Контент опубликован пользователем сайта

Что читаем

Ох уж эти сказочки... Часть 1

15
Ох уж эти сказочки...
Часть 1

Начну сурово, без всяких преамбул и лирических отступлений, о тех авторах, что мне нравятся. Данный пост будет посвящен сказкам, так как больший объем предпочитаемой мной литературы именно этого характера.

Нина Васина

Кроме старой аннотации, тиражируемой из одного источника в другой, я ничего больше о ней не нашла.А я искала!

Новыми книгами Нина Васина нас особенно не радует.Их всегда было 18, 18, 18,18...(я периодически проверяю) Вдруг раз- и 19! и опять затишье.

Первый раз прочитав ее произведения, я была просто в щенячьем восторге

Прекрасный слог,  фантасмагорический сюжет..Все, как я люблю))

Женщины в ее произведениях просто богини.

В конце концов, перечитывая книги в более зрелом возрасте, заметила, что от этого доминирующего доминирования женского пола стала немного уставать.

Однако попытаюсь объяснить, чего это я такой влюбленный , путем размещения отрывка из книг.

Однажды женщина решила спрятаться от Бога. Она сыграла в прятки со смертью и нашла место, куда уходит жизнь, покидая тело. И Бог не смог найти ее. Тогда мужчина сказал, что сам найдет женщину, и этим обидел Бога.

Женщина не найдена. Мужчина наказан. Его распяли: Богу – богово. Первой стала на колени у креста Спрятавшаяся и поклялась, прикасаясь поочередно к своему телу сложенными щепоткой пальцами, что ее голова, живот и руки никогда не забудут Ищущего, а ноги ей нужны свободными.

Ангел Кумус. « Книга о женщинах, мужчинах, детях, животных и богах"

Мужчины: классификация видов, способы приручения, содержания и употребления, или Игры в прятки со смертью в период долларизации всей страны

…дело упрощается в том смысле, что женщины существуют только двух видов. Их классификация не требует особых исследований, подбора терминов и условного определения. Поэтому в отношении мужчин, разнообразие которых говорит как о высокой организованности, так и о примитивном начале, можно применить простейший способ классификации. Для удобства и привлечения воображения тех женщин, которые относятся к Утешительницам (Плакальщицы более игривы и самостоятельны в своих фантазиях), обратимся к миру животных и начнем с особей благородных, но слабых.

Карпелов откидывается на спинку стула, вытирает салфеткой рот и внимательно смотрит на женщину напротив. Ева показывает язык.

– Я дал тебе информацию на некоего Константина Д., а спустя два часа он обратился в травмпункт с огнестрельным ранением в коленную чашечку. Два листа объяснений написал. Оказывается, на него напал на улице негр, отнял бумажник и прострелил колено!

– Что творится на улицах! – качает Ева головой, – Ты только подумай: среди бела дня!

– А если бы ты его убила нечаянно? Допустим, в момент выстрела он бы сидел, и ты бы попала в грудь! Вот если бы ты его убила, он бы не смог написать эти два листа. И я тогда составил бы на тебя рапорт, в котором должен был указать твой интерес к этому человеку! – Карпелов стучит ладонью по столу.

– Так он и сидел! Все дело в направлении выстрела, – распахивает Ева глаза цвета чуть разбавленных чернил.

– Ну Ева, ну я тебя прошу, – склоняется Карпелов к столу, но женщина не дает ему закончить:

– Это я тебя прошу, дубину милицейскую! Можно сказать умоляю, приезжай, пожалуйста, у меня чистый криминал! А ты? Завален работой, перед коллегами стыдно, что за неделю у тебя раскрыто с моей помощью три мошенничества и два убийства?! Да плевала я на такой гадюшник! – Ева шипит, не отпуская зрачками зрачки Карпелова. – И насчет убийств не беспокойся, майор. Я никогда не убью человека. Потому что я профессионал. Это в вашем ведомстве работают такие странные стражи закона, что стрелять по движущейся цели не умеют! Если я сказала, что попаду в средний палец на правой ноге, в него и попаду! А у вас? При попытке к бегству перебито больше, чем осуждено!

– Ладно. Остался последний шанс иметь тебя всегда рядом. Выходи за меня замуж.

– Исключено. Ты – Орел, я – Плакальщица. Мы несовместимы.

– Это из комиксов? – заинтригован Карпелов. – Что еще за Плакальщица?

Ева, очнувшись, несколько секунд рассматривает близкое лицо. Карпелов смущен, но взгляд выдерживает.

– Это долго объяснять. А мне некогда. Короче, я сплю только со Львами и Оленями. Иногда, в моменты особой тоски, с удовольствием дразню Лисов. А что такое Плакальщица… Позвони ближе к ночи, будет время – расскажу.

Орел. Мужчина-воин. В еде, в одежде, в привязанностях совершенно неприхотлив. Пользуется тем, что попадается. Легко расстается с любыми увлечениями ради основного – войны. Мужчина этого типа может долго и терпеливо ждать востребования своих основных качеств, он может жить нормальной скучной жизнью и обзавестись семьей (для семьи выбираются только Утешительницы), занимать самое примитивное положение в обществе, и в силу своего немногословия и внутреннего благородства не создавать впечатления ждущего. Те же, кому придется пользоваться услугами Орла-воина, могут положиться на него во всем. Никто из воинов-Муравьев, Лисов, Волков или Воронов не достигает совершенства Орла в умении воевать. Для расслабления, временных утех и военной дружбы выбираются Плакальщицы. Орел позволяет собой командовать в случае, если желающий иметь Орла в подчинении превзойдет его способности и умения хотя бы в чем-то (лучше стреляет, или плавает, переносит боль, может зашить самому себе рану так, чтобы не занести инфекцию, и так далее). Энергетически – донор. В сексуальных играх особого смысла не видит, они должны максимально полно и быстро удовлетворить потребности отдыхающего воина в половых нуждах. И для Плакальщиц и для Утешительниц любые интересы и привязанности к Орлам противопоказаны. К первым Орлы относятся либо как к проституткам, либо как к воинам, а вторых бросают не задумываясь, как только прозвучит армейская труба.

Лев. Мощь, внутренняя сила и категорическая неприспосабливаемость. Территорию обитания (привязанности, увлечения, критерии и нормы жизни) определяет раз и навсегда, любые посягательства на нее воспринимает как сигнал к войне, ненавидит долго и неистово, но прощенному гарантируется "потеря памяти" по поводу его "плохого поступка". Любое увлечение или дело доводит в своей исполнительности до абсурда, препятствия преодолевает с исступленным страданием, потому что весьма ленив. Этот тип мужчины очень удобен для отдыха, спокойного благополучия и флирта. В лачуге или на троне Лев – истинный царь, который в своем исступленном желании властвовать настолько могущественен, насколько и беззащитен. Он вредит себе подозрительностью, ревностью, маниакально воспринимая любой контакт с людьми как попытку посягнуть на его территорию. Поэтому почти все Львы одиноки. Они не имеют друзей. Вариант с Плакальщицами категорически опасен для обоих. Утешительницы подбираются трудно и болезненно: Лев – однолюб. Энергетически – нейтрален. В сексуальных играх – экспериментатор.

Олень. Отличается красотой и глуповатым благородством (глупое благородство – не путать с благородной глупостью – отягощено множеством условностей и ритуалов поведения, взвешиванием всех возможностей выйти из ситуации бескровно, не теряя надменности и напускной отрешенности, даже если придется драться). Хотя некоторые драки предусмотрены, но они должны быть условно определены, как брачные. Такой мужчина в спорах за женщину либо за семейную территорию, выставит перед собой свой самый великолепный отросток, например – рога (ум, эрудицию, мускулы, спортивные достижения, и так далее – по воображению. Красноречие Оленям не свойственно) и согласится вступить непосредственно в выяснения отношений, только когда ему продемонстрируют что-то подобное. Молчалив, немного тугодум, в основном выбирает Утешительниц и с удовольствием пользуется их упорством в достижении цели и оптимизмом. Трудно приручаем Плакальщицами, но при наличии у женщины хитрости и азарта может стать надежным спутником жизни из тех, которых с удовольствием демонстрируют днем и используют по собственному усмотрению ночью. Редко выходит из себя, надежен в защите, дисциплинирован. Вынослив в неприятностях, если есть рядом человек, способный оценить вслух его усилия, в одиночестве впадает в хандру и запои. Энергетически – донор. В сексуальных играх консервативен, встречаются однолюбы.

Шпион, которого я убила

Ненавидеть можно что угодно и сколь угодно сильно, но Наденька была уверена, что никто не может так ненавидеть музыку в сочетании с ослом и лошадью, как ненавидит она. Услышав партитуру «Дон Кихота», она могла запросто свалиться в импровизированном припадке минут на пять. Иногда это было не совсем искренне, иногда это наигрывалось с талантливым нахлестом истерики, но всегда к горлу комком подкатывала тошнота, всегда — по-настоящему, с сильным слюноотделением, хотя, к примеру, к ослам в зоопарке она отвращения не испытывала, а на лошади могла даже иногда прокатиться.

Стоя с сигаретой у открытых ворот подвального этажа, Наденька с мазохистским вниманием наблюдала отгрузку осла и лошади. Подкатили трап, из фургона кто-то невидимый уговаривал лошадь выйти, а когда показалась флегматичная сонная морда осла с полуопущенными веками и обвисшими ушами, Наденька нервно затушила сигарету о стену.

— Кормили осла? — Она подошла к сопровождающему неслышно, он вздрогнул, и, почувствовав его испуг, дернула поводья старая спокойная лошадь.

— Я дал ему печенье, — сознался сопровождающий, уставившись на Наденьку с некоторым испугом. — Я только перевожу их, ничего про кормление не знаю. Мне никто не говорил. — Он повысил голос.

— Ну и чего уставился? Печенье… — Наденька качнула тремя фиолетово-красными хвостиками волос на макушке. Глаз ее мужчина видеть не мог, потому что они прятались за круглыми черными стеклышками «слепых» очков, но ярко-малиновые губы поджались, демонстрируя достаточное для такого лоха презрение. Наденька раздула ноздри, вдыхая уже знакомый запах стойла, конского пота и чуть приторный — ослиной шкуры в тепле, и от этого вздоха шевельнулась серьга в ее правой ноздре.

Мужчина хотел что-то сказать, но по рельсам подкатили открытый вагончик, переместили трап, и ему надо было отойти, чтобы завести животных в вагончик и поставить поудобней. Оглянувшись, он незаметно сунул одно печенье в напряженные холодные губы осла, а другое — в теплые и мягкие лошади, спрыгнул, протянул администратору театра бумагу на подпись.

…она настолько не замечает себя в себе, что постоянно теряется, и только сильное физическое возбуждение заставляет ее вдруг обнаруживаться в потном угаре наслаждения и пугаться восторга собственного существования…

Наденька уходила по слабо освещенному коридору подвала с изгибающимися полосками рельсов. На повороте она попалась кому-то из рабочих, и слышно было, как человек вскрикнул, а потом ругнулся и сплюнул, упомянув черта.

Перед самым спектаклем она прошла вдоль сцены, проводя ладонью по опущенному занавесу. Этот момент она любила в театре больше всего. Занавес пошел от ее руки волной, словно тяжелая разноцветная вода. Затопал ногами и беззвучно заорал помощник режиссера с пульта сбоку сцены. Наденька показала ему язык, еще раз потрогала тяжелую ткань, успокаивая, приоткрыла, не сразу обнаружив, тонкую щель и глянула в зал. Словно из другого измерения, накатывающий ярким свечением люстры, позолотой и красным бархатом, на нее дохнул приглушенным разговором и запахом духов просыпающийся лев — капризное и жестокое животное, требующее развлечений. По приказу помрежа его ассистентка оттащила Наденьку от занавеса, заботливо заправила щель и сурово погрозила сухим искривленным пальцем, но глаза ее смотрели весело.

— Что ж ты, опять сегодня за уборщицу сцены?

Наденька промолчала, кусая губы. Сегодняшний спектакль был внеплановый, сорокапятилетняя Жизель подхватила насморк, потом кашель, «Дон Кихота» поставили третий раз за месяц. А Наденька соглашалась на уборку сцены, только когда «Дон Кихот» был не чаще двух раз.

— Не злись, может, сегодня у осла случится запор.

— А у лошади понос, да? — повысила голос Наденька, но смеха сдержать не смогла, обняла старую балерину, и они посмеялись вместе, в который раз поражаясь очередности извержения экскрементов: осел и лошадь делали это исключительно по очереди. Никогда — вместе. Но осел — чаще.

На сцену, постукивая пуантами, высыпали балерины.

В пачках, с диадемами в подготовленных прическах, они смешно смотрелись, разогреваясь в шерстяных с накатом рейтузах. Прима не разминалась, была уже без рейтуз и, исследовательски уставившись в пол, мерила сцену мелкими шажками. У Наденьки сильней застучало сердце: она не просмотрела доски. Прима подняла два или три гвоздя, нашла в сумраке кулис глазами круглые черные стеклышки очков и, чеканя шаг, пошла жаловаться помрежу. В прошлом месяце балерина во время спектакля оступилась на упавшем после монтировки декораций гвозде. Шум поднялся страшный. Вся режиссерская бригада постановочной части по обслуживанию сцены была уволена. С тех пор уборщик сцены должен был, кроме необходимой уборки, обязательно просматривать сцену перед самым спектаклем. Наденька же предпочла пойти покурить и встретить фургон с лошадью и ослом. Прислушиваясь к потрескиванию в динамике, она ждала злобного шипения помощника режиссера — его пульт находился с той стороны сцены, но все было спокойно.

— зрелище искусственно до тех пор, пока не зацепит случайно или намеренным усилием таланта краешек вечности, тогда оно — не иллюзия, тогда оно уже замена жизни, но только для тех счастливцев, которые умеют воображать…

Это то, что касается "Женщины-апельсина".Те книги, которые вне серии, тоже не менее чудесны. Как вам , например, это? 

Красная Шапочка, черные чулочки

Девочка с необычным именем Нефила отправляется в гости к бабушке. Как в доброй старой сказке, на ней – красная шапочка, в руке – корзинка с пирожками. Серого волка девочка не встречает, но зато натыкается в лесу на двух странных субъектов, один из которых тяжело ранен и вскоре умирает. А его приятель, увидев Нефилу, предложил ей… выйти за него замуж, согласившись любезно подождать, пока девочка закончит школу. А что, подумала Нефила, почему бы не выйти? И вышла. Красивый и богатый муж – что еще нужно вчерашней школьнице?

Свадебную ткань привезли только к трем часам дня. Самолет опоздал. Я была спокойна, как дохлая рыба – просто валялась в гостиной на диване с десяти утра (назначенное время бракосочетания), пила мартини, ела виноград и красную икру. На мне были черные ажурные чулки, красные туфли на тончайших каблучках, черный кружевной лиф, выгодно выпячивающий мою грудь наружу, и алые шелковые трусы-юбочка. Без четырех метров мадагаскарского шелка я наотрез отказывалась слезть с дивана – не то что надеть на выбор любое платье из трех срочно доставленных из салонов для новобрачных.
– А мы не будем нервничать, – сказал жених. – Мы будем вспоминать нашу первую встречу. – И глаза у него при этом стали задумчивые-задумчивые.
У меня отменный жених – высок, красив собой, богат, а что самое главное – ценит в человеке принцип. Вот сказала я, что пойду под венец только в мадагаскарском шелке и что это для меня принципиально, и теперь нужно вывернуться наизнанку на этом диване, стараться не смотреть на огромные воздушные облака свадебной роскоши, развешенные в гостиной, плеваться косточками и терпеливо ждать исполнения желания. Чтобы не потерять легкий – почти незаметный – оттенок уважения в его глазах.

– Нет, ты не подумай, я понимаю, что этот самый шелк обязательно красив и, если судить по цене, стоит дороже золота, но птичка моя, ей-богу, я одну тряпку от другой отличаю только по цвету. Может, для разрядки, примеришь парочку браслетов и колье?
– Невозможно, – покачала я головой. – Никак не возможно. На фоне такого шелка бриллианты смотрятся, как осколки хрусталя.
– Знаешь, если бы я мог взглянуть хотя бы на лоскут этого загадочного шелка. Тебе, конечно, видней…
– Я сама его никогда в глаза не видела.

Но, как вскоре выяснилось, ее супруг, которого зовут Гамлет, решает для себя вопросы в духе: быть или не быть – он должен срочно достать очень крупную сумму денег, иначе есть риск погибнуть в самом расцвете сил. Но одному ему, без помощи Нефилы, с этой проблемой, конечно, не справиться…

Без Нефилы Гамлет не справится, все будет хорошо.

Плавно переходим к следующей книге

Анатолий Королев

«Змея в зеркале, на дне корзины с гостинцами, которую несет в руке Красная Шапочка, бегущая через лес по волчьей тропе», она же "Инстинкт №5", она же "Охота на ясновидца"

Великому Ясновидцу, генералу психотронной разведки, угрожает смерть — и он знает, что она придет к нему в обличье юной красотки. Всемогущий маг делает все, чтобы уничтожить врага, но рок приближается.«Охота на ясновидца» Анатолия Королева - интеллектуальный мистический детектив с элементами триллера. Или триллер с элементами детектива - трудно сказать. Изощренно-витиеватый путь главных персонажей полон загадок и мистических знаков, страшных приключений (описанных с жуткой реалистичностью и детальностью). 

 На анонс обращать внимания не будем, он не описывает происходящего совершенно.

Книга великолепная. Шикарная! Вызывающая у меня слюноотделение и желание перечитать вновь.Когда добираешься до финала, мир переворачивается с ног на голову.

Судьба главной героини, выросшей в детском доме, такова, что ей постоянно приходится бороться за право выжить. Главные решения своей жизни девушка определяет путем гадания на книге сказок Шарля Перро. Подобно Красной Шапочке, она идёт на встречу с волком, однако что это будет за встреча и кто ещё подстерегает девушку в её нелёгком путешествии? Кто разрушил Олимп?

Моя история слишком непроста, чтобы рассказывать о ней наспех. С самого рождения меня злобно преследует рок. У меня не было никаких шансов спастись. И все же я победила. О, это жуткая история — первый раз меня хотели шлепнуть, когда мне было всего три годика. Вот почему мне хочется все рассказать, чтобы освободиться от прошлого. Сколько раз я просыпалась от чувства — мой палец на притопленном спусковом крючке, револьвер вот-вот пальнет в тайного врага.

Но я опять забегаю вперед. Так вот, скажу сразу, я еще совсем молода для таких исповедей. Мне, наверное, лет двадцать пять. Я не знаю ни точной даты своего рождения, ни настоящего имени, которое мне тогда дали, ни места где я родилась. Но я не сирота. Одно из первых воспоминаний — это мамины поцелуи. Она достает меня из уютной кроватки и страстно целует в щечки. Я начинаю плакать, а затем улыбаюсь. Ее волосы приятно ласкают лицо, а кожа пахнет чудесной свежестью цветов. Почему-то ее глаза блестят от слез… Помню черную собаку с острыми ушами, она сидит в золотом кресле, как человек, положив лапы на стол, смотрит на меня сердитыми глазами и тихо и зло рычит, я снова плачу, вдруг меня подхватывают чьи-то сильные руки. Это мужчина с белыми волосами до плеч. Как приятно обнимать его загорелую шею. Отец поднимает меня к потолку на сильных руках, страшно, но я смеюсь от счастья, видно как он сильно любит свою крошку… Помню остров куда мы втроем едем на быстроходной лодке через синее море, там песок и пальмы, а на пляже стоят маленькие каменные пушки… Вдруг я остаюсь одна. Хорошо помню бесконечный день в пустом доме, это огромный и прекрасный дом полный красивых вещей, ветер колышет легкие шторы на высоких окнах, я боюсь их шелковых прикосновений, я брожу из комнаты в комнату — значит мне уже три или четыре годика — в мертвой тишине, и на мой громкий плач: — я хочу есть — никто не отзывается. Внезапно входит страшный человек, он весь черного цвета, у него черные руки и черное лицо, хотя сам он весь в белом. Он идет, ступая на цыпочках, и кого-то ищет. В его руке шприц, а я страшно боюсь уколов. Может быть он ищет меня? Я прячусь под столиком накрытым длинной скатертью. Прячусь и смотрю на его ботинки через желтую бахрому кистей. Вот он ступает на леопардовую шкуру, которая лежит рядом со столиком. Черные лаковые ботинки на белых леопардовых пятнах! Это так страшно. Вдруг в комнату вбегает черный пес и… находит меня. Страшная морда заглядывает под скатерть, от ужаса я вырубаюсь и больше ничего не помню… Затем картина жизни резко меняется. Теперь я живу не одна, вокруг много-много детей, они противные и злые, а вместо уютной постельки в спальне я сплю в большой зале, где кроме моей еще много других детских кроваток. Мне все время страшно. Особенно ночью, когда в окна залы смотрит луна и вся спальня разлинована черно-белыми полосами. А еще все время хочется есть. И сколько я ни плачу, родители никогда уже не приходят. Они меня бросили! За что?… Потом другой противный дом полный детей, затем еще один, затем третий. Это воспитательные дома для детей-сирот. Я ни с кем не дружу. Всех ненавижу. Веду себя дерзко. Однажды укусила за руку воспитательницу. Нам не разрешалось ворочаться с боку на бок, когда мы засыпали. А еще требовали, чтобы руки во сне всегда лежали поверх одеяла. Услышав скрип койки дежурная воспиталка вбегала в палату и, отыскав виновную, вытаскивала в одной ночной рубашке в коридор, стоять босиком на холодном полу полчаса с подушкой на вытянутых руках. Как я ненавидела эти подушки — на застеленных кроватках они должны были стоять одинаковым у всех треугольничком, на который повязывался пионерский галстук. Мою постель всегда перетряхивали и заставляли застилать заново по три-четыре раза. А затем еще оставляли без обеда. Так вот эта воспиталка по кличке Гадюка Ивановна вытащила меня в коридор, хотя я не ворочалась, и держала руки поверх одеяла, вытащила и стала тихо бить по голове костяшками пальцев. Я озверела от несправедливости и укусила ее руку до крови. Тогда меня запирают на весь день в пустой темной комнате. Это первое наказание в моей жизни. Но я уже не плачу. Я уже знаю, что моих родителей нигде нет, что никто больше в щечки не расцелует. И вдруг из дыры в полу вылезает мерзкая крыса, я вскакиваю на кровать и кричу. Крыса сама пугается такого вопля и убегает под землю. А за дверью слышится смех дежурной, которая смотрит в комнату через отверстие в железной двери. Ну, гады! Смейтесь! Но я ни за что не заплачу! Я только сильней стискиваю зубы… Последний детский дом был самым противным: унылое уродливое здание на пустыре, решетки на окнах, туалетная вонь на всех трех этажах, запах хлорки, злые, жадные, лживые девочки и мальчики. Здесь я пошла в школу, здесь прошли три самых ужасных года моей жизни. У меня всего одна подружка — немая девочка с голубыми глазами. Она может ходить по ночам с закрытыми глазами. Я пробую ей подражать, но натыкаюсь на предметы. Ее зовут Верочка по прозвищу Веревочка, потому что фамилия ее — Веревкина. Однажды она открывает мне тайну — она умеет говорить, но притворяется немой, чтобы меньше наказывали. И еще она не хочет учиться. Мы дружим еще крепче. Я учу ее считалоч-ке-заговору от беды: экете пекете чукете ме, абуль фа-будь, дуль сане… Я первой ей рассказываю о том, что жила раньше в красивом доме с белыми шторами и плавала на остров, что у меня были игрушки.

А теперь у меня всего две своих вещи — маленькое круглое зеркальце, да пустой флакон из-под духов, который я нашла и который до сих пор чудесно пахнет, как кожа моей мамы. И еще я свистнула книжку из школьной библиотеки — это сказки Перро, я прячу ее под матрасом. Моя любимая сказка о Золушке и принце, о том как она потеряла на бале хрустальную туфельку и чем все это кончилось. Это маленькая дешевая книжечка в красной картонной обложке, где страницы исчерканы карандашом, а рисунки подклеены с обратной стороны страницами из другой книжки.

Я читаю ее и стараюсь не плакать. Фиг вам, паскуды! И вдруг все снова меняется, как по мановению волшебной палочки. Сима! тебя к директору… Меня тогда звали Симой. А фамилия моя была Крюкова. Я упираюсь, я ни в чем не провинилась, но меня тащат силой, а там — в кабинете директора, — меня внезапно начинает обнимать и целовать незнакомая женщина с золотыми зубами. Она кажется мне жуткой старухой. Кроме того, меня так давно не ласкали, что я чуть не вскрикнула… но от незнакомки пахнет тем самым дивным запахом цветочной свежести, каким веяло от маминой кожи, и не так робко и печально, как из пустого флакона, а сильно и страстно… и я замираю в объятьях старухи, как пойманный зверек. Директор заявляет, что меня отыскала близкая родственница и я буду исключена из интерната. Я молчу, я уже согласна, я даже позорно держусь за чужую руку, от которой так чудесно пахнет.

С тех пор «Ревийон» — мои любимые духи.

— Никакая ты не Сима! — заявляет тут же тетушка Магда, — ты Элиза! Элиза Розмарин! Я чуть не грохнулась на пол от неожиданности. И она увозит меня из противного двора на красивой черной машине, прочь от гадкого дома, на зависть всем девчонкам, что глазеют на нас из окон мерзкой тюрьмы. Я только лишь забежала на минутку попрощаться с Веревочкой. Узнав, что я уезжаю навсегда, она разрыдалась и принялась меня колотить от отчаяния: зачем ты меня бросаешь? возьми меня с собой! ты гадкая, гадкая! предательница! я тебя никогда не прощу! назло тебе не буду больше расти!

Высшее общество, дипломаты, шпионы, мессир, ученик чародея, злая мачеха, циркачи, девочка-сомнабула и красавец-злодей по имени Марс.

Есть еще странная прибалтийская старушка, но позднее писатель испугался ее странности и убрал из последней редакции текста. 

По стилю похоже на "Американские боги" Н.Геймана. Очень похоже. Даже бы хотела сравнить, а какой же автор оказался первопроходцем?

Теперь перейдем к еще одному моему любимому писателю. Автор весьма известен, и наверняка у меня окажутся единомышленники. Это Терри Пратчет. Я нежно люблю все его книги (кроме последних, написанных в соавторстве). Но мое сердце безоговорочно отдано серии о Тиффани Болит. 

Там, где крутые склоны Овцепикских гор переходят в зеленые холмы предгорий, находится страна Мел. И живет в этой стране одна маленькая девочка по имени Тиффани Болит, обладающая необычным складом ума.
Она может стать могущественной ведьмой. Но на Мелу ведьм не любят. Их и нет в этой стране, потому что местный Барон приказал топить всех ведьм. Тем не менее…
Тиффани защищает не всю планету, а всего лишь Меловые Равнины, но это действительно ее мир, за пределами которого она, ни разу еще не была. Это холмы, по которым всю жизнь бродила с овечьей отарой и двумя пастушьими собаками ее молчаливая бабушка, это Земля-под-Волной, которая когда-то была дном древнего моря...
 История юной ведьмы Тиффани Болен и маленького волшебного народца, совершенно не похожего на милых сказочных эльфов. Но однажды, в течении всего нескольких дней, кельдой клана была человеческая девочка...

Из книги "Феи и как избежать встречи с ними" мисс Проникации Тик
                                             Нак Мак Фигл 
      (которых также называют Пиктси, Вольные мальцы, Маленький народ и Лица (или Неизвестные Лица), вероятно вооруженные). 
      Нак Мак Фигл - самая опасная разновидность фей. Они особенно опасны в пьяном состоянии. Излюбленное времяпровождение Нак Мак Фигл - пьянство, потасовки и воровство. Они крадут практически все, что не прибито к полу гвоздями. А то, что прибито, они уносят вместе с гвоздями. 
      Тем не менее, те, кому удалось пережить встречу с ними, рассказывают, что фиглы также на удивление преданы, сильны, целеустремленны и, по своим меркам, моральны - (например, они никогда не воруют у тех, у кого красть нечего.) 
      Фиглы обычно носят килты, который шьются из первой попавшейся старой тряпки, поскольку принадлежность к клану определяется не по одежде, а по татуировкам. Иногда на нем может быть надет шлем из кроличьего черепа. Фиглы любят украшать свои бороды и прически перьями, бусинками и всем, что придется им по вкусу. У фигла всегда с собой меч, но он нужен больше для вида, потому что предпочитает бить ботинками и головой. 
      История и религия 
      Тайна происхождения Нак Мак Фиглов затеряна в знаменитой Мгле Веков. Говорят, что Королева Фей выгнала их из Страны Фей потому, что они протестовали против ее злобной и тиранической власти. Также говорят, что их выгнали за беспробудное пьянство. 
      .Фиглы читают дневник Тиффани))

Роб перевернул шелестящие страницы и ухмыльнулся.

— Ага, вот она начертала здеся: — О боже, мои фиглы опять залезли сюда. — прочитал он. Это заявление было встречено аплодисментами.

— Ах, что за любезна дивчина, что так про нас начертала. — сказал Билли Подбородище. — Можно поглядать?

Он прочитал — О боже мой, фиглы опять залезли сюда.

— Ага… — сказал он. Билли пришел вместе с Дженни из клана Долгого Озера. Их клан лучше ладил с чтением и письмом, и он к тому же был гоннаглем, так что ему неплохо удавалось и то, и другое.

Фиглы Мелового Холма, с другой стороны, лучше ладили с пьянством, воровстом и драками, и Робу Всякограбу особенно удавались все три вида деятельности. Но он научился читать и писать, потому что Дженни попросила его об этом. Билли знал, что Роб проявлял больше оптимизма, чем точности. Кода же ему попадалось длинное предложение, он обычно читал первые несколько слов, а затем пытался отгадать оставшиеся.

— Читально ремесло — уразуметь, что слова молвить хотят, так? — спросил Роб.

— Айе, мабудь. — сказал Величий Ян. — Зришь ли ты там слува, что молвят, мил ли карге нашей тот мешок с дерьмом в камянистом замке?

— Какой у тя склад ро-ман-тичен. — сказал Роб. — А вот те ответ — сие мне неведомо. Потому, как шифруют они письмена свои. Вот дрянна штука для читая. И нормальны слува то не прочитаешь, не то что заплутанные.

— Дурной погляд за нами будет, коли велика карга начнет парнями бошку забивать. — сказал Величий Ян.

— Аей, но парень ожаниться не захочет. — сказал Ангюс Слегка с Приветом.

— Могет захотеть, в один день. — сказал Билли Подбородище, любимым занятием котрого было наблюдать за людьми. 

— Жанятся? — с изумлением спросили фиглы.

— О, айе.

— Они хотят жаницца?

— Многие из них, айе. — ответил Билли.

— И с пити, красти и лупити покончить?

— Эй, эй, мне дозволено трошки пити, красти и лупити! — вставил Роб Всякограб.

— Айе, Роб, но мы не могем не замечать, что должон ты также делать Объяснятки. — заметил Вулли Валенок.

Толпа согласно закивала. Для фиглов Объяснятки были темным лесом. Очень сложным делом.

— А когда возвертаемся мы с пити, красти и лупити, Дженни дает те Поджимати губок, — продолжил Вулли Валенок.

Стон прошел по толпе фиглов. — Ооооо, зберегите нас от Поджимати губок!

— И еще Складывати ручки, — продолжал Вулли, который уже сам себя запугал.

— Ооооо, вейли, вейли, вейли, Складывати ручки! — закричали фиглы, рвя на себе волосы.

— Не говоря о Постучати ножкой… — тут Вулли остановился, не желая даже думать о Постучати ножкой.

— Аааах, Оооох! Только не Постучати ножкой! — кое-кто из фиглов начал биться головой о деревья.

— Айе, аей, аей, НО! — с отчаянием сказал Роб. — что вам не ведомо — потаенная часть супружества!

Фиглы переглянулись. Воцарилась тишина, прерванная шумом падения небольшого деревца.

— Мы ни о чем таком не слыхивали, Роб. — сказал Великучий Ян.

— То не диво. Кто ж вам поведает? Вы не оженатые. Не уразуметь вам по-етить-ской семь-и-трии всего дела. Станьте-ка округ, а я вам поведаю…

Роб огляделся по сторонам, чтобы проверить, не наблюдает ли за ним кто-нибудь еще, кроме пяти сотен фиглов, и продолжил: — Вишь… Сперва мы пити, лупити и красти, лады. А когда вертаемся мы на курган, то пора настает для постучати ножкой…

— Ооооо!

— И сложити ручки…

— Ааааа!

— И, конечно, поджимати губки и- завязали стенати доколь бошки вам не посшибаю!

Все фиглы немедленно затихли, кроме одного:

— О, вейли, вейли, вейли! Оооооох! Ааааа! Поджимати… губ…

Он замолчал и огляделся по сторонам в замешательстве.

— Вулли Валенок! — сказал Роб Всякограб с ледяным спокойствием.

— Айе, Роб?

— Я те сказывал о поре, когда треба слушать о чем я толкую?

— Айе, Роб?

— Ныне такая пора пришла.

Вулли Валенок повесил голову — Прощения просим, Роб.

— Айе! Так о чем я бишь… О, айе… у нас губки, ручки и ножки, так? А затем…

— Объяснятки! — сказал Вулли Валенок.

— Айе! — резко сказал Роб. — Кто-нить из вас замарашек сподобится на Объяснятки?

Он поглядел по сторонам.

Фиглы попятились.

— Эй, эй, мне дозволено трошки пити, красти и лупити! — вставил Роб Всякограб.

Совершенно чарующая история про то, как 13-летняя Тиффани Болит отправилась в Ланкр, обучаться ведовству у старой ведьмы мисс Тенеты. Поздней осенью мисс Тенета отвела Тиффани в лес, чтобы понаблюдать за темным Танцем Морриса, приветствующим зиму. Несмотря на запрет, Тиффани пускается в пляс, не в силах противостоять магии танца, и занимает пустующее место в ряде танцующих — место, которое предназначалось не для неё, а для самой Госпожи Лето. Зимних Дел Мастер, в честь которого исполнялся танец, принял Тиффани за богиню лета и полюбил её.  

Она рванулась вперед и впрыгнула в танец.

Танцоры не сводили с нее глаз, а она подпрыгивала и кружила между ними, каждый раз оказываясь там, где никого не было. Барабаны управляли ее ногами, она ступала туда, куда посылал ее ритм.

И затем…

… появился кто-то еще.

Словно кто-то стоял позади нее, но также, будто кто-то был перед ней, рядом с ней, над ней, под ней — все сразу.

Танцоры застыли на месте, но мир продолжал вращаться. Люди превратились в тени, в черные силуэты в темноте. Барабаны замолчали и в течении одного бесконечного мгновения Тиффани плавно и бесшумно поворачивалась: руки вытянуты, ноги не касаются земли, лицо повернуто к звездам, холодным, как лед, и острым, как иглы. Это было… изумительным ощущением.

Голос сказал:

— Кто Ты?

У него было эхо или, возможно, два человека одновременно произнесли это.

Бой барабанов внезапно вернулся, и все шестеро мужчин столкнулись с ней

Пока конец первой части. Если вас не напугал могучий поток моего сознания, продолжу. Написано в хронологическом порядке, то, что я читала давным-давно идет в первой. Пусть вас не пугают приведенные мной для ознакомления отрывки, все не так страшно)) просто у меня довольно специфический вкус.

Спасибо за внимание! И пусть сказки всегда будут в нашей жизни

Обновлено 24/04/16 11:58:

 

Оставьте свой голос:

99
+

Комментарии 

Войдите, чтобы прокомментировать

elena_dokuchaewa
elena_dokuchaewa

девочки, прошу прощения, пост срезался.Надо драбатывать

kattrin
kattrin

Добавила в избранное, чтобы не забыть прочесть)))

elena_dokuchaewa
elena_dokuchaewa

какой-то кошмар.
видео нормально не вставляется. текст полностью не влазит.
все лишнее поудаляла и все равно не входит

Stavrida
Stavrida

Вот у Пратчетта эту серию как раз и не читала. А вообще из подобных авторов моё сердце отдано Нилу Гейману и книге Игры Демиургов-был пост про неё на Сплетнике, так и подсела: читала и перечитываю. Вроде ничего особенного, сюжет избит, повествование банальное, но там демиурги такие милые, что оторваться не могу.

elena_dokuchaewa
elena_dokuchaewa

Stavrida, а я по-моему не читала Демиургов.Хотя думала, что прочитала у него все))
Спасибо!

elena_dokuchaewa
elena_dokuchaewa

Stavrida, все, поняла.Это не Гейман, это Петр Бормор

Surovaya_Pravda
Surovaya_Pravda

Ушла заказывать книги!

bellacallen
bellacallen

Ааа, Нина Васина! Скупила все, что нашла в магазинах. Мое любимое - "Алые паруса бабушки Ассоль"

Marusya19
Marusya19

Спасибо за пост))). Мои любимцы Матушка Ветровоск и Смерть))))

elena_dokuchaewa
elena_dokuchaewa

Marusya19, про матушку Ветровоск новости у меня весьма печальные((

Marusya19
Marusya19

elena_dokuchaewa, подскажите в какой книге, возможно я специально пропустила печальный момент, уж очень мне нравится эта бабулька.

elena_dokuchaewa
elena_dokuchaewa

Marusya19, вы не читали.Это самая последняя книга про Тиффани (и вообще последняя Пратчетта) - "Пастушья корона".

Marusya19
Marusya19

elena_dokuchaewa, спасибо, не понимаю как я пропустила.

irinas
irinas

прочитав странный отрывок из книги Королева Охота на ясновидца меня сожгло любопытство.
пришлось прочесть.

ну что ж.
это совершенное нечто.
даже не знаю как описать.
полет фантазии очень любопытен.
раздражало лишь то, что автор постоянно использует одинаковые слова в описании чего-либо.
(например, лилейный - слово, не часто встречающееся у других, здесь употребляется практически в качестве единственного возможного при описании чего-либо "лилейного" ;)
в моментах, когда рассказ ведется от лица девушки, очень чувствуется, что написано мужчиной.

но самое мое большое разочарование - это то, что в лихо закрученном сюжете остались недосказанными многие моменты.
повествование итак полно аллегорий и возможно я отношусь к тем читателям, кому в конце рассказа нужно все разжевать как и почему и положить в рот (ага, по-этому люблю Конан-Дойля, как Шерлок все расставляет по местам в конце), по-этому спешное и сложное описание в конце что и как вызвало лишь кучу вопросов и с этим легкую нотку недовольства.

все ж признаюсь, - было интересно.
возможно даже спрошу чего-либо подобного.

irinas
irinas

особенно понравилась мне полная фантастичность происходящего на фоне реальности.
то есть никакой открытой чертовщины нет.
то есть она есть, но вместе с тем и нет ее вовсе.

Войдите, чтобы прокомментировать

Сейчас на главной

Итоги года от Instagram: Селена Гомес и Криштиану Роналду — авторы самых популярных фотографий

Итоги года от Instagram: Селена Гомес и Криштиану Роналду — авторы самых популярных фотографий

Новости 11556 22
Кристина Орбакайте, Виктория Лопырева и другие отметили начало зимы на вечеринке

Кристина Орбакайте, Виктория Лопырева и другие отметили начало зимы на вечеринке

Светская жизнь 11933 18
Дочь Ренаты Литвиновой и Константин Хабенский в фильме для благотворительного проекта Светланы Бондарчук: видео

Дочь Ренаты Литвиновой и Константин Хабенский в фильме для благотворительного проекта Светланы Бондарчук: видео

Наше кино 6663 21
Кристен Стюарт снялась в клипе The Rolling Stones на песню Ride 'Em On Down: встреча с зеброй и сексуальные танцы

Кристен Стюарт снялась в клипе The Rolling Stones на песню Ride 'Em On Down: встреча с зеброй и сексуальные танцы

Шоу-бизнес 10868 42
Серое ей к лицу: беременная Натали Портман на премьере фильма "Джеки" в Вашингтоне

Серое ей к лицу: беременная Натали Портман на премьере фильма "Джеки" в Вашингтоне

Звездный стиль 9301 28
Степан и Елизавета Михалковы, семья Новиковых и другие на открытии гастрономического фестиваля

Степан и Елизавета Михалковы, семья Новиковых и другие на открытии гастрономического фестиваля

Светская жизнь 16367 69
Анастасия Стоцкая, Яна Рудковская, Юлия Барановская на дне рождения дочери Филиппа Киркорова: новые фото

Анастасия Стоцкая, Яна Рудковская, Юлия Барановская на дне рождения дочери Филиппа Киркорова: новые фото

Звездные дети 23172 18
Рождественские коллекции макияжа: часть I
Мадонна сделала предложение Шону Пенну, оделась в костюм клоуна и раскритиковала Дональда Трампа
Второй этап конкурса "Самые стильные в России-2017" по версии HELLO!: самая стильная пара
Иван Ургант, Влад Лисовец, Татьяна Геворкян и другие на открытии бутика
Новый сериал: Евгений Цыганов, Мария Андреева и другие в сериале "София"
Дмитрий Хворостовский отменяет выступления из-за ухудшения здоровья
СМИ: Канье Уэст живет отдельно от Ким Кардашьян и детей
Драка за коляску: Ксения Собчак с Максимом Виторганом и мамой Людмилой Нарусовой на прогулке с сыном
Мода в моменте: Виктория Бекхэм присоединилась к флешмобу Mannequin Challenge
Шнур, Филипп Киркоров, Елка на церемонии вручения премий "Высшая лига"
Мила Кунис и Эштон Катчер сообщили имя новорожденного сына
Битва платьев: Светлана Бондарчук против Екатерины Мухиной
Регина Тодоренко выпустила сольный альбом Fire и клип на одноименную песню
Барак Обама и Ева Лонгория спели на ежегодной церемонии зажжения огней на рождественской елке
Минутка ретро: короткая любовь Фрэнка Синатры и Миа Фэрроу, или Почему актриса лишилась своих длинных волос
Риз Уизерспун и Николь Кидман в трейлере сериала "Большая маленькая ложь"
58-летняя Шэрон Стоун отдыхает с новым бойфрендом Лонни Купером на острове Сен-Барт
Косметичка бьюти-редактора Cosmopolitan Beauty: что выбирает Алиса Дробот