Контент опубликован пользователем сайта

Что читаем

Н. Н. Никулин - "Воспоминания о войне"

117
Н. Н. Никулин - "Воспоминания о войне"

Такие книги нужны не только для того, чтобы знать, что такое война. Они нужны для того, чтобы учиться анализировать и отделять зерна от плевел. Мемуары о войне очень тяжелые, жестокие, и ужасаешься, когда в авторском послесловии говорится: Ужасы войны в ней сглажены, наиболее чудовищные эпизоды просто не упомянуты. Многое выглядит гораздо более мирно, чем в 1941 — 1945 годах. Сейчас я написал бы эти воспоминания совершенно иначе, ничем не сдерживая себя, безжалостней и правдивей, то есть, так как было на самом деле. В 1975 году страх смягчал мое перо. Воспитанный советской военной дисциплиной, которая за каждое лишнее слово карала незамедлительно, безжалостно и сурово, я сознательно и несознательно ограничивал себя В это поверить трудно, настолько же сложно принять эту книгу целиком и полностью без рассуждений. Я бы условно поделила ее сюжет на три взаимосвязанных линии: 1. То, что автор видел своими глазами. 2. То, что он услышал от кого-то, слухи и домыслы, которые он описывает как достоверные факты. 3. То, как автор относится к Советскому союзу в целом и социалистическому строю в частности. Например, он пишет: "За провал боев генералов тогда часто снимали, но вскоре назначали в другую дивизию, иногда с повышением. А дивизии гибли и гибли". Может ли он точно знать о рокировках генералов? Или исключительно по-наслышке? И тем не менее это преподносится как повсеместная практика. Я не говорю, что это было или этого не было. Просто эти сведения - недостоверны. У автора не было допуска к приказам во время войны и после он также не мог проследить, как и почему происходили перестановки в армии. Но эта фраза идет как раз после описания личного столкновения с генералом, а потому может восприниматься как факт, подтвержденный личным опытом. Такой переход от частного к общему характерен для книги. И уже читатель думает, что так было везде. В книге положительных людей можно сосчитать по пальцам. А когда доходит до ввода наших войск в Германию - из положительных остается только автор, который единственный не насиловал немецких женщин. Мне жутко читать его рассказы, но одновременно вот эта позиция "все вокруг делали, а я - нет" и настораживает. Невозможно, чтобы в той толпе, именуемой армией, не было второго такого солдата. То, что творилось - подчинялось закону стадности. Но тут правило такое: либо ты подчиняешься стаду, либо ты не один, кто не идет со всеми. Я, может быть, не очень понятно объяснила. И заранее прошу прощения у тех, чьи чувства задела своей рецензией. Но я не могу читать с четкой мыслью:"Это же писал ветеран, значит спорить с ним и рассуждать не сметь!" Конечно, я сама ничего не знаю о войне (и слава Богу!). Рассказы, которые я слышала, шли из уст оставшихся в тылу. Единственного выжившего прадеда, воевавшего и награжденного, после войны посадили в тюрьму. И он никогда не обсуждал ни войну, ни за что его посадили. Мне не с чем сравнить воспоминания автора. Но я не могу принять книгу целиком и полностью. Слишком неоднозначное впечатление остается. Ссылка на книгу Некоторые цитаты: «Не женское это дело — война. Спору нет, было много героинь, которых можно поставить в пример мужчинам. Но слишком жестоко заставлять женщин испытывать мучения фронта. И если бы только это! Тяжело им было в окружении мужиков. Голодным солдатам, правда, было не до баб, но начальство добивалось своего любыми средствами, от грубого нажима до самых изысканных ухаживаний. Среди множества кавалеров были удальцы на любой вкус: и спеть, и сплясать, и красно поговорить, а для образованных — почитать Блока или Лермонтова... И ехали девушки домой с прибавлением семейства. Кажется, это называлось на языке военных канцелярий «уехать по приказу 009». В нашей части из пятидесяти прибывших в 1942 году к концу войны осталось только два солдата прекрасного пола. Но «уехать по приказу 009» — это самый лучший выход. Бывало хуже. Мне рассказывали, как некий полковник Волков выстраивал женское пополнение и, проходя вдоль строя, отбирал приглянувшихся ему красоток. Такие становились его ППЖ (Полевая передвижная жена. Аббревиатура ППЖ имела в солдатском лексиконе и другое значение. Так называли голодные и истощенные солдаты пустую, водянистую похлебку: «Прощай, половая жизнь»), а если сопротивлялись — на губу, в холодную землянку, на хлеб и воду! Потом крошка шла по рукам, доставалась разным помам и замам. В лучших азиатских традициях!» «Поразительная разница существует между передовой, где льется кровь, где страдание, где смерть, где не поднять головы под пулями и осколками, где голод и страх, непосильная работа, жара летом, мороз зимой, где и жить-то невозможно, — и тылами. Здесь, в тылу, другой мир. Здесь находится начальство, здесь штабы, стоят тяжелые орудия, расположены склады, медсанбаты. Изредка сюда долетают снаряды или сбросит бомбу самолет. Убитые и раненые тут редкость. Не война, а курорт! Те, кто на передовой — не жильцы. Они обречены. Спасение им — лишь ранение. Те, кто в тылу, останутся живы, если их не переведут вперед, когда иссякнут ряды наступающих. Они останутся живы, вернутся домой и со временем составят основу организаций ветеранов. Отрастят животы, обзаведутся лысинами, украсят грудь памятными медалями, орденами и будут рассказывать, как геройски они воевали, как разгромили Гитлера. И сами в это уверуют! Они-то и похоронят светлую память о тех, кто погиб и кто действительно воевал! Они представят войну, о которой сами мало что знают, в романтическом ореоле. Как все было хорошо, как прекрасно! Какие мы герои! И то, что война — ужас, смерть, голод, подлость, подлость и подлость, отойдет на второй план. Настоящие же фронтовики, которых осталось полтора человека, да и те чокнутые, порченые, будут молчать в тряпочку. А начальство, которое тоже в значительной мере останется в живых, погрязнет в склоках: кто воевал хорошо, кто плохо, а вот если бы меня послушали!» «Мемуары, мемуары... Кто их пишет? Какие мемуары могут быть у тех, кто воевал на самом деле? У летчиков, танкистов и прежде всего у пехотинцев? Ранение — смерть, ранение — смерть, ранение — смерть и все! Иного не было. Мемуары пишут те, кто был около войны. Во втором эшелоне, в штабе. Либо продажные писаки, выражавшие официальную точку зрения, согласно которой мы бодро побеждали, а злые фашисты тысячами падали, сраженные нашим метким огнем. Симонов, «честный писатель», что он видел? Его покатали на подводной лодке, разок он сходил в атаку с пехотой, разок — с разведчиками, поглядел на артподготовку — и вот уже он «все увидел» и «все испытал»! (Другие, правда, и этого не видели.) Писал с апломбом, и все это — прикрашенное вранье. А шолоховское «Они сражались за Родину» — просто агитка! О мелких шавках и говорить не приходится.» «Почему же шли на смерть, хотя ясно понимали ее неизбежность? Почему же шли, хотя и не хотели? Шли, не просто страшась смерти, а охваченные ужасом, и все же шли! Раздумывать и обосновывать свои поступки тогда не приходилось. Было не до того. Просто вставали и шли, потому что НАДО! Вежливо выслушивали напутствие политруков — малограмотное переложение дубовых и пустых газетных передовиц — и шли. Вовсе не воодушевленные какими-то идеями или лозунгами, а потому, что НАДО. Так, видимо, ходили умирать и предки наши на Куликовом поле либо под Бородином. Вряд ли размышляли они об исторических перспективах и величии нашего народа... Выйдя на нейтральную полосу, вовсе не кричали «За Родину! За Сталина!», как пишут в романах. Над передовой слышен был хриплый вой и густая матерная брань, пока пули и осколки не затыкали орущие глотки. До Сталина ли было, когда смерть рядом. Откуда же сейчас, в шестидесятые годы, опять возник миф, что победили только благодаря Сталину, под знаменем Сталина? У меня на этот счет нет сомнений. Те, кто победил, либо полегли на поле боя, либо спились, подавленные послевоенными тяготами. Ведь не только война, но и восстановление страны прошло за их счет. Те же из них, кто еще жив, молчат, сломленные. Остались у власти и сохранили силы другие — те, кто загонял людей в лагеря, те, кто гнал в бессмысленные кровавые атаки на войне. Они действовали именем Сталина, они и сейчас кричат об этом. Не было на передовой: «За Сталина!». Комиссары пытались вбить это в наши головы, но в атаках комиссаров не было. Все это накипь...» «Равнодушие к памяти погибших – результат общего озверения нации. Политические аресты многих лет, лагеря, коллективизация, голод уничтожили не только миллионы людей, но и убили веру в добро, справедливость и милосердие. Жестокость к своему народу на войне, миллионные жертвы, с лёгкостью принесённые на полях сражений, - явления того же порядка. Война, которая велась методами концлагерей и коллективизации, не способствовала развитию человечности. Солдатские жизни ни во что не ставились. Главное – воскресить у людей память и уважение к погибшим. Эта задача связана не только с войной, а с гораздо более важными проблемами – возрождением нравственности, морали, борьбой с жестокостью и чёрствостью, подлостью и бездушием, затопившими и захватившими нас. Ведь затаптывание костей не полях сражения – это то же, что и лагеря, коллективизация, дедовщина в современной армии. Никакие памятники и мемориалы не способны передать грандиозность военных потерь, по-настоящему увековечить мириады бессмысленных жертв. Лучшая память им – правда о войне, правдивый рассказ о происходившем, раскрытие архивов». «Войска тем временем перешли границу Германии. Теперь война повернулась ко мне ещё одной неожиданной стороной. Казалось, всё испытано: смерть, голод, обстрелы, непосильная работа, холод. Так ведь нет! Было ещё нечто очень страшное, почти раздавившее меня. Накануне перехода на территорию Рейха, в войска приехали агитаторы. Некоторые в больших чинах. - Смерть за смерть!!! Кровь за кровь!!! Не забудем!!! Не простим!!! Отомстим!!! и так далее пострадали, как всегда, невинные. Бонзы, как всегда, удрали… Без разбору жгли дома, убивали каких-то случайных старух Трупы, трупы, трупы. Немцы, конечно, подонки, но зачем же уподобляться им? Армия унизила себя. Нация унизила себя. Это было самое страшное на войне». Сейчас мне кажутся странными мои тогдашние переживания, но помню отлично: вид поляны, усыпанной вражескими трупами, доставлял мне огромное удовольствие.

Оставьте свой голос:

195
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

yozhka
yozhka

Тяжело.

Solne4naya
Solne4naya

На войне как на войне. Насчет того, что "Мемуары пишут те, кто был около войны." Это не совсем так. Мой дед был артиллеристом-разведчиком. Это те, кто идет вперед между своими и врагами. Смертники короче говоря. Выжил, вернулся. Правда мемуаров не писал.

diligusha
diligusha

и у меня дед артиллерист (не разведчик), был ранен под Харьковом и наверное благодаря этому остался жив

Milushka
Milushka

и мой артиллерист, у меня сохранились его записи, там просто про ход военных действий, без соплей, как сказали бы сейчас

yari4ka
yari4ka

полностью согласна! мой дед выжил во всех голодовках (он 1909 г.р.), гражданскую, сидел, был на передовой всю отечественную, умер только в 94. Всю жизнь был инвалидом. Конечно таких случае не так много, но говорить что все герои-погибли а остальные так себе - как минимум не корректно.
а еще насчет того что лучшие тут же погибали-можно поспорить. Дед рассказывал, что вот привозят молодняк. Старики им говорят так нельзя, так можно, то не делай, иначе смерть, учат в общем. А они молодые дурные и любопытные, в большиснтве сами нарывались - то из окопа засветится, его снайпер снимет, то еще чего накосячит. Так что гибли юнцы, а не лучшие, что конечно же не менее страшно

lisenok
lisenok

Неопытным, конечно, тяжелее.

HarddGirl
HarddGirl

Помню огромное впечатление произвела эта книга на меня в свое время. Читала небольшими отрывками, так как слишком тяжело все это было осознавать. И со многими его выводами согласна, хотя естественно он очень субъективен. Но имеет право. На мой взгляд о ужасах войны надо говорить и нельзя забывать какие страдания выпали на долю простого народа. А то сейчас все больше как-то параду радуются и забывают какой ценой далась нам эта победа.

Solne4naya
Solne4naya

Мы собственных друзей-то описать не можем объективно, о чем речь на войне может быть.. Кто что видел, тот то и описывает. Как увидел, так и описал. Вроде как и "в тылу" звучит как "в безопасности". А в действительности...

lisenok
lisenok

А мне кажется, чем дальше, тем больше баталий типа "вы забыли, какой ценой далась победа". С годами все больше романтизируют и войну и ветеранов: попробуй человеку с орденами слово скажи. Помню, в больнице один дедок пытался пробиться со словами: пустите меня вне очереди, я ветеран! А в очереди другой ветеран сидел, и чуть ли не в драку кинулся: "Какой ты, сученок, ветеран? Ты в полицаях ходил, тебя полгорода знало!"
Сейчас-то большинство участников умерло, никто не подтвердит - рисковал товарищ или нет, может, он всю войну в тылу у каши просидел. И нам ничего не остается, кроме как окружить ореолом романтики и славы всех, оставшихся в живых. Это нормально.
Моя учительница, которая в войну ребенком поседела, говорила, что в день капитуляции Германии все ликовали и радовались, что ужас закончился. Сам ужас никто вспоминать особо не хотел - и это тоже понятно.

Schoene
Schoene

Кстати, насчет ветеранов-полицаев мне совершенно недавно рассказала мама, а ей бабуля раньше. Один из ужасов войны: свои грабили, насиловали, убивали своих же, а потом при подходе красной армии грамотно превращаются в героев-партизан, получали награды и жили среди своих с чистой совестью.
Опять же, кстати, насчет организованных партизанских формирований, под руководством Ковпака, бабуля отзывается очень хорошо. Там была дисциплина. И за грабеж там очень строго наказывали.

Solne4naya
Solne4naya

"Солдатские жизни ни во что не ставились." Ни в какой войне солдатские жизни не ценятся. Горькая правда.

Kiss_a
Kiss_a

Противно брехню читать, честное слово... "Войска тем временем перешли границу Германии. Теперь война повернулась ко мне ещё одной неожиданной стороной. Казалось, всё испытано: смерть, голод, обстрелы, непосильная работа, холод. Так ведь нет! Было ещё нечто очень страшное, почти раздавившее меня. Накануне перехода на территорию Рейха, в войска приехали агитаторы. - Смерть за смерть!!! Кровь за кровь!!! Не забудем!!! Не простим!!! Отомстим!!!"

19 января 1945 г. Сталин подписал специальный приказ «О поведении на территории Германии», который гласил: «Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника. Каждый должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым... Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны».

Приказ был доведен до каждого солдата. В его дополнение и развитие командование и политорганы фронтов, объединений и соединений составляли соответствующие документы.

http://www.perspektivy.info/history /krasnaja_armija_v_jevrope_v_1945_g odu_staryje_i_novyje_stereotipy_vos prijatija_v_rossii_i_na_zapade_2012 -05-04.htm

Solne4naya
Solne4naya

Кисса. ты ужасная женщина =))))))

Kiss_a
Kiss_a

Та шо такое? ))

Solne4naya
Solne4naya

Я в который раз замечаю, везде эмоции-эмоции-эмоции "птичку жалко", и тут ты такая ррраз, и какую-нибудь немодную гадость =))))

Solne4naya
Solne4naya

И что особенно ужасно, с каким-нибудь источником =))))

Kiss_a
Kiss_a

Эмоции не должны превалировать над рассудком ))

lisenok
lisenok

Знаешь, я не уверена, что это на 100% брехня. Я знаю потомков изнасилованных женщин Германии лично. Мародерство, насилие - все это было. И это логично и объяснимо, что не все приказ Сталина исполняли, потому что им через ТАКОЕ пришлось пройти, что сорваться и спятить проще простого. Я даже судить их за это не могу.
Да, это было, НО! В таких ли это было масштабах, как описывает автор? Вот, честно, я не верю, что все вокруг него были говно, один он такой ангельски-правильный. Не верю!

Kiss_a
Kiss_a

Я специально сцылку привела. Там вменяемый историк подробнейшим образом этот вопрос разбирает.

Kiss_a
Kiss_a

Да, и я же спорила, что мародёрство тоже было. Меня про агитаторов возмутило. Лозунги "убей немца, кровь за кровь" тогда, когда бои шли на нашей территории. Тут явная несостыковка с текстом приказа и призывами неких "агитаторов".

Загрузить еще

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Судья отклонил просьбу Брэда Питта о неразглашении деталей опеки над детьми и развода с Анджелиной Джоли
Из пены морской: Анна Нетребко показала фигуру на пляже в Майами
Дима Билан записал новогодний клип на песню "Праздник к нам приходит" совместно с Coca-Cola
Искра, буря, безумие: Дакота Джонсон, Джейми Дорнан, Ким Бейсингер в новом трейлере сиквела "50 оттенков серого"
СМИ: Ким Кардашьян хочет развестись с Канье Уэстом и получить полную опеку над детьми
Леди Гага написала эссе о своем посттравматическом расстройстве и жизни после насилия
Екатерина Вилкова, Катя Добрякова и другие звезды на бьюти-вечеринке
Брэд Питт обвинил Анджелину Джоли в том, что она травмирует психику детей
Последние дни президентства: Барак и Мишель Обама дали совместное интервью
Итоги года от YouTube: караоке с Адель и другие самые популярные видеоролики
Физкультминутка: Шэрон Стоун делает зарядку в маникюрном салоне
Самый молодой премьер Ковент-Гардена Сергей Полунин: за что его полюбил Голливуд
Дональд Трамп стал Человеком года по версии журнала Time
Шик и блеск: новогодняя коллекция Bella Potemkina
Влюбленные в Лондоне: Софи Тернер и Джо Джонас на свидании
Опыт редакции и блогеров SPLETNIK.RU: патчи для области вокруг глаз
Елочка, гори: Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков уже готовы к празднованию Нового года
Любовное настроение: Меган Маркл носит ожерелье с инициалами принца Гарри