевич скоро обернулся!" Да чичас всех будить давай: "Дунька, самовар ставь! Нюрка, портянки чисты неси! Маруська, воду готовь! Митька, ступай, лошадь у тятеньки прими!"
Сон-то по утру уж больно сладок. Оне бы так ещё и понежилися да как про тятеньку услыхали, всех, ровно ветром, с постелей сдуло. Уж шибко суров Кузька-то Васильевич был. С им разговор короток: чичас за волосья натаскает. Настасья и сама давай скореечи молоко цедить, хлеб резать, мужу с дороги поснедать надобно.


А тута Митька ворочается да и говорит: "А тятенька-то в телеге лежит, ровно неживой." Настасья на его прикрикнула: "Чо мелешь, Омеля?! Умаялся, поди, тятенька да и почивает ! Режь хлеб, сама пойду!" Вышла за ворота и видит: верно, ровно неживой лежит. Она к ему, за плечо тронула, а он неживой и есть. Настасья-то крикнула да и сама замертво упала. Тута девки с Митькой выскочили, суседи выбежали, Настасью водою давай отливать.
Отлили её, а она и давай голосить: "Кормилец ты наш! На кого ты нас покинул?! На кого оставил?!" Девки тож в голос заревели. Тута уж вся деревня собралася. Бабка Вера к личине Кузьмы Васильевича зеркало приставила да этак-то и сказала: "Без сумленья, неживой!" Настасья сызнова запричитала да на мужа и упала. Тута уж все бабы заревели.
Горе-то како! Енто чичас эвон сколь баб без мужиков живут и ничо, а ране без мужицких рук было не прожить. Настасью насилу от упокойника ее оторвали да в избу увели. Кузьму-то Васильевича тож занесли. Митьку за крёстной послали, крёстна пришла, Кузьму Васильевича обмыли. Ключи с пояса сняли, сундук открыли да оттудова исподне ново достали, костюм тёмно-синий магазинный, сапоги хорошие. Упокойника, ровно жениха, обрядили да на стол положили. А домовины и нету! Уж насилу крёстна Макара Ивановича упросила домовину на завтрева сработать. Время-то страдно, все от мала до велика в поле.


Настасья день погоревала да к поминкам кой-чо поготовила, а на другой день в поле с девкам пошла. В страдну-то пору один день весь год кормит. Крёстна им в помощь своех двух девок прислала. С упокойником прежде дни и ночи сидели, его одного оставлять не можно. Да кто тута сидеть-то станет? Все в поле. Вот Настасья Митьке и наказала: "От тятеньки не отходи!" А Митька-то чо? Малой ещё! Он этак рассудил: "Тятенька неживой, мамоньке-то не скажет. Пойду-ка я в заулочке посижу." Вышел он в заулок да ножиком палочку принялся
строгать.
А Кузьма Васильевич лежал-лежал да и ожил. Опосля старики сказывали, что этаки чудеса и прежде случалися. У одного барина дочка этак в церкви ожила. Видать костлява с косою тож ошибается! Вот и с Кузьмою-то Васильевичем, верно, у ей ошибка вышла. А как разобралися в небёсной-то концелярии, так и отправили его век доживать.
Вот открыл он глаза и понять ничо не могёт да и думает: "А чо енто я на стол-то забрался? А чо я срядный такой?" Сел, в окошко глянул, а солнышко уж к обеду. Тута он шибко подивился: "А чо енто я тута прохлаждаюся?!" Со стола соскочил да в кухню. Глядит - брага поставлена, в квашне тесто подымается. А снеди-то сколь наготовлено! А продукту-то сколь изведено! Он рукою к поясу, а ключей тама и нету. Кузьма Васильевич тута шибко озадачился: "Чо тако-то?! Нешто почиваю я?!" Он в сени, а тама никого. Он на двор, и тама никого. Он в заулок, а тама Митька у заборчика присел да палочку строгает. Тута Кузьма Васильевич на его и накинулся: "Ты чо, раз туды твою мать, без делу прохлаждаешься?!"
А Митька, как тятеньку-то увидал, к заборчику прижался, задрожал весь, побелел, ровно полотно, рот у его разинулся, а глаза на чело вылезли. Глядит Кузьма Васильевич, неладно чо-то с Митькой. Вот он сменил гнев на милость да и спрашивает: "Ты чо, Митенька? Захворал чо ли?" А Митька-то трясётся, слова молвить не могёт. Тута Кузьма Васильевич испужался, нешто Кондрашка парнишку хватил?! Вот он Митьке этак ласково: "Чо ты Митенька?! Чо с тобою, милый?! Я тебя бранить не стану. Хошь, чичас тебе в лавке прямика куплю!" Митька дрожать перестал да на тятеньку во все глаза глядит. Тута Кузьма Васильевич и давай его спрашивать: "А чо, Митенька, ноне у нас праздник какой? Чо снеди-то столь наготовлено?" А Митька этак тихохонько ему отвечает: "Не праздник, а похороны, тятенька." Кузьма Васильевич встревожился: "А кто ж помер-то?!" А Митька ему: "Так ты же и помер, тятенька." Кузьма-то Васильевич и смекает: неладно с головой у парнишки! Да и давай у Митьки этак ласково всё выспрашивать. Митька-то, хошь через пень колоду, да всё и сказал. Тута уж у Кузьмы Васильевича глаза на чело вылезли. Он к Митьке: "Выходит, неживой я чо ли?!" А Митька ему: "Неживой, тятенька." Кузьма Васильевич давай себя оглядывать, да тута его этак и подкинуло. Он и заорал дурным голосом: "Так енто чо же, матка-то в ентом костюме хоронить меня собралася?! Вот дурья башка! Вот курины мозги! Костюм два раза токо и надёваный! А сапоги-то и вовсе новёхоньки! Митька, где матка?!" А тот ему: "Так оне, тятенька, жать с утра пошли." Кузьма Васильевич на Митьку сызнова осерчал: "А ты чо без делу шляешься?!" Митька тут заревел да скрозь слёзы ему: "Так меня-то с тобою сидеть оставили." Кузьма Васильевич тону поубавил: "Ладно, опосля разберёмся - живой я аль нет. А ты без делу не шляйся! Вона, крапиву поросёнку дери!" А Митька: "Так нет уж поросёнка. " Кузьма Васильевич так и опешил: "А куды же он девался-то?!" А Митька ему: "Так тебе на помин души зарезали." Тута уж Кузьма Васильевич не своем голосом заорал: "Вот дура-баба! Не успел помереть, уж всё хозяйство по ветру пустила!" Из заулка-то выскочил да к полю побёг, токо пыль столбом.


А Настасья-то с девкам с утра спины не разгибали. Токо оне отдохнуть да поснедать сели, а Маруська, уж больно глазаста у их была, и говорит: "А кто енто вона по дороге так шибко бежит? Да, навроде, как тятенька наш!" Тута уж все увидали: и, верно, Кузьма Васильевич бежит. Да сердитый-то какой! Девки горохом в хлеб брызнули, заорали, ровно оглашенные. А Кузьма Васильевич давай кулакам грозить да тож орать: "Куды, кобылы, хлеб-то мять! Вертайтесь! Вот ужо космы-то вам с корнем выдеру!" А оне, ровно ополоумели, так через поле к крёстне и похлестали.

Настасья тож было за девкам припустилася. Да куды тама, больно грузна была, на самом краю и свалилася. Кузьма-то Васильевич коршуном на её налетел да орать почал: "Дурья твоя башка! Курины мозги! Токо помер, уж всё хозяйство по ветру пустила! Ты пошто, раз туды твою мать, в костюме-то ентом меня хоронить собралася?! Пошто сапоги-то новы достала?! Митька бы опосля ещё енту одёжу износил!" А Настасья-то за ноги его рукам обхватила, заголосила: "Уж прости меня, Кузьма Васильевич, бабу глупую да неразумную! В чём прикажешь, батюшка, в том и положу!" А Кузьма Васильевич ей: "Куды положишь, дура?!" Настасья-то слёзы платком утирает да отвечает ему: "Знамо дело, куды, батюшка! В домовину! Нешто думашь без домовины тебя похороним?!" Тута Кузьма Васильевич осерчал пуше прежнего: "Нешто и домовину уж сторговала?! Сколь дала за домовину?!" А Настасья ему: "Ещё токо сговорилася с Макаром Ивановичем за мешок пшеницы да за курицу." Кузьма Васильевич ворогом заорал: "За цельный мешок да ещё и за курицу?! Этак ты нас по миру пустишь! Половины мешка - и то много будет! Вор! Чистый вор! Видит, что баба - дура! Вот я его ужо!" Тута развернулся он да к деревне побёг. По деревне бежит, Макара Ивановича на чём свет стоит рюмизит. А в деревне одне старики со старухам немощны сидят на завалинках да за дитям малым приглядывают. Их и на улицу-то уж под руку выводили. А, как увидали оне Кузьму Васильевича, дитёв в охапку схватили да, ровно молоды, в избы побегли. Видано ли дело: упокойник по деревне бегает!
Кузьма-то Васильевич прямиком к Немировской избе. Калитку - ногою, ровно татарин, в заулок ворвался. А Макар Иванович домовину уж тама сколачивает. Как Кузьму Васильевича увидал, так молоток из егойных рук и вывалился. Рукам он замахал да на Кузьму Васильевича: "Чур, меня! Чур!" А Кузьма Васильевич ему: "Ааа! Старый вор! От меня не отчураешься! За енту чо ли домовину-то мешок пшеницы да курицу просишь?! Вот бесстыдна харя!" Макар Иванович в избу кинулся да из-за двери и кричит: "Не тронь меня! Задарма бери! Токо не доработана она ещё!" Кузьма Васильевич малость подобрел: "Эвон каку песню завёл! Ежели задарма, то можно. А коль не доработана, ничо. Сам доработаю." Взвалил домовину на спину, а крышку-то взять не могёт, рук не хватает, да и говорит: "За крышкой опосля зайду."


За калитку выходит, а тама уж вся деревня собралася. Молва-то, ровно птица, летит. Люди в поле работу покидали да на ожившего упокойника глядеть прибегли. А Кузьма Васильевич им: "Чо на помин моей души припёрлися?! Рады, поди, надармовщину-то поснедать да пображничать?!" Люди от его, ровно от чумного, шарахнулися. А тута батюшка с кадилом пришёл, давай молитвы читать да дымом из кадила Кузьму Васильевича окуривать. А Кузьма Васильевич ничо, токо домовину на земь поставил. Батюшка-то кадидом махал, махал, а опосля к Кузьме Васильевичу подошёл, ухо ко груде приложил да этак-то и сказал: "Живой он!"
Тута из-за забора Макар Иванович выскочил да и давай орать: "Живой?! А коль живой, домовину вертай!" А Кузьма Васильевич в домовину вцепился, вертать её не желает. Макар-то Иванович его за бороду, тот его. Насилу их розняли. Тута Настасья подбегла да в ноги мужу повалилася, заревела от радости: "Живой, кормилец! Живой! Слава тебе
Господи!" Кузьма Васильевич поднял Настасью-то да дал ей себя увести.


Кузьма Васильевич опосля поболе двадцати летов ещё прожил. Сказывали, добрее сделался. Да токо, как браги примет, чичас на Настасью орать принимается: всё костюм, сапоги да поросёнка ей простить не мог.

Еще один сказ вы можете прочитать здесь: http://www.spletnik.ru/blogs/chto_chitaem/83501_odin-skaz-moey-praprababushki-kati

Оставьте свой голос:

1166
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

altushik
altushik

Я прям улыбнулась когда ваш пост увидела, пойду читать сказку бабушки Кати перед сном. )) Спасибо!

altushik
altushik

altushik, отдельный плюсище за картинки!

T298
T298

altushik, спасибо!)

Anitra
Anitra

ой кака складна сказочка автор!!!!! спасибо!!!! )))

T298
T298

Anitra, вам спасибо))

ROBr
ROBr

Я уже обожаю Вашу прабабушку! Как здорово, что Вы пишете именно "тем самым" слогом, придает неповторимое "послевкусие" Вашим расказам. Я после первого рассказа его несколько дней из головы выкинуть не могла!

T298
T298

ROBr, спасибо) мама, кстати, была приятно удивлена, когда я ей рассказала про то, что опубликовала на сайте одну из записанных ею историй, а также про массу приятных и теплых отзывов. Вернее, сначала она жутко смутилась, но потом все меня расспрашивала)

ROBr
ROBr

T298, пишите еще, пожалуйста, если есть чем поделиться!
Кстати, мне почему-то ваши рассказы напоминают сказы Бажова))

T298
T298

ROBr, один еще рассказ в заначке есть, а потом буду к маме приставать))

Topatoshka
Topatoshka

ROBr, +100. Cлог и вправду у автора замечательный.Я прямо "слышу" голос закадровый,как в старых советских мультиках-сказках с характерным диалектом.Как жаль что заново (в чем была необходимость не пойму) продублировали их и наши дети уже этого не услышат.

yulia76
yulia76

Ах, какая прелесть! А я только сегодня первый сказ прабабушки Кати из избранного перечитывала!
Такой прекрасный язык, как ручеек течет... Если такое удовольствие читать, то я только могу себе представить, каково слушать!
И вспомнила, как Леонид Филатов свою сказку про Федота читал...

T298
T298

yulia76, спасибо) такой язык теперь, наверно, только в далеких деревнях можно услышать.

yulia76
yulia76

T298, моя бабушка тоже на "трасянке" говорит - смесь русского и белорусского ))

T298
T298

yulia76, белорусский язык очень колоритный, сочный, как мне кажется)

yulia76
yulia76

T298, ну что-то типа: ён прыйшоу учорась, ды кажыць - чавось ты дзверы усе насцяж? А я яму кажу - дык у сцёпцы картопля с хвасолей пагнидла, трэба парерацягваць...

serayamol
serayamol

yulia76, так родственники моего мужа говорят))

T298
T298

yulia76, ну это вообще)) я только "суржик" вживую слышала))

pfiff
pfiff

yulia76, и вправду сочный!

monrealle
monrealle

прикольно:)

T298
T298

monrealle, спасибо)

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Красота в будуаре: Мэрайя Кэри на запуске своей косметической коллекции
Звездный Instagram: благотворительность и шоу Victoria`s Secret
Мэттью МакКонахи с женой Камиллой Алвес и детьми на премьере мультфильма "Путь к славе"
Крис Прэтт, Зоуи Салдана и маленький Грут в новом трейлере фильма "Стражи галактики 2"
Выбираем образ недели: 19.11. - 2.12.
Пять месяцев счастья: Сергей Безруков опубликовал новое фото дочки Маши
В полном составе: Риз Уизерспун с мужем Джимом Тотом и детьми на премьере мультфильма
Дженсен Эклс и Дэннил Харрис стали родителями близнецов
Шикарные формы: новые фотографии Кайли Дженнер в купальнике
Битва платьев: Дженьюари Джонс против Ксении Соловьевой
Рождественские коллекции макияжа: часть I
Мадонна сделала предложение Шону Пенну, оделась в костюм клоуна и раскритиковала Дональда Трампа
Второй этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: самая стильная пара
Иван Ургант, Влад Лисовец, Татьяна Геворкян и другие на открытии бутика
Новый сериал: Евгений Цыганов, Мария Андреева и другие в сериале "София"
Дмитрий Хворостовский отменяет выступления из-за ухудшения здоровья
СМИ: Канье Уэст живет отдельно от Ким Кардашьян и детей
Драка за коляску: Ксения Собчак с Максимом Виторганом и мамой Людмилой Нарусовой на прогулке с сыном